«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Вас ждет самый объемный пост в истории блога. И, наверное, это логично, ведь речь пойдет о «Челси» и великолепном сезоне-2004/05. Я отправился в Лондон после брутального приключения в «Портсмуте», застал первые шаги Романа Абрамовича во главе клуба и поработал с Жозе Моуринью, настоящим победителем и самым неординарным тренером того времени.

Впервые я встретился с Моуринью во время Евро-2004 на яхте Романа Абрамовича. Жозе спросил, на каком языке мне удобнее общаться, и я предпочел французский, а не английский (знал его не очень уверенно). Моуринью сказал, что собирает в «Челси» 25 сильных футболистов, рассчитывает на меня, но не гарантирует место в составе. Достал блокнот и показал схему, с которой планирует играть: 4-3-3. Сделал акцент на треугольнике в середине поля: опорный Макелеле и два центральных с широкими функциями – рядом с Лэмпардом было мое место. Правда, в первых турах Жозе использовал 4-4-2 с ромбом в центре.

 «Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

В «Челси» я узнал, что такое глобальная цель на весь сезон. В предыдущих клубах стратегический горизонт был намного уже: я думал о восстановлении после игры и подготовке к следующей. А Моуринью задал траекторию на первом же собрании: «Я вижу здесь классных футболистов, но кто из вас хоть что-нибудь выиграл?» Все опустили головы, Жозе выдержал паузу и сказал: «Я пришел сюда за трофеями. Запомните – они важнее хороших контрактов».

Он сказал, что мы должны побеждать с первого матча и тогда придем к титулу. Только представьте: «Челси» 50 лет не выигрывал чемпионат, команда еще не обновилась после прихода Абрамовича, Моуринью работал первые месяцы. И он был уверен, что мы должны оттеснить «Манчестер Юнайтед», «Ливерпуль» и «Арсенал», который в прошлом сезоне ни разу не проиграл. Это очень сильно на нас подействовало. И мы еще до первого тура осознали: наша единственная цель – чемпионство. 

Я хорошо зарекомендовал себя на сборах, а в коммерческом турнире в США даже забил «Селтику». Протащил мяч в центре, отдал на фланг Муту, а он вернул. Я не нашел продолжения атаки и подумал: «Дай-ка пульну». Зарядил так, что попал в дальнюю девятку.

Я чувствовал уверенность, хорошо набирал функциональную форму, но получил небольшое повреждение и вплоть до возвращения в Лондон был травмирован. Даже не сыграл в последнем контрольном матче, но Моуринью все равно в меня верил. За несколько дней до игры с «Манчестер Юнайтед» спросил: «Ну как самочувствие?» – «Все нормально, готов». Понял, что он рассчитывает на меня в старте.

Так и вышло: дебютировал против великой команды сэра Алекса, провел на поле все 90 минут, мы победили 1:0. Я хорошо двигался, обострял, надежно защищался. И меня даже признали лучшим игроком матча.

Лучше старта не придумаешь.

После матча с «Юнайтед» Моуринью был сильно недоволен нашей психологией. Гудьонсен забил в первом тайме, а во втором мы сели в оборону и удерживали счет. Единственный разбор игры в том сезоне проводили именно после «Юнайтед». 

Моуринью с помощниками приготовили нарезку эпизодов, в которых мы должны были действовать иначе. Кстати, когда мы в России смотрели матчи с Яковенко на видеокассетах (как вам сравнение Яковенко с Моуринью?), могло доходить до абсурда: нам включали игру целиком, сидели по четыре часа и слушали, как тебя публично ругают за ошибки. 

У Моуринью было иначе: он никогда никого не задевал персонально, фиксировал только командные ошибки. Например, показывал, когда нужно было выше выстраивать оборонительные линии – ближе к центру поля, а не штрафной.

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Больше мы не разбирали матчи постфактум, но много анализировали будущих соперников. Доходило до трех собраний: два были накануне игры (видеонарезки, проходились по персоналиям), а еще одно – в день игры. Те, кто недавно переехали в Англию, получали больше информации – о привычках прямых оппонентов, об общей тактике. На финальном собрании очень дотошно разбирали стандарты: как мы исполняем, как соперник, кто в какой зоне находится, кто кого опекает, сколько игроков встают в стенку при штрафных с разного расстояния, кто именно. Помню, перед игрой с «Ньюкаслом» или «Блэкберном» слили видео, где их тренер разбирает нашу игру, и эта пленка каким-то образом попала к Моуринью. На нее мы тоже опирались.

Одним из аналитиков был Андре Виллаш-Боаш, которого мы воспринимали старшим товарищем. Как-то Дима Аленичев сказал мне: «Представляешь, Виллаш-Боаш станет главным тренером?» – «А кто это?» – «Ну как? Ваш Андре». Я даже его фамилию не знал. Он не часто появлялся на поле, больше сидел в кабинете. Был очень коммуникабельным, добрым, улыбчивым. Мы жили недалеко друг от друга и пересекались на улице, когда катались на велосипедах.  

Еще деталь: Моуринью хотел собирать нас за день до игры, как, например, делали в Португалии и Франции, но английские традиции – приезжать на матч за пару часов до начала – оказались сильнее. Правда, Жозе настоял, чтобы мы собирались хотя бы за четыре часа, спокойно оставляли вещи на стадионе и вместе обедали. 

Очень впечатляли тренировки – крайне интересные. Несколько я даже записал и передал брату, который начинал работать тренером. Все завязано на мяче: на первой тренировке я увидел на бровке россыпь мячей, и Моуринью сказал, чтобы каждый взял по одному. В «Фулхэме», например, первые пять дней мы вообще не видели мяч и даже умудрялись боксировать в тренажерном зале. 

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Несколько деталей про тренировки Моуринью: 

• Все упражнения (даже двусторонки) проходили на ограниченных пространствах, чтобы быстро принимать решения и привыкать к темпу АПЛ. Потом и правда легче играть на большом поле. Впрочем, так было и в «Портсмуте». 

• Тренировки проходили на нескольких полях, каждое – под отдельный блок с упражнениями. Я впервые увидел, что после, например, квадрата, помощники не расставляют другой инвентарь – все готово еще до начала занятия, на другом поле. 

• Очень разнообразные упражнения. Например, играли 5 на 5, а помощники Моуринью стояли с запасом мячей на позиции лайнсменов. И прямо во время игры бросали на поле второй мяч – совсем в другую зону. То есть ты мог атаковать, а потом должен был мгновенно переключиться, бежать назад и обороняться. Резкая смена фазы. 

Еще одно упражнение. Стоишь за лицевой, у тебя есть свой номер – с первого по пятый. Две команды. Жозе кричит: «Two!» Вбрасывает мяч, и к нему несутся вторые номера. Кто первый на мяче, должен обыграть соперника и пробить по воротам. Чаще боролись один в один, но иногда Моуринью выдергивал тройки, четверки. Все очень интенсивно. 

• Никаких кроссов и тестов. Тренажерный зал – по желанию. Были рывки, прохождение легких барьеров, но любое упражнение обязательно заканчивалось ударами по воротам. И физически команда чувствовала себя отлично, никаких спадов.

В том сезоне Моуринью провозгласил себя Особенным и показал миру священное кашемировое пальто. Наверное, это был лучший Моуринью. Моуринью на взлете. Может, у Жозе и проскакивало высокомерие в медиа, но с игроками он его не проявлял. И всегда нас защищал, никогда не выносил в интервью внутренние проблемы. 

Моуринью – прекрасный психолог. Одна из фишек – дифференциация настроя на игру. Жозе отлично понимал, что перед матчами с топ-клубами у игроков не только запредельный настрой, но и запредельные нервы. И он умышленно сбавлял градус, порой даже в гипертрофированной форме. Проходился по персоналиям: например, говорил, что у Гиггза хорошая левая нога, но правая – для ходьбы. Что Криштиану Роналду быстрый, но не вовремя расстается с мячом. Специально расслаблял игроков, давая понять, что соперника можно обыграть. 

Явных аутсайдеров – особенно перед гостевыми матчами – Моуринью, наоборот, возвеличивал. Говорил, что они будут делать все, лишь бы не дать нам победить. И я знал, что это абсолютная правда, потому что боролся за выживание с «Портсмутом». И помнил, как мы обыграли дома «Манчестер Юнайтед» 1:0 и стали героями города на весь месяц. Настраивая на аутсайдеров, Моуринью тоже проходился по игрокам, придавал им большую значимость – например, говорил, что центральный защитник фантастически играет на стандартах. Подчеркивал, что три очка с «Манчестер Юнайтед» и «Саутгемптоном» – это одинаковые три очка. И что наша техника, мышление и большие контракты не сработают без мотивации. 

Моуринью всего раз вышел из себя. Перед матчем с «Арсеналом» он акцентировал внимание на том, что Анри может реактивно разыграть штрафной, и обязательно нужно вставать перед мячом. Но ребята, видимо, потеряли концентрацию, и Анри не просто разыграл, а пробил мимо строящейся стенки в самый угол – Чех не достал. Это случилось перед самым перерывом. 

На эмоциях в раздевалке Моуринью схватил банку с вазелином (им натирают места, которые можно стереть, проскользив по газону) и бросил ее в стену. 

Еще интересный случай. Мы играли с «Астон Виллой», выглядели невнятно, ничего не предвещало победы. Но ближе к концу первого тайма Моуринью повернулся к помощнику и сказал: «Мы выиграем». Думаю, это был такой психологический ход для запасных. Мы преобразились, я вышел во втором тайме, но сыграли вничью. 

Психологические игры Моуринью помогли провести роскошный сезон: 29 побед, 8 ничьих, всего одно поражение. Разница мячей – 72:15. Мы набрали 95 очков, этот рекорд побил «Манчестер Сити» только в 2018 году.

Я запомнил Абрамовича сдержанным, скромным, вовлеченным в футбол. Позднее я сталкивался с руководителями, даже не хозяевами клубов, а просто исполнительными директорами, которые искренне считали, что победы принадлежат им. Они говорили: «Я победил в этом матче». И это было очень смешно. 

В действиях Абрамовича никогда не проявлялись высокомерие и упоение властью. Игроки относились к нему очень уважительно, но без чрезмерного трепета. Думаю, о многом говорят недавние слова Терри: «Ваша поддержка останется со мной навсегда. Ваше наследие и имя будут помнить вечно, вы лучший владелец в мире. Спасибо за все».

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Абрамович смотрел матчи из ложи, но ему было очень интересно, как все происходит на поле. Мне было неудобно, что со мной он общался чаще, чем с другими игроками, но нас все-таки объединял русский язык. И он меня иногда расспрашивал: а почему вы здесь сыграли так, а там вот так? Ему хотелось увидеть игру под другим углом, понимать детали.  

После матчей он заходил в раздевалку, садился с краю, рядом с Джоном Терри. Поздравлял, радовался вместе с нами. Ему искренне хотелось быть частью команды.  

. Не пропустили ни одной тренировки. Вообще. И на каждой выкладывались на 200%. Те же Галлас и Дрогба, зная, что они в составе, экономили силы на предыгровой, а Лэмпард и Терри не унимались. При этом у них вообще не было травм. Невероятная стабильность – и в отношении к делу, и в игровых качествах (высокий уровень 40 матчей подряд). Мне казалось, что у этих ребят есть кнопка. Тот же Терри мог за 10 минут до разминки сидеть без формы, а потом нажимать эту кнопку и быть самым заряженным на поле. 

. Хладнокровие и видение поля. Редкий случай, когда ты не завидуешь визави, а радуешься за него. Мы очень уважительно относились друг к другу, много общались на французском. Прекрасный человек, заслуживает огромного пиетета. Думая про Макелеле, Терри и Лэмпарда, я вспоминаю слова Лобановского: «На гребень успеха выносит того, кто обладает колоссальной концентрацией как душевных, так и физических сил в момент наивысшего испытания». 

. Быстрый, с шикарным дриблингом, классным ударом и мощным прыжком. Дрогба в то время был восходящей звездой, его расцвет – во многом заслуга Моуринью. В то время главным форвардом был Гудьонсен, и, чтобы давать Дрогба больше времени, Жозе оттянул Эйдура на позицию, которую занимали мы с Тиагу. Жозе не изменил схему, показав Дрогба, что он будет частью звездной команды, а не звездой, на которую работают остальные.

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Моуринью научил Дрогба, который был не очень силен в отборе на чужой половине (и не слишком-то рвался прессинговать), дисциплинированно спускаться за линию мяча и не давать сопернику спокойно начинать атаку. 

. На поверхности – скорость и дриблинг. Но важно, что Роббен принимал грамотные и своевременные решения. Уже в 20 лет он играл очень интеллектуально для игрока фланга. 

За шутки в команде отвечал Терри. У него был жесткий кокни-юмор на грани с пошлостью. Как-то я вышел из душевой, а навстречу Паркер и Бридж катили бак, куда после тренировки мы скидывали грязную форму. Вдруг с диким воплем из него выскакивает Терри – я даже испугался. 

Когда у нас было несколько выходных, Терри организовал дома турнир для фанатов PlayStation. Развесил объявления, заказал медали и кубок. И сам же этот турнир выиграл. А на следующий день пришел на тренировку с трофеем и медалью на шее. 

Терри не закрывался в туалете, ковырялся в носу перед матчами и предлагал всем попробовать свои козявки. Меня он называл Crazy Russian, потому что я иногда поддерживал его шутки, но менее безумные. 

А вообще юмор Терри был еще и важной терапией. Помните фильм «Гол»? Там в хронику попал наш выездной матч с «Ньюкаслом». Грустное зрелище: мы проиграли 0:1, заканчивали вдевятером, Терри пришлось встать в ворота, травмировались Роббен и Дафф. И все это произошло накануне игры с «Барселоной» в Лиге чемпионов. 

Моуринью решил не возвращаться в Лондон и улететь в Испанию прямо из Ньюкасла через день. А наутро после матча мы приехали на тренировку, переодевались, и в какой-то момент подошел возбужденный Терри: «У кого есть зажигалка?» Никто и не догадывался, что будет дальше. 

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Когда мы вышли на поле, Моуринью обратился к команде: сказал, что нельзя киснуть в такой непростой момент, что через два дня у нас важная игра, озвучил распорядок. И тут в круг забежал Терри с семейными трусами в горошек и поджог их. В этот момент ассистент Моуринью осознал, что это его трусы, и попытался выхватить их у Терри. Ну а мы ржали и катались по газону. 

Мне кажется, Моуринью просто понадобился поступок, который смог бы нас переключить. Видимо, он переодевался, заметил у помощника эти трусы и подозвал Терри. А Джон с радостью исполнил. 

И что самое интересное – мы и правда переключились. Да, проиграли в гостях 1:2, но в ответном матче победили 4:2 и выбили «Барселону» из Лиги чемпионов. А в Каталонии я установил личное достижение: вышел на 90-й минуте и ни разу не коснулся мяча. Больше такого не случалось. 

Я сыграл за «Челси» 16 матчей в АПЛ, 4 – в Кубке Англии, 5 – в Лиге чемпионов. Вроде бы солидные цифры для сезона в такой конкурентной команде, но я хотел большого. И в какой-то момент просел психологически. 

Думаю, это был страх. И самоедство. Моуринью проводил существенную ротацию, и я оказался к ней не готов. До «Челси» я выходил в старте и в сборной, и в российских клубах, и в «Бордо» с «Портсмутом». Да и в «Челси» в первых двух турах появлялся в основе. А потом неправильно оценил ситуацию, эта история до сих пор не дает покоя. 

После дебюта против «Манчестер Юнайтед» я полетел в Москву на товарищеский матч сборной против Литвы. Брат говорил мне: «Оставайся в Лондоне, ты устанешь, зачем срываться на товарняк? Тренер поймет». Я не послушал и играл на уставших ногах, помню, каким быстрым мне казался Шемберас. Сыграли 1:1, но я проиграл почти все единоборства. Когда вернулся в Англию, мы сразу поехали на выезд к «Бирмингему», и я настолько вяло играл на фланге, что Моуринью заменил меня после первого тайма. И на третий матч я уже не вышел в основе. 

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Потом я, конечно, возвращался в старт, но не смог привыкнуть, что тренер не доверяет мне безоговорочно. Мне было 29-30 лет, такое случилось впервые в карьере. Амбиции перевесили осознание того, что я попал в мировой топ-клуб, где совершенно другие стандарты. Да и я переживал, что уступаю по уровню звездам. 

Я вкалывал на тренировках, но этого не хватало. Точно пасовать и достойно играть в отборе достаточно для «Бордо», «Чарльтона» и «Портсмута», но не для «Челси». Там нужно больше: постоянно двигать мяч вперед и обострять, а я отдавал назад или поперек. Даже на тренировках. Играл на сохранение, потому что меня окутывал страх ошибиться. Помню разговор с Дрогба в раздевалке: «Алекс, ты же видишь продолжение. Почему не отдаешь?»

Было тяжело. Я жил рядом с собором, которая каждый час отбивала звон, будила меня в 4-5 утра. Больше я не мог уснуть и крутил в голове матчи и тренировки. К сожалению, оставался наедине с проблемой, ни с кем ее не проговаривал. Делиться с кем-то было неудобно. 

Даже когда мы выиграли АПЛ, я этого толком не осознал. Была небольшая горечь от того, что я внес не такой вклад, какой мог бы внести. 

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Ротация не устраивала и некоторых звездных игроков. Например, Матею Кежмана. Он был героем «ПСВ», но получал мало времени и ругался с Моуринью, иногда публично. При этом ротация была во всех линиях: даже Дрогба не всегда попадал в состав, за две позиции на флангах соперничали Дафф, Джо Коул и Роббен. Незаменимыми оставались четыре-пять человек: Терри, Лэмпард, Макелеле, Гудьонсен. Даже Чех менялся с Кудичини, который выходил в Кубках. 

В конце сезона я вызвался на разговор к Моуринью, заручившись поддержкой Абрамовича, чтобы меня отдали в другой клуб. Моуринью говорил, что ротация – это нормальный процесс, что у «Челси» не только чемпионат, а еще Лига чемпионов и два внутренних Кубка, поэтому я буду играть. 

Но я уже принял решение. 

Легко. С точки зрения соблазнов Лондон намного проще Москвы. Хотя в «Челси» у меня было больше свободного времени, несмотря на плотный календарь. Все-таки одна тренировка, после обеда ты свободен. Во все города ближе Бирмингема добираешься на автобусе. Дальше – на самолете, но максимум 40 минут полета. 

Единственный момент, когда мне захотелось продемонстрировать статус, связан с автомобилем. В Лондоне я снимал квартиру в центре города в районе Мейфэйр. Комплекс еще со времен Барнаула: жил на окарине и менял по два-три транспорта, чтобы добраться до стадиона. В Лондоне получилось наоборот: жил в центре, а база находилась за пределами города. Все как не у людей!

Я перевез из Франции «Мерседес» с левым рулем, а потом показалось, что неплохо бы взять и вторую машину. Просто я видел, как англичане предпочитали родные премиум-марки: Терри ездил на «Бентли» с номером 26JT, некоторые гоняли на «Астон Мартин». И вот, живя в центре и не имея возможности нормально парковаться, я купил большой «Порш Кайен», который только-только выпустили. Но уже через два месяца продал, осознав, что нелепо иметь две машины.

Позже для удобства взял «Мини Купер», с которым забыл о проблемах с парковкой. Идеальный автомобиль. Нголо Канте подтвердит. 

«Чтобы нас расслабить, Моуринью говорил, что Криштиану передерживает мяч». Гид Смертина по шикарному «Челси»-2004/05

Я бы посоветовал Арсену руководствоваться принципами, которыми руководствовался Андрей Аршавин. Когда за него заплатил «Арсенал», мы встретились на предсезонке, и он сказал: «Все в порядке, все бегут. Но я все равно буду играть». И заиграл. 

Арсен должен верить в себя, несмотря на возраст и авторитет партнеров. У него хорошее игровое мышление и скорость, сможет подстроиться под английские стандарты. Если хочет играть – будет вынужден подстроиться. И важно сразу понять, что нужно выгрызать место в составе на протяжении недельного цикла, а потом быть запредельно мотивированным в матче. Потому что фрагментарная мотивация, свойственная чемпионату России, в Англии не прокатывает. 

Если вкалывать на тренировках и не бояться играть раскованно, у Арсена будет хороший шанс.  

Другие тексты Смертина:

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

тринадцать + семь =