Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

Марат Арасланов

«За этим следила вся страна». Как простой провинциальный клуб угрожал гегемонии ЦСКА
«Автодор» в 1990-е сделал практически невозможное. В столицу уезжали все самые лучшие, но в Саратове всегда находились способ выкручиваться.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Евгений Пашутин – главный тренер «Локомотива-Кубань». К сожалению, один из двух отечественных специалистов во главе клуба Единой лиги ВТБ в данный момент. Второй – Андрей Мальцев в «Химках». Достижения Пашутина на тренерской должности весьма солидные. Чемпион Европы среди молодёжных команд со сборной U-20 — 2005, чемпион России, Единой лиги ВТБ и обладатель Кубка России сезона-2009/2010 во главе ЦСКА, двукратный чемпион Еврокубка с УНИКСом (2011) и «Локомотивом-Кубань» (2013).

У Пашутина богатый опыт в Евролиге и Еврокубке, что является большой редкостью для российских специалистов. Евгений Юрьевич сейчас, в первую очередь, воспринимается как тренер. При этом стали забываться времена, когда разыгрывающий Евгений Пашутин блистал на площадке в качестве баскетболиста в 1990-х. «Чемпионат» продолжает цикл статей спецпроекта «Баскетбол России. Начало». Предлагаем вспомнить, каким был Пашутин-игрок. А также рассказываем о саратовском «Автодоре» (до 1996 года назывался «Автодорожник»), который в 1990-х стал главной угрозой доминирования ЦСКА, несмотря на неблагоприятные условия для клубов не из столицы. Карьерный путь Евгения Пашутина начался в ленинградском «Спартаке», в системе которого он провёл три года (1988-1991). Там же случился момент, который мог стоить баскетболисту карьеры. Речь о травме. В 18 лет разыгрывающий «Спартака» Евгений Пашутин врезался рукой в окно. В запястье попали осколки стекла. Перед игроком встал вопрос о завершении карьеры в юном возрасте. В то время из баскетбола уходили не только по причине травм. Спортсмены в 1990-х зарабатывали не особо больше рабочих. Доход у всех был одинаковый – низкий.

Однако Пашутин остался в игре и выступал на очень солидном уровне. Год провел в краснодарском «Импульсе», после чего его заметил «Автодор». Самый яркий этап карьеры Пашутина приходится именно на времена в Саратове, где он блистал 6 лет (1992-1994, 1995-1999) с перерывом на сезон в московском «Динамо» (1994/1995). В столицу разыгрывающий перебрался не от хорошей жизни. В 1990-х весь спорт пребывал в глубокой стагнации. Только московские клубы (в первую очередь ЦСКА) могли предложить более-менее приемлемые условия, у провинциальных команд фактически не было шансов удержать своих лидеров. Причём больше везло молодым баскетболистам. Возрастные были практически невостребованными и в огромном количестве уходили работать на завод. Разница в зарплате тогда была не такая уж существенная. Пашутину на момент перехода в «Динамо» было 25 лет, так что он только подходил к пику карьеры. В Москве разыгрывающий задержался всего на год, а затем вернулся в Саратов. Владелец «Автодора» Владимир Родионов был влиятельной фигурой в городе и претендовал на пост мера. Родионов смог добиться финансовой помощи областной власти для баскетбольного клуба. Модель взаимодействия частного собственника и властей также прижилась в Самаре, Волгограде и Новосибирске. Однако «Автодор» однозначно был самым успешным нестоличным клубом. Во многом именно благодаря лидерским качествам Евгения Пашутина, который разгонял нападение саратовского клуба. А также управленческому гению Родионова и элитной способности раскрывать таланты. В Саратове делали практически невозможное, из года в год навязывая борьбу ЦСКА при в несколько раз меньших ресурсах. Вернёмся на время к Евгению Пашутину. В первой половине сезона-1996/1997 разыгрывающий «Автодора» оформил два трипл-дабла: один в чемпионате России (второй случай в истории турнира) и ещё раз в Кубке Европы. Немыслимые достижения для европейского баскетбола. Например, за всю историю Евролиги трипл-даблы оформлялись всего 3 раза (Ник Калатес и дважды Ник Вуйчич). В Единой лиге ВТБ подобные случаи тоже можно пересчитать на пальцах.

Евгений Пашутин в «Автодоре» часто записывал на свой счёт двузначные цифры сразу по нескольким ключевым категориям статистики. Конечно же, в первую очередь речь о передачах, которыми разыгрывающий регулярно снабжал своих партнёров. В декабре 1998 года защитник «Автодора» Захар Пашутин установил исторический рекорд результативности в чемпионате России – 55 очков в матче против «Локомотива» (Минеральные Воды). Львиная доля заслуги в этом принадлежит его старшему брату Евгению. Захар признаёт, что плеймейкинг Пашутина-старшего во многом помог ему покорить это достижение. Набирать 100+ очков для саратовского клуба было нормой. При том, что баскетбол ещё не являлся столь быстрым как сейчас – защита преобладала над нападением. «Автодор» первым начал ломать стереотипы. Яркая атакующая игра до сих пор является фирменной чертой саратовцев. Родионов продолжает руководить клубом и верен традициям.

И всё-таки «Автодор» в 1990-е не добился главного – свержения ЦСКА с чемпионского трона. Хотя команда реально угрожала казавшейся незыблемой гегемонии «армейцев». В 1997-м и 1998-м «Автодор» выигрывал регулярный чемпионат, однако в решающих сериях плей-офф уступал ЦСКА. Особенно напряжённым получился финал 1997 года. ЦСКА даже отказывался играть матчи на выбывание в Саратове. Арена «Юность» вмещала всего несколько сотен человек, значительная часть мест были стоячими. Игроки просто задыхались в узком помещении с огромной плотностью людей. Было сложно провести тайм-ауты из-за криков саратовской публики на балконе парой метров выше площадки. При уходе в раздевалку приходилось контактировать со зрителями. В конечном счёте федерация всё-таки заставила «армейцев» играть в Саратове. ЦСКА в напряжённой борьбе забрал серию – 3-2. В 1990-е «Автодор» также играл в зале «Звёздный», который не намного вместительнее. Президент «Автодора» Владимир Родионов именно в арене видит причину того, что саратовский клуб так и не выиграл «золото» чемпионата России. Но об этом чуть позже. Раньше записи баскетбольных матчей с огромным трудом могли достать даже сами клубы-участники чемпионата России. Понятие скаутинг фактически отсутствовало. Однако кое-какие видео дошли до наших дней. По ссылке можно увидеть, как ЦСКА и «Автодор» играют овертайм финальной серии-1997, а Евгений Пашутин дирижирует атакой саратовской команды. А также посмотреть, что из себя представлял зал «Юность» и почему он не являл собой привлекательное место для представителей столицы. Ещё один интересный момент: «Автодор» тогда играл практически одной пятеркой. Евгений Пашутин, Захар Пашутин, Андрей Мальцев, Гинтарас Эйникис и Дариус Лукминас часто проводили на паркете все 40 минут, в то время как соперники могли похвастаться определённой глубиной. Конечно, замены лидеров были, но нечасто.

ВИДЕО

Период в «Автодоре» принёс Евгению Пашутину 6 медалей чемпионата России: одну бронзовую (1996) и пять серебряных (1994, 1995, 1997, 1998, 1999). В сезоне-1998/1999 «Автодор» представлял Россию в Евролиге. Из группы не вышел, но обыграл будущего чемпиона «Жальгирис». В кампании-1999/2000 Пашутин попробовал свои силы за рубежом в израильском «Маккаби» (Раанан), Затем вернулся в Россию и взял ещё два «серебра» с УНИКСом (2001, 2002). А завершил игровую карьеру в ЦСКА, где всё-таки стал чемпионом России в 2003 году. О старте карьеры в ленинградском «Спартаке», общих впечатлениях от баскетбола 1990-х и соперничестве «Автодора» с ЦСКА Евгений Пашутин рассказал в разговоре с корреспондентом «Чемпионата».

— Мы с ребятами закончили школу-интернат, попали в «Спартак». Но не сразу, сначала в дубль. Занимались у легендарного Анатолия Иосифовича Штейнбока. После он передал нас Анатолию Петровичу Кондрашину. Пройти такую школу дорогого стоит. Они научили понимать баскетбол, внушили, что это самое главное в жизни. Они всегда говорили, что для достижения каких-то результатов высоких необходимо много работать, прикладывать усилия, развивать навыки физические, тактические. В общей сложности вместе с интернатом я был в «Спартаке» почти 8 лет. Многие прошли эту школу и Сергей Панов, и Захар Пашутин, и Андрей Фетисов, Андрей Мальцев, Василий Карасёв — этот список можно очень долго продолжать. — Как так получалось, что столько звёзд вырастало в одном месте? Тренерский талант или не только? — Конечно, яркие и талантливые тренеры — в первую очередь. Но и выстроенная ими система. С утра у нас, к примеру, была тренировка после завтрака. После учёба, а после неё сразу вечерняя тренировка. Мы играли за интернат на первенстве города, за молодёжный «Спартак», за сборную Ленинграда на первенстве России, на Кубке Прибалтики или Кубке Севера. Ты постоянно находишься в тренировочном режиме, но везде тебя направляют и дают игровую практику. У нас каждую неделю были игры, турниры. Поэтому к той базе, которую давали на тренировках, ты мог реально всё реализовывать в играх. Система работала и потому ребята из интерната делали мощный скачок в развитии в сравнении со сверстниками. По сути, у нас всё было как в армии. Режим дисциплинировал нас: в шесть утра подъём, заправил постель, поехал на тренировку, покушал, учёба, сделал уроки, тренировка, домашнее задание сделать. Именно оттуда мы получали приглашения в кадетскую сборную. У нас глаза горели. Это подарок судьбы, что мой первый тренер Юрий Иванович Пахмутов направил нас с братом Захаром к Анатолию Иосифовичу Штейнбоку в интернат. Это, наверное, предопределило всё. — Ленинградская школа подготовки была самой сильной? — На тот момент да. Был ещё очень сильный ставропольский интернат. Оттуда, кстати, Алексей Саврасенко, Никита Моргунов, Андрей Ведищев и много-много известных и ярких игроков. Конечно, республики работали. Но именно в РСФСР в Питере была самая большая и лучшая. — Каким был профессиональный спорт в 90-е? — Что касается «Спартака», то само отношение было на самом высоком уровне. Конечно, может, не было такого в организационном плане. Экипировка, выезды. Но процесс тренировочный был серьёзный. Были сборы с тремя тренировками в день. Мы уезжали в Сухуми или в Сочи. Особенно в ноябре, когда образовывалось «окно» с играми сборной. Первая тренировка была в 8 утра, потом ещё одна, а после вечерней Владимир Петрович Кондрашин всегда говорил нам: «Ну вы, молодые, идите ещё побросайте». Мы шли, делали по 200-300 бросков. Поэтому вполне получалось так, что мы выходили из зала только покушать и немного передохнуть. Помимо этого, с нами ездила большая научная бригада во главе с Борисом Ефимовичем Лосиным. Он, кстати, до сих пор работает в университете имени Лесгафта. Также была медицинская и научные бригады. Смотрели за работой сердца, брали биохимию крови. Следили и направляли нагрузки. После сборов мы сильно прибавляли в выносливости и были готовы играть с мужиками. Не на равных, конечно. Мы из трусов выпрыгивали. Владимир Петрович просто опережал своё время. — Какая у вас была мотивация к играм? Сейчас понятно — игроки рвутся к большим контрактам, которые обеспечат их на всю жизнь. Тогда же этого не было? — Конечно, не было. Мы не думали о деньгах. Первое — любовь к баскетболу и страсть к самой игре. Хотели побеждать, доказывать, что мы лучше. Какие-то ставки, конечно, были. Деньги платили, но не такие как сегодня, конечно.

— Как вы относились к первым легионерам? — Первый легионер у нас появился после поездки в США. Мы поехали летом по приглашению в Ричмонд. Это был одновременно лагерь для нас и выставочные матчи. Константин Пепеляев остался там учиться и Евгений Кисурин. Венс Уилсон уже закончил учиться и помогал тренерам. Попросился поиграть. Он приехал в Россию после. Зашел в зал, когда там было 14 градусов тепла, горячей воды в раздевалке не было. Это был зал на Крестовском острове, сейчас его уже снесли. Помню, он в зале надел шапку и перчатки, а через несколько недель уехал домой. Он хороший парень, отзывчивый. Старшие парни кто-то знал английский и переводил нам. Позже в «Автодоре» у нас тоже были легионеры, но все они были русскоязычными, и всё было гораздо проще. Появление легионеров повышало конкуренцию, уровень возрастал, и мы старались соответствовать ему. Позже наши клубы начали играть в еврокубках и Евролиге, а в Европе не было лимита. Точнее, был на американцев, но на европейцев не было. Когда выходишь на большой европейский уровень, тебя это мотивирует к большей работе.

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

Евгений Пашутин в составе «Автодора»

Фото: vk.com/bcavtodor

— Помните на что потратили первые деньги от баскетбола? — Первые деньги от баскетбола были совсем маленькими. Что-то около 50 рублей. Половину отправил родителям в Сочи, а на остальную мы с ребятами накрыли стол, купили торты. Без алкоголя, с этим было очень строго всё. Скажем так — отпраздновали прямо в интернате.

— Для вас 90-е были тяжёлыми? — Временя тяжёлые были в финансовом плане. Родился ребёнок, нужно было работать. Старался помогать супруге, ей тоже нужна помощь, внимание. Потому что мы жили баскетбольной жизнью. Утром тренировка, вечером тренировка. Постоянные переезды. Сначала уехал в Краснодар в «Импульс», где мы стали биться за высшую лигу. Потом Владимир Родионов пригласил в саратовский «Автодор». Там тоже нужно было пробиваться и доказывать, что ты можешь играть. Сложности, на мой взгляд, они только закаляют характер. Если ты к ним не готов или начинаешь себя жалеть, тогда не всё и получается. Сложности и препятствия должны мобилизовать тебя. Понимаешь, что ты ответственный за семью, ребёнка, за команду, когда ты капитан. Чем сложнее, тем мне всегда было интереснее. Значит будет бой, будет преодоление. — В Питере в вас заложили это желание и страсть биться с ЦСКА?

— Думаю, это заложил и передал всем Владимир Петрович. Он ведь в свои годы играл в одной команде с Александром Яковлевичем Гомельским. Оба разыгрывающие, не хотели уступать. Потому их соперничество пошло ещё с тех пор. Насколько сильным был этот дух, что оба в итоге стали Олимпийскими чемпионами. Без этого, на мой взгляд, никак нельзя. У нас и в «Автодоре» был такой дух. Нам нравилось бороться. И было интересно. Понятно, что если команда сильнее, она выигрывает 20 очков. Я не про то, что надо кому-то искусственно помогать. Напротив, к сильному должны тянуться остальные, составляя конкуренцию. Мы были в «Автодоре», тогда был ЦСКА, нас всех это соперничество заводило. Именно как спортивное состязание.

«Автодор» же довольно жёстко играл. Это были баскетбольные битвы.— Конечно. Играли жёстко, но всё-таки в пределах правил. Никто не боялся, не хотел уступать. Кто-то мог выйти уже с мыслью: «а, ну ладно, это ЦСКА». Но не «Автодор». Владимир Родионов заряжал тоже всех своим духом. Он до сих пор такой. Передавал его нам. Всегда находили вызов, хотели победить именно сильнейшего. Это особенный дух, когда вся команда горит одним желанием, это передаётся болельщикам. За этим следила вся страна. Как за противостоянием ЦСКА — «Жальгирис» в своё время. Саратов как бы подхватил эту вывеску главного соперника ЦСКА. Потом уже начали появляться и «Урал-Грейт», УНИКС, «Химки». Но в 90-е именно ЦСКА — «Автодор» был главным противостоянием России. Владимир Евстафьевич Родионов отдал «Автодору» примерно полвека. До 1982 года выступал в команде на позиции атакующего защитника, затем заступил на тренерскую должность (на которую с перерывами возвращался). Мастер спорта СССР, заслуженный тренер России, один из авторитетнейших и опытнейших баскетбольных функционеров страны – всё это краткий список заслуг Родионова, который ныне занимает пост президента саратовского клуба. Владимир Евстафьевич хорошо помнит противостояние с ЦСКА в 1990-х. О чём рассказал «Чемпионату».

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

Владимир Родионов

Фото: twitter.com/AvtodorSaratov

— «Автодор» — ЦСКА — главное противостояние баскетбольной России в 90-е?

— Так ведь больше-то и не было. Кто-то появлялся на год типа Самары с Тихоненко. Но нет, это нельзя воспринимать серьёзно. Мы бодались с ЦСКА лет 6-7. — Евгений Пашутин говорил, что «Автодор» занял место «Жальгириса» в качестве главного соперника для ЦСКА. Согласны? — Скорее всего так и было. Только там Сабонис был, а у нас такого игрока не было (улыбается).

— До чемпионства «Автодор» так и не добрался…

— Мы два раза были в финале, но так до чемпионства и не добрались, даже имея преимущество своей площадки. Я виню спортивный зал «Звёздный», который был в овраге построен. Это всегда неправильно. Не зря же наши предки никогда ничего не строили в оврагах.

— Он же разрывался от большого количества зрителей?

— Набивалось всегда больше, чем положено. Висели гроздьями. Сидений там было около двух тысяч, а набивалось три тысячи и больше. Потому что там был балкон по периметру. Но его запретили позже. — Финал 1997 года — самый запоминающийся для вас?

— Памятный для нас тот момент, когда мы в сезоне-2001/2002 в четвертьфинале выкинули ЦСКА из плей-офф. Они тогда заняли всего пятое место. ЦСКА, честно говоря, был посильнее нас. У нас было пять человек, а у них десять. Это если про игроков схожего уровня говорить. Второй эшелон их был сильнее.

— Каким был в те годы Евгений Пашутин?

— До травмы руки он вообще был супер. Из-за этой его травмы, уверен, мы потеряли игрока экстра-класса. Он спокойно мог бы в любом зарубежном клубе играть. Я-то его вытащил, когда его все списали совсем. Он ведь в Краснодаре осел, а я его потащил к себе. Он как человек, как организатор, очень сильный. В передней линии у нас был Гинтарас Эйникис, а в задней Евгений Пашутин. Вот на этих двух монстрах и держался клуб по сути.

— Правда, что он левой рукой научился бросать даже лучше, чем правой?

— Нет, это исключено. Его сильные стороны были в другом, не в броске. Он очень хорошо видел площадку и фантастически защищался. С головой всегда было хорошо. А что до руки, то как только он к нам попал, то за весь матч левой мог бросить от силы два раза. Он был бы забивающим, всё для этого у него было: размер, скорость. Но травма сделала его великолепным разыгрывающим. Что касается снайперских данных, то в это время его брат Захар раскрылся и даже установил рекорд — 55 очков за матч. Тоже сверходарённый парень. Женя — столп команды, вся дисциплина держалась на нём.

— Евгений Пашутин же и трипл-даблами отмечался.

— Этих моментов я не очень помню. Точно скажу — передач у него всегда было больше всех. — В Евролиге ваш «Автодор» пошумел, обыграв будущего чемпиона — «Жальгирис». — Это всё дело рук Шабтая Калмановича. Он в своё время выигрывал для него Евролигу. Мы как-то с ним летели в самолёте и я там что-то негодовал, а он сказал мне: «Да ладно-ладно, мы ещё с тобой будем дружить». Я ведь знал только, что он меценат. А оказалось за ним такой шлейф, что мама не горюй. Фильм «Крёстный отец» просто отдыхает. Фигура очень большая.

«Автодор» в эпоху социальных сетей иногда поддаётся ностальгии и вспоминает период противостояния с ЦСКА. Тег для этого выбран простой — 20 лет спустя.

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

Программа матча «Автодор» — ЦСКА в 1998 году с автографами игроков

Фото: twitter.com/AvtodorSaratov

«Автодор» — единственная команда, которая противостояла ЦСКА в 1990-х: комментарии Евгения Пашутина и Владимира Родионов

Бывшие одноклубники по «Автодору» Евгений Пашутин, Захар Пашутин и Андрей Сепелев

Фото: twitter.com/AvtodorSaratov

Саратовский клуб сейчас не борется за медали. Однако остаётся самобытной организацией, школа которой подарила российскому (и не только) баскетболу множество талантов. В Саратове делали первые шаги игроки сборных России, Украины и Беларуси братья Евгений и Захар Пашутины, братья Виктор и Николай Хряпа, Сергей Моня, Ярослав Королёв, Владимир Веремеенко. А также более молодые представители современного поколения Артём Забелин, Семен Антонов, Артём Клименко и другие. Хряпа, Моня, Королёв выступали в НБА, а Веремеенко был выбран на драфте. С ходу и не назовёшь команду Единой Лиги ВТБ, в которой нет людей, которые не связаны с «Автодором». Клуб возглавляли многие зарубежные и отечественные специалисты, в том числе дважды Евгений Пашутин (2017-2018 и 2019). Кто-то может сказать, что в Саратове слишком часто меняют тренеров. На что можно возразить просто – «Автодор» всегда стремится стать лучше и во многом благодаря этому держится на плаву, являясь одним из немногих клубов 1990-х, который сохранил своё название и избежал распада.

Источник: https://www.championat.com/basketball/article-4272491-avtodor-edinstvennaya-komanda-kotoraya-protivostoyala-cska-v-1990-h-kommentarii-evgeniya-pashutina-i-vladimira-rodionov.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × четыре =