Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

В мощнейшем интервью Игоря Денисова у Нобеля Арустамяна могли затеряться 30 секунд восхищения Полом Скоулзом: 

«Мой самый сильный соперник – Скоулз. Для меня он был топ. Мы играли с «Манчестер Юнайтед» в Суперкубке УЕФА. Я запомнил это навсегда. Знаете, простому человеку это в глаза не бросается, но этот человек любой мяч – неважно, прессингуешь его или нет – он одним касанием разворачивался в противоположную сторону и отдавал длинную [передачу] другим. Без разницы, какой ногой. Я раз к нему пошел, два пошел… Я не знаю, как он это делает. Он всегда уходил в другую сторону. Может, это была одна такая игра, но мне ее хватило».

Кажется, Денисов преподносит это как нестандартное мнение (даже сомневается и подозревает, что дело в конкретно матче, а Нобель удивленно переспрашивает), но на самом деле такой вердикт вполне норма, если мы говорим о впечатлениях от Скоулза от других игроков – любимый английский полузащитник Хави, лучший партнер в карьере Криштиану Роналду и еще примерно миллиард таких оценок. 

Попробуем разобраться в парадоксе Скоулза. Его любят (особенно болельщики «МЮ»), но в широком смысле все еще преступно недооценивают. 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Диктовка ритма, сохранение мяча в последнюю секунду, передачи любого типа и на любую дистанцию в формате безошибочных повторений на протяжении всего матча – эти качества делали Скоулза кошмаром для любого оппонента. 

Через свидетельства разберемся, как чувствует себя средний игрок АПЛ, когда ему нужно опекать Скоулза. При схеме 4-4-2 к Полу приставляли одного из нападающих – задача была в том, чтобы при каждом эпизоде обороны опускаться и перекрывать развитие атаки через Скоулза. Питер Крауч в автобиографии описал, насколько это трудное задание:

«Когда-то мне поручили отслеживать и поддавливать Пола Скоулза на «Олд Траффорд». Я был буквально унижен. Я попытался прижаться к нему, но он уворачивался от меня так же легко, как человек, опирающийся на фонарный столб. Когда я чуть его отпустил, он начал разбрасывать идеальные пасы на 55 метров во все углы поля».

В иных случаях оппонентом Скоулза оказывался полузащитник со спецзаданием. Вот впечатления Стива Сидуэлла: «Я понимал, что Пол пасует двумя ногами, но все равно был шокирован – думаю, его статистика при владении мячом просто запредельна. Он никогда не терял мяч. Неважно, какой пас пытался исполнить – на три метра, на 10 или на 40. Всегда мяч прилетал именно в ту точку, которую он выбрал. Самое страшное – это ощущение, что ты ничего не можешь сделать против него. Только аплодировать».

С этой же проблемой сталкивались легенды «Арсенала» на пике соперничества с «Юнайтед». Тьерри Анри объяснял, что невозможно было победить «МЮ», не сдержав Скоулза: «У «Юнайтед» всегда были потрясающие игроки, но при очных матчах мы всегда – абсолютно всегда – сильнее всего боялись Скоулза. Спросите любого из моих экс-партнеров, они дадут такой же ответ. Если позволить ему вести игру, он медленно и планомерно убивает соперника. Он сильно недооценен. Потрясающе играет: столько действий в касание, опасен при подключениях в штрафную, обладает потрясающим ударом, видением поля и пасом. Он невероятен».

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Райан Гиггз испытывал аналогичные ощущения, наблюдая за Полом на тренировках: «Скоулзи – лучший из всех, с кем я играл в «Манчестер Юнайтед». Я наблюдал за его уровнем каждую тренировку – при попытках опекать к нему невозможно было приблизиться. Его мозг работает намного быстрее, чем у любого другого игрока, а его диапазон передач неприлично широк. Тебе уже кажется, что в этот раз ты его наконец опередил, но маленькое обманное движение – и он уже недостижим».

Новички «МЮ» впечатлялись еще сильнее. Воспоминания Синдзи Кагавы: «Карьера Скоулза уже подходила к концу, но он показывал невероятный уровень. На тренировках мы играли в рондо. Скоулз никогда не оказывался в центре, потому что никогда не терял мяч. Никогда».

В общем, Денисов прав, а тот самый матч в Суперкубке – норма для Скоулза. Опекать Пола – самая трудная работа в футболе. Делает ли это его величайшим и самым талантливым игроком поколения? Попробуем разобраться ниже. Пример Пола точно максимально интересен, так как очень хорошо подчеркивает разницу в вопросах, кто лучший в историческом разрезе и кто самый трудный оппонент.

Самый ходовой аргумент при попытках передать масштаб величия Скоулза – цитаты его известных фанатов. Неправильно ограничиваться только этим, но несколько ярких описаний невозможно проигнорировать.

: «Скоулз – лучший из всех, с кем я играл. Он очень помог мне, когда я был молод. Он потрясающий».

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

: «Пол творил невероятные вещи на тренировках. Например, подходил и говорил: «Видишь то дерево вдалеке?» Показывал на дерево в 40 метрах от нас. «Я попаду в него». И попадал. Все внутри клуба считали его лучшим».

: «Мой самый трудный оппонент? Скоулз из «Манчестер Юнайтед». Он полузащитник с максимально полным набором качеств. Скоулз, без сомнений, лучший полузащитник поколения. Редко в одном футболисте сочетается все – Скоулз был к этому близок».

: «Я долго играл со Скоулзи и видел, на что он способен. Знаю, что многие считают Анри лучшим в истории АПЛ, а Ширера отмечают за голевые рекорды, но для меня Скоулз не хуже – из-за того, что он делал для команды, как диктовал ритм матчей».

: «Из всех футболистов, с которыми я играл, у Скоулза самый высокий низший уровень. Его худший матч – все еще хорош. Полу нет равных в чтении игры. Он обладает невероятным пасом и всегда чувствует, что нужно сделать в конкретный момент. Ни у кого другого не видел этих аспектов на аналогичном уровне».

А президентом фан-клуба провозглашается Хави: «Пол Скоулз! Кумир! Для меня – и я понимаю, что говорю – он лучший полузащитник последних 15-20 лет. Я часто говорил с Хаби Алонсо про него. Он невообразим – может все: последний пас, завершение, мощь, видение поля, умение никогда не терять мяч. Думаю, будь он испанцем, его бы ценили сильнее. Игроки его обожают».

Еще более показательную историю фан-бойства Хави как-то рассказал Алекс Фергюсон. Они пересеклись на церемонии вручения наград в 2011-м. Будущий тренер «Барсы» мог спросить у великого Фергюсона что угодно, но выдал лишь: «Как дела у Скоулза?»

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Расширенный, но все равно не полный список – Пеп Гвардиола, Бруну Фернандеш, Андреа Пирло, Тони Кроос, Патрик Виейра, Эдгар Давидс, Лео Месси, Алан Ширер, Матео Ковачич, Фабьен Бартез, Джермейн Дефо, Майкл Каррик, Бобби Чарльтон.

Тут только люди, которые раздавали не рядовые комплименты («да, согласен, великий игрок/один из лучших»), а именно конкретизировали степень величия и уходили в детали. Это важно, так как речь про детали и конкретику, которая необязательна, если просто дежурно хвалишь коллегу по профессии. В нашем списке все правда оценивали Скоулза невероятно высоко – либо называли самым любимым, либо величайшим (как минимум на позиции), величайшим английским. Не «одним из». Проще говоря, это искренние фанаты Пола. 

Это расходится с оценкой массового болельщика. Я не утверждаю, что фанаты его не ценят, но большинство ценит не так сильно. Именно в категориях «один из». Все-таки есть разница в том, чтобы расхваливать игрока в отрыве от контекста (таких комплиментов Полу хватает), и тем, чтобы четко проговорить степень. Часто ли его называют явно лучшим в поколении «МЮ»? Часто ставят явно выше Стивена Джеррарда и Фрэнка Лэмпарда? Давно вы читали про сезоны, в которые Пол заслуживал «Золотой мяч», но не получил?

Кстати, «Золотой мяч» – хороший маркер недооценки, которую я описываю. Голосующие журналисты намного ближе к простым болельщикам, чем к профи из фан-клуба Скоулза. Пол лишь 5 раз попадал в список номинантов (2000, 2001, 2003, 2004, 2007) – и ни разу не получил ни одного голоса. В этом отношении он уступает таким гигантам как Йылдырай Баштюрк и Адриан Муту, а Михаэль Баллак (точно сопоставимый с ним по уровню, а, на мой взгляд, даже существенно более слабый игрок) выглядит какой-то недостижимой величиной. Широкая общественность сильно недооценивала Скоулза.

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

По мнению профи он вполне заслуживал именно высокой оценки. Не просто бороться за такие награды, а даже выигрывать их. На самом деле гигантское расхождение. Возможно, Скоулз – самый контрастный футболист в плане разницы оценок внутри индустрии и простыми зрителями. 

Интересно осмыслить, почему так получилось. Для меня такое расхождения – парадокс, которые интересно разобрать. Именно разобрать, а не поделить публику на элитных фанатов Скоулза и остальных. Предупрежу: мне нравится Пол (да-да, сильнее, чем Лэмпард или Джеррард – куда ж без этого вопроса), но я вижу объективные и вполне убедительные доводы, почему в масштабе карьеры не все котируют его так высоко. 

Скоулз – часть легендарного класса-92. Он действительно из одного поколения с Дэвидом Бекхэмом, Райаном Гиггзом, Ники Баттом и Невиллами, но сомнения в его соответствии вызовам времени начались именно в академии. Класс-92 называется именно так из-за победы в молодежном Кубке Англии-1992. Из-за последующей карьеры ребят об этом забывают, но Скоулз в том розыгрыше не сыграл ни минуты. В основную команду тоже пробился позже остальных. 

Причина была в нехватке мощи. Сомневался даже Фергюсон. Однажды он бросил Джиму Райану (его ассистент на тот момент) фразу: «У него (Скоулза) нет шансов. Он же карлик». Пол вырос лишь до 168 сантиметров, но все равно стал легендой в «МЮ» Фергюсона. 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Но есть существенные основания считать, что схема 4-4-2 (основная для «МЮ» и сборной Англии в 90-е и начале нулевых) сковывала его. В этой формации есть три возможные позиции для Пола:

• центральный полузащитник – здесь реализовывался его плеймейкерский талант и была возможность для острых подключений в штрафную из глубины, но относительно других футболистов этой роли Полу не хватало физики;

• фланг полузащиты – Скоулз сваливался дополнительным игроком в центр и помогал контролировать эту зону, но команда лишалась вингера, который для 4-4-2 тех времен играл важную роль. Также нужно было слишком много бегать для помощи крайнему защитнику;

• под нападающим с переходом схемы в 4-4-1-1 – Пол больше забивал в этой роли и комфортно чувствовал себя в созидании, но не мог так же сильно влиять на ритм матча.

Везде раскрывается часть суперспособностей Скоулза, но везде есть и системный изъян, который умножался на общую природу футбола того времени – ставка на физику и бег вместо техники и интеллекта. В современных условиях в схеме 4-3-3 – Скоулз раскрылся бы еще ярче и без оговорок. 

Об этом прямо рассуждал Гари Невилл: «Скоулз обладал видением поля, которому не было равных среди английских футболистов последних 20 лет. Спросите других топ-игроков – Зидана или Анри – они подтвердят. Мы справедливо восторгаемся Хави и Иньестой, но Скоулзи тоже идеально вписался бы в ту «Барселону» (прим. – «Барса» играла по схеме 4-3-3)».

В другом выступлении Невилл в похожем ключе высказался про сборную: «Классическая английская проблема на уровне сборных – неспособность удерживать мяч и контролировать темп матчей. Скоулзи мог бы делать это последние два десятилетия в составе сборной Англии, но там так и не нашли правильного сочетания в полузащиту. В результате он ушел из сборной за семь лет до завершения карьеры».

Из вариантов, доступных в ту эпоху, лучше всего Скоулза раскрывала связка с Роем Кином в центре полузащиты при 4-4-2. Все сильные качества Пола были на виду, а за объем и физику отвечал Рой. Это давало оптимальный баланс внутри страны, где «Юнайтед» был гегемоном, но для европейских топ-матчей Фергюсон считал такой центр слишком открытым.

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Например, по пути к триумфу в ЛЧ-1999 Ферги частенько жертвовал Скоулзом ради надежности. Да, такой шаг означал, что «МЮ» играет от соперника, но регулярно применялся. В четвертьфинале против «Интера» на выезде рядом с Кином появился Ронни Йонсен (номинальный центральный защитник). С «Ювентусом» в полуфинале после первой встречи Фергюсон был недоволен именно открытостью центра Кин-Скоулз. В ответной игре выпустил Батта вместо Пола.

Уникальность талантов Скоулза была очевидной при прямом столкновении с ним, но на длинных дистанциях из-за особенностей эпохи и доминирования схемы 4-4-2 их удавалось реализовывать лишь с оговорками. Скоулз делал вещи, которые никто больше не делал, но Пол также был пазлом для своего времени, который не получилось решить полностью.

Еще один сильный аргумент в пользу гипотезы про «не ту эпоху» – возрождение в качестве оттянутого плеймейкера в 37 лет. В 2011-м Скоулз впервые завершил карьеру, но через полгода Фергюсон уговорил его вернуться из-за кризиса в центре полузащиты. Пол выдал потрясающую концовку сезона-2011/12 – пожалуй, был лучшим у «МЮ». И это при форсированном возвращении и с периодом без тренировок. Скоулз блистал через интеллект. Футбол 2010-х поощрял это в намного большей степени.

Еще одна проблема Скоулза – банальная нехватка пиара. Он – интроверт, дававший интервью раз в четыре года. 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Есть пара еще более показательных историй о характере Пола. Он неловко чувствовал себя, когда оказывался в центре внимания. Уэс Браун рассказывал, что, забив один из лучших голов дальним ударом в истории АПЛ «Астон Вилле», Скоулз смущенно принимал поздравления обалдевших партнеров. Ему говорили: «Какой гол!» А в ответ скромное: «Окей, спасибо».

А вот байка от Даррена Флетчера: «Было очень забавно наблюдать за Иваном де ла Пеньей, когда он приезжал с «Эспаньолом» на «Олд Траффорд». Он восторгался Скоулзи – смотрел на него как на бога. Заранее договорился об обмене футболками. А сам Скоулз выглядел невероятно смущенным».

В студии BeIN Sports Скоулзу однажды зачитали комплименты, которые раздают ему легенды. Такой была показательная реакция: «Главная эмоция – смущение. Конечно, это лестные слова. Особенно учитывая, что это не случайные игроки, а лучшие из лучших – Зидан, Месси, Роналду. Очень приятно. Чтение таких комплиментов поднимает настроение. Правдивы ли слова? Не знаю. Они так думают. Не буду спорить». На видео смущение Пола прямо бросается в глаза. 

Естественное нежелание Скоулза быть в центре внимания хорошо накладывалось на отсутствие у него агента (когда «Интер» в 2000-м хотел его подписать, они банально не знали, кому звонить – несколько дней добирались до Пола и вышли на него только через старого агента Брайана Робсона). 

Можно даже пойти дальше и предположить, что Скоулз презирал культуру, которая сейчас называется «развитием личного бренда». Однажды он мощно высказался про сборную Англии: «В нашей команде собраны лучшие игроки, но, возможно, некоторые из них выходят на поле, думая о личной славе и достижениях».

Карьеру в сборной он закончил еще до 30, что тоже неизбежно повлияло на его восприятие, попсовость и шансы на индивидуальные призы. В английских медиа ходили слухи, что Скоулз был недоволен позицией (Свен-Йоран Эрикссон сдвигал его на левый фланг), но Пол опровергал это. Настоящая причина – хотел больше времени проводить с семьей. 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Банально, но в конкретном случае вполне правдоподобно. Скоулз закончил после Евро-2004, но о проблеме рассказывал еще в 2002-м: «Сборная – это слишком много переездов, отели в часе от аэропорта, перелеты туда-сюда, минимальные паузы между матчами. У меня молодая семья. Мне трудно находиться без них шесть недель. Некоторые ребята лучше с этим справляются, но мне всегда было трудно».

Для Скоулза есть вещи важнее пиара и даже футбола. Футбол для него был важен, но лишь в определенном контексте. Во-первых, в качестве исключительно командной игры. Во-вторых, не важнее семьи. Опять же – само по себе это ни хорошо, ни плохо, но это определенно одна из причин, почему карьера Пола получилась менее яркой, чем могла быть. 

«Наблюдая за Полом, я не мог подумать, что он станет одним из лучших в мире. Он страдал от астмы и с трудом успевал из обороны в атаку и обратно», – вспоминал о молодом Скоулзе Невилл. В той или иной степени эта проблема преследовала Пола всю карьеру. Он даже признавался Фергюсону, что в последние 25 минут матчей не чувствует ног. 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Еще более показательную историю рассказывал Эрикссон. Она случилась в 2004-м: «Готовимся отрабатывать пенальти. Говорю: «Все, кто хочет принять участие, подходите ко мне, а остальные могут идти». Пол Скоулз ушел. 

– Пол, иди сюда. В чем проблема? Почему ты уходишь?

– Босс, вы серьезно думаете, что я буду на поле после 90 минут и еще двух 15-минуток?

– Нет, не думаю.

Он был прав. У Скоулза была астма. Столько сыграть он не мог. После часа он переставал играть в привычном ритме. Обычно он сам просил замену. Очень жаль, потому что Пол был великолепным игроком. К сожалению, он так и не сыграл в полную силу за сборную на большом турнире».

Без сомнений, выносливость Скоулза – реальная проблема. Была ли она связана только с астмой – трудный вопрос. Скоулз говорил: «Моя астма хорошо контролировалась – и никогда не влияла на уровень игры». При этом Пол уточнял, что принимал лекарства перед матчем и иногда, если требовалось, в перерыве. Необходимость принимать лекарства в перерыве (то есть в короткие промежутки времени) все-таки толкает к мысли, что болезнь могла отражаться на его способности проводить на одном уровне весь матч. 

На всякий случай проконсультировался по кейсу Скоулза с врачом «Амкала» Артемом Рыженко. Он считает, что влияние астмы при грамотной терапии минимально – можно заниматься спортом без ограничений. Точно нельзя все списать только на нее. Но есть еще одна переменная – знание Фергюсона о болезни Скоулза. Возможно, в пограничных случаях при прочих равных он предпочитал поберечь его.

«Скоулз перенес две операции на колене и порой пропускал месяцы из-за проблем с глазом. И все это не помешало ему играть на топ-уровне. Феноменально», – объяснял Фергюсон. Неправильно все списывать на астму, но можно сформулировать более широко: здоровье (весьма редкие для футболиста болезни) помешали Скоулзу полностью реализовать талант. 

Увы, на дистанции это играло существенную роль. Для контекста давайте сравним его с вечными конкурентами, у которых подобных бед не было. Для Джеррарда и Лэмпарда нормой были сезоны с 30+ матчами в пересчете на 90-минутки. Это около 80% от общего времени в сезоне АПЛ – показатель ключевого игрока клуба: 

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Скоулз лишь два раза в пиковые в физическом плане годы (ему было 26-27) забирался в зону 30+ (и то с трудом). В остальные сезоны из-за замен и проблем со здоровьем играл заметно меньше, несмотря на феноменальный уровень. 

Для контекста: по дате дебюта и завершения карьеры Скоулза и Лэмпарда в АПЛ почти совпадают, но из-за постоянной доступности и невероятной выносливости Фрэнк провел на 142,3 матча больше. Это разница в почти 4 полных сезона. 

Это неизбежно отражалось на способности Скоулза набирать баллы результативности, которые влияют на восприятия игроков публикой. Тут, конечно, была еще одна важная переменная – доступ Джеррарда и Лэмпарда к исполнению пенальти. Если рассматривать результативность в пересчете на сыгранное время и без пенальти, то лучшие сезоны Скоулза были даже мощнее, чем у остальных:

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Так ситуация выглядит после пересчетов и с оговорками, а в традиционной статистике люди видят у Лэмпарда 10 сезонов с 10+ голами, а у Скоулза – всего два таких сезона. При этом результативность без пенальти на 90 минут у Скоулза выше даже в рамках всей карьеры – 0,26 против 0,24. И это при том, что голы – вообще не главное для роли Пола (особенно на позднем этапе).

Это не доказывает, что Скоулз был лучше, а пенальти и выносливость – всего лишь мелочи, которыми можно пренебречь. Напротив, это сравнение показывает, какую гигантскую роль они могут играть в масштабах карьеры. Для взвешенной оценки важно учитывать обе стороны: насколько более ярким мог быть Скоулз, будь он более эгоистичным и без проблем с выносливостью, и насколько круты футболисты, на которых клубы могут рассчитывать всегда и все 90 минут. Это как раз подводит нас к финальной части. 

Величие бывает разным. На этот счет есть резкая, но точная цитата Роя Кина про Райана Гиггза: «Сделать великую карьеру не означает быть великим игроком». Извинения поклонникам валлийца – Рой сказал именно про него (с этим ничего не сделать), но примерить можно на многих. Важнее общий посыл – разграничение величия игрока (его таланта/уровня) и величия его карьеры. 

Скоулз – обратный пример. Великий игрок с карьерой, которая при изменении буквально пары переменных могла быть в разы ярче. Настолько, что простые болельщики сходились бы в оценках с профи, а в шкафу у Пола пылился бы хотя бы один «Золотой мяч».

Денисов прав по поводу Скоулза – он великий и недооцененный. Пора это исправить

Кажется, погрузившись в изнурительные детали, нам удалось объяснить исходное противоречие (профи против обычных зрителей). Столкнувшиеся со Скоулзом на поле футболисты справедливо восторгаются тем, что он творил вещи, которые больше никто не делал (уровень понимания игры тоже помогает это ценить). Болельщики больше смотрят на количество ярких моментов, индивидуальные достижения и карьерную статистику – у Скоулза тут порядок, но из-за описанных причин похуже, чем у самых-самых.

На практике редко все сходится идеально. Конечно, величие Криштиану и Лео бесспорно – волшебные карьеры вообще без серьезных травм и уникальные таланты в конкретных матчах. Но, если уйти чуть в сторону, то бинарная система оценок дает сбой за сбоем. Контраст при разговорах о Скоулзе здорово это подчеркивает. 

Было бы классно уйти от примитивных штампов при оценке величия. Сравнение игроков разных позиций, ценность разных качеств в разные эпохи, величие карьеры против величия таланта – лишь некоторые из ракурсов, которые нужно отделять друг от друга и учитывать. В редчайших случаях сходится так, чтобы у игрока было все. В остальных нужна конкретика при обсуждении.

Потенциальная проблема: отказавшись от этого, мы перестанем получать комфортные «лучше/хуже» и перейдем к занудным деталям, которые даже в пару абзацев не поместятся, не говоря уже об одном слове. Но, когда/если мы со всем этим разберемся, у Пола Скоулза обязательно будет собственная ниша, где ему вообще нет равных.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

одиннадцать − 8 =