Крайне редко дающий интервью Игорь Денисов пообщался с Нобелем Арустамяном. Мы собрали главное из двухчасового разговора о жизни после 24 февраля.

«Я был шокирован. Я очень восприимчивый человек, я муху убить не могу. Для меня это катастрофа, полный ужас. Не знаю, может, меня за эти слова посадят или убьют, но я говорю как есть.

У меня поменялось восприятие всего. Четыре дня я спал часа по три. Мне никто не может это объяснить. Может, потому что я мало начитан, может, мало знаю историю.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Я против, когда люди умирают».

«Я не понимал, как дальше жить, уезжать за границу или оставаться. Я люблю свою страну, я не собираюсь никуда уезжать. Неделю я думал об этом точно, но решили остаться. 

Я не смогу жить за границей. Я русский дворовый парень. Мне не нужны ни Испания, ни Англия. Я хочу, чтобы здесь было хорошо и мирно».

Денисов даже решил продать дом в Испании: «Он на продаже. Я там не был уже 2,5 года, потому что был ковид. Сейчас мы подали на визу, супруге с детьми ее не дают.

У меня сейчас вообще нет желания лететь в Европу. Я знаю, как к нам и так относились. Чтобы на меня тыкали пальцем – не хочу.

Мне комфортнее здесь. Я не смогу жить в Европе. Мне лучше в России в лесу жить, чем на вилле в Испании».

– Мое мини-обращение к нашему великому отправил [после 24 февраля]. Понимал, конечно, что кто на меня смотреть там будет. Но я отправил. Я [своему юристу] Мише Прокопцу дал послушать, мы хотели на ютуб скинуть, но все [медиа] отказались.

– Да.

– Чтобы это все остановилось. Я даже сказал так: «Готов встать на колени перед вами». Я, гордый парень… Это на третьи или на четвертые сутки было. Я был готов встать на колени перед ним, чтобы он это все остановил. Что такое жизнь одного человека – какого-то Денисова? Гордости уже не было, потому что я уже представлял, к чему это все идет. Но, к сожалению, никто не выставил.

– Да было, конечно. Но потом они принимают этот закон, когда сажают тебя в тюрьму (речь о законе об уголовной ответственности за распространение фэйков о российской армии – Sports.ru). Конечно, я же простой человек. Мне даже сейчас страшновато. Но я не могу не сказать. 

Опять же, я никуда не скрываюсь, никуда не собираюсь уезжать – мне это нафиг не надо. Но как можно не сказать, если я чувствую так?

– Мне мама, сестра говорят: «Не суйся, не надо». Я сейчас говорю и хочу заплакать. Я вот такой. А другой, который сидит и не высказывается, он считает, что это не важно. Люди все разные.

Меня удивило, что никто ничего не говорит. Скажу больше: даже если бы мне было 29, даже если бы я не мог обеспечить семью, 25-го числа я бы закончил, ушел из футбола. Я бы играть не смог.

Я Феде Смолову звонил, спросил почему. Ну, он так сказал… Лучше у него спросить почему. 

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

– Конечно.

– Виню, что развязалась эта вся ситуация. Как моя сестра говорит, это независимо от нас, но у меня все равно остается какое-то такое [чувство], что мы не можем до нашего правительства донести нашу точку зрения. Допустим, я полностью убежден, что это неправильно, но я этого не говорю. Только вот сегодня вы меня позвали.

– Да, в частности, так говорит моя сестра. 

– Не знаю. Я не могу ответить на этот вопрос, вообще никак. Я просто хочу сказать: не смотрите телевизор. Я не знаю даже, что еще пожелать. Если бы я его смотрел последние 8 лет, может быть, у меня была бы точка зрения другая, я не знаю. Я просто его не смотрю. И люди, наверное, в этом тоже не виноваты, когда ты включаешь с утра новости – и там тебе трубят, в обед включаешь – тебе тоже трубят, вечером включаешь – тебе тоже трубят. И так на протяжении многих лет. 

У меня есть родная сестра, очень умная. Понятно, что ум – это относительно, но очень неглупая. У нее своя точка зрения. Моя родная сестра! Я знаю, о чем она думает. И я мою родную сестру не способен переубедить, это невозможно. Если мы внутри семьи не можем прийти к знаменателю, что правильно, что неправильно, то как мы можем влиять на чужие семьи, на чужие мнения? Да никак.

«Это правильно. Знаете, я сестре сказал: я, вы, здесь все причастны к тому, что происходит. Я, который не разбирается в политике.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Это надо прекратить, то, что сейчас происходит. Мы все смеемся, что это не поможет, что это все ерунда. Нет. 

Футбол наш скатился сейчас очень далеко, если на следующий год мы не будем играть в Европе, будет еще хуже. То, что происходит, по мне, – это ужас. Все.

Спорт должен быть вне политики, но не при сегодняшней ситуации. Запрет поддерживаю. Если бы все футболисты и тренеры высказались против и нам бы запретили выступать – я бы сказал «нет». Но когда все молчат, я говорю запрету «да».

А все молчат. Ну, молчите, получайте. В ближайшие 10-15 лет о еврокубках вообще забудьте».

– Первый мой контракт в «Зените» был на 140 тысяч долларов, Мутко сделал. Понятно, в первые три месяца я их все уничтожал, как обычный молодой футболист. 

Я как придурок побежал покупать машину, которая нафиг не нужна. Я жил на съемной квартире, нас было четверо пацанов. Появляются деньги, туда-сюда, красивая тачка, куча телок – классика.

Потом я начал инвестировать. Сначала хотел строить деревянные дома, перепродавать – прогорел. Дал инвестировать деньги – прогорел. Всякая чушь. Тогда я думал, что самый умный. Потерял много денег. За жизнь у меня потери 60-70 миллионов рублей. Но это нужно пройти.

Когда в 2011-м приняли решение, что у нас будет проходить ЧМ, я позвонил приятелю и сказал: «Скупаем всю коммерческую недвижимость». С того времени я до сих пор вкладываю. Покупаю коммерческие помещения и сдаю «Ленте», «Дикси», «Магниту». Может, выплаты и упадут, но деньги будут.

У меня много коммерческой недвижимости появилось за 11 лет. Максимальный доход – зарплата плюс коммерция – был в «Анжи». В один прекрасный месяц, когда евро вырос, получил 39 миллионов рублей. Я эти деньги не видел. У меня были кредиты на 200 миллионов рублей. Я всегда вкладывал. К концу карьеры получилось неплохо.

– Для меня нет. Смотря для кого. Минус для тех, кто работает на экспорт, хочет продавать. Они же получают доллары, меняют на рубли.

Я не верю в этот курс. Он нарисованный, уверен. Когда откроются эти биржи, когда человек сможет получить доллары, будет совершенно другой курс. Сейчас это просто все нарисовано.

«Все футболисты вокруг говорили: «Занимайся только футболом». Ребята, вам дается десятилетие. Я и Миранчукам говорил: «Вам дается 10 лет футбола. Чтобы вы были независимы от мамы с папой, от правительства – пытайтесь вкладывать деньги». Не бывает такого, что ты не теряешь. 2-3 раза потеряешь, потом найдешь что-то. К концу карьеры что-то будет.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Когда разговариваешь сейчас с молодыми футболистами… Допустим, Кокора. Он другой. Я с ним сколько раз говорил: «Сашка, зачем тебе Ламборджини? У тебя есть 10 лет, вложи деньги. Закончишь с футболом – купи себе что хочешь». Тяжело. У него понимание такое. С Миранчуками так же говорил.

Но я должен не один говорить, я не умею красиво говорить. Я за то, чтобы каждый футболист, достигший миллиона долларов в год, не гнался покупать тачки, квартиры, на телок тратить. Надо думать о дальнейшей жизни. Если бы хотя бы 60 процентов наших футболистов это делали, было бы 60 семей, которые могли бы говорить свое мнение, хорошо жить. А это же дальше пойдет.

А у нас каждый футболист думает: «Мне 21-23, мне еще играть и играть, здесь миллион потеряю, здесь пропью. Новый контракт придет, там начну думать».

Мы, спортсмены, необразованны, к сожалению. Я признаю это, я в школе практически не учился. Но я рискнул, пожертвовал своим образованием».

«Мне Кокорина капец как жалко. Это один из сильнейших футболистов десятилетия, который загубил себя сам.

Понимаете, в новостях показывают, как он сидит перед тюрьмой и улыбается. Он не улыбался! Он сам по себе такой, у него лицо такое. 

С другой стороны, я завидую, что он так относится к вещам. Он полная противоположность меня. Я думаю, что я сделал не так, сейчас скажу что-то, поеду домой думать, что не так. А ему пофиг. И это классно, это надо принимать. Я так не умею.

Но то, что он загубил карьеру, – это железно. Я с ним столько раз разговаривал. Бог, дай мне его ноги – я бы играл в «Барселоне». Но если бы это произошло, может,  я таким бы ########## (раздолбаем) и был».

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

«Считаю, что для российского футбола Геркус – топ-менеджер. То, что он сделал с «Локомотивом» за полтора-два года – это фантастика.

Почему он не работает? Потому что это наш российский футбол. «Локомотив» 14 лет не становился чемпионом, берет одного игрока с пляжа, меня из первой лиги, собирает команду – и благодаря ему мы выигрываем Кубок, чемпионат. И человека снимают. Вы че, больные?

Кикнадзе ко мне приходит: «На 300 тысяч уменьши зарплату». Тебе надо, ты и уменьшай, я разворачиваюсь и ухожу. Через год воруют 30 млн евро у команды. Вы че, больные? А это все у нас так. Вот поэтому Геркус и не работает

«Мне очень тяжело. Из-за этого пошел помогать детскому футболу, чтобы забыться. Пошел в самый низ, любительская лига. Закупил много оборудования.

До того как я мальков взял, я мяч трогал раза два [после завершения карьеры]. А когда я с ними начинаю двигаться, во мне просыпается все это. Я втянулся, получаю огромное удовольствие.

Я не из тех тренеров, кто готов орать на ребенка. Я слышу других тренеров, они могут позволить сказать: «Слышь ты, дебил, ты куда даешь?» А я вроде как и хочу на ребенка повысить голос, но когда он на меня смотрит глазами котенка из «Шрэка», я таю. Не думал, что так меня это может задеть. Но мне очень нравится, я кайфую». 

«Деньги, которые сейчас иностранцы получают, по 3 миллиона – отдайте на развитие детского футбола. Копните в детский футбол – и вы увидите творящийся там ужас. Конечно, есть «Зенит», «Краснодар» – там все отлично, но дальше копайте. Не должно по всей стране быть 4 школы – должно быть 104, которые будут конкурировать между собой. Ребят должно быть не 10 тысяч, а 50.

Я вообще не хотел, чтобы мои дети пошли в этот грязный российский футбол. Они умоляли: «Мы хотим». Окей, пошли. Шансов попасть в ДЮСШ мало. Я задаю очень много вопросов, где нет ответа. Организация любительской лиги – безобразная. Поля хорошие, но стремление тренеров выиграть турнир – это бред. Стремление выиграть чемпионат России в ДЮСШ – бред.

Почему тренер орет на ребят, что надо выиграть? Только недавно узнал. Если ты выигрываешь чемпионат города, ты можешь идти и тренировать более мощную команду, у тебя зарплата вырастет с 50 тысяч до 65. Мы бьемся за результат у детей. Зачем?

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Нужно систему полностью менять. Я взял детишек, хочу поставить им футбол. Я пытаюсь. Говорю им: «Не обращайте внимания, что тренер орет, пытайтесь играть в футбол. Забудьте о результате».

До 11 лет [нужно] закладывать базу. С 11 до 17 лет в детском футболе обязательно нужно заставлять детей играть в высокий прессинг быстрые передачи, много ударов. Результат должен быть на втором месте. Если ребенок с 11 до 17 лет будет каждый день так учиться – что будет на выходе? Но утыкаемся в результат, в зарплаты тренеров. Кто-то умный будет на контратаках ловить.

Повышение зарплаты в тренерском деле обязательно должно быть. Не может лучший детский тренер «Зенита» получать 100 тысяч рублей».

«Уверен на 100 процентов, что играл бы до сорока – и на том же уровне, если бы не столкнулся с этим дерьмом – российским футболом.

Я ничего не мог понять. Как вы можете увольнять президента, который собрал команду? Как ты можешь просить капитана команды о понижении зарплаты? Я с «Динамо» прошел всю эту грязь. Они опять Кубок России не выиграли, кстати, это необъяснимо.

Геркус меня вытаскивает из этого болота, для России набрал топовую форму – и опять то же самое, что творилось в «Динамо»! И я больше не смог. 

Можно было в «Краснодар» поехать. Меня звали, но в тот момент я вообще не хотел играть в футбол».

«Я против, чтобы нашу сборную возглавлял русский специалист. Все самое лучшее, что у нас происходило в футболе, случилось благодаря иностранцам. Адвокат пришел в «Зенит» и поставил схему 4-3-3 в 2006-м. Мы на него смотрим: «Это как?» Понимаете?

Спаллетти пришел, дал нам 5-часовые тренировки на сборах. Мы ни одного матча не выиграли. Он сел на тренажер и при всей команде позвал меня: «На, ты один из сильных». Я выжать не мог, а он сел и десятку дал. Это тренер.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Понимаете, какая глобальная разница в развитии футбола?»

«Вот сейчас что делает Семак? С ним невозможно поссориться, я с ним никогда не ругался, потому что это просто интеллигентнейший человек. Я как бы не такой.

Что делает Семак? Сейчас он дает четко понять: «Мне нужны готовые футболисты». Окей, это твоя философия. Или ты подстраиваешься, или ты не подстраиваешься.

Что делал Адвокат? Купил Тимощука за 20 миллионов и доверял бесплатному, безнадежному Денисову. Понимаете? Он верил. И он добился. Философии разные? Разные.

Что правильно? А правильно – по факту. Все говорят, что «Зенит» четыре раза подряд выиграл чемпионат. Я говорю: каждый сезон «Зенита» – это полный провал. И сейчас, и прошлый, и позапрошлый. Это полный провал, потому что Европа все показывает. Это мое мнение.

Я вам скажу: сейчас в «Зенит» поставь любого экс-тренера, он станет чемпионом России. Я уверен на 99%. Если метеорит кому-то на голову не упадет – это факт».

Также бывший футболист раскритиковал «Зенит» за осторожную игру в еврокубках.

«Посмотрел «Зенит» – «Бетис» (2:3). Как можно в Петербурге играть в такой трусливый футбол? Как ты намерен обыграть этот «Бетис»? А глобально это всего лишь «Бетис». 

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Нет, в Петербурге ты должен играть высоко, первым номером. Ты проиграешь 0:5 – ну и что? В следующем году ты будешь пытаться еще, и еще, и еще. В Петербурге болельщики любят игру первым номером».

– Полностью – нет, никакого. Как я его могу смотреть? Зачем?

– Да, «Зенит» – «Бетис» я смотрел.

– Нет, нет.

– Нет.

– К сожалению, нет. Но не в обиду – я верю, что они таланты. Я извиняюсь, если что.

Если честно, когда я завершил карьеру, этим же днем я супруге сказал, что готов блевать от нашего российского футбола. Это было мое выражение. Когда знаешь очень много, практически все о российском футболе – работать я вообще нигде не хотел.

Денисов уже рассказывал о любви к плаванию с акулой. Увлечение никуда не делось, но грандиозная идея о заплыве с белой акулой без клетки пока не реализована.

– Нет. Я не созрел пока. Это очень серьезная тема, очень опасно. Я же без клетки погружаюсь.

– Я прочитал очень много про акул, про каждую знаю практически все. Нападение акулы – кирпич на голову упадет быстрее. Это великолепные существа. Когда ты вокруг них – это фантастика.

Ни один специалист тебя не подготовит выйти из клетки и поплавать с ней, ни один адекватный человек этого не сделает. Там надо находиться очень долго. Надо сначала погружаться в клетке, изучать поведение.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Ни один адекватный человек, увидев белую акулу, не возьмет маску с трубкой и не нырнет к ней. Нужно время. Не созрел я пока, страшно, – рассказал Денисов.

При этом дочь Игоря уже погружалась с тигровыми акулами: «Жена возмущалась, мягко скажем. Дочь сама захотела, ей было 13-14. Погрузились с ней, с нами было еще пять мужчин. Дочка осталась в восторге. 

Когда много погружаешься, понимаешь, что это безопасно, как бы смешно это ни казалось. Если придет дикая акула, ты просто уходишь. Ты же гость в этом мире. Если она плохо настроена – окей, я ухожу».

– Я признаю, что со мной тяжело, тяжело дружить. Слово «друг» – очень сильное. Большое спасибо близким, которые меня терпят, мои выходки и высказывания. 

С животными немножко полегче. Особенно в подводном мире – там я понимаю, что я гость, играю по их правилам. А здесь, когда заходишь, начинаешь отношения выяснять, дружбе конец. У людей так, к сожалению. 

Тяжело мне. Я считаю, что друзья – только с детства. Приобрести друга в 38 – я считаю, что это слишком сильно и пафосно сказано.

– Да ни о чем. Верните меня назад, я все равно бы поступил так же. Практически в каждом поступке.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Интервью Денисова Нобелю – о жизни сейчас и желании блевать от нашего футбола

Жалею об одном – что с «Анжи» не стал чемпионом России. Я не фанат Махачкалы, но в тот момент, когда я переходил, когда я разговаривал с Керимовым, я был уверен, что мы будем чемпионами. Я был уверен, что мы будем 100-процентно обыгрывать «Зенит». Но это не получилось, я вообще не понимал, что мне дальше делать.

Команда была… Я тренировался и не понимал, как можно тот «Анжи» победить. Команда была супер. Но это Россия.

***

Под конец Денисов рассказал о своей мечте:

«Сейчас главная мечта – чтобы все это прекратилось. Мне тяжело с этим жить, мечтать о чем-то. Мы здесь сидим, чай пьем, а кто-то там умирает. На данный момент такая мечта».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 + двадцать =