Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Итак, осенью 91-го семейка Брайантов вернулась домой. Домой в самом широком смысле – в старый-добрый домишко в пригороде Филадельфии. Что представлял из себя 13-летний Кобе в то время? Он вымахал до шести футов (чуть более 180 см) и, конечно, не растерял былого азарта. Напротив, одержимость развивалась так же стремительно, как и баскетбольное мастерство. Это, к слову, почувствовал и Джо Брайант. Теперь их спарринги один-на-один ничем не уступали знаменитой сцене из «Его игры». Помимо этого, с Кобе частенько практиковался и сосед Брайантов, Робби Шварц. Конечно, не столь талантливый, как будущая легенда «Лейкерс». Но не менее работоспособный. Мальчуганы периодически отрабатывали броски и время от времени играли один-на-один на всю площадку. Дуэли обычно заканчивались со счетом в стиле 100:10. Понятно, в чью пользу.

Само собой, излишняя агрессивность Кобе не всегда шла тому на пользу. К примеру, тренеры средней школы терпеть не могли зазнавшегося подростка, нервно реагировавшего на каждую замену. Настолько нервно, что Джо приходилось успокаивать сына тирадами на итальянском.

Помимо же игры в школе и во дворе, Кобе периодически вызывал на дуэль ровесников и парней постарше, дабы как следует надрать им пятую точку. Легенды гласят, что Брайант выходил победителем каждый раз. Верить им или нет – выбор каждого.

Как бы то ни было, вскоре по окрестностям пошел слушок о талантливом пареньке – сыне бывшего игрока «76-х». Молва достигла ушей в том числе Грегга Даунера – тренера старшей школы Лоуэр Мэрион. «Однажды я отправился посмотреть на его игру вживую. И не могу сказать, что это было шоу одного актера. Он то садился на скамейку, то возвращался в игру. Поэтому я толком и не смог его рассмотреть. Он был высоким, но в то же время худощавым – около 60 кг. Ну и, конечно, он всегда хотел быть с мячом», – вспоминал коуч. Что же представляла команда Даунера в то время? Последний раз чемпионами штата она стала аж в 1943-м. «В Лоуэр Мэрион я пришел в 1990-м. В то время баскетбольная программа школы переживала что-то вроде перестройки. О чем мне, к слову, честно сказали на собеседовании. Мне рассказывали об истории, когда из-за академической неуспеваемости некоторых игроков команде пришлось выступать вчетвером. Однажды она проиграла 13:54, не набрав ни одного очка во второй половине», – опять же, подевал Даунер. В общем, терять было нечего. Руки тренера были абсолютно развязаны. В том числе и для того, чтобы пригласить на тренировку 13-летнего тощего паренька. Который, разумеется, пришел с отцом. То, к слову, стало приятной неожиданностью для Даунера. В недавнем прошлом тот играл и сам – правда, лишь в третьем студенческом дивизионе. Однако еще до университетских времен он фанател от «76-х». В основном от Дага Коллинза, но и воспоминания о Джеллибине, конечно, еще не выветрились.   

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Под пристальным же взглядом отца Кобе проявил лучшие качества, впечатлив и будущих партнеров по команде, и тренера. Последний даже предложил 13-летнему пареньку сразиться один-на-один. Каково же было удивление Даунера, когда тренер вышел из дуэли проигравшим. Впрочем, вряд ли он расстроился. Скорее, напротив. Понял, что свалившийся на него как снежный ком вундеркинд потенциально способен вывести школьную команду на новый уровень.

***

24 истории о Кобе. Мат сапожника, проблемы с коленями и дуэль, определившая будущее

До дебюта же в Лоуэр Мэрион младший Брайант, как обычно, пробовал силы в лиге Сонни Хилла. Однако тот год стал без преувеличения знаменательным. Именно тогда Кобе встретил Донни Карра, соперничество с которым пройдет красной линией через множество наших историй. Кем был этот Карр? Точно такой же развитый не по годам подросток. В итоге что Кобе, что Карр играли в лиге с парнями на несколько лет старше.

Само собой, как и многие в округе, Карр был наслышан о сыне Джеллибина: «Но, сказать честно, сперва Кобе не сильно впечатлил. Он был высоким и худым. Носил два наколенника. Само собой, он все так же быстро рос. Поэтому тело за ним не успевало. Его колени часто болели, поэтому иногда он бегал на прямых ногах». Боль же в коленях – прямое следствие болезни Осгуда-Шляттера. Той еще дряни, забравшей у нас немало талантливых спортсменов еще в юные годы. Благо Кобе не оказался в их числе. Но в то время проблемы, конечно, давали о себе знать. Из-за боли Брайант передвигался достаточно медленно. Поэтому мог выйти на бросок, по сути, лишь через серию показов и других обманных маневров. «Конечно, мы видели потенциал. Но в то же время не заметили ничего сверхординарного. В то время, повторюсь, он не был взрывным и атлетичным. Наоборот, он словно двигался в замедленной съемке. На всякий случай мы не говорили ему это в лицо, но в то время мы не верили, что ажиотаж вокруг парня был оправдан, – вспоминал Карр. – Впрочем, именно тогда началось наше противостояние. С трэш-тока и прочего. Кобе вырос в пригороде, где «обитает» средний и высокий классы. Но матерился он похлеще парней из куда менее благополучных районов. Не знаю, был ли он искренен или просто пытался «затесаться в компанию». Как бы то ни было, многих трэш-ток выбивает из колеи. Но Кобе он лишь мотивировал».

«Да, в лиге было весело, – вспоминал Кобе. – Иногда за нашей игрой наблюдали парни из университета Темпл, потому что мы играли в их зале. В частности, иногда мы встречали Эдди Джонса и Аарона Макки. Если они играли после нас, я оставался. Эдди часто выбирал меня к себе в команду». По иронии, спустя какое-то время Эдди станет одноклубником Кобе. Аарон же – соперником в финале НБА. Однако в начале 90-х, конечно, сложно было представить такой расклад.

***

24 истории о Кобе. Мат сапожника, проблемы с коленями и дуэль, определившая будущее

В первые же недели в Лоуэр Мэрион будущий 5-кратный чемпион НБА впечатлил тренера. В первую очередь – рабочей этикой. Кобе без конца играл в баскетбол. Работал с железом. Бегал. Наконец, задался целью ни разу не проиграть на тренировке.

«Когда я понял, насколько хорош может быть Кобе, начал нанимать неплохих в прошлом игроков в тренерский штаб. Для того, чтобы они опекали Брайанта на тренировках, доставляя тому трудности и тем самым заставляя развиваться», – поведал Грегг Даунер. Первым таким ассистентом стал Джимми Кисерман, в прошлом атлетичный атакующий защитник в университете. Вторыми – брат самого Даунера, также не обделенный матушкой-природой. Ну и, наконец, к тренерскому штабу Лоуэр Мэрион примкнул и Джо Брайант. Зачем? В первую очередь для повышения интереса. Все же школа считалась этаким пятым колесом. Прибежищем благополучных семей. Тех, с кем филадельфийцы в массе своей не могли себя ассоциировать. Что, конечно, и должен был исправить бывший городской герой. К слову, обе сестры Кобе уже учились в той школе, а заодно играли в волейбол.

Однако, несмотря на высокие ожидания, в первый сезон ни Кобе, ни сама команда фурор не произвели. «В первых же матчах мы схлестнулись с командами из не самых благополучных районов Филадельфии. Они всячески пытались меня поддеть. Говорили, что я мягкий, из пригорода», – вспоминал Кобе. Увы, ответить Брайанту пока было нечем. Из 24 матчей его школа проиграла 20. В том числе, конечно, из-за невыразительной игры самого новобранца. В частности, порой он страдал главным недостатком отца – увлекался неподготовленными бросками. В такие моменты Даунер нередко сажал Кобе на скамейку. Тот, само собой, негодовал. Тогда на помощь приходил отец, которому вновь приходилось успокаивать сына на итальянском.

Впрочем, временами Даунер закрывал глаза на огрехи юнца, понимая, что и они – лишь часть обучения: «Несомненно, он обладал игровым интеллектом. Сейчас в это сложно поверить, но даже в первый год он был неплохим распасовщиком. Но зачастую у него опускались руки из-за менее талантливых партнеров по команде. Тогда он психовал и переставал делиться мячом, предпочитая делать все самому». То была проблема, преследующая Кобе в Италии и позже аукнувшаяся в НБА.

24 истории о Кобе. Мат сапожника, проблемы с коленями и дуэль, определившая будущее

Еще одной проблемой стала всепоглощающая уверенность Кобе в своей правоте. Все тот же главком поведал об одной из тренировок: «Мы учили защищаться в посте, находясь при этом перед опекаемым игроком. То есть мешать тому получить передачу. Кобе же был иного мнения. Говорил: в НБА я буду играть в защите по-другому. На что мы отвечали, что это не НБА».

Впрочем, потрясающая рабочая этика Кобе, опять же, сглаживала многие недостатки. К тому же она невольно мотивировала и его партнеров по команде, которые теперь не могли действовать расхлябанно. К тому же, периодические «заскоки» сына чаще всего сводил на нет Джо Брайант. У которого, впрочем, также возникали сложности. В то время, к примеру, школьным тренерам нельзя было вставать со скамейки во время матчей (только в перерывах). Поэтому и немудрено, что в одной из первых же встреч Джеллибин получил «технарь» за то, что вскочил оспаривать судейское решение. В следующем же матче он и вовсе пропал из виду. Оказалось, что сбежал от эмоций на верхние зрительские ряды. Благо остальные тренеры убедили того вернуться на скамейку. Во многом потому, что никто из них не говорил на итальянском.

Довершила же далеко не самый удачный сезон травма колена Кобе. Практически неизбежный расклад, учитывая проблемы Брайанта со здоровьем и его тогдашнюю худобу. И если команда в целом не блистала, то без Кобе и вовсе скатилась в никуда. Впрочем, недаром ведь говорят, что со дна путь один – наверх. И для одержимых победами Кобе и Даунера неудачи того сезона стали лишь катализатором стремительного пути к вершине…

24 истории о Кобе. Как папа Джо от копов убегал

24 истории о Кобе. Как Брайанты оказались в Италии

24 истории о Кобе. Уроки эгоизма, итальянского, одиночества, Джордана и балета

24 истории о Кобе. Болл-бой, Д’Антони, Мэджик и первая реклама в 9 лет

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/morozpokozhe/2778781.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 − три =