Генеральный директор «Факела» Роман Асхабадзе неожиданно оказался в центре перед матчем со «Спартаком». 

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

Воронежцы сначала запретили спартаковскую символику, сославшись на регламент, однако после запроса РПЛ объяснили, что ошиблись в формулировках – и символика не запрещена, а запрещены только атрибуты поддержки (например, баннеры), и все из-за того, что «Спартак» отказался от гостевой квоты билетов.

А ведь «Спартак» не чужой для Асхабадзе клуб. Он провел в «Спартаке» несколько лет – и от переводчика дорос до гендиректора.

Асхабадзе сделали гендиректором в 2012-м – в день ухода с этого поста Карпина. Будущий тренер сборной возглавил «Спартак» после отставки Унаи Эмери и не мог совмещать должности. Назначение прошло сухо и сопровождалось только новостью на сайте с цитатой Федуна: «Как президент клуба хочу заявить, что на должность исполняющего обязанности генерального директора назначен Роман Асхабадзе».

Роману было всего 29 лет. Его карьера в «Спартаке» развивалась стремительно – в 23 он появился в команде вместе с бразильским защитником Жедером, которого купили у «Сатурна». Асхабадзе был его помощником – а по сути, и водителем, и переводчиком.

Продвижению Асхабадзе по карьерной лестнице способствовал именно Карпин: он назначил его главным администратором в 26, а уже через год Роман стал заместителем Карпина на посту гендира.

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

«Рома Асхабадзе работал в «Сатурне» переводчиком, помогал в том числе и Жедеру, – вспоминал в колонке для Sports.ru Артем Ребров. – Как-то тренировка закончилась, за Жедером не смог приехать водитель, мне Рома говорит: «Не подкинешь нас до Кузьминок? Я говорю: «Без проблем, поехали». И представьте: здоровенный Жедер залезает на переднее сиденье этого «Гетца», назад садится Асхабадзе, едем с базы до метро. Потом уже, в «Спартаке», когда Рома стал Романом Гурамовичем и гендиректором клуба, я смотрел на него и про себя вспоминал: «Эх, а когда-то я тебя на желтом «Гетце» возил».

Чем именно Асхабадзе так приглянулся Карпину – неизвестно. «Не я его поднял – он сам себя поднял. Если бы у него не было необходимых качеств, он бы себя не проявил. Хотя бы то, что он в совершенстве владеет тремя языками – английским, испанским и португальским, – уже говорит о его высоком IQ», – вспоминал Карпин.

Знание языков – одна из важных характеристик, которые повлияли на Карпина. Но не только они – Асхабадзе очень умело разбирался с проблемами без лишних вопросов и был полностью предан Карпину.

Считается, что идею с акцией в поддержку Карпина (футболки с его портретом весной 2011-го) закинул именно Асхабадзе. Это повлияло на позицию Леонида Федуна – он не стал увольнять тренера, получившего 3:10 от мощнейшего «Порту» и провалившего старт чемпионата (а «Спартак» в какой-то момент весны-2011 шел на последнем месте).

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

«Мне бы не хотелось быть подчиненным Романа Гурамовича ни при каких обстоятельствах. Стиль его работы – предельная конкретика, стиль поведения – жесткость, граничащая с бездушием, – описывал топ-менеджера сразу после назначения журналист Евгений Дзичковский. – Общаясь с Асхабадзе по любому поводу и не состоя с ним при этом в служебных отношениях, чувствуешь себя так, словно что-то ему должен. Какие чувства он вызывает в подчиненных, знают только они. Но молчат. Молчание в «Спартаке» эпохи Карпина – Асхабадзе, на мой взгляд, не только клубная примета, но и шанс подольше продержаться на своем месте».

Полтора года Асхабадзе и Карпин работали в связке – главный тренер все равно влиял на трансферную деятельность клуба. За два окна «Спартак» потратил более 80 млн евро, в команде появились Мовсисян, Глушаков, Боккетти, Озбилиз, Эберт и Барриос. Правда, спортивные результаты были не очень: да, в 2013-м «Спартак» бодро стартовал и провел в тройке всю осень, но случались мощные проколы вроде «Санкт-Галлена» в Лиге Европы и «Тосно» в Кубке.

Весной 2014-го Карпина все же уволили – и Асхабадзе остался один. Правда, только на год. И за этот год он сделал лучший трансфер в истории «Спартака» – привез в Россию Квинси Промеса за 11,5 млн евро. Хотя тогда очень много шутили, что «Твенте» был готов продать игрока дешевле, а Асхабадзе плохо торговался, но сам Роман описывал ситуацию по-другому.

«Переговоры с президентами «Твенте» длились 11-12 часов. У руководителей были сомнения в духе: «Через год приедет, грубо говоря, «Бавария» или «Ман Сити» и предложат колоссальные деньги. Будем кусать локти». Основной момент переговоров – финансовые условия. «Твенте» просил больше 15 миллионов, в итоге нам удалось договориться на сумме около 10 миллионов. 

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

Моим первым аргументом была информация о финансовых затруднениях «Твенте», которую я получил, готовясь к переговорам. Затруднениях, связанных в том числе с финансовым фэйр-плей УЕФА. Клубу нужны были деньги сейчас и сегодня. Понятно, что игрока можно продать через год-два за большую сумму. Но они не могли ждать, ситуация им этого не позволяла. В итоге мы договорились, и большая часть трансферной суммы прошла в ближайшие дни после подписания.

Времени не было. Я прекрасно понимал, что если в этот день мы не закроем Куинси, то он либо еще на полгода останется в «Твенте» и подпишет предварительный договор с кем-то из европейских клубов, либо они продадут его куда-то еще», – вспоминал он в интервью Sports.ru.

Правда, Промес был, по сути, единственным трансфером Асхабадзе – свободным агентом подписали Романа Широкова, но его историю в «Спартаке» предпочитают не вспоминать. Федун же рассказывал, что клуб мог реально привезти в Россию Мохамеда Салаха, когда тот еще разгонялся в «Базеле», но Асхабадзе опровергал: «Тогда у нас возник интерес по поводу аренды. Думали хоть как-то человека пригласить, когда у него был небольшой застой в игровой практике. Ответ был конкретный и сразу. Агенты сказали: «В Россию мы не поедем».

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

С тренером тоже не угадали – Мурата Якина советовал чуть ли не Моуринью, но при нем команда безвольно доигрывала чемпионат, приземлилась на шестое место и влетела 0:4 ЦСКА в первом дерби на новом стадионе.

Но вот Валерий Карпин своего помощника вспоминал только добрым словом: «Оцениваю работу Асхабадзе на своем посту как очень положительную. Не знаю, как конкретно сейчас происходят процессы в «Спартаке», но в целом, наверное, представляю общую ситуацию. Поэтому слава богу, что там все еще есть Роман Гурамович.

Может быть, кто-то считает, что он очень строг, а порой и жесток, но наверняка тот, кто близко с ним не знаком. А я как раз считаю это обязательным в работе генерального директора. У него профессиональное образование, он требователен, методичен, умеет правильно поставить задачи и контролировать все процессы, происходящие в клубе».

Правда, в «Спартаке» к Карпину не прислушались. «Асхабадзе практически полностью исчерпал кредит доверия Федуна. Владелец «Спартака» за последнее время стал все больше разочаровываться в работе Асхабадзе, жалобы на которого часто поступали и продолжают поступать от некоторых футболистов, членов административного штаба команды, а также журналистов», – писали «Известия» в апреле 2015-го.

А ведь гендир «Факела» – Асхабадзе. В «Спартаке» начинал с переводчика Жедера, потом привез Промеса

В мае 2015-го Федун «передал клуб профессионалам», а через пять дней официальный сайт поблагодарил Асхабадзе за сотрудничество и объявил о досрочном прекращении полномочий.

После этого он около года поработал в армянском «Бананце», а в 2019-м оказался в «Факеле». И с ним клуб с небольшим по меркам ФНЛ бюджетом сначала прилично буксовал (в том числе из-за того, что Асхабадзе не угадывал с тренерами), но затем выбрался в Премьер-лигу.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × один =