Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Омари Ахмедов, эксклюзивное интервью перед UFC Fight Night 16 января 2021

Омари Ахмедов, эксклюзивное интервью перед UFC Fight Night 16 января 2021

Алла Князева

«Думал, после моих слов Грин-карту не дадут». Омари Ахмедов не хочет жить в США
А ещё боец из Дагестана не намерен больше проигрывать, чтобы не расстраивать сына.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Омари Ахмедов по прозвищу Росомаха дерётся в UFC с 2013 года. Он провёл здесь уже 13 поединков, одержал 8 побед и сейчас занимает 13-ю строчку рейтинга среднего веса. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Омари рассказал о своей готовности побороться за пояс и дал прогноз на бой Макгрегор – Порье.

— Многие топы не любят драться с бойцами уровня ниже. Довольны ли вы подобранным соперником на ближайший бой? — На тот момент у меня не было выбора. Я хотел тоже с кем-то из топ-15 подраться, но тогда у кого-то травмы были, у кого-то – другие назначенные соперники, и в итоге я уже хотел просто подраться, мне было без разницы, и я согласился на этот бой. — В последнем бою вы проиграли Крису Вайдману. Между вами в рейтинге сейчас стоит Эдмен Шахбазян. Был бы он более желаемым для вас оппонентом? — Не знаю, я как-то о нём не задумывался. Мне вообще бы не хотелось с русскоязычными бойцами драться. Я бы предпочтение отдал соперникам бразильцам или американцам, в общем, любым иностранцам. Всё равно, когда со «своими» дерёшься, какое-то чувство в душе есть неприятное. Но если бы было безвыходное положение, нужно было бы драться, то, конечно, подрался бы.

Омари Ахмедов, эксклюзивное интервью перед UFC Fight Night 16 января 2021

Фото: Chris Unger/Zuffa LLC

— Вы должны были провести реванш с Марвином Веттори в декабре. Но потом прошла информация, что вы снялись с поединка. Почему это произошло? — Я не снимался с поединка. Мой менеджер, Али Абдель-Азиз, мне позвонил и сказал, что UFC захотели поменять мне бойца, потому что его хотят поставить против другого соперника. Я согласился, мол, мне без разницы. Мне просто чуть позднее дали бой. Должен был быть 13 декабря, а в итоге сделали 16 января и дали в соперники Тома Бриза. — Веттори в итоге поставили на замену в поединке против Херманссона, и после победы в этом бою он поднялся в рейтинге до топ-5. Не было ли обидно, что так вышло? — Если бы я выиграл последний бой, возможно, меня бы тоже свели с Херманссоном или Жакаре. Но, видимо, из-за того, что я проиграл, произошло по-другому. А Марвин шёл уже после трёх побед подряд. Наверное, в этом причина. — Но вы признаёте Веттори как топового бойца? — Да, конечно. Он – крепкий боец, с Адесаньей провёл равный бой. Я бы даже на самом деле ему отдал предпочтение в этом поединке. По моему мнению, два раунда он точно выиграл. Просто, скорее всего, на тот момент лига хотела продвигать Адесанью, возможно, это повлияло на решение судей. — Готовы ли сейчас подраться с ним снова и занять его место в рейтинге? — Да, вообще без проблем. У меня готовность есть вообще с любым подраться. — Как думаете, кто в ближайшее время может победить чемпиона Исраэля Адесанью? — Думаю, Блахович. — А в среднем весе? — В среднем, я думаю, Уиттакер в реванше может его одолеть.

— Вы в UFC уже достаточно давно. Какой бой был для вас самым сложным? — Наверное, с Абдул Разаком Альхассаном. — В целом не пропадают ли у вас со временем этот запал, этот огонь в глазах и желание драться и побеждать? — Бывает такое, но я всё равно с каждым разом тренируюсь всё больше, готовлюсь лучше, чем к предыдущим боям. Да, бывают мысли, что не хочется ничего делать, но я собираюсь и готовлюсь дальше. Если бы я уже погас, я бы ограничивал себя на тренировках. — А есть что-то, что помогает настроиться и поднять боевой дух? Какая-то мотивация? — После того как я проиграл последний бой, я приехал домой, и сын у меня спросил: «Папа, ты проиграл, да?». Ему так плохо было. Он сам не смотрел, но, видимо, ему кто-то сказал, что я проиграл. На тот момент ему семь лет было. Я ему ответил: «Нет, сынок, я выиграл. Я вообще не проигрывал, тебя обманули». И у него сразу стало так на душе спокойно. И, знаете, после этого желание проигрывать у меня вообще отпало (смеётся). — Вы готовитесь к поединкам в АТТ (American Top Team). Однако достаточно много ваших соотечественников готовятся к боям только у себя дома и не считают нужным что-то менять. Почему так происходит? — Ну, я вот, например, если дерусь в Америке, то и готовлюсь здесь. А у меня почти все бои были в США. Если бой в Абу-Даби или ещё где-то, то могу готовиться и у себя дома. В общем, где ближе. Чтобы не было акклиматизации или ещё каких-то трудностей. Просто на тот момент было время, я оттуда год вообще не выезжал. Я ждал грин-карту, и из-за того, что не мог выехать, просил бои в США. — Грин-карту-то получили? — Да, недавно получил. Я уже, на самом деле, забыл про это, я и не надеялся, что в итоге мне её дадут. Два с половиной года прошло. И потом началось: Трамп, ковид, ещё что-то, всё это нереально растянулось. А ещё перед тем, как я её получил, меня впервые в жизни остановили в аэропорту, завели в комнату, столько вопросов задали, телефон мой забрали. Этот человек оставил где-то мой телефон и вернулся обратно. Начал вопросы мне задавать: «Ты в Америке жить хочешь? Ждёшь грин-карту?». Я говорю, мол, да, жду. «Переехать хочешь?» — спрашивает. Я говорю: «Хотел когда-то переехать, но сейчас пожил тут, и мне здесь особо не нравится». Он спросил, почему. Я ответил, что не хотел бы, чтобы мои дети здесь воспитывались. Не буду здесь сейчас говорить, как я ему сказал (смеётся). Но он согласился, мол, да, есть такое. Телефон мой мне отдали, я приехал домой. А через два-три дня мне пришла грин-карта. Хотя я думал, после этих слов они мне вообще её не дадут.

Омари Ахмедов, эксклюзивное интервью перед UFC Fight Night 16 января 2021

Фото: Jeff Bottari/Zuffa LLC/Zuffa LLC via Getty Images

— Кстати, насчёт Трампа и вообще политической ситуации в США что думаете? — Слышал только, что его в соцсетях заблокировали. А вообще в целом мне без разницы, я особо за этим не слежу. — Есть ли у вас в команде кто-то из спарринг-партнёров, с которым удобнее всего работать? — Так получается, что у меня постоянно разные спарринг-партнёры, потому что кто-то приезжает, кто-то уезжает. Но главное, что они всегда есть. Причём всегда какие угодно: хоть под левшу, хоть под правшу, высокие, низкие – любые. С этим там проблем нет. — Каков ваш прогноз на главный бой вечера Холлоуэй — Каттар? — Я думаю, Каттар выиграет.

— А в противостоянии Макгрегор – Порье кому отдаёте предпочтение? — Думаю, что в целом равный бой будет, но я больше склоняюсь к тому всё-таки, что Макгрегор выиграет. Как в первый раз уже не будет, Порье сильно прибавил с тех пор. Может быть, до третьего-четвёртого раунда дойдёт, а там уже Макгрегор выиграет. С преимуществом, но не с явным преимуществом. — Рафаэль Физиев сказал в интервью, что для него важнее бонусы, чем пояс. Многие фанаты ММА не поняли этого и сказали, что пояс в любом случае круче, нежели бонусы. Для вас что важнее всего в UFC? — Пояс – это и есть, наверное, главный бонус. Бонусы ты можешь не всегда получить, это как рулетка: могут дать, а могут и не дать. — За пояс вы готовы бороться и в себя верите? — Да, конечно. Я всегда тренируюсь лучше, чем прежде, и сам считаю, что становлюсь только лучше.

Источник: https://www.championat.com/boxing/article-4239957-omari-ahmedov-eksklyuzivnoe-intervyu-pered-ufc-fight-night-16-yanvarya-2021.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − 16 =