В годы послевоенного кризиса, когда основатели «Спартака» братья Старостины продолжали отбывать срок в ГУЛАГе, команду принял новый тренер, который раньше никогда не работал в больших клубах. Его звали Абрам Дангулов. И он навсегда изменил спартаковский футбол.

Главный текст о методах Дангулова принадлежит американскому историку Роберту Эдельману, который посвятил тренеру несколько глав в книге «Московский «Спартак»: история народной команды в стране рабочих». 

Абрам Дангулов – идеолог спартаковского стиля. Это он поставил короткий пас и придумал бесконечные треугольники

Мы перевели эти главы Эдельмана, чтобы зафиксировать важную часть эпохи.

***

В 1949 году Абрам Дангулов (родился в Армавире), бывший тренер московских «Крыльев Советов», возглавил «Спартак». Компанию ему составил еще один армянин, нападающий Никита Симонян из черноморского портового города Сухуми. В следующем сезоне полузащитник Игорь Нетто, эстонец, родившийся в Москве, стал регулярно попадать в основной состав. Все трое новичков идеально вписались в компанию к ветеранам Соколову и Дементьеву, молодым звездам Сальникову и Парамонову и, с 1950-го года, другому выдающемуся форварду Анатолию Ильину. Все они заложили основу к возвращению «Спартаку» былого величия.

Футбольные приключения Дангулова начались в Краснодаре во время Гражданской войны. Оставшуюся часть карьеры он играл в Армавире, был ловким и умным полузащитником. Тренировать начал в Пятигорске и Сталино (современном Донецке), а затем получил назначение в одну из индустриальных команд, связанных с авиацией –  в куйбышевские «Крылья Советов». За успешной работой последовало приглашение в Москву, где уже местные «Крылья» завоевали место в Высшей лиге сразу после войны. В столице Дангулову удалось собрать конкурентоспособный состав при очень скромных ресурсах. Он приглашал в команду не только игроков из разных советских республик, но и настоящих иностранцев, среди которых были два испанских беженца времен Гражданской войны – Августин Гомес (1922-1975) и баск Руперто Сагасти. 

Прогрессивные взгляды Дангулова на футбол, его тренерские методы отмечались в прессе, у самого тренера сложились близкие отношения со многими спортивным журналистами. Его подпись часто появлялась под статьями в «Советском спорте». 

Когда серия травм подкосила «Крылья Советов» в сезоне-1948, и команда вылетела из Высшей лиги, заняв последнее место, Дангулов был уже известным специалистом. Правда, он остался без работы, потому что авиационное начальство так не хотело играть во втором дивизионе, что предпочло расформировать команду. 

«Спартак» в тот момент как раз искал нового главного тренера. В одной остановке по Ярославской дороге от тренировочной базы «Крыльев» располагалась Тарасовка, спартаковский дом, где «Крылья» не раз играли и тренировались. За тренировками наблюдали Николай Морозов и Владимир Степанов, работавшие в то время администраторами команды, а еще следить мог и кто-то из официальных клубных представителей. Неизвестно, кто именно выбрал Дангулова – может быть, Морозов, а, может быть, жестко критикуемый глава московского общества «Спартак» Василий Кузин. Но кто бы ни был автором идеи, она оказалась удачной.

Абрам Дангулов – идеолог спартаковского стиля. Это он поставил короткий пас и придумал бесконечные треугольники

Новый тренер «Спартака» навсегда изменил командный подход к игре. Привитый им стиль можно проследить и сейчас, несмотря на грандиозные перемены, которые пережил футбол. Дангулов был сторонником стиля с быстрыми рывками в свободные зоны и коротким пасом. Опирался на техничных футболистов, выстраивающих на поле бесконечные треугольники и создающих голы в артистическом, импровизационном, но вполне структурированном стиле – который спартаковские болельщики окрестили «романтическим». 

Командная игра разбавлялась наличием дриблеров, способных преодолеть защиту соперника за счет индивидуальных действий. Один из таких дриблеров, Никита Симонян, так описывал этот стиль: «Мы должны были строить игру на рациональный манер. Футболист, контролировавший мяч, должен был видеть следующего, чтобы отдать ему пас. Тот игрок в свою очередь уже искал третьего свободного игрока». 

По словам журналиста Льва Филатова, Дангулов привнес в московский футбол «южный стиль». Кавказские футболисты – грузины в большей степени, нежели армяне – были известны как большие мастера работы с мячом, яростные и темпераментные в атакующей игре. 

Сделав акцент на мелкий и средний пас, Дангулов сократил количество ошибок, которое было характерно для южных команд в Советском Союзе. Так «Спартак» сам стал самой южной из северных команд чемпионата. До прихода Дангулова она была известна сильной обороной и мощными, физически одаренными игроками атаки, которые проявляли желание, волю и уверенность в себе. Они играли более-менее как любая другая московская команда, просто сильнее и быстрее. 

Новый «Спартак» был тоньше, быстрее и техничнее. Игроки даже выглядели иначе. Посмотрите на командные фотографии 1949 года. Алексей Парамонов (176 см) стоит посередине, как минимум пять одноклубников ниже ростом. Дангуловские взгляды на футбол и его нетрадиционные методы в подборе игроков создали спартаковский стиль, который со временем занял свое место в мифологии команды рядом со спартаковским духом. Идеями Дангулова прониклись не только игроки – их поддержали и болельщики, для которых новый стиль стал свидетельством прогрессивных спартаковских взглядов.

В то тяжелое время, в разгул ксенофобии и «борьбы с космополитизмом», был ли спартаковский выбор в пользу «социалистического интернационализма» осознанным? Тогда никто не говорил об этом, говорить так было бы равносильно самоубийству. Тем не менее разница между «Спартаком» и его московскими соперниками была совершенно очевидной. Спартаковцы Парамонов, Симонян, Ильин были меньше, быстрее, а те, что подлиннее и грациознее – Сальников, Нетто – играли в другой футбол, меньше ориентированный на физическую силу. Это было демонстрацией другого типа телесной культуры. Никто из них не выглядел как архетипичный русский мужик, образ которого в футболе олицетворял Всеволод Бобров. «Спартак» не играл жестко, не играл в длинный пас и «бей-беги». А другие советские команды играли именно так.

Абрам Дангулов – идеолог спартаковского стиля. Это он поставил короткий пас и придумал бесконечные треугольники

Неявной моделью для того «Спартака» может служить креольский футбол «Ривер Плейта». Именно такой футбол подарила миру Аргентина и Уругвай в 20-е и 30-е годы. Это был футбол, доведенный до совершенства миллионами испанских и итальянских иммигрантов в Латинской Америке, искусный и хитрый, чувственный и артистичный. Те же мужчины и женщины подарили миру другую экзотическую культурную форму – страстное и сексуальное танго. Для них футбол и танго были тесно связаны как практики, дающие возможность телу выразить то, что разум выразить не способен.

Разрешавший игрокам секс накануне игры, Дангулов вряд ли может считаться типичным советским тренером. Наоборот, характерный для него индивидуализм в сочетании с уважением к чужому мнению сближали его с другими лидерами команды. Он был немногословным человеком, обращавшимся к своим игрокам исключительно на «вы». Вместе со своим ассистентом, его более разговорчивым альтер-эго Владимиром Гороховым, Дангулов тратил много времени на индивидуальную работу с игроками, занимаясь техникой и встраивая их в свою тактическую систему. 

Заядлый курильщик, он зажигал сигарету и погружался в альтернативную реальность на время матча, проводя всю игру молча и оживая только после финального свистка. 

Он понимал, что команда не сможет играть в его футбол без определенного уровня гармонии. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

10 − один =