Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Привет! Это серия текстов «Простые ответы на сложные вопросы о деньгах НБА». Первый материал – о заоблачном налоге на роскошь, который висит над «Уорриорс».

Зарплатная ведомость «Голден Стэйт»

Галактика НБА вращается со скоростью света. Один миг, и кто был на одном краю галактики – уже на противоположном.

Всего два года назад баскетбольные болельщики немножко паниковали. Играть следующий сезон, твердили они, нет больше никакого смысла, все уже решено, ведь состав «Голден Стэйт» – команды, которая выиграла три из последних четырех финалов (а в четвертом, «неудачном» сезоне побила рекорд «Чикаго» по числу побед в регулярку) – пополнил Демаркус Казинс на супердешевом контракте. Впервые после объединения НБА и АБА в одной команде собралась стартовая пятерка из участников Матча всех звезд прошлого сезона.

«Шахматы, не шашки» – вот во что играли в «Уорриорз» по словам владельца Джо Лэйкоба.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Да и баскетбол они тоже играли неплохо, в пятый раз подряд дошли до финала НБА, но ресурс непобедимости на этом закончился: травмы вывели из строя Казинса, Дюрэнта и Томпсона. Самая ожидаемая защита титула в истории баскетбола так и не произошла. Но перспективы ГСВ все еще казались «шахматными», не «шашечными».

«Голден Стэйт» действительно потратят 300 миллионов на этот состав и станут самыми большими транжирами в истории НБА?

Один сезон спустя – и «Воины» уже на последнем месте в НБА. Дюрэнт ушел, Карри травмировался, Томпсон не вернулся, Грин растолстел, никто не спас команду от провала. Те, кто привык к сильным «Уорриорз», до сих пор не верят в откат к баскетбольной реальности, как не сразу смогли привыкнуть к сильным ГСВ свидетели лузерских 80-х, 90-х, 00-х, разбавленных короткими периодами симпатичных андердогов Run TMC (1991) и We Believe (2007).

Пора опять привыкать к «Уорриорз»-аутсайдерам? Они не согласятся: прямо сейчас «Голден Стэйт» претендует на то, чтобы потратить 300 млн долларов за сезон и стать самой дорогой командой в истории НБА.

Как это возможно – так скакать по американским горкам от финала НБА к худшей команде лиги к самой дорогой в истории?

Для понимания этого нам надо вновь откатиться на два года назад.

Когда финал против «Торонто» был проигран и из команды ушел Дюрэнт, ГСВ все еще верили, что могут бороться за титул и без форварда (и без порвавшего «кресты» Клэя Томпсона). Поэтому вместо ухода в экономную перестройку они организовали переход Д’Анджело Расселла на максимальный контракт. Для этого, правда, пришлось скидывать из платежки опытного Андре Игудалу, за которого получили торговое исключение. «Голден Стэйт» плавно обновлялся, а Игги был одним из пяти самых старых игроков лиги, дорогим, хворым, списанным активом.

(спойлер: в отличие от ГСВ, Игудала вышел в свой шестой финал)

Но потом сломался и Карри, «Уорриорз» упали на самое дно, решили сокращать зарплатную ведомость и даже избежали налога на роскошь в прошлом сезоне, несмотря на три максималки в составе.  

И если бы не прошлогодние амбиции, платежная ведомость ГСВ и сейчас выглядела бы адекватно, обыденно, как у рядовой команды НБА. Даже с супермаксом Карри и с получившим вторую тяжелую травму Томпсоном у «Уорриорз» были бы 13 человек за 128 млн – да у «Мемфиса» состав дороже! 2/3 «Большой троицы» в строю, есть выбранные на последних двух драфтах молодые Пул и Уайзмен, несколько ветеранов с небольшими зарплатами, филлер в виде минимальных контрактов.

Ничего особенного:

«Голден Стэйт» действительно потратят 300 миллионов на этот состав и станут самыми большими транжирами в истории НБА?

В заявке остается место под пару игроков для любой стратегии. Это могли быть минимальные контракты, если клуб снова не захотел бы влезать в налог, это мог быть и игрок за 7-9 млн для борьбы за победы в плей-офф – такие контракты сейчас получили Ибака, Рондо, Харрелл, Краудер, Тристан Томпсон, Арон Бэйнс, Ди Джей Огастин.

Но в этот сезон ГСВ вернулись не просто с желанием вернуться в плей-офф, а с уже с привычными чемпионскими амбициями – негоже клубу, который хотел называться династией, два года подряд оставаться за бортом борьбы за титул. Тем более после такого разрекламированного переезда на новую арену в Сан-Франциско.

Д’Анджело Расселл в середине прошлого сезона был обменян на Эндрю Уиггинса, чей контракт даже немного дороже. Исключение от Игудалы превратилось две недели назад в Келли Убре, которого после травмы Клэя спешно забрали из «Оклахомы» (куда он сам только что попал в обмене Криса Пола в «Финикс»).

Налог на роскошь считается не за дополнительных игроков, а со всей суммы платежки в целом, но Уиггинс и Убре – это «премиум»-контракты. Взяв год назад полноценный курс на перестройку, не вписываясь в авантюру с подписанием Расселла, ГСВ остались бы без этих двоих. Любой более скромный клуб так и поступил бы, но «Воинам» за их амбиции приходится доплачивать реальными долларами.

С Уиггинсом и Убре вместо минималок налог, который считается по прогрессивной ставке, взлетает в стратосферу.

«Голден Стэйт» действительно потратят 300 миллионов на этот состав и станут самыми большими транжирами в истории НБА?

Насколько серьезно каждый лишний потраченный доллар бьет по кошельку владельцев ГСВ? Это хорошо продемонстрирует еще один игрок, павший жертвой завышенных прошлогодних ожиданий «Голден Стейт». Чтобы влезть под жесткий потолок (был установлен подписанием Расселла по сайн-энд-трейду) «Уорриорз» отчислили бессменного бэкапа Карри в чемпионских командах Шона Ливингстона, в итоге завершившего карьеру. Остаток его зарплаты (2 млн) расписали на три года. Вот и висят его 667 тысяч в платежке до 2022-го.

И за каждый доллар из этих «мертвых» и как будто незначительных 667 тысяч де-факто нужно выплатить еще 5,75$! Получается, неиграющий Ливингстон обходится команде в 4,5 млн:

«Голден Стэйт» действительно потратят 300 миллионов на этот состав и станут самыми большими транжирами в истории НБА?

Налог на роскошь собирают в отдельный фонд, обычно собирается 100-150 млн. Половину распределяют на счета команд-неплательщиков налога – и каждая экономная команда из собранного «транжирами» пула получает 2-3 млн. Другие 50% отправляют на нефиксированные нужды НБА (чаще всего – тоже распределяют между командами).

Но действительно ли ГСВ раздадут своим игрокам 170 млн, а другим клубам – 130 млн? Не совсем.

Во-первых, налог выплачивается только летом и считается по состоянию зарплатной ведомости на последний день регулярного сезона. «Воины» могут даже увеличить эту сумму в 130 млн – Клэй Томпсон выбыл до конца сезона, и никаких финансовых льгот или возмещений клуб не получит (не считая страховых выплат, но это не влияет на платежку). Зато им выдали возможность найти замену Томпсону на зарплату до 9,3 млн – так называемое «исключение травмированного игрока». Его можно потратить на годичный контракт в обмене или подписании свободного агента, но полные 9,3 млн прибавят еще и 80 млн налога.

Но гораздо вероятнее, что ГСВ будут снижать свою налоговую нагрузку – как в прошлом году приводили в порядок платежку, обменивая всех лишних игроков на пустоту и считая каждый доллар. Перед стартом сезона стоимость состава была значительно выше порога налога – и если бы «Уорриорз» доиграли сезон без изменений, заплатили бы 20 млн. Но к концу года они упали ниже налоговой черты и ничего не выплачивали в общак.

И в этом году проведенный в любой момент сезона обмен Убре, Уиггинса или даже кого-то из «большой троицы» на более дешевого игрока потенциально сэкономит десятки миллионов.

Условные (повторю: условные) сценарии:

– обмен Дрэймонда Грина в «Оклахому» с их огромным торговым исключением – это сразу -90 млн от налога на роскошь, если даже больше ничего не делать с составом;

– другой пример: размен Уиггинса на старого знакомого Харрисона Барнса (и минималку Джастина Джеймса, она тут нужна для баланса зарплат) – это более 30 млн экономии, хотя зарплаты, казалось бы, отличаются всего на 7 млн;

«Голден Стэйт» действительно потратят 300 миллионов на этот состав и станут самыми большими транжирами в истории НБА?

– даже если в дедлайн на обмены, который будет в конце марта, просто скинуть одного Луни с его скромным контрактом на 5 млн, можно почти на четверть снизить налоговую нагрузку!

Во-вторых, в ближайших сезонах будет действовать особый порядок расчета налога – пропорционально потерям НБА от прогнозных доходов. Уже прошлогодним налогоплательщикам сократили штрафы на 14,56%, потому что именно такую часть своей выручки НБА недополучила в сезоне-19/20 из-за потерянных игр и пустых трибун в «пузыре».

В предстоящем сезоне-20/21 лига когда-то собиралась заработать 8 млрд – реальные цифры будут ближе к 6-6,5 млрд даже в случае возвращения болельщиков на трибуны весной, а могут быть еще ниже. Соответственно, ниже будут и налоговые штрафы за такие раздутые платежки, как у ГСВ.

И все равно «Уорриорз» имеют шанс стать одной из самых дорогих команд в истории НБА. Самый большой налог на роскошь заплатили в 2014 году «Нетс» Прохорова, Дерона Уильямса, Джо Джонсона и Гарнетта-Пирса – 91 млн.

В 2003 году, когда налог на роскошь платили впервые, у «Портленда» сумма одного только налога была больше, чем уровень потолка зарплат (52 млн против 40). Больше 40 млн налога за сезон накопилось также у «Никс»-2007, у «Кэвс»-2018, сразу у двух команд из 2019 – «Уорриорз» и «Тандер».

«Оклахома»-2019 и удерживает пока что первую строчку в рейтинге самых дорогостоящих команд НБА: 206 млн в сумме зарплат и налога (на 6 млн больше, чем «Нетс»-14). Но перед стартом сезона и они шли на отметку в 300 млн – сэкономить 100 млн помогли обмен Кармело Энтони на вдвое более дешевого Денниса Шредера, выкупы контрактов Синглера и Абринеса.

В какой-то момент и бухгалтерия «Голден Стэйт» намекнет менеджменту, что доигрывать сезон текущим составом слишком дорого. Налог на роскошь – это все-таки для роскошных команд и роскошных времен. Не для «Уорриорз»-2020/21.

Все контракты и платежные ведомости НБА

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Matthew Stockman

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/basketblogg/2863397.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × один =