Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

От редакции: вы читаете пользовательский блог «Движение вверх», где публикуют большие интервью с героями российского баскетбола. Подписывайтесь!

Один из лучших отечественных судей, арбитр FIBA и FIBA 3х3 Алексей Давыдов в большом интервью рассказывает про судейские ошибки, безумных фанатов, судейское комьюнити, про Дэвида Блатта и Сергея Александровича Белова.

Интервью, которое поможет вам чуть больше полюбить людей в полосатой форме.

– Почему судья? Что больше повлияло на выбор профессии – карьера отца или собственное желание?

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

– Мой путь в баскетболе нельзя назвать классическим. Обычно судьями становятся бывшие игроки, завершившие карьеру из-за травмы или по возрасту. Я никогда не был профессиональным игроком. Немного тренировался в СДЮШОР, играл за общеобразовательную школу. Но повторить успех Майкла Джордана или Андрея Кириленко я бы не смог. А пример отца был перед глазами с самого рождения. То, что мой папа судья, я знал очень рано. Папа иногда вспоминает, что когда мне было года два или три, я сидел на полу и играл с игрушками. В комнате работал телевизор, шел какой-то футбольный матч. И когда на экране крупно показали арбитра ФИФА, «выписывающего» кому-то из игроков желтую карточку, я показал пальцем на этого судью и сказал: «Папа!». Маме потом пришлось долго объяснять папе, что она не знает, что это за мужчина и почему сын этого футбольного рефери считает папой.

В общем, я с детства смотрел с папой игры, он объяснял мне правила игры, рассказывал, что обозначают жесты арбитров. И в 12 лет мне представилась возможность отсудить первый в жизни матч. Мне очень понравилось. И я захотел продолжить этим заниматься. И вот тут папа был не в восторге от этой идеи. Но когда увидел, что мне нравится судить и, главное, что у меня неплохо получается, он начал всячески мне помогать, подсказывать. И, кстати, продолжает давать советы по сей день.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Какие качества нужны, чтобы преуспеть в этом деле?

– В первую очередь, я уверен, надо любить баскетбол. Надо быть готовым к тому, что придется многим жертвовать. Например, когда родился я, папа был на игре в Таллине. А когда родилась моя сестра (кстати, чемпионка АСБ и член Зала славы АСБ Марита Давыдова), папа был в Стамбуле… Я же, работая судьей, за последние годы пропустил все праздники. То на 14 февраля меня отправят судить в Новосибирск, потом 23 февраля я сужу где-нибудь в Европе, а 8 марта снова не дома, например в Астане… У моей жены день рождения в августе. Мы вместе уже 8 лет. И за эти 8 лет я был с ней в день ее рождения два или три раза. Поэтому ее день рождения мы отмечаем, когда я возвращаюсь с турнира. Обычно назначения на лето мы получаем в апреле. И вот в прошлом году в конце апреля Юля меня спрашивает: «Ну что, твоя ФИБА решила, когда в этом году у меня день рождения?».

Кроме этого, мечтающий стать судьей должен понимать, что его не будут обожать, как, например, игроков. Роль судьи – это роль второго плана. Судья – не звезда баскетбола, его задача – помочь игрокам проявить лучшие качества. Мало кто любит судей. Если о нас что-то пишут, то скорее что-то не очень приятное. Если хочешь, чтобы тебя любили – иди продавать мороженое.

Конечно, судья должен быть честный. Решительный. Уметь общаться с людьми и быть дипломатом. Во время игр происходят разные конфликтные ситуации, которые могут привести к «пожару». Разумеется, судья должен уметь потушить этот «пожар», а не раздуть пламя своими неумелыми действиями.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Как выглядит путь от судьи детских турниров до международных?

– Если кто-то решит стать судьей, сначала ему надо записаться на курсы в Школу молодого судьи. Такие школы есть во многих городах России. В столице, например, при Судейском комитете Федерации баскетбола Москвы есть ШМА им. Е. Семенова. Евгений Семенович долго возглавлял эту школу. Сейчас ее куратор – Сергей Михайлов, судья ФИБА и руководитель Судейского комитета ФБМ. Уроки в школе проводит сам Сергей. Ему помогает Почетный спортивный судья России Леонид Юрьевич Чудин, комиссар РФБ и Единой Лиги ВТБ. Иногда и мне удается проводить занятия. Получив начальные знания в ШМА, судья назначается на игры детей (младшего возраста). Как правило, в начале начинающим судьям в пару ставят более опытного коллегу, который и опытом поделится, и, если надо, подстрахует. Если судья хорошо работает и серьезно относится к этому занятию, его ставят на игры более старшего возраста, потом на студенческие игры, потом на Первенство города. Лучших судей региональные судейские комитеты рекомендуют РФБ для включения в пул арбитров, которые смогут работать на юношеских всероссийских соревнованиях. Дальше арбитр проходит семинары, организуемые РФБ, участвует в отборочном лагере для судей и может попасть в списки судей Суперлиги, женской Премьер-лиги и даже ВТБ. Лучших судей страны РФБ рекомендует Международной федерации баскетбола для включения в список действующих судей ФИБА.

– Сможете назвать поворотные, самые значимые для вас этапы вашей карьеры арбитра?

– Интересный вопрос. Большую часть жизни (в прямом смысле, я сужу с 12 лет, а сейчас мне 35) я занимаюсь судейством. Никогда не задумывался, что считать «поворотным» моментом. Наверное, я назову свою первую игру, которую я отсудил в январе 1997 года… Потом Всемирные Юношеский игры 1998 года – мои первые международные соревнования. Дальше 2003 год, года я стал судьей ФИБА. В 2010 году я впервые судил баскетбол 3х3 на Первых Юношеских Олимпийских играх в Сингапуре… Ну и 2017 год – я стал судьей ФИБА 3х3, отсудил мужской чемпионат Европы!

– Знаю, что вы судили матчи с участием Сергея Белова. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте? 

– Сергей Александрович – настоящая легенда мирового спорта. Любой человек, кто был с ним на одной площадке, скажет, что Белов всегда был бескомпромиссным во всем, требовал максимальной отдачи от всех, кто был вокруг. Он не прощал разгильдяйства или непрофессионализма. Мне посчастливилось судить Матч звезд АСБ, где одной из команд руководил Белов. Но тот матч все-таки был товарищеским. Поэтому с особой теплотой я вспоминаю игру в Новосибирске, где я судил «Урал-Грейт», который возглавлял как раз Белов. Уверен, что почти всем судьям «доставалось» не раз от наставника пермяков. Так вот история о Белове из моей игры: я очень старался, был максимально собран, носился по площадке быстрее некоторых игроков, в общем, выкладывался на все сто. И, думаю, это импонировало наставнику пермяков. Также я уверен, что ошибался и далеко не все мои решения были верными. Но именно из-за того, что я серьезно работал в игре, Сергей Александрович ко мне не апеллировал. Но во второй половине все-таки Белов нашел, чем меня зацепить… В то время у меня был очень несуразный бег. Перемещаясь по площадке, я больше был похож на приму Большого театра, а не на спортсмена. Но похожая манера бега мне досталась от отца. Он тоже по площадке парил. И вот в одной из атак я пробегал мимо скамейки «Урал-Грейта», Сергей Александрович встал и полусерьезно-полушутливо крикнул: «Да кто ж тебя так бегать учил?!». Я не растерялся и, не выпуская изо рта свисток, честно ответил: «Папа». Это был единственный раз в жизни, когда я видел улыбку Белова. Он сел и больше ни разу ко мне не апеллировал в играх.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Можете рассказать, кто еще из игроков и тренеров впечатлил вас больше всего в общении с арбитрами?

– Многие великие баскетболисты и тренеры очень интересны в общении. Наверное, если вспоминать всех, ответ на этот вопрос перерастет в отдельную статью. Или в книгу. Поэтому в качестве примера приведу Дэвида Блатта. Причем я счастлив, что мне удалось много с ним общаться не только во время игр, но и во время тренировок, во время семинаров. Дэвид умеет очень глубоко анализировать происходящее и отлично доносит свои мысли. Как-то раз мы говорили о победном для России Евробаскете и броске Холдена, принесшем победу нашей команде. Кто-то из присутствующих предположил, что даже, если бы наша команда проиграла тот финал испанцам в Мадриде, они все равно были бы герои. Блатт усмехнулся и сказал: «Спорт – очень жестокая вещь. Вот вы знаете, кто второй спринтер в мире? У кого второй результат в мире в беге на 100 метров?». Нас было человек пять. Все вспомнили Усэйна Болта, рекордсмена, самого быстрого спортсмена на планете. А кто второй? Все молчали. «Представляете, – продолжил Блатт, – человек 100 метров пробегает быстрее 10 секунд, ОН ВТОРОЙ ПО СКОРОСТИ ЧЕЛОВЕК НА ПЛАНЕТЕ! А никто (!!!) не помнит его имени. Спорт чтит только чемпионов».

– Какой чемпионат судить сложнее всего и почему?

– Любой судья скажет, что сложнее всего судить свой национальный чемпионат. Во-первых, потому что в противостоянии команд есть история. Дерби Ленинградки, Эль-Класико, Белградское дерби, Панатинаикос против Олимпиакоса… Во-вторых, потому что приходится неоднократно по ходу сезона судить одну и ту же команду.

– Вы судили и детей, и мужчин, и женщин, и любителей, и профи. Расскажите, какие для судей ключевые разницы в подходах? Что можно позволить на одном уровне, что уже нельзя на другом?

– Хороший вопрос. Думаю, что самое главное, чтобы судья понимал игру и соответствовал ей. Если в играх детей начать фиксировать все нарушения, будет очень грустная картина. И никто такому принципиальному судье спасибо за работу не скажет. Дети, которые всего пару лет занимаются баскетболом, не до конца знают все правила игры. Поэтому, если юный баскетболист, например, встал на штрафных не на ту позицию, где он должен быть, карать его за это не стоит. Судья должен спокойно объяснить игроку, где по правилам должны располагаться игроки. И только убедившись, что все заняли свои места, продолжить игру. Или в чемпионате любителей часто уровень допустимого контакта отличается от игр, например, команд ВТБ. Тут можно дать чуть более контактную игру, ведь любители приходят на площадку, чтобы играть, а не слушать трель судейского свистка. Судья должен понимать эти нюансы.

Единственное, чего нельзя прощать ни на каком уровне, – это грубости и хамства. Если кто-то из игроков выходит на площадку, чтобы подраться, какими-то нечестными приемами получить преимущество, не уважает соперника, судей, болельщиков – такое сразу должно пресекаться.

– Расскажите, как устроено изнутри комьюнити арбитров? Часто обсуждаете вместе игры, спорные моменты, общаетесь друг с другом?

– Тут, как в любом коллективе, есть коллеги, с кем отношения получаются более близкие, с кем-то чисто профессиональные. Двое из моих трех лучших друзей – судьи. Еще коллег 15 я могу назвать своими друзьями. В феврале у меня родилась дочка, наш первый ребенок. Сколько поздравлений от судей я получил! Причем я счастлив, что у меня друзья не только среди российских судей, но и по всему миру. В тот день мне звонили из Италии, Польши, Румынии, Швеции, Латвии, Греции, Люксембурга…Мне было очень приятно получить звонок с поздравлением от руководителя судей ФИБА Европа Даворина Накича. И от Никоса Питсилкаса – руководителя судейского департамента Единой Лиги ВТБ. Господин Питсилкас вообще был искренне счастлив, что мы дали дочке имя греческой богини Победы – Ника. А спустя несколько недель я судил игры Единой Лиги Европы 3х3, и комментатор турнира Космин Петреску во время трансляции сказал, что судья Давыдов такой счастливый, потому что совсем недавно он стал отцом… После игры мне позвонил еще один мой близкий знакомый Бекер Манде Кьямбадде. Бекер – судья ФИБА из Уганды, с которым я судил Универсиаду в 2017 году. А его мама – сестра короля одного из племен Уганды. И Бекер носит титул Принца, он даже занимает какое-то место в списке престолонаследия. Так что благодаря судейской дружбе я даже получил королевское поздравление в связи с рождением дочери.

Бывает, конечно, что судьи относятся к своим коллегам, как к конкурентам. Но такое, к счастью, в последнее время случается все реже. Вообще судьи чаще друг друга поддерживают, радуются успехам коллег. Когда были опубликованы назначения на баскетбольный турнир 3х3 в Токио, я был в Питере на туре Единой Лиги Европы 3х3. Вместе со мной этот турнир судили Марек Малишевский из Польши и россиянин Евгений Островский. Я был счастлив одним из первых поздравить их с этим назначением и вместе отметить этот успех.

Но, кроме дружбы, в нашем комьюнити есть и профессиональная составляющая. Я часто получаю письма с видео игровых ситуаций от коллег, они спрашивают мое мнение по игровому эпизоду. Мы вместе разбираем моменты, делимся опытом.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Как лично вы работаете над повышением своей квалификации? 

– Этапов подготовки достаточно много. Это и подготовка перед сезоном, когда мы все участвуем в судейских семинарах, разбираем сложные игровые моменты, определяем критерии, по которым будем судить в сезоне, сдаем обязательные тесты по правилам игры и по физической подготовке. Кроме того, я вхожу в элитную группу судей ФИБА. Для нас ФИБА организует лагеря, где мы работаем со спортивными психологами, специалистами по физподготовке, восстановлению, питанию. Мы обсуждаем вопросы коммуникации, конфликтологии, языка тела.

По ходу сезона для каждого судьи ФИБА разрабатывает программу физической подготовки. Мы должны следовать этой программе и регулярно загружать в приложение результаты наших тренировок.

Раз в неделю все судьи Лиги Чемпионов ФИБА получают письмо от руководителя судейского департамента. В нем он расставляет акценты, на что судьям необходимо обратить внимание в ближайших играх, разбирает игровые эпизоды по видео. Такие же материалы (по своим играм) присылает и Единая Лига ВТБ.

Но и каждая игра – это возможность учиться. Поэтому, отсудив игру, я всегда ищу ее видеозапись, чтобы пересмотреть матч, найти ошибки, понять, почему они случились и что надо сделать, чтобы они не повторялись в следующих играх.

Кроме того, после игр Лиги Чемпионов мы обязательно созваниваемся с инструктором судей, который смотрел игры в прямом эфире и разбираем некоторые игровые моменты. Задача инструктора не только оценить нашу работу, но и подсказать, что можно сделать лучше в будущем.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Как легче всего разозлить судью? Что больше всего раздражает лично вас в постоянных апелляциях к вашим решениям?

– Я достаточно спокойно отношусь к апелляциям, каким-то возмущениям. Баскетбол – эмоциональный вид спорта и нельзя требовать от участников вести себя спокойно, как в библиотеке. Чего я не терплю – так это хамства. И в отношении себя, и в отношении других участников матча. Я всегда уважительно отношусь ко всем игрокам, тренерам. И, считаю, что могу рассчитывать на такое же отношение с их стороны. Все ошибаются. Судьи, конечно, тоже. Но это не значит, что можно по-хамски себя вести, оскорблять или унижать человека.

Еще мне очень не нравится, когда игрок или тренер задает вопрос ради вопроса. То есть спрашивает о чем-то судью, тот начинает отвечать, а «собеседник» либо перебивает, либо просто уходит, не выслушав ответ. В таких случаях я с этим человеком в диалоги больше в игре не вступаю. Но это, я думаю, относится не только к баскетболу, это общепринятые нормы поведения в обществе.

– Как завоевать уважение и авторитет, особенно работая на играх сверстников или тех, кто старше?

– Я уже говорил, отвечая на вопрос, чем мне запомнились игры с Сергеем Беловым. Важно, чтобы арбитр профессионально относился к тому, что он делает. Если участники видят, что судья старается, что он выкладывается в игре, они будут его за это уважать и будут готовы простить какие-то ошибки.

– Отношения на паркете и вне его с игроками и тренерами – влияет ли это на работу? Как близко дружить вне паркета и оставаться беспристрастным в игре?

– Тут мне хочется рассказать о молодой баскетбольной дисциплине – 3х3. В отличие от классического баскетбола, в 3х3 игроки, судьи, организаторы – это одно большое комьюнити. Мы живем вместе в одном и том же отеле, едим в одном ресторане, на игры едем в одном автобусе. И общаемся между собой гораздо ближе, чем в баскетболе 5х5. Мне это нравится, потому что такое общение дает возможность игрокам почувствовать, что судья не враг, а такой же человек, который тоже может ошибаться, может пошутить, а может и посмеяться над собой. Наша работа становится гораздо приятнее. Да и конфликты, которые возникли во время игры, потом проще решить в более спокойной обстановке. Игроки разных команд, между прочим, тоже дружат между собой. Но при этом все знают, что на площадке друзей нет. Есть соперники, есть судьи… Какие хорошие отношения у меня бы не были с кем-то из игроков, они знают, что на площадке я – судья.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Как вам удается сохранять спокойствие при большом количестве негатива со стороны? 

– Я семь лет женат! Лучшей школы, чтобы сохранять спокойствие, когда тобой недовольны, просто нет. Мы с моей женой Юлей диван в кабинет выбирали вместе. После этого мне никакие конфликты с тренерами, игроками, менеджерами не страшны…

– Были ли такие моменты, когда вам реально было страшно за себя после игры?

– Как-то раз я судил плей-офф чемпионата Бахрейна. А в Бахрейне фанаты горячие, как в Сербии, например, или в Греции. Помню, как мы выезжали с коллегой из гостиницы на полуфинал между клубами «Манама» и «Ал-Хали». Пока мы ждали такси, к нам подошел элегантно одетый мужчина и с восторгом начал рассказывать, что он хозяин этого пятизвездочного отеля, что он счастлив, что мы выбрали его отель… Тут же распорядился перенести наши вещи из наших номеров в люксы. Пообещал, что мы никогда не забудем его гостеприимство, пригласил на следующий день вместе съездить на его машине на сафари в пустыню. Потом сообщил нам, что он с детства болеет за «Ал-Хали» и если его любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили…

Тот матч выиграла «Манама». После игры у выхода из зала нас поджидала толпа разгневанных фанатов. У выхода стояли четыре одинаковых черных тонированных «мерседеса». Нас проводили вооруженные автоматами охранники до выхода, под дождь из зажигалок, монет, батареек и камней мы сели в один из «мерседесов». Все четыре машины тронулись в сопровождении бронированного автомобиля армии Бахрейна… На первом светофоре один из четырех «мерседесов» свернул с дороги. Потом от нас отстал еще один. Потом на очередном перекрестке наш «мерседес» свернул влево, а другой поехал прямо… Так организаторы запутывали разъяренных болельщиков, которые преследовали судей. В отеле мы, кстати, больше не кушали.

– Понимаю, что игр и моментов было много, но можете вспомнить три самых тяжелых решения, которые вам приходилось принимать?

– Хм…

Первый год участия БК «Енисей» в Суперлиге. Играют против УНИКСа. Всю игру красноярцы ведут. В концовке я совершаю очевидную ошибку, неправильно оценил действия защитника и отменяю попадание красноярского баскетболиста. Эта ошибка, к сожалению, стоила победы «Енисею». Прошло уже больше 15 лет, а мне до сих пор стыдно за то решение.

Второе. Фол Теодорасу Папалукасу в конце игры «Нижний Новгород» – ЦСКА. То решение, кстати, было правильным. И с той игры у меня сохранилась невероятная по эмоциональности фотография!

Третье… Хм. Не могу выделить какое-то еще. Наверное, оно еще впереди и, надеюсь, оно будет правильным.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

– Как вы себя ощущаете после игры, если вы понимаете, что совершили ошибку, которая напрямую повлияла на результат игры? 

– Мы – судьи – гораздо больше, чем даже команды и болельщики хотим, чтобы мы не ошибались. К сожалению, без ошибок никто не судит. Поэтому мы всегда надеемся, что наша ошибка не случится в конце игры. И не повлияет на результат. К сожалению, это не всегда удается. В конце игры эмоции захлестывают не только игроков. У судей, как и у всех людей, тоже есть эмоции, накапливается психологическая усталость. Мы так же, как и игроки, к концу игры устаем физически. Ведь мы все 40 минут бегаем без замен.

Есть такое выражение: «Видео никогда не врет». Поэтому, если на видео видно, что судья совершил ошибку, я не понимаю, как можно упираться и говорить «белое» на «черное». К сожалению, я несколько раз за карьеру совершал такие ключевые ошибки. Одну из них я уже вспоминал выше, когда из-за моего неверного решения «Енисей» проиграл в Казани.

Другая такая ошибка случилась совсем недавно, и это было в игре Ночной Лиги 3х3. Там в финале в конце игры я пропустил фол при броске из-за дуги, который мог принести одной из команд победу. Вечером я посмотрел видео. Очевидный фол. Как я мог его не зафиксировать? Такие ошибки, как бы больно это ни было, приходится признавать. Но еще важнее из них делать выводы…

На днях, кстати, я участвовал в вебинаре по судейству баскетбола 3х3. Урок проводил один из лучших судей 3х3 в мире Маркос Михаилидис. И вот Маркос показывает концовку своей игры на Мастерсе в канадском Саскатуне. Игрок команды Врбас совершает бросок из-за дуги на победу, в него врезается защитник из команды Лиман. Бросок не достигает цели, шуттер неудачно приземляется и получает серьезную травму… Свисток Маркоса молчит, фол пропущен. Очевидная ошибка одного из лучших судей… Проходит неделя. Новый Мастерс, в Праге. Точно такая же ситуация, концовка игры НЙ-Гарлем – Белград. Такой же бросок и такой же фол. И тут Маркос абсолютно верно фиксирует нарушение.

Каждый человек может совершить ошибку. Важно сделать выводы и не повторять ее в будущем.

– Ваши профессиональные цели – на каких играх очень хотелось бы поработать в будущем?

– На Олимпийских.

Судья Алексей Давыдов: «Владелец гостиницы нам сказал, что, если любимый клуб проиграет, он распорядится, чтобы нас отравили»

Беседовала Татьяна Кузьмичева

Фото: движениевверх.рф; vk.com/dvbasket

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/dvbasket/2790992.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 + 18 =