Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

С течением времени «баскетбол с тенью», как это называл сам Кобе, вышел в свет. Правда, уже в другом месте. В еще одном небольшом итальянском городке, Пистое, в местную команду которого и перешел Джо Брайант. Вновь выступая во втором дивизионе, бывшая легенда Филадельфии ни в чем себя не ограничивал. Он все так же нездорово увлекался дриблингом, быстрыми отрывами и прочими неортодоксальными для «больших» той поры вещами. При этом со скудным уровнем конкуренции умудрялся штамповать внушительную статистику. В частности, однажды настрелял аж 70 очков. И пока Джо бил рекорды результативности, подспудно неплохо зарабатывая, его сын начал выходить на паркет. Пока – только в перерывах. Наверняка вы не раз видели, как в паузах футбольных или баскетбольных матчей на поле/площадке появляются дети. Когда-то таким ребенком и был Брайант.

Во время больших перерывов Кобе играл с воображаемыми оппонентами до тех пор, пока его буквально не выгоняли с площадки. Судьи давали худощавому мальчугану мяч и во время тайм-аутов. Конечно, длительность пауз в европейском баскетболе не идет ни в какое сравнения с НБА-шными аналогами с вечной рекламой. Но и этого хватало для нескольких бросков из-под кольца и парочки штрафных. После чего Кобе вновь возвращался к роли болл-боя. «Мне, опять же, повезло. Ведь я находился близко к площадке – и лучше понимал все нюансы. С какой скоростью идет игра, сколько в ней физической борьбы и т.д.», – отметил позже сам Кобе. Заодно же будущая легенда «Лейкерс» раз за разом оказывался в центре внимания. Что, как оказалось, пришлось ему по душе. По крайней мере, очевидцы вспоминают, что порой мальчишка вытирал паркет даже тогда, когда не нужно. Просто чтобы насладиться взором публики.

Зрители же отвечали мальчику взаимностью, бурно реагируя на его перформансы в перерыве. «Фанаты в Америке не идут ни в какое сравнения с итальянцами. Последние буквально помешаны на спорте», – поведал Леон Дуглас, который играл вместе с Джо в «Пистое». Вторила Леону и его девушка, которую местные болельщики скромной команды впечатлили куда больше, нежели баскетбольная Мекка – Madison Square Garden. «В Штатах далеко не все даже смотрят матч как таковой», – рассказала она. Наконец, даже Рон Артес… простите, Метта Уорлд Пис позвонил Брайанту после первого же матча в Италии: «Теперь я понял, что ты имел ввиду. Болельщики здесь – это что-то с чем-то».

Возможно, именно вовлеченность болельщиков и влюбила Кобе в итальянский баскетбол. И далеко не секрет, что любимым игроком итальянских лиг для Брайанта был Майк Д’Антони, в то время зажигавший в «Милане».

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

24 истории о Кобе. Болл-бой, Д’Антони, Мэджик и первая реклама в 9 лет

Однако и на просмотры матчей НБА Кобе, конечно, не забивал. Напротив, он насмотрелся достаточно, чтобы понимать невысокий уровень команды отца. О чем он, конечно, не уставал напоминать во время поездок в клубном автобусе – традиции, которая продолжилась и на новом месте: «Когда вырасту, покажу вам, как надо играть». Но пока же Кобе соревновался либо с самим собой, либо куда менее талантливыми и работоспособными ровесниками, либо с отцом. «Конечно, я помню Кобе. Прекрасно помню всю прекрасную семью Брайантов, – рассказывал бывший игрок «Пистои» с причудливой фамилией Капоне. – После тренировок либо матчей Джо уделял время сыну. Под пристальным вниманием отца Кобе тренировал ведение и броски. Они веселились, но в то же время тренировка была достаточно серьезной. Помню, мы еще говорили Джо, мол, оставь ты его в покое, это же всего лишь мальчик. Но, возможно, без таких занятий с профессиональным игроком не было бы того Кобе, которого мы знаем».

Логично, что набивший немало шишек Джо стремился уберечь сына от повторения его ошибок. Но, конечно, интерес отца был лишь малой толикой безудержной мотивации Кобе: «На самом деле, не было такого, чтобы отец приходил ко мне и показывал, что нужно делать. Я подходил сам, когда нуждался в совете».

***

Роберто Малтинти был одним из владельцев «Пистои». Он вспоминает, как в 9-летнем возрасте Кобе, по сути, получил первое рекламное соглашение. В то время лига устроила Матч Всех Звезд в Риме. Кобе же вызвался побыть бол-боем на нем. Малтинти дал одобрение, но при одном условии – мальчик должен быть надеть свитер с рекламой бизнеса владельца. Кобе согласился, но также не за просто так: «Я хочу красный велосипед». Получив желаемое, Кобе периодически приезжал на школьную площадку, где играл с ребятами постарше. Если же их не было – он, как всегда, тренировался один. «Он приезжал со школы, делал «домашку» и шел играть, притворяясь доктором Джеем», – вспоминал уже упомянутый Дуглас.

Что до «Пистои», то игра Дугласа и Брайанта-старшего помогла команде добиться коммерческих целей. Уже в следующем сезоне они переехали в новый 5-тысячный комплекс, который, само собой, почти всегда забивался до отказа. В немалой степени – благодаря Джо, умудрившемуся дважды за сезон настрелять 50 очков. Само собой, Малтинти и другие владельцы стремились сохранить Джеллибина. Однако банально не смогли перебить предложение «Реджо-Эмилии».

24 истории о Кобе. Болл-бой, Д’Антони, Мэджик и первая реклама в 9 лет

На новом месте Кобе вновь пошел по привычному кругу. Он снова гонял мяч за юношескую команду. Он снова тренировался больше всех ровесников. Как следствие, он снова был самым талантливым и умелым игроком на площадке. И, как следствие, он вновь действовал крайне эгоистично. Что, конечно, лишь провоцировало его юных одноклубников: «Однажды они сказали мне, что, конечно, я хорош здесь. Но в Америке все будет по-другому».

Как оказалось, мальцы не ошиблись. Каждое лето семья Брайантов возвращалась в Филадельфию, где Кобе пробовал силы в лиге Сонни Хилла (о ней мы вскользь упоминали в одном из прошлых материалов). При этом дебют Кобе в лиге, мягко говоря, не задался. За весь турнир 11-летний Брайант не набрал ни одного очка. Конечно, его выставили с парнями постарше, но все же…

Впрочем, даже чудовищный дебют в лиге не поколебал решимости будущей суперзвезды. Уже 11-летним Кобе не видел для себя иной судьбы, кроме как выступлений в НБА. Что, к слову, тогда удивляло всех причастных к лиге Сонни Хилла. Как ни крути, та лига не готовила профессионалов. Скорее она помогала убрать юнцов с улиц, а заодно через спорт привить им дисциплину и чувство локтя. «Мне говорили, что не следует так концентрироваться на мечте о НБА. Ведь она сбывается у одного из миллиона. Я же отвечал, что и хочу быть этим одним. В конце концов, у Майкла же получилось. Как и у Мэджика. Почему у меня не выйдет? К тому же отец вместе с дядей проводили со мной много времени. Они работали над моим броском, защитой, игре на подборах и многому другому. Вдобавок, они мотивировали на упорный труд», – вспоминал Кобе.  

24 истории о Кобе. Болл-бой, Д’Антони, Мэджик и первая реклама в 9 лет

***

Несмотря на то, что Брайантам в целом пришлась по душе жизнь в Европе, постепенно подходило время возвращаться домой. В августе 1991-го, впрочем, Джо полагал, что сможет провести еще пару сезонов на профессиональном уровне. Пусть даже и не в Италии. Пребывание Брайантов на Апеннинском полуострове омрачилось событием, поставившем на уши все баскетбольное сообщество. Поздним осенним вечером родители Джо позвонили, чтобы сообщить сыну ошеломляющую весть – у Мэджика Джонсона обнаружили ВИЧ. Следующим утром о недуге кумира узнал и Кобе. Стоит ли говорить, что для 13-летнего паренька то был шок? Он рыдал, почти не ел и долго не мог прийти в себя: «Я просто пытался понять хоть что-нибудь. В то время ведь мало кто знал о ВИЧ что-либо конкретное. Я нашел пару книг, даже взял в прокате образовательный фильм об этом. То было тяжелое время. Я просто не мог поверить в случившееся».

Сейчас, конечно, достаточно сложно понять эмоции баскетбольного сообщества в то время. Как ни крути, нынче Мэджик как всегда лучезарен, а над историей его болезни даже смеялись в «Саус Парке». Тогда же диагноз Джонсона воспринимали не иначе, как приговор. Не стоит забывать, что именно в 1991-м погиб Фредди Меркьюри – и, само собой, многие считали, что это предзнаменование судьбы Мэджика.

24 истории о Кобе. Болл-бой, Д’Антони, Мэджик и первая реклама в 9 лет

Что касается Кобе, то он проводил детство, воображая о том, как сразиться с кумирами на площадке. Теперь же дуэль с Мэджиком виделась практически нереальной. В будущем, правда, Кобе всего ненамного разминулся с Джонсоном. Мэджик окончательно завершил карьеру аккурат перед приходом Брайанта в лигу…

Что же до осени 1991-го, то ее Джо Брайант начал в составе еще одной скромной команды, но на сей раз из Франции. Как оказалось, то было началом конца его профессиональной карьеры. Пока дети ходили в швейцарскую школу аккурат за границей, Джо размышлял, что ему делать дальше. Ведь у него не было высшего образования, да и в целом, помимо баскетбола, он ничем не промышлял. Игра на профессиональном уровне была единственным его занятием на протяжении 16 лет. Но все же время подошло. Джо передал незримую эстафетную палочку сыну. В ноябре 1991-го Брайанты вернулись домой. Где Кобе принялся за написание следующей главы его жизни. На сей раз – в школе Лоуэр Мэрион…

24 истории о Кобе. Как папа Джо от копов убегал

24 истории о Кобе. Как Брайанты оказались в Италии

24 истории о Кобе. Уроки эгоизма, итальянского, одиночества, Джордана и балета

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/morozpokozhe/2772064.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9 + 1 =