ЧМ-2022 в Катаре стартует меньше чем через два месяца – и участники турнира вовсю выкатывают новые комплекты форм. Предыдущие новинки мы детально рассматривали здесь и здесь.

Однако на фоне остальных сборных сильно выделилась Дания. Экипировщик Hummel выразил свое отношение по предстоящему турниру и выпустил комплект, через который протестует против Катара и нарушений прав человека.

Дания поедет на ЧМ в черной форме. Это цвет траура по 7 тысячам погибшим рабочим в Катаре
Дания поедет на ЧМ в черной форме. Это цвет траура по 7 тысячам погибшим рабочим в Катаре

«Мы хотели послать двойной сигнал. Форма не только вдохновлена Евро-92 и отдает дань главному футбольному успеху в истории страны, но и протестуют против Катара и нарушений прав человека в стране. Вот почему мы смягчили детали новых футболок Дании – включая наш логотип и культовые шевроны, – пишет в своем заявлении компания.

Нам не хочется быть на виду во время турнира. Он стоил жизни тысячам людей. Мы поддерживаем сборную Дании и это не то же самое, что поддерживать Катар в качестве принимающей страны. Мы считаем, что спорт должен объединять людей. Когда это не так – мы делаем заявление».

Еще одна особенность помимо смягченных деталей – гостевой комплект черного «траурного» цвета.

Дания поедет на ЧМ в черной форме. Это цвет траура по 7 тысячам погибшим рабочим в Катаре

«Это цвет траура. Идеальный цвет для третьей футболки сборной Дании на этом ЧМ. Мы очень хотим сделать заявление по ситуации с соблюдением прав человека в Катаре и его обращении с рабочими-мигрантами, которые построили в стране стадионы для турнира».

В майском исследовании Amnesty International методы работы в Катаре во время Кубка арабских наций-2021 назвали принудительным трудом. Охранники на объектах работали более максимально разрешенных 60 часов в неделю. Отмечалось, что они работают в тех же условиях и на проектах, связанных с ЧМ.

В апреле организаторы ЧМ-2022 признали факт эксплуатации рабочих подрядчиками.

Дания поедет на ЧМ в черной форме. Это цвет траура по 7 тысячам погибшим рабочим в Катаре

Все началось с прошлогодней статьи The Guardian, в которой говорилось, что минимум 6751 рабочий-мигрант из Индии, Пакистана, Непала, Бангладеш и Шри-Ланки умер в Катаре с 2010-го, когда страна получила ЧМ. В тексте уточнялось, что общее число погибших значительно выше, потому что данные не включают информацию о смертях мигрантов из других стран, которых в Катаре тоже много.

После этого против ЧМ в Катаре выступило несколько клубов из Норвегии, а некоторые европейские сборные напоминали о проблеме специальными акциями. Но до бойкота так не дошло.

В марте организаторов критиковал Луи ван Гал: «Нелепо, что мы будем играть в этой стране, чтобы – что говорят в ФИФА? – чтобы развивать футбол. И это делают, организовав в этой стране турнир. Но это не имеет значения. Дело в деньгах, в коммерческих интересах. Вот что имеет значение для ФИФА. Как думаете, почему я не состою в комиссиях ФИФА при моем опыте? Потому что я всегда выступал против такого рода организаций. Это неправильно».

Тогда же заговорил Гарет Саутгейт: «Есть опасения по поводу того, что болельщики будут чувствовать себя некомфортно, опасения по поводу условий строительства стадионов и опасения по поводу прав человека».

Это заявление не осталось незамеченным в Катаре. Глава оргкомитета ЧМ-2022 Нассер Аль-Хатер жестко ответил тренеру:

«Я бы хотел поинтересоваться, кто из сборной Англии бывал в Катаре? Был ли в Катаре сам тренер? Основываются ли его суждения и публичные заявления на том, что он прочитал? Есть определенная проблема в том, что вы основываете свое мнение на прочитанном и делаете громкие заявления. Столь влиятельный человек, человек, к которому прислушивается столь обширная аудитория, должен очень тщательно подбирать слова.

Дания поедет на ЧМ в черной форме. Это цвет траура по 7 тысячам погибшим рабочим в Катаре

Нужно приехать сюда, поговорить с рабочими, понять, что им приносит пребывание в этой стране, прежде чем делать подобные заявления. Есть отдельные эпизоды, попадающие в медиа, но я могу заверить, что если он приедет и пообщается с большинством рабочих, то они расскажут, как устроили своих детей в университет, как построили жилье для семей. И эти истории никто не слышит.

Поэтому я с нетерпением жду возможности поприветствовать Саутгейта здесь на жеребьевке. Он сможет выслушать мое мнение. Он не обязан верить, но должен хотя бы попытаться понять, что есть разные мнения и культуры. Идеальных стран нет, давайте скажем прямо. И если кто-то приезжает и говорит, что он прибыл из идеальной страны, то ему стоит хорошенько посмотреть на себя».

«Здесь речь идет только о деньгах. Сейчас футбол – это бизнес. Я думал, что это единственное место, где каждый имеет шанс, – считает Эрик Кантона.

То, как они обращались с людьми, которые строили стадионы – ужасно. Погибли тысячи людей. Все мы будем отмечать этот чемпионат мира? Лично я смотреть его не собираюсь. Лучше покататься на мотоцикле по Южной Америке или провести время с маленькими детьми из бедных районов мира – просто погонять мяч с ними».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двадцать − 12 =