Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Эксклюзивное интервью с бойцом Bellator Ириной «Русская Ронда» Алексеевой

Эксклюзивное интервью с бойцом Bellator Ириной «Русская Ронда» Алексеевой

Игорь Брагин

«Инспекторы ВАДА меня кинули». Русская Ронда готовится к дебюту в Bellator
Ирина Алексеева может и ремонт делать сама, и соперниц ломать. Но мужчина её мечты должен обладать вовсе не силой.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Ирина Алексеева по прозвищу Русская Ронда недавно подписала контракт с лигой Bellator. Девушка провела всего 4 профессиональных поединка, однако не сомневается в своих силах и с нетерпением ждёт дебюта в промоушене. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Ирина рассказала о том, как продинамила инспекторов ВАДА, как стала работницей ФСИН и почему она никому не говорит о своих травмах.

— Поделитесь своими ощущениями от последнего боя. И каково было вам драться не в Челябинске, а в Екатеринбурге? — Мне без разницы, где выступать. Конечно, многие говорят, что дома и стены помогают. Да, здесь, конечно, и много знакомых, друзей и болельщиков, которые приходят топить за своих земляков – это всё очень хорошо. Но, в принципе, где бы я ни была, за меня везде болели люди, порой и те, которые меня даже не знают. Поэтому всегда ощущала себя хорошо везде, в любом городе. Мне даже больше нравится выступать не в своём городе, потому что в своём городе ответственности больше. — Слышал, что у вас какие-то особенные отношения внутри микрорайона. В частности, в вашем доме, говорят, за вас люди просто убить готовы. — Там, где я живу, все соседи дружные. Это новостройка, и там в основном все молодые, поэтому общий язык легче найти. Люди понимают друг друга в силу возраста, воспитания. В общем, мощные у меня соседи. — Вы там своего рода староста? — У нас там нет таких понятий, все на одном уровне. — Но ваши бои они смотрят, переживают за вас? — Да, они мне говорили, что смотрят, переживают, были даже моменты, когда я в гости приходила, и мне ребята предлагали вместе посмотреть какой-нибудь мой бой. Я отказывалась, мол, смотрите, но без меня. Я свои бои вообще не могу смотреть. — Почему? — Мне не интересно. Я вообще не смотрю ММА. Мне интересно только тренироваться и выступать. А если и смотреть, то только те поединки и соревнования, в которых участвуют российские бойцы, либо легендарные, звёздные бойцы. А все подряд бои я не просматриваю.

— А на кого вы лично подписаны? — Я подписана на Bellator, UFC, RCC, ProFC, АСА. Пока не подписана на АМС Fight Nights.

Права на видео принадлежат RCC. Ролик можно посмотреть на странице Ирины Алексеевой в «Инстаграме».

— Правда ли, что вы своими усилиями сделали ремонт в квартире? — Да, почти на 70% своими усилиями. Например, новые технологии укладки ламината – это уже, конечно, не моё. Или натяжные потолки. А штукатурить, шпаклевать, штробить, плитку укладывать, плинтус – это я делала сама. — Обычно говорят, что с первых денег покупают машину, а потом квартиру. Для вас это были те самые первые деньги? — Нет, я сначала купила машину. У меня Mazda 3 2015 года, так на ней и езжу.

— Это была ваша первая настоящая покупка? — Нет, до этого ещё другие машины были. — Если сейчас вы выступите в Bellator и получите хороший гонорар, есть ли желание поменять эту машину, и если да, то на какую? — Пока не задумывалась. Возможно, на Nissan Qashqai, Toyota Rav4 или Toyota Fortuner. Что-нибудь повыше. С нашими сугробами нужен хотя бы паркетник. Ну, ещё чтобы багажник побольше был, бензина много не ела. В общем, чтобы было экономично и не пришлось платить большие налоги. И страховка чтобы была недорогая. Как говорится, чтобы иметь коня, но не перекармливать его. Чтобы не на него трудиться, а чтобы он на меня трудился.

— Вы говорите об автомобилях, которые принято считать семейными. Можно ли считать, что вы и об этом задумываетесь? — Я – любительница путешествий. Я на «Мазде» объездила половину России, за границу тоже гоняла – в Грузию, в Казахстан. Самое дальнее моё путешествие – через Кавказ, Ессентуки, я ездила в Кобулети, Тбилиси, Батуми. Всегда была за рулём, подружки только сзади спали.

— Как получилось, что инспекторов ВАДА кинули? — Это они меня кинули. Это был полный треш. Я указала местоположение, где я и должна была находиться. Мы поехали отдыхать. На катере доехали до туристической базы, там на нём буквально 3 километра. И катер сломался, а мы остались там ночевать. И в один вечер мне звонят инспекторы ВАДА: «Мы приехали. А вы где?». Я объясняю им, что застряла, и с интернетом здесь полная беда, ладно, хоть связь ловит. Сказала, что никак не могу добраться. И всё, мне поставили флажок. Это закон подлости. Раньше я указывала своё местоположение и всегда жила там, потому что за 3 дня его уже нельзя изменить. Здесь мы были уверены, что вернёмся обратно. Но подвёл катер. На помощь нам никто не смог приехать, потому что было уже достаточно поздно, часов 9 вечера. И эта туристическая база находится примерно в 30 километрах от города: сначала нужно переплыть через реку, потом выйти на трассу и поймать машину. — И во что это в итоге вылилось? — Там же можно три флажка получить. С третьим флажком будет уже дисквалификация. На тот момент она длилась 2 года, потом сделали 4 года. Но это был первый мой пропуск, поэтому я особо не паниковала. — Больше ведь не получали флажки? — Нет. У меня потом был ещё какой-то пропуск, причём тоже по какой-то нелепой причине, я уже и не помню. И оставшиеся полгода я жила, как на изжоге. Даже если были какие-то планы, я всегда оставалась дома.

Русская Ронда в действии: три супермен панча за 30 секунд боя.

— Вы – офицер ФСИН? — Нет, младший сержант.

— Расскажите, как вы оказались там? — Когда мне было 25 лет, я устроилась на работу и совмещала её с тренировками. Была возможность продолжать выступать на соревнованиях, так как прикладные виды спорта присутствуют во ФСИН: рукопашный бой и самбо. Я работала и, когда были официальные соревнования, нам делали бумаги с разрешением на выезд. Нас спокойно отпускали. Если мы отбирались на международные соревнования, нас также временно отстраняли от работы. — Последний бой, который вы проводили в рамках вашей работы во ФСИНе, вы всё-таки выиграли. Вы – самая сильная девушка во ФСИНе? — Думаю, я самая результативная. Но вообще – да, я – девка мощная. И во ФСИНе, и в жизни тоже. — Каким образом вы могли оказаться в Invicta FC и почему в итоге это было переиграно на Bellator? — Когда меня подписали в Invicta, там начались какие-то государственные политические войны. Из-за этого оформить рабочую визу стало очень проблемно. В итоге в Invicta сказали, что, раз я не еду к ним, то «до свидания». И я стала свободным агентом. И карты как-то сами сложились, в итоге мне позвонили и сказали, что мне предложен полный контракт с Bellator. Я уже даже думала завязывать со спортом, потому что пандемия, соревнований нет, огромный простой. Я не видела смысла тренироваться. Даже просто для себя, чтобы поддерживать форму – это всё равно не то. Если тренироваться, должна быть цель.

Кстати, я ещё летом или осенью узнала, что визы вообще перестали выдавать: выдачу именно рабочих виз приостановили. Но сейчас мне делают визу для действующего спортсмена. С ней я могу выехать только на соревновательный период: туда и обратно. Ну, или могу за две недели приехать, акклиматизацию пройти. И для каждого боя придётся делать такую визу. Вообще, такие визы делаются только для чемпионов мира или Европы, их очень сложно получить человеку без доказательства, что он – выдающийся спортсмен. Например, Фёдор Емельяненко, Анатолий Токов, Валентин Молдавский – они все многократные чемпионы мира, и на каждый бой они делают такие визы. — Но пока этой визы нет? Вообще, есть ли понимание, на каком турнире вы будете драться? — Здесь как раз всё зависит от визы. Как только её дадут – через месяц или два сразу будет бой.

— Сейчас вы на какой стадии подготовки? — Я сейчас после травмы, были проблемы с плечом и позвоночником. На тренировке произошёл неудачный момент, столкнулась с тяжеловесами, немного придавили мне спину и плечо. Сейчас подлечилась, и стало более-менее легче. Вот, только неделя, как я вышла на ковёр. Я думала, что всё очень плохо, что я растеряла форму, но вышла на спарринги – ничего подобного. Как раз за этот месяц я отдохнула, и скорость как будто повысилась. Видимо, я соскучилась, и стало даже лучше получаться. Бывает такое, что часто тренируешься, и вроде бы ты профессионал, но что-то не получается. Это говорит о том, что физическая форма не на пике. Как говорится, «наелся». А сейчас я оголодала, вышла – и мне всё понравилось. Конечно, дышать было тяжеловато, ноги забиваются, вес поднабрался, но руки-ноги ничего не забыли и даже стали быстрее.

Эксклюзивное интервью с бойцом Bellator Ириной «Русская Ронда» Алексеевой

Фото: vk.com/rcc_mma

— Кстати, врачи очень жаловались, что вы несерьёзно относитесь к своему здоровью. Сейчас, понимая, что в Bellator это очень важно, вы готовы исправиться? — Когда у меня была травма, я даже не говорила об этом, в «Инстаграм» ничего не выкладывала. Просто есть такие люди, которые получат царапину или синяк – и уже начинают паниковать, преувеличивают. А потом, если в карьере что-то идёт не так, начинают ссылаться на эти «травмы». Я так не люблю делать, и иногда мне даже немного стыдно из-за того, что я травмируюсь. Потому что каждая травма – это, по сути, вина спортсмена в первую очередь. Меня с детства приучили не жаловаться и не ныть, а я сейчас живу в такое время, когда нужно жаловаться и ныть, а мои менталитет и характер мне этого делать не позволяют. И я не знаю, что с этим делать. Врачи говорят, что я не рассказываю о травмах. Ну, даже если я им о них скажу, что они сделают? Всё равно сейчас врачи у нас на дистанционке. Мне, например, постоянно нужен массажист, физиотерапия, а это мне придётся самой со всем этим бегать, плюс это дополнительные финансы. Кто будет мне это оплачивать? — Сколько это всё стоит, кто это оплачивает и как это вообще происходит? — В данный момент мне помогают две организации: моя команда «Рать», которая платит мне зарплату, и команда Sportline Nutrition, которая поставляет мне спортивное питание. Не знаю, связано это с пандемией или ещё чем-то, но у нас в Челябинске на спорт и развитие в этом направлении забили конкретно. Это произошло ещё до пандемии. Есть лишь моральная поддержка от тренера и одноклубников. Но для того, чтобы спортсмен развивался, его нужно поддерживать и финансово. Многие говорят: «Деньги – не главное». Но давайте уберём деньги. Элементарно, чем человек будет питаться? А у спортсменов питание играет огромную роль. Кроме того, необходимо правильное восстановление организма. Сгонка веса тоже очень дорого стоит. Например, в Челябинске, когда я вес гоняю, я последние 10 дней в баню хожу, массажист нужен. Также надо нанимать человека, который будет ставить капельницы, закупать фармакологию, которую мне предоставляет клуб. Тысяч в 20-30 обходится только фарма. И это ещё скромно, это я экономлю чужие деньги. Ведь я в команде не одна, там около 50 человек. Парни работают, и слишком сильно их обременять тоже не хочется.

— Вы чувствуете из-за этого ответственность перед первым боем? Не повлияют ли эти моменты на вас? — Да, я чувствую ответственность, и мы уже договаривались с моим менеджером, что на подготовку я поеду в Екатеринбург, в клуб «Ратиборец». Там Всеволод Цирке тренирует. Я всегда говорила: «Моя мать – команда «Рать». — Кого вы считаете образцом среди женщин в ММА? — Мне очень нравится Валентина Шевченко, Крис Сайборг. Шевченко для меня вообще, как говорится, царь и бог. — Чем именно она нравится вам? — Хоть Нуньес она дважды проиграла, но у них просто разные весовые категории. От веса многое зависит. Один человек со временем похудеет, а потом за 1,5 суток восстановится, а у другого человека недовес. Поэтому у неё и удары более лёгкие. Нуньес-то всё равно за 70 килограммов весит, в отличие от Валентины. Но мне нравится ударная техника Шевченко. Она неплохо от борьбы защищается, кроме того, ещё и борется, хотя это не её профиль. Но больше всего мне нравится её бойцовский интеллект, именно как она думает. Видно, что она не дерётся наобум, а планирует что-то под каждого соперника. Может быть, это у неё и от природы, возможно, она ещё и очень чувствительная. — Имеете ли вы представление, кто может стать вашей ближайшей соперницей? — Пока мне не дали визу, я свой дивизион до 61,2 килограммов даже не буду изучать. Конечно, хочу узнать имя соперницы, как можно скорее. Нет смысла изучать каждую соперницу в дивизионе. Я думаю, что месяца или полутора месяцев хватит, чтобы изучить соперницу после назначения боя. Можно даже просто несколько видео их боёв посмотреть, проанализировать и сделать выводы. Тем более, с командой. Они сами за меня всё это сделают. — Последовали ли какие-то объяснения от матчмейкеров, почему так долго не было турниров? — Нет, мы просто находились в подвешенном состоянии. — А почему ваше прозвище связано с Рондой Роузи? — На самом деле, я не люблю, когда меня с ней сравнивают. Меня так другие называют, а я сама себя так никогда не называла. Это давняя история. Когда Роузи была ещё в UFC на пике своей карьеры, я была на сборах по самбо. И там меня все начали называть Рондой. Я спрашиваю, что за Ронда, они мне показывают видео: «Ну посмотри». И правда, похожа. Но я сама этому значения не придала. Однако меня всё чаще стали так называть. Это из-за внешнего сходства, а ещё я выиграла свой бой в Челябинске тем же болевым, что и когда-то она, там абсолютно идентично всё было. Я была поражена, когда мне это скинули. Я уже как-то смирилась с тем, что меня так называют. С другой стороны, меня же сравнивают с мировой звездой, так что нормально. — И всё-таки вы планируете уделять больше времени своему здоровью? — Мне нужен человек, который меня за шиворот схватит и поведёт к врачу. У меня всё равно где-то внутри сидит, что, если я буду говорить о своих проблемах, это будет выглядеть, как будто я жалуюсь. Это ещё из любительского спорта. Перелом или не перелом – продолжаешь. Иначе все будут спрашивать: «Чего ты ноешь?». Потом МРТ сделаешь, покажешь – и все удивляются. Было много моментов, когда я выходила и со сломанной рукой. А выходила, потому что хотелось победить, какие-то регалии получить. Я не могла сняться с соревнований, потому что на международные старты очень сложно отобраться. Приходилось перебинтовываться, скрывать перелом. И тем самым я себя закаляла. Во время боя в профессионалах в октагоне может случиться, что угодно. И во многих моментах нужно стараться перетерпеть, особенно когда ты ведёшь в поединке. Но менеджер уже мне сказал, что мои слова не будут воспринимать как нытье, что, если я скажу о чём-то, значит, это серьёзно. И ему я теперь сразу буду обо всём говорить. А в последний раз я обратилась в травмпункт, после – к спортивному врачу, он назначил мне лечение, стало полегче. Плюс я сама знаю немного о медицине, что и как нужно закачивать, какую фармакологию принимать. То, что обычный человек будет лечить полгода, у меня за месяц почти зарастёт. Мне всегда говорили: «Алексеева, ты, как собака – на тебе всегда всё заживает».

— У вас медицинское образование? — Нет, у меня спортивное и гуманитарное. Социальная работа, с инвалидами связана. — Вы уже понимаете, как будете готовиться в РМК? Будете там проходить последнюю стадию подготовки? — Думаю, что и начальную, и последнюю. Все стадии будут у них под контролем. — Есть ли вообще в Челябинске какие-то варианты для подготовки к бою от начала и до конца? — Есть возможность готовиться только на начальной стадии. А остальные стадии лучше проходить в Екатеринбурге. Во-первых, там больше спарринг-партнёров. Во-вторых, в нашем клубе есть только татами, пара груш и ничего больше. А там уже и вес гонять надо будет. Я там хожу готовиться в один клуб, в баню – в другой клуб. Но это всё желательно делать с тренером. Например, когда я гоняю вес и выхожу из бани, со мной всегда должен быть сопровождающий, потому что вдруг мне станет плохо. — Как у вас дела обстоят в личной жизни? — Личную жизнь я обычно напоказ не выставляю, потому что счастье любит тишину. Но я дома дала понять, что замуж пока не собираюсь, потому что еду в Америку и могу там встретить кого-то получше. — Как вы относитесь к своим соцсетям? «Инстаграм», например? — Я как-то подзабиваю на него. Не так часто бываю там. Иногда могу неделю туда не заходить. — Следите ли вы в Bellator за кем-то из наших? Марина Мохнаткина проводит уже второй год в лиге. Сейчас она во Флориде. — За Марину я очень рада. Единственное, что я не пойму – на какое время она туда приехала.

— Она сейчас ждёт, как и многие другие, когда ей назначат бой. — Мне вот в этом плане жалко её. Потому что я ставлю себя на её место и думаю, что, если бы у меня был ребёнок, а я там тренируюсь, жду боя, а его всё не назначают, меня бы тоска съела по родным здесь. Но я надеюсь, что скоро ей назначат бой. Уже и посмотреть очень хочется. Но мне было бы очень тяжело, если бы у меня были дети, а мне пришлось бы разлучаться с ними. Я ведь поэтому пока и не хочу рожать. Когда уже завяжу со спортом, тогда и буду думать об этом. Я даже если племянников не вижу неделю, начинаю страдать и впадать в депрессию. Что же будет, если я буду так надолго разлучаться со своими детьми? — Каким должен быть мужчина, который будет с вами рядом? — Если рядом будет мужчина с отличным чувством юмора, то больше ничего не надо. Там не будет играть роли ни внешность, ни что-то ещё. Но при этом мужчина должен быть русским. Я очень хорошо знаю свою родословную, у меня чистая кровь и я не хочу её смешивать. Причём это пожелание не только моё, но ещё и моей родни. — А с хоккеистами в Челябинске не пересекаетесь? — Нет, я на матчи не хожу. Не принципиально – просто нет времени. Я ведь сама тренируюсь, а в выходные стараюсь активно отдыхать. *** Ирина – очень интересный и открытый человек. Яркий спортсмен и неординарная девушка. У неё есть все шансы отлично проявить себя в Bellator. Мы искренне рекомендуем вам обратить на неё внимание и последить за её успехами. Полагаем, у неё есть все шансы стать не только любимицей Челябинска, но и всей России.

Источник: https://www.championat.com/boxing/article-4299509-eksklyuzivnoe-intervyu-s-bojcom-bellator-irinoj-russkaya-ronda-alekseevoj.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × три =