Перевод статьи Дэниела Тейлора, The Athletic

Не нужно долго ехать по его привлекательной, густо засаженной деревьями дороге, чтобы понять, чем понравился ему этот район. Широкие и элегантные улицы, роскошные дома, ну и, разумеется, предельно дорогая аренда жилья, которую могут позволить себе только обеспеченные. Большие стены, внушительные ворота, снаружи красуются камеры видеонаблюдения, а рядом мощные автомобили — все это лишь подтверждает, что речь идет про имения футболистов.

Здесь прошлым летом детективы постучали в его дверь в рамках своего расследования о предполагаемых преступлений на сексуальной почве с участием профессионального спортсмена.

В настоящее время футболист, о котором идет речь, живет в другом месте, которое различные СМИ назвали «конспиративным домом».

Он не идет с друзьями играть в гольф на одном из близлежащих полей и отказывается выпить кофе по дороге домой с тренировки. Его перевели в тайное место, пока полиция продолжает расследование о том, что он имел незаконные сексуальные отношения с девушкой младше 16 лет.

У него забрали ноутбук. Были даже предположения, что световые люки в его новом доме были заклеены скотчем, чтобы исключить риск съемок сверху дронами. Его клуб, как говорят, помог организовать переезд.

Однако никто в клубе не хочет об этом говорить, а кроме минимального количества людей подробностей в этом деле никто не знает.

Им остается лишь ждать и ждать, чтобы узнать, приведет ли полицейское расследование к возбуждению уголовного дела Королевской прокуратурой, ведь прошел уже почти год. Ближайшая дата его внесения залога, 16 июля, является ровным годом со дня ареста.

Это уже был долгий и затянувшийся процесс, и если вам интересно, почему вы не читали больше об игроке, о котором идет речь, то это только из-за то, что по закону нельзя сообщать его имя вместе с какими-либо подробностями: его возраст, национальность, клуб, семейное положение и т.д — все то, что может помочь идентифицировать личность.

Современный футбол предполагает, что чему-либо в этом роде чрезвычайно трудно оставаться конфиденциальным, особенно в эпоху социальных сетей. Но есть свои правила: любое СМИ, игнорирующее их, могут быть привлечены к ответственности. Имя футболиста не может мелькать, если ему не предъявлено обвинение в преступлении, или же сам не решит обнародовать информацию.

Единственное, что можно сообщить, так это то, что за последние 11 месяцев его пять раз отправляли под залог.

Первый раз, после ареста, до 19 октября. Сначала продлили до 16 января, а потом опять еще на трое суток. Следующее продление было до 17 апреля, и в последний раз полиции пришлось подавать специальное заявление в магистраты. Дополнительные вопросы появятся в следующем месяце. «Теперь его попросят внести залог в субботу, 16 июля, поскольку расследование продолжается», — говорится в заявлении полиции.

Тем временем в его клубе они изо всех сил стараются вести себя как обычно и не распространять информацию от тех, кто об этом ни сном, ни духом.

Эта новость появилась прошлым летом во время предсезонки, поэтому игроков собрали на встречу и рассказали, о чем идет речь. Подробности дела не разъяснялись, но многие были ошарашены. Они узнали, что их товарищ отсутствовал на тренировке, потому что был арестован.

Футболисты, как правило, устойчивые и волевые люди, но, по словам людей, знакомых с этой ситуацией, это был единственный случай, когда они не могли справиться с эмоциями. Хоть об этом знает ограниченный круг людей, все они уверенны, что вскоре это будет выставлено на общее обозрение.

Клубный отдел по связям с игроками помог найти футболисту новое место жительства, вдали от фотографов и других СМИ, которые получили его реальный адрес. Все прекрасно понимали, что отель — тоже плохой вариант

Ни один клуб в мире не может быть готов к таким неприятностям, поэтому менеджменту предстояло много проблем по выходу из кризиса.

Один игрок был в ужасе, обнаружив, что люди ошибочно спекулируют в Интернете о том, что он предполагаемый преступник.

В первые несколько недель в клубе велись дискуссии о том, уместно ли публиковать фотографии смеющихся или улыбающихся игроков во время тренировок. Никто не хотел, чтобы его считали бесчувственным, принимая во внимание серьезность того, что утверждалось.

Клуб проконсультировался с юристами и решил максимально уйти в тень. Дело было сочтено слишком важным и деликатным, чтобы клуб мог как-то комментировать происходящее.

Журналисты не склонны спрашивать об этом на пресс-конференциях, потому что знают, что клубу больше нечего сказать, и, в любом случае, ничего нельзя сообщить даже по закону. Это полицейское расследование, а не суд Линча.

На это ушёл почти год, а по футбольным меркам целый сезон. Стоит также помнить: если прокуратура выдвинет обвинение, то суд может произойти еще очень нескоро.  

Просто вспомните о задержках, связанных с судебным процессом над Райаном Гиггзом из-за обвинений в том, что он напал на свою бывшую жену.

Гиггзу, который все отрицает, было предъявлено обвинение в апреле 2021 года. Первоначально ему была назначена дата судебного разбирательства в январе этого года. Затем, за несколько дней до того, как дело должно было начаться, самый титулованный игрок в истории «Манчестер Юнайтед» узнал, что оно откладывается на семь месяцев.

Дело неназванного футболиста расследуется дальше

Судья сказала, что она знала о «расстройстве и неуверенности», которые вызовет это решение. «К сожалению, из-за большого количества нерассмотренных дел, усугубленных пандемией, это повседневная реальность для уголовных судов», — добавила она.

Что касается Бенжамана Менди, то игрок «Манчестер Сити» предстанет перед правосудием в Королевском суде Честера в июле (через 20 месяцев после ареста!). Менди обвиняют в восьми изнасилованиях, одном сексуальном домогательстве и в одной  попытке изнасилования в отношении семи разных молодых женщин.

Дело неназванного футболиста расследуется дальше

Также нельзя не вспомнить, сколько времени потребовалось, чтобы дело Тайрелла Робинсона завершилось прежде, чем его отправили в тюрьму по обвинению в сексуальных отношениях с 14-летней девочкой.

Робинсон был арестован в раздевалке «Брэдфорда» перед тем, как они сыграли матч Кубка лиги с «Маклсфилд Таун» в августе 2018 года. Однако только в январе 2021 года, почти два с половиной года спустя, бывший тинейджер «Арсенала» узнал о своем наказании. Ему дали три с половиной года.

Конечно, каждый случай индивидуален, и нет никакой реальной формулы, чтобы понять, когда все может прийти к апогею в случае с неназванным футболистом. Эксперты по правовым вопросам отмечают, что многим делам во времена COVID-19 потребовалось больше времени, чтобы пройти через систему из-за нехватки ресурсов и задержек в судах.

Возможно, можно провести параллель с делом Адама Джонсона, тогда игравшего в «Сандерленде», который был приговорен в 2016 году к шести годам тюремного заключения за сексуальные отношения с 15-летней девочкой.

Дело неназванного футболиста расследуется дальше

«Задержки в системе уголовного правосудия с расследованием преступлений беспокоят всех участников, будь то потерпевшие или ответчики», — говорит Дино Ночивелли, партнер адвокатской конторы Leigh Day, который специализируется на делах о предполагаемых правонарушениях. «К сожалению, это становится все более распространенной и усугубляющейся проблемой».

Понятно, что это сложный вопрос, когда с одной стороны все согласны с тем, что утверждения такого рода должны быть расследованы качественно. С другой стороны, никому не выгодно, чтобы дело было настолько затянуто.

Ночивелли говорит по опыту одного из адвокатов, которые представляли интересы жертв Барри Беннелла, тренера-педофила, который отбывает 36-летний тюремный срок за жестокое обращение с мальчиками в юношеских системах в Кру Александра и Манчестер Сити в 1980-х и 1990-х годах.

Последнее уголовное дело Беннелла так долго рассматривалось в системе, что несколько заявителей отказались от него, потому что они сочли его слишком бесперспективным. Один детектив объяснил, что это была нехватка рабочей силы в то время, когда они также занимались необычайно большим количеством более серьезных преступлений.

Дело неназванного футболиста расследуется дальше

«Я считаю, что задержка правосудия часто означает отказ в правосудии», — говорит Ночивелли. «Воздействие на предполагаемых жертв может быть очень разрушительным. Это означает, что они не могут получить полную терапию, в которой они нуждаются. Они не могут пытаться двигаться вперед в своей жизни, пока над ними висит (потенциальный) судебный процесс, а их ожидание справедливости и ограничения продолжается. Я понимаю, что эта задержка может коснуться и подсудимых».

Тем временем профиль неназванного футболиста по-прежнему находится на веб-сайте его клуба, и ему по-прежнему платят как обычно.

Еще один интригующий побочный вопрос касается того, останется ли у него контракт со своим клубом, если — а на данном этапе это все еще только «если» — ему будут предъявлены обвинения, то дело будет передано в суд.

Если срок его контракта истечет до этого, то кажется маловероятным, что его нынешние работодатели дадут ему новый.

Возьмет ли его другой клуб? Большинство людей сочло бы это невозможным. В крайнем случае, пока он находится под следствием.

Хотя не стоит забывать, что в 2010 году Брэдфорд подписал контракт с игроком Гэвином Грантом, который предстал перед судом по делу об убийстве.

Дело неназванного футболиста расследуется дальше

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

15 − 7 =