Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Дмитрий Губерниев – о лыжных гонках, допинге в России и соревновании с Америкой

Дмитрий Губерниев – о лыжных гонках, допинге в России и соревновании с Америкой

Дмитрий Егоров

Губерниев: чтобы бороться с Америкой, России надо наращивать мускулы
Продолжение большого интервью с Дмитрием. Во второй части – допинг, рейтинги биатлона и лыж, а также отношение к хейтерам и депутатству.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

3 мая 2020, 16:45

Биатлон
/ Кубок мира

0

Мощный прямой эфир «Чемпионата» с Дмитрием Губерниевым пришлось разбить на две части – для одной «огня» было слишком много. Во второй части речь наконец-то дошла до спорта: обсудили и положение дел в биатлоне и возможность комментировать лыжные гонки. Но затронули и яркие вечные темы: хейтеров, депутатство и положение дел в России.

В первой части интервью Дмитрий говорил о коронавирусе, недвижимости Малышевой, зарплатах ведущих на ТВ, пропаганде, антикоррупционных расследованиях и баттле Уткина и Соловьёва.

– Давай к биатлону. Сейчас ты поддерживаешь Драчёва, до этого топил за Кравцова. – Да ладно?! Это когда он программу хотел закрыть мою? – Это уже под конец было. А сначала: верим в Кравцова, Драчёва и так далее. – Ну а кто нам запретит верить? – Ну почему тогда появляются силы, которые хотят убрать Драчёва?

– Это нормально, борьба за власть в спорте.

– Но почему именно в биатлоне такой ад? Почему там так друг друга ненавидят? – А фигурное катание? Я открывал «Квартириаду», и у меня было включение с Женей Медведевой – сразу вокруг появилось много хейтеров. Это просто движуха вокруг популярного вида спорта. В футболе то же самое. Будут лыжи популярными – будет и в лыжах. Это уже реалии. Популярным людям постоянно пишут какую-то ерунду. Ну, пишут – и пишут. А что касается того, что Драчёв деньги не привёл деньги спонсорские сейчас… Ну, ребят, будьте адекватными. От любого, кто скажет, что сейчас принесёт контракты, это будет вранье. Неужели не понятно, что не будет в ближайшее время никаких спонсоров ни у кого, исходя из экономической ситуации?! Вот и всё… Мне, вижу, пишут: а когда лыжи будут популярными? Отвечаю: они популярны, когда я их комментирую, все это знают. Вы же видели, как я сходил на «Что было дальше»? «Россия, Россия!» – как всё это сразу воспрянуло.

– Воспрянуло в первую очередь у тебя. Интерес к программе есть, а сам вид спорта деградирует.

– Знаете, друзья. С того момента, как немножко кончился допинг, биатлон деградировал… Димон, послушай меня сейчас. В те времена, когда Александр Иванович Т. был лучшим спортсменом мира и столетия, биатлон профессионально культивировали три страны: Советский Союз, Восточная Германия и Норвегия. Ну, может, Швеция и Финляндия. Пускай пять. А сейчас сколько таких стран? Установок не хватает! Мир меняется. Биатлон ещё 20 лет назад был сугубо любительским видом спорта, а сейчас он стал мировым – огромные спонсоры, деньги, хейт. От этого появляется движуха. Ведь что происходит? Команда выступает слабо, призовых мест мало, а рейтинги чумовые, они зашкаливают. Поэтому если вам кто-то скажет, что какая спортивная программа популярнее шоу «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» в любой категории, то это будет враньем. У нас самая популярная программа на российском телевидении. И мы верим, что в биатлоне в стране станет лучше. «Россия! Россия!». – Дим, я туда же вернусь. Рейтинги выше, но наружу вылезают скандалы, ругань, допинг – это же как телесериал. Ты не думаешь, что если Губерниев придёт и сделает популярными лыжи, то и там сдетонирует? – А иначе получается, что внимание к виду спорта минимальное – и мы сможем тихой сапой не ставить Непряеву на финиш командного спринта, когда видно, что она готова лучше Белоруковой. И Россия финиширует четвёртой, а не борется за золото или минимум за серебро. Когда я всё это вижу, у меня появляется много вопросов к президенту федерации о вопросах принятия решений. Но ещё раз хочу сказать. Фундаментальный, основополагающий вид спорта на «Матч ТВ» – это биатлон. Если мы купим права на показ лыж, то я не смогу комментировать их весь сезон – это невозможно. Если будет время, то я прокомментирую часть лыжных гонок. А все разговоры о том, что меня отстранили, это смешно. – То есть ты не согласен, что можешь принести за собой хейт?

– Ну а как ещё?! У нас XXI век на дворе. XXI век! Естественно, мы понимаем, что знание – оно приумножает скорбь или печаль. Но в то же время мы понимаем, что лыжи… Вот иначе. Скажи, у вас на «Чемпионате» есть раздел «лыжи»?

— Нет. – Рубрика: «И другие». Мне это не нравится. Я хочу, чтобы был раздел «лыжи». Вот «Биатлон», особенно зимой, есть везде. А лыж нет. И мне нравится: «А мы не хотим тебя в лыжи». Вопрос: Кто вы-то?! Те, кто стал лыжами интересоваться в последние пару месяцев? Эй, вы. Послушайте меня. Кто вас-то спросил? Миллионы людей хотят. «А мы не хотим», – сказала девочка, которая увидела Большунова один раз и стала поклонницей лыжного спорта. – Знаешь, на кого похож сейчас такой риторикой? Извини, конечно. – Ну-ка. – На Соловьёва. – О, господи! – Вот этим — «девочка-а».

– Нет, ну послушай. Володя ведь тоже выступает в разных историях – интернет и ТВ. Я говорю «девочка-а», имея в виду элемент хайпа из серии: «А, проклятый Губерниев, ну-ка вали скорее из лыжных гонок». Ты вот рейтинги лыж видел на Первом?

– Честно говоря – нет. Они небольшие?

– Хорошая цифра была, когда лыжи между двумя биатлонными гонками стояли. И всё. На фоне передач на канале Россия и НТВ это был неконкурентоспособный продукт. Хоть и на Первом. А биатлон на «Матч ТВ» борется с большими телеканалами и зачастую у них в этих тайм-слотах выигрывает. Биатлон в категории «18+» собирает больше людей, чем матч ЦСКА – «Спартак». Вот что нужно понять. При чём тут Соловьёв или Уткин? – А почему вас тогда ещё не купил Первый? Или «Россия», где лежит твоя трудовая?

– Я горжусь тем, что являюсь сотрудником телеканала «Россия». И канал счастлив, что Губерниев комментирует биатлон на дружественном канале «Матч ТВ». Больше того, я делаю материалы для передач с Брилёвым и Киселёвым о биатлоне и лыжах. Никто ни с кем в клинч не входит. И мудрости Олега Добродеева и Антона Златопольского, моих шефов на канале Россия, нужно поучиться. Они счастливы, видя мои успехи на «Матч ТВ». И в «Вестях» я могу включиться в куртке с надписью «Матч ТВ». И все скажут: классно, отлично, молодец.

«Я в Госдуму?! Да боже сохрани!»

– Ты довольно часто следишь за индексом цитируемости. – Ну как слежу. Я вижу, выкладываю. Телеграм-канал у меня попал в тридцатку лучших недавно, заработал кубковые очки (улыбается).

– Так вот, ты обычно в десятке самых популярных журналистов России. При этом часть из них в комментариях к статьям обычно хвалят, что бы они ни делали. Ну, например, Уткина полюбили за критику Соловьёва. Другую часть, тебя в том числе, именно в интернете сильно хейтят. Ты задумывался, в чем причина? – Ну а сколько их? Людей-то много. А комментарии пишет 150 человек. Я очень спокойно отношусь к хейту в свой адрес. Бедный Топалов уже со слезами говорит про Тодоренко, которая сказала чушь откровенную. Она извинилась, но волна пошла уже. Уровень хейта на публичных людей, обладающих багажом в соцсетях, будет увеличиваться, потому что жизнь трудная. Надо ли обращать на это внимание? Не думаю. Проведи сейчас опрос на улице и в интернете – и будут совершенно разные результаты. Зеркальная ситуация. Нерепрезентативная выборка в комментариях. Что бы мы ни сказали, напишут: «А вот Губерниев – сказочный …» Это неконструктивно. Я не виноват, что у человека какие-то проблемы и ему нравится меня послать. Ну если кто-то меня оскорбил и ему от этого стало легче, ради бога. А самое смешное, что мне вот в «инстаграме» когда пишут: «Вы, Дмитрий – такой-то …» Я в ответ – ты такой же. И сразу – «Вы оскорбляете подписчиков». Ну ничего себе! Троллинг – это святая штука, на самом деле. Да здравствует хейт. Он раздражает эмоции. Но нужно всё это делать интересно, без зла. – Но у тебя не было повода задуматься: «Может, действительно со мной что-то не так»? – Ну вот смотри, что мне пишут. «Дима, ты – молодец». «Дима – спасибо». В основном людям всё нравится. Ну а всё остальное. Мы же видим, сколько комментариев собирают новости, где я есть и где меня нет. Соперниками могут являться допинг, Путин, Загитова, Медведева и, может, увы, Сталин. – Ну так вот, учитывая популярность, ты не задумывался про депутатство? – Да боже упаси! Ты что?! А как тогда я буду чихвостить губернаторов в эфире? Ты с ума сошёл, что ли? – С трибуны. – Какая трибуна? Ты Шипулина там видел на трибуне? – Нет. – Вот и я нет. Он чем-то занимается, да, законопроекты делает. Хороший парень, старается. Просто не модно сейчас быть депутатом. Но и я-то, пойми – мне никто и не предложит. Я тебе потихонечку скажу. Все знают, что я могу что-нибудь брякнуть. Понимаешь? Ну какой из меня депутат? – Как, по-моему, у Черномырдина было: «Госдума – не место для дискуссий?» – У Грызлова. Место для дискуссий – это классно. Но, опять же, я могу брякнуть.

«Допинг в России – это чудовищно. Но госпрограммы не было»

– У нас совсем мало времени осталось. Давай я просто отдельно тебя о каких-то вещах спрошу – и на этом закончим. Вот мне твоё мнение о Мутко интересно. Был человек – и пропал. – Крайне парадоксальная история. Он очень вжился, и ему нравилась роль министра. Он очень любил спорт и спортсменов. Они могли всегда прийти к нему. Мы же помним, что в эфире программы «Неделя спорта» госпожа глава федерации лыжных гонок сказала, что Легков предатель, потому что ушёл тренироваться с иностранцами. Легков, который пришёл через голову к Мутко с просьбой тренироваться в отдельной, самостоятельно группе под руководством иностранного тренера. И Мутко пошёл навстречу, при жёстком противодействии федерации. И что мы получили потом от Легкова? Золотую олимпийскую медаль! Мутко договаривался насчёт гражданства Виктора Ана, Вика Уайлда и разных футболистов. Допинг – это, конечно, чудовищно и это просчёт всех людей, которые тогда были у спортивной власти. Одним цветом невозможно выкрашивать всё. Либо чёрным, либо белым. Ты же знаешь, я говорю, как есть. Это раньше я сначала тоже думал, чтобы для всех быть хорошим. Но потом ты набираешь вес, высказываешь своё мнение, бьёшься за справедливость – и начинаются обиды. Серьёзные обиды,. Бывает, люди с которыми ты общаешься, хотят воткнуть тебе в спину ножик. Вот только зубы вы пообломаете, уважаемые друзья! У меня для этого есть любимая поговорка новгородская: «Хвалилась корова озеро выпить. Попробовала, да околела». – Что ты думаешь о Логинове, кстати, нам когда-нибудь расскажут его историю? – Мы понимаем, кто может там за спиной стоять и что они говорили Александру. Надеюсь, что в ближайшие годы мы узнаем правду. Очень надеюсь.

– Логинова жалко?

– Ответственность по закону несёт спортсмен, но что-то мне подсказывает, что Саша стал разменной монетой в чьих-то играх, стремлениях показать любой ценой результат. Это чудовищно. Но Саша мне очень симпатичен. Разные были моменты, но я вижу, что он человек. Со всеми переживаниями и так далее. – Твоё мнение: допинг – наша вина или политическая манипуляция?

– Допинг – изначально наша вина, поменьше жрать надо было. Я не про государственную систему – это бред. Но мы действительно злоупотребляли. Однако сейчас мне очень нравится, как мы переосмыслили борьбу с допингом и серьёзно навязали ему борьбу и даже выиграли её на многих фронтах. Но потом ко всему добавилась эта свистопляска с политикой, лицемерием. Но это современные реалии. – И последнее. Вот мы с тобой говорим о допинге, пропаганде, других проблемах. Но вот считаешь ли ты, как гражданин страны, понимающий, как мало у нас зарабатывают врачи, учителя, что бюджетные средства распределяются не вполне справедливо в сторону каких-то сдерживающих и военных целей? Я вот просто ещё раз скажу. Врач сборной России Эдуард Безуглов, врач «Спартака» Михаил Бутовский – они обеспеченные люди, но сейчас они добровольцами идут работать в реанимацию инфекционных больниц.

– Молодцы какие. – И делают это в том числе потому, что очень много врачей болеет. Я вернусь к вопросу, извини. Ты считаешь, что у нас в России деньги распределены справедливо? – Я не скрываю своего мнения. Вот мы всегда говорим: «Америка, Америка». Чтобы с ней бороться, надо наращивать мускулы: экономические, здравоохранения, мускулы фундаментальной науки и образования, вкладывать в детей, освобождаться от нефтяной иглы – и это давно надо было сделать – а то сейчас не далеко до того момента, когда мы лапу сосать будем. Ничего же не было сделано. Надо свою промышленность развивать, но не так, что от западных аппаратов ИВЛ мы отказываемся, а наши все просроченные, и люди умирают. Это чудовищно. Если мы пока не можем делать определенные антибиотики, как на западе, не надо их запрещать к покупкам. Вот сейчас возьми и «Таваник» купи швейцарский – ага… Понимаешь? А всё почему? Кто у нас, если идти дальше, генетику с кибернетикой уничтожал десятилетия? Усатый! Товарищ Сталин. Выход – только в наращивании мускулов, не только военных. Без этого никуда. Ведь, как говорят, если ты не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую. Но, безусловно, нужно обращать пристальное внимание на то, о чём я сказал раньше – образование, медицину, фундаментальные науки, чего у нас, к сожалению, зачастую не происходит, при всех тех прекрасных историях, которые у нас в стране всё-таки есть.

Источник: https://www.championat.com/biathlon/article-4030725-dmitrij-guberniev—o-lyzhnyh-gonkah-dopinge-v-rossii-i-sorevnovanii-s-amerikoj.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 − двенадцать =