Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

  • ***

    Суббота, 28 мая 2011 г.

    2011 Финал лиги чемпионов УЕФА

    Стадион «Уэмбли»

    Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

    Педро 27

    Месси 54

    Вилья 69

    Руни 34

    «Это была одна из самых совершенных игр, в которую мы когда-либо играли».

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Уэйн Руни провел большую часть своей карьеры в «Манчестер Юнайтед», сталкиваясь с командами, которые считали, что их игра против них — дохлый номер.

    В преддверии финала Лиги чемпионов 2011 года против «Барселоны» эта роль была перевернута.

    «Я не думал, что у нас есть какие-либо шансы победить их, — сказал он мне. «Даже когда счет был 1:1 перед перерывом, не было другой игры, в которой я играл бы за «Манчестер Юнайтед», где мы бы проигрывали в один гол, потом сравняли, и я был на поле, думая: «Мы никак не сможем выиграть игру». Это был случай «давай просто посмотрим, как все пойдет», потому что мы играли в команде, которая, на мой взгляд, является лучшей из всех, что когда-либо была».

    Я отчасти согласен с Уэйном. «Барселона» Пепа Гвардиолы в период с 2008 по 2012 год была величайшей клубной командой в истории. За четыре года они выиграли четырнадцать из девятнадцати доступных трофеев, в том числе две Лиги чемпионов, три титула Ла Лиги и два клубных чемпионата мира по футболу. В тот же период  Гвардиолы дебютировало двадцать два игрока академии, гарантируя, что его успех был основан на отличительном стиле «Барсы».

    Для тех, кто был свидетелем этого, финал Лиги чемпионов 2011 года на «Уэмбли» стал вершиной — безупречной демонстрацией футбола с пасом и движением, которая с тех пор вдохновляет тренерские семинары.

    Если Гвардиола сочинял симфонии, то Хави Эрнандес был его главным дирижером. Я имел удовольствие пересмотреть финал 2011 года с полузащитником, который был бы моим первым выбором в любом стартовом составе команды мира. «Финал на «Уэмбли», без сомнения, был одним из лучших матчей того поколения игроков, — сказал мне Хави. — Это была одна из лучших игр в истории «Барсы»».

    Что это была за команда.

    Хави — лучший испанский полузащитник всех времен. Андрес Иньеста не так уж далеко позади. Серджи Бускетс завершал трио полузащитников, которое является золотым стандартом производительности с мячом и динамизма без него.

    А еще ведь есть Лионель Месси. Величайший футболист своего поколения.

    Помимо исключительного индивидуального качества, то, что в совокупности представляла «Барселона» в период с 2008 по 2012 год, определило современный футбол.

    Есть великие команды, которые в высшей степени успешны, нося современный футбольный образ лучше, чем остальные. Они создают династии, не обязательно внедряя новые или радикальные идеи. Я поместил «Ливерпуль» Боба Пейсли 1970-х и 1980-х годов и «Юнайтед» Фергюсона в эту категорию. Совсем недавно я точно таким же видел мадридский «Реал» Зинедина Зидана.

    Кроме того, есть отличные команды, которые побеждают как первопроходцы, такие как «Аякс» с участием таких игроков, как Йохан Кройфф, Йохан Нескенс и Руд Крол, которые трижды подряд выигрывали Кубок чемпионов с 1971 по 1973 год, и «Милан» Арриго Сакки в 1980-х годах. Они изменили игру.

    «Барселона» Гвардиолы имела такое же весомое влияние. Его «Барса» была потомками идеала тотального футбольного, наиболее ассоциировавшегося с «Аяксом» и сборной Нидерландов в 1970-х годах. Главный тренер Ринус Михелс создал схему игры, в которой каждый игрок выглядел так, как будто он преуспеет на любой позиции, подпитываемый атакующим гением Кройффа. Михелс перенес свой проект «Аякса» на «Ноу Камп» в 1971 году, Кройфф присоединился к нему там два года спустя.

    Идентичность испанского клуба изменилась, когда Кройфф вернулся в качестве тренера в период с 1988 по 1996 год, наставляя молодого Гвардиолу и вместе с помощником Карлесом Решаком укрепляя свои принципы с юношеских уровней и выше, создавая пасовые фигуры по полю, чтобы гарантировать, что везде, где у его команд был мяч, они всегда могли превосходить противника численностью. Длинные, бесцельные выносы были запрещены, Кройфф сказал, что предпочел бы проиграть, играя «правильно», чем выиграть, пожертвовав стилем. Его «Команда мечты», в которой Гвардиола играл в центре поля, выиграла первый Кубок чемпионов на «Уэмбли» в 1992 году.

    «Йохан — самый влиятельный человек в новейшей истории футбола, — объяснил Хави. — Чтобы определить стиль «Барсы» и влияние Кройффа, важно понять идею Йохана о том, чтобы владеть мячом, быть инициатором игры, атаковать, устраивать шоу, играть в форме треугольника и понимать, что всегда есть свободный игрок, и ты должен его найти, а затем быть лучше своего соперника. «Барса» вобрала в себя философию футбола, и я верю, что футбол во всем мире идет по тому же пути».

    «Идея Кройффа заключалась в том, что важно было устроить шоу и наслаждаться игрой. Отсюда больше шансов на победу создается за счет управления мячом. Стиль игры нельзя потерять, потому что мы верим в него, мы тренируемся таким образом, и мы хотим соревноваться с этой идеей в голове. Когда ты выигрываешь, это вдвойне приятно, потому что ты контролируешь игру, побеждаешь своего противника и чувствуешь себя героем в победе».

    В то время как Кройфф был художником, способным устно передать творческие модели, которые он ожидал от игроков, другой тренер «Аякса» и «Барсы», который позже сменил его, Луи ван Гал, дал этому научную основу. Его игроки с помощью графиков и диаграмм были проинформированы о том, на каких позициях они должны находиться.

    Философия «Барсы» была увековечена в камне к тому времени, когда Гвардиола сменил одного из членов команды Ван Гала, выигравшей Лигу чемпионов 1995 года в «Аяксе», Франка Райкарда, в 2008 году. Гвардиола поднял ее на невероятные высоты, объединив поэзию Кройффа и науку Ван Гала с беспрецедентным вниманием к деталям, чтобы создать самое чистое выражение футбола «Барсы».

    «Мы не должны забывать Райкарда и Ван Гала, которые оба находились под влиянием Кройффа и атакующего стиля, но Пеп продвинулся немного дальше и предложил более тактический подход», — сказал Хави.

    Испанские СМИ дали ему броское название тики-така. Этот брендинг не был повсеместно популярен в Каталонии, поскольку он чрезмерно упрощал идею «короткой, пасовой игры». «Это не пас ради паса», — ответил Гвардиола, настаивая на том, что каждое взаимодействие служило четкой цели.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Гениальность этого в том, что это выглядит так просто, игроки сохраняют владение мячом в течение длительного времени с помощью передач на 5 метров и терпеливо маневрируют из оборонительной позиции в атакующую. И все же это требует сложности, которую могут освоить лишь самые технически и умственно одаренные игроки.

    Большинство игроков тренируются так, чтобы видеть поле с точки зрения зон обороны, полузащиты и атаки. Когда ты смотрел на «Барселону» Гвардиолы, казалось, что они видели поле в квадратных сантиметрах и знали с точностью до миллиметра, где они должны быть во всех мыслимых атакующих и оборонительных сценариях, с владением и без него.

    Тьерри Анри, который перешел из «Арсенала» в «Барселону» в 2007 году, однажды объяснил мне, что ему пришлось приспособить свое мышление к вероятности того, что он не получит пас на дальнюю дистанцию. Его движения вне мяча на «Ноу Камп» все чаще были направлены на то, чтобы отвлечь внимание для товарищей по команде, чтобы уже те воспользовались преимуществом. Это касалось каждого игрока, поэтому они работали в сотрудничестве, чтобы обеспечить как минимум два варианта паса на товарища по команде. Самая непосредственная и очевидная эволюция при Гвардиоле заключалась в том, что удержание мяча начиналось с вратаря. Номер 1 «Барсы» Виктор Вальдес стал первым полевым защитником, который, как ожидается, будет бить короткими пасами в сторону центральных защитников в неортодоксальных позициях на краю своей штрафной.

    Ни одна команда никогда не навязывала эту концепцию таким тщательно подготовленным и нагруженным трофеями способом до 2008 года.

    Журналист Грэм Хантер, автор книги «»Барса»: Создание Величайшей команды в мире», исследовал уровень утонченности. «Некоторые игроки никогда не были обучены психологической дисциплине позиционной игры, которая требовала терпения буддийского монаха, — сказал он мне. — Идея состоит в том, чтобы сохранять свою позицию независимо от того, что твой мозг говорит тебе делать обратное. Пеп, этот неопытный тренер, которого только что повысили с поста руководителя команды «Барса Б», когда Кройфф выделил его в качестве своего наследника, буквально брал этих игроков мирового класса за плечи и говорил им, где им стоять. Интенсивность и требования Пепа к стандартам были настолько революционными, что после его первого предсезонного тренировочного сбора, проведенного в Сент-Эндрюсе в Шотландии в 2008 году, многие игроки хотели уехать.

    «Послушайте, мне не нужно тебе это говорить, так как ты тот, кто играл на элитном уровне, но если у другой команды есть мяч, и ты видишь ситуацию, когда партнеру по команде нужна помощь на поле, каков инстинкт большинства футболистов высшего класса? Подбежать и помочь ему, верно? Не делать этого противоречит интуиции».

    «С Пепом ты должен оставить эту работу тому, на кого уже была возложена ответственность, и всегда придерживаться своей позиции. Умножь это на количество ситуаций, в которых игрок оказывается более чем за девяносто минут, каждому из которых велено все время находиться в определенном пространстве друг от друга, и ты, по сути, говоришь игрокам, некоторые из которых уже выиграли все в игре, заново изучить правила футбола».

    «Они все знали как играть. Теперь все они получили представление о понимании игры. Есть разница между тем, чтобы тебе говорили, что делать, и тем, чтобы ты это делал, и пониманием и выполнением этого. Те игроки, которые не могли этого понять или предпочли не понимать, были быстро изгнаны. Среди них были некоторые высококлассные игроки, такие как Златан Ибрагимович».

    На протяжении всей истории нашей игры многие команды «играли от защиты», но не со всеми так тщательно расставленными одиннадцатью игроками. И уж точно не с такой точностью, скоростью или энергией в течение девяноста минут. При Гвардиоле «Барса» стала столь же впечатляющей в закрытии пространств и вытеснении противника, чтобы получить мяч в зонах атаки.

    Когда бывшие игроки говорят, что принципы «прессинга» и «игры между линиями» между традиционными четырьмя защитниками, четырьмя полузащитниками и двумя нападающими всегда существовали, они теоретически правы, но в корне ошибаются, предполагая, что это практиковалось подобным образом. Правильно, что идентифицируемые закономерности так же заметны в течение предыдущего десятилетия, но это несравнимо с этой «Барсой» или многими элитными командами с тех пор. Изменения далеко идущие, если судить непосредственно по играм восьмидесятых, девяностых и даже начала нулевых годов.

    Было поучительно пересмотреть матчи и посмотреть, как много изменилось с тех пор, как «Барса» Пепа появилась в 2008 году, его идеи циркулируют по всему миру. Я закончил играть относительно недавно, в 2013 году, и атакующие амбиции, которые требовались от тренеров болельщики и СМИ, существенно изменились. Ожидается, что игроки будут смелее обращаться с мячом, будут способны и готовы делать более рискованные пасы. Это требует более технически грамотного футбола.

    В прошлом мы использовали такие термины, как «попадание в карманы между обороной и полузащитой», при определении роли отдельных игроков на определенных позициях в данный момент. По собственному опыту я знаю, что тренерская работа никогда не была столь точной, как в «Барселоне» Гвардиолы. Если, чтобы привести конкретный пример, второму нападающему в любой команде, в которой я был, разрешалось свободно перемещаться, это не было моей обязанностью или обязанностью каждого из моих товарищей по команде (включая вратаря) занимать заранее определенное место на поле, которое постоянно корректировалось по мере развития атаки.

    Как правило, всякий раз, когда мои тренеры сосредотачивались на организации, самый четкий и подробный акцент делался на том, где мы должны стоять или куда должны бежать, когда наш противник с мячом. Для меня командная структура заключалась в защите и умении противостоять атакам. Как центральный защитник, я либо стоял рядом с нападающим соперника у центральной линии поля, если мы играли в «высокую линию» обороны, либо на 15-20 метров дальше, если мы строили более осторожный «низкий блок» ближе к краю нашей штрафной.

    Защита в футболе — черно-белая, таким образом, ее легче понять и управлять ею. Существуют основы, которые не подлежат обсуждению относительно того, куда ты идешь, когда противник владеет мячом. Не нужно удивительной тактики, чтобы требовать, чтобы десять игроков были за мячом и встали на стороне ворот игрока, которого они опекают. Вот почему первой мерой улучшения, когда команды назначают нового главного тренера, как правило, является увеличение числа сухих матчей.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Любой компетентный тренер должен уметь обучать команду уровня Премьер-лиги правильно защищаться. Это не особенно впечатляет. Самое сложное в игре — забивать голы, не ставя под угрозу эту оборонительную организацию.

    В разные эпохи большинство тренеров считали, что это связано с инстинктивными способностями нападающих. При работе на заключительной трети поля до относительно недавнего времени архитектура команды была менее точной. Когда дело доходит до атаки, остается широкое представление о том, что голы являются следствием индивидуального чутья, спонтанного мастерства и точных ударов. Вот почему креативные игроки или те, кто способен регулярно забивать, обычно являются самыми высокооплачиваемыми и самыми дорогими.

    «Если бы только у меня был нападающий с двадцатью или тридцатью голами за сезон», — часто слышат сетования тренеров, стремящихся подписать контракт с кем-то, кто выведет их команду на новый уровень. Как описываются плодовитые финишеры? «Это прирожденные бомбардиры. Это нельзя натренировать или этому нельзя обучить». И никогда не услышишь то же самое о лучших защитниках, не так ли? Когда четверка защитников выделяется, это обычно — справедливо — приписывают тренировкам на базе.

    Все атакующие игроки, с которыми я работал, безусловно, под руководством моих самых успешных главных тренеров Жерара Улье и Рафы Бенитеса, не питали иллюзий относительно своих обязанностей в обороне во время тренировок. Защитники не получали такого же уровня консультаций от специалистов по нападению. Всякий раз, когда мы практиковали атакующие схемы — повторяли установленные процедуры, чтобы освободить атакующих игроков, таких как Майкл Оуэн, Стивен Джеррард или Фернандо Торрес, — такие тренировки, как правило, начинались с мяча, уже находящегося глубоко на территории противника, а не отрабатывали их от вратаря до центрального нападающего. Если тренеров нападающих приглашали присоединиться к тренировкам, они фокусировались на совершенствовании навыков отдельных людей с помощью специальных упражнений по ударам, а не на взаимодействии со всеми десятью полевыми игроками. Нападающие направлялись в другую часть тренировочной площадки, чтобы получить подсказки о том, как лучше всего обыграть вратаря. Будучи «девяткой», у тебе либо было это, либо нет. Если у главного тренера не было такого игрока, он вскоре просил правление подписать солидный чек.

    Гвардиола сделал больше, чем кто-либо другой, чтобы продемонстрировать, как создание возможностей для забивания голов может быть такой же частью высокоинтенсивных коллективных тренировочных маневров, как и защита, поэтому часто можно развивать атакующую угрозу игроков, которые ранее не забивали и не создавали. Это все еще требует и облегчает спонтанность — как это может быть иначе, когда в командах Гвардиолы есть игроки класса Месси или Кевина Де Брюйне? — и он по-прежнему тратит большие деньги на самых талантливых игроков, но есть теория того, как играют его команды.

    Если проанализировать, как «Барселона» и «Манчестер Сити» атакуют под руководством Гвардиолы, то можно будет увидеть многочасовые репетиции на тренировочной площадке. Он берет на себя ответственность за обучение своих игроков тому, как доставлять мяч через трети поля, от вратаря через центр поля до края штрафной площади соперника. Оттуда им предстоит завершить путешествие мяча в заднюю часть сетки.

    Опорный полузащитник Хавьер Маскерано покинул «Барсу» из «Ливерпуля» в 2010 году и объяснил мне разницу в менталитете и подготовке на «Ноу Камп». «Пеп заставил меня взглянуть на игру другим взглядом, — сказал он. — В «Ливерпуле» я думал только об игре в обороне. Я полностью отключился от атакующей части, не видя в этом своей функции. Пеп дал мне понять, что мы все должны были участвовать в разработке атаки. Никто так не понимает позиционную игру, как он. Работа с Пепом стала огромным шагом в моей карьере».

    Некоторые тактические новшества были радикальными. Когда он выиграл Лигу чемпионов в 2009 году (также против «Манчестер Юнайтед») и 2011 году, у Гвардиолы не было традиционной «девятки». Был изобретен новый термин «ложная девятка», чтобы описать позицию Месси, которая больше походила на то, что мы называем «десяткой». Хотя она стала известна после того, как ее использовал Гвардиола, Хави говорит, что это тоже было впервые культивировано Кройффом в 1990-х годах. «Используя ложную девятку, мы попытались удивить соперника численным превосходством в центре поля, — сказал он. — Кройфф использовал на этой позиции [Майкла] Лаудрупа. Дрейфуя назад, ложная девятка помогает полузащитникам принимать мяч, а затем бежит в атаку. Именно эту идею мы использовали с Месси. Это решение оборонительной системы игры соперника».

    В 2009 году Тьерри Анри и Самуэль Это’о были преобразованы из центральных в крайних нападающих, меняясь слева направо, подпитываясь творчеством Месси. В 2011 году Давид Вилья и Педро взяли на себя эти роли.

    Мы не можем игнорировать тот факт, что это игроки исключительного индивидуального таланта. Обычно создание команды с такими поразительными способностями обходится в миллионы долларов, поэтому Гвардиоле посчастливилось унаследовать некоторых из лучших игроков всех времен. Четыре легенды его команды — Месси, Хави, Иньеста и Бускетс — не стоили никаких трансферных денег. Они и центральный защитник Жерар Пике (который вернулся на «Ноу Камп» после недолгого пребывания в «Манчестер Юнайтед») появились в молодежной академии «Барсы» Ла Масия, уже усвоившие философию Кройффа. Это не должно подрывать тот факт, что Гвардиола получил от этой группы больше, чем кто-либо осмеливался себе представить после его продвижения на руководящую должность в первой команде.

    Как атакующая сила, производительность «Барсы» переписывала рекорды. В 2009 году они стали самыми результативными победителями Лиги чемпионов с момента обновления соревнований в 1992 году, забив тридцать семь раз в пятнадцати матчах. В 2011 году они уже забили двадцать семь голов в двенадцати матчах, отправившись в финал на «Уэмбли». У Месси было пятьдесят два гола в пятидесяти четырех матчах.

    Столкнувшись с такой жизнетворной силой в финалах 2009 и 2011 годов, сэр Алекс Фергюсон, инстинктивно предприимчивый главный тренер, столкнулся с дилеммой, с которой он редко сталкивался за свою карьеру.

    В 2008 году «Юнайтед» победил «Барсу» Райкарда в полуфинале Лиги чемпионов. Они сделали это, когда Фергюсон пошел на компромисс со своими атакующими ценностями, играя оборонительным составом, окружив плеймейкеров Хави, Иньесту и Месси и обеспечив нулевую ничью на «Ноу Камп» в первом матче, прежде чем впечатляющий победный гол Пола Скоулза на 14й минуте ответного матча вывел «Юнайтед» дальше.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    «Мы прошли дальше в 2008 году, сидя сзади и сорвав двухматчевое противостояние, — сказал Руни. — По-моему, это был единственный способ победить их. Также нужно было немного удачи, но это сработало. Я думаю, что имело значение то, что помощник тренера, Карлуш Кейруш, все еще тогда был в команде [в июле 2008 года его сменил на посту тренера первой команды голландец Рене Меленстен]. Карлуш был великолепен с Ферги. Всякий раз, когда главный тренер следовал своим инстинктам и думал: «Мы будем атаковать», Карлуш заставлял его передумать. Он был тем, кто дал нам тактику в 2008 году, и был тем осторожным, в ком мы нуждались».

    Кейруш подготовился к противостоянию 2008 года, поместив коврик для растяжки перед четверкой защитников «Юнайтед» в качестве руководства для центральных полузащитников Майкла Каррика и Скоулза, чтобы вообще не допустить, чтобы разрыв между ними стал слишком большим. Идея состояла в том, чтобы сделать середину настолько перенаселенной, чтобы «Барсу» всегда вынуждать уходить во фланги, туда, где их можно было бы сдержать. Это оказалось шаблонным оборонительным выступлением для победы над «Барсой», ограничивающим их стиль.

    Хотя «Барса» 2007/08 года при Райкарде была не такой утонченной, как в 2008/09 году при Гвардиоле, тактический триумф Фергюсона был справедливо оценен. Несмотря на это, манера победы «Юнайтед» не очень понравилась Фергюсону. «Он ненавидел оборонительную игру, — объяснил Руни. — По-настоящему ненавидел ее. Когда мы вышли в финал в 2009 году, он сказал нам, что знал, что мы сможем победить их, играя таким образом, но затем он сказал: «Мы — «Манчестер Юнайтед», и мы не собираемся выходить в финал Лиги чемпионов, чтобы отсиживаться всю игру сзади. Мы собираемся атаковать их и делать это правильно». Мы все сидели там на командном собрании и думали: «О, черт». Сэр Алекс прошелся по их команде, сказав: «Давайте навалимся на них». Затем вы увидели такие имена, как Месси, Это’о и Анри! Я такой: «Черт возьми, сколько скорости в одной команде?»»

    В 1999 году Фергюсон выиграл Лигу чемпионов с таким мышлением «Мы — Манчестер Юнайтед», веря в то, что его команда никогда не падет духом. Он был настолько уверен в способности своей команды переигрывать соперника в атаке, что его ответом на просьбу помощника Стива Макларена о реорганизации обороны после позднего сравнивания счета против мюнхенской «Баварии» в финале было пророческое заявление: «Эта игра не пойдет в дополнительное время».

    Но Фергюсон никогда не был против того, чтобы защищаться, когда того требовала ситуация. Он часто шел этим путем против великих титулованных команд Арсена Венгера на рубеже тысячелетий, пытаясь остановить соперника. Я помню, как Фергюсон иногда приезжал на «Энфилд» и назначал своих игроков опекать тех, кого он считал самой большой угрозой. Я особенно вспоминаю встречу на «Энфилде», на которой Стивен Джеррард был человеком, опекаемым Филом Джонсом из «Юнайтед» — знак уважения, с которым относились к нашему капитану, когда он был на пике своей карьеры.

    В 2009 году «Юнайтед» вышел в финал Лиги чемпионов в качестве чемпионов Европы. Спросите большинство болельщиков «Юнайтед», какой состав является лучшим за время правления Фергюсона, и они, скорее всего, выберут команду 2008 года, которая выиграла Премьер-лигу и Кубок чемпионов. Неудивительно, что он был полон решимости защищать свою корону с атакующим чутьем, особенно после того, как Гвардиола вышел в финал с проблемами в составе из-за дисквалификаций защитников Дани Алвеса и Эрика Абидаля, а также отсутствия из-за травмы центрального защитника Рафаэля Маркеса. Карлес Пуйоль, обычно центральный защитник, играл на правом фланге. Полузащитник Яя Туре играл на его наименее предпочтительной позиции центрального защитника. Левый защитник Сильвиньо в свои тридцать три года был не лучшим игроком, а у Иньесты и Анри были травмы бедра и колена соответственно.

    Руни говорит, что «Юнайтед» считал оборону «Барсы» уязвимой. «Я разговаривал с сэром Алексом перед финалом, и мы обсудили тот факт, что в центре обороны был один из наших бывших игроков, Жерар Пике, — сказал он. — Я издевался над ним на тренировках и хотел играть против него. Я хотел быть «девяткой» с пятью полузащитниками. Меня поставили налево. Но даже несмотря на то, что мы знали их качество в 2009 году, перед игрой это не было похоже на финал 2011 года, потому что, хотя мы знали, насколько они хороши, все равно было ощущение, что в этом финале у нас был реальный шанс, потому что в нашей команды было так много качественных игроков. В 2009 году у нас все еще были Криштиану Роналду и Карлос Тевес. Если бы мы играли с любой другой командой Европы, мы бы выиграли. К 2011 году это было совсем другое чувство. Мы были на задворках той эпохи, если угодно. Роналду и Тевес ушли, а Рио [Фердинанд] и [Неманья] Видич были немного старше».

    «Барселона» уверенно победила в Риме благодаря голам Это’о и Месси. «Первый гол через десять минут был убийственным», — сказал Фергюсон сразу после матча, объяснив поражение не серьезной тактической ошибкой, а тем, что одна команда превзошла другую.

    В большинстве репортажей 2009 года утверждалось, что Фергюсон выбрал неправильный состав, его смелость означала, что полузащитники Андерсон и Кэррик были в меньшинстве по сравнению с Хави, Бускетсом и Иньестой.

    Намекая на то, что повлияло на его решение два года спустя, Фергюсон предположил, что в конце изнурительной кампании его игроки сыграли хуже своих возможностей. «Мы играли не так хорошо, как могли бы, но нужно отдать должное «Барселоне», — рассуждал он через несколько минут после финального свистка. «Лионель Месси не был проблемой. Хави и Андрес Иньеста на протяжении всего вечера держали мяч и усложняли нам задачу. Разочарованием было использование мяча, когда мы им завладевали. Приходилось ждать несколько минут, чтобы забрать его у них. Может быть, это был не тот вечер. Может быть, это была слишком высокая гора, которую мы не смогли одолеть. Но мы хорошо поработали, это был долгий сезон, мы провели шестьдесят шесть игр, и нужно отдать должное игрокам за их мужество и стойкость. В следующем сезоне мы будем лучше».

    Вскоре после финала Майкл Оуэн стал игроком «Манчестер Юнайтед». Он рассказал мне, как в первый день возвращения команды на предсезонную подготовку — главный тренер с самого Рима не видел игроков — Фергюсон сказал некоторым из своей команды, что летом смотрел финал. Тренер в шутку спросил Райана Гиггза не с травмой ли он играл против «Барсы». Помимо игривости, тренер, очевидно, провел два месяца, переживая поражение.

    Спустя два года на «Уэмбли» Фергюсон, казалось, еще больше убедился в том, что тот финал 2009 года для его игроков был просто «неудачной игрой». Это побудило его придерживаться своих идеалов и попросить своих игроков попробовать еще раз схему 4-2-3-1, Гиггза и Кэррика в паре центральных полузащитников и Руни в качестве «десятки» позади нападающего Хавьера Эрнандеса. Пак Чжи Сун и Антонио Валенсия были фланговыми игроками, на которых Фергюсон надеялся, что они будут беспокоить защитников «Барсы», не позволяя им играть так высоко в поле.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Ничто из того, что Фергюсон увидел в первые десять минут на «Уэмбли», не указывало бы на то, что такой идеализм был явно неуместен. В течение короткого периода он, должно быть, думал, что это будет вознаграждено. Он увидел «Юнайтед», к которому привык европейскими вечерами на «Олд Траффорд», — энергичный, перед лицом соперника, высоко давящий, заставляющий ошибаться. В первые тридцать секунд Пак Чжи Сeн выиграл мяч у правого защитника Дани Алвеса, а Маскерано прервал контратаку, нервно вынеся мяч вперед. Игрокам «Барсы» запрещено выбивать далеко и высоко, даже когда они находятся под давлением? Я так не думаю. Руни и Гиггз пытались заполнить пространство между центральными защитниками и полузащитниками «Барсы» с некоторым успехом, заставляя вратаря Вальдеса совершать рискованные, поспешные передачи. «Барса» не сразу освоилась с их терпеливым настроем.

    «Да, я помню все именно так, — согласился Хави. — В течение первых минут у нас не было полного контроля над игрой».

    Через пять минут Вальдес сделал пас на левого защитника Абидаля, когда нападающие «Юнайтед» бросились в штрафную. «Мы хотели помешать им диктовать правила игры, как они это делают, передавая мяч в край поля, — объяснил Руни. — Со многими командами мы могли бы это сделать. Мы сделали это против «Арсенала», когда у них был Микель Артета в качестве опорного полузащитника. Мы сделали это против «Милана», против [Андреа] Пирло, и это сработало очень хорошо».

    Как и в 2009 году, «Юнайтед» воодушевился потенциальными слабостями в обороне «Барсы». Капитан клуба Пуйоль месяцем ранее получил травму колена и провалил тест на физпоготовку, начав на скамейке запасных. Гвардиола был вынужден рисковать с выставленными им защитниками.

    Самый уместный и острый шаг касался Абидаля, который начал свой первый матч с тех пор, как ему поставили диагноз и вылечили раковую опухоль в печени. Абидаль сыграл всего через семьдесят один день после спасательной операции — невероятный подвиг. То, что главный тренер так верил в него, является данью мужеству и трудовой этике француза. Гвардиола до последнего момента держал информацию в секрете от игроков, необычно для него назвав свой состав лишь в раздевалке «Уэмбли». Таким образом, Абидаль приберег свой адреналин для игры, а не для волнений предшествующей ей ночи.

    Мой бывший товарищ по «Ливерпулю» Маскерано заменил Пуйоля. Хавьер был одним из величайших центральных полузащитников своей эпохи, но противоположностью тому, что можно ожидать от центрального защитника. На «Энфилде» он был чертиком из табакерки, стремящимся выигрывать подкаты и сохранять атакующий импульс, дополняя Хаби Алонсо и Стивена Джеррарда. Он не будет возражать, если я скажу, что он также был одним из самых маленьких из великих футболистов, с которыми я играл, поэтому предварительные просмотры финала кубка включали многочисленные обсуждения его роли. Теоретически, любой дальний, высокий пас мог бы вызвать у него проблемы.

    Вратарь «Юнайтед» Эдвин ван дер Сар выбивал высоко и далеко, намеренно выбирая физическую силу Пике против Руни, равно как и против Маскерано. На 8-й минуте была отмечена восприимчивость. Ван дер Сар выбил таким образом, что высокий, внушительный центральный защитник мог бы легко выбить мяч подальше от опасности. Но мяч пролетел над головой Маскерано. Руни, который выглядел остро, оказался почти на мяче. Вмешался Виктор Вальдес, выбив мяч рукой прямо с края своей штрафной.

    «До финала я провел всего пять матчей на позиции центрального защитника, — сказал Маскерано. — Первый раз это случилось против донецкого «Шахтера» в четвертьфинале. Поначалу это было непросто. Ты знаешь, что если совершишь ошибку, то будет гол. Я смог адаптироваться, потому что игроки рядом со мной всегда давали мне варианты для паса».

    «В обороне Пеп попросил своих центральных защитников играть очень высоко. Для меня это было хорошо, потому что, хотя позиция была другой, зона, в которой я находился, была той же самой. Мы знали, что Руни был очень умен в том, чтобы находиться позади опорного полузащитника, поэтому Бускетсу понадобится помощь. Играя высоко, мы всегда держались Бускетса и прикрывали его спину. Это одно из моих самых больших воспоминаний об игре. Я знал, что играть против Руни будет тяжело, но команда вокруг меня придала мне уверенности».

    «Что я нашел отличающимся в этой позиции, так это то, что мне было сложно сосредоточиться, всегда живя и наблюдая за игрой, потому что здесь у меня было не так много действий, как в центре поля».

    Проверка физической формы Абидаля и Маскерано в роли центрального защитника была очевидным планом «Юнайтед». Было ключевое условие: им нужен был мяч, чтобы этот план реализовать.

    После десятиминутной отметки это оказалось выше их сил. Игроки «Юнайтед» были такими же зрителями, как и 87 тыс. болельщиков на «Уэмбли», свидетелями мастер-класса по удержанию мяча от команды, которая также продемонстрировала свою быстроту в удушении соперника и отыгрывании его.

    Несмотря на энергичный старт «Юнайтед», Руни рано почувствовал, что потребуется титаническое усилие, чтобы поддерживать необходимый темп в течение девяноста минут. Прессинг атакующими игроками должен был быть безжалостным и согласованным. Он понял, что тот способ, который установил «Юнайтед», не сработает. «С «Барселоной» и тем, как сейчас обстоят дела в «Манчестер Сити», проблема в том, что они такие терпеливые, — сказал он. — Они будут удерживать мяч и при необходимости десять раз передадут его во поперек поля, просто ожидая, когда можно будет отдать пас вперед. Поэтому против таких команд, как эта, я чувствую, что нужно защищаться между линиями. Как нападающий, ты не можешь просто продолжать давить на них, потому что они будут ждать, позволят тебе устать и тебя накажут».

    Когда мы видим как «Ливерпуль» делает это под руководством Юргена Клоппа, речь идет не только об их атакующих игроках. Это похоже на выстрел из стартового пистолета, и все занимают заранее определенную позицию. «Юнайтед» не был так привычен и хорошо настроен играть без владения мячом, поэтому всякий раз, когда я ставил матч на паузу, чтобы определить, куда двигались игроки, когда «Барса» разыгрывала мяч в защите, это было бессистемно. Иногда Гиггз был самым атакующим игроком, близким к Пике в центре поля. Это было смело, рискованно и обречено, потому что между десятью полевыми игроками не было гармонии.

    Я заметил множество примеров ошибочных попыток «Юнайтед» подняться выше. Когда Гиггз делал это, иногда его партнер по центру полузащиты Кэррик отставал от него на целых 25 метров. Это позволило «Барсе» обходить Гиггза через короткий пас. Таким образом, Кэррик постоянно находился в меньшинстве, Бускетс, Иньеста, Хави и Месси процветали и эксплуатировали область, освобожденную высоким прессингом Гиггза.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Чем больше я наблюдал, тем меньше понимал, почему Фергюсон считал эту стратегию правильной.

    Против этой «Барсы» можно было предположить, что ты будешь владеть мячом от 30 до 40 процентов. В тактическом плане должно было быть три ключевых момента.

    Во-первых, как можно было гарантировать, что «Барса» не превратит доминирование над мячом в возможности забивать голы?

    Во-вторых, как проинструктировать своих игроков отвоевывать мяч у соперника?

    В-третьих, как создавать свои собственные шансы, если бы они были?

    Третий вопрос был неуместен без ответов на первый и второй.

    «Юнайтед» был настроен так амбициозно, что Фергюсон, казалось, думал, что открытая игра создаст шансы на обоих концах поля. Серьезная ошибка. Его игроки были заблокированы повсюду, поэтому, даже когда они отвоевывали мяч, они были взволнованы, спешили совершить обнадеживающие пасы, которые дарили прямо игрокам «Барсы».

    «Мы вступили в игру, зная, что мы лучшая команда, но они были физически сильнее нас, — сказал Маскерано. — Все наши тренировки были посвящены контролю в полузащите. Мы знали, что у нас всегда будет один лишний игрок, потому что они играли по схеме 4-2-3-1 с двумя полузащитниками, Кэрриком и Гиггзом, и одним вторым нападающим, Руни. Мы играли в центре поля с тройкой полузащитников плюс ложной девяткой Месси, который создавал квадрат с Бускетсом, Иньестой и Хави. В этой системе вингеры Педро и Вилья были так важны, сохраняя свою позицию, обеспечивая, что оборона «Юнайтед» будет играть с четырьмя игроками сзади. Педро и Вилья занимали крайних защитников и центральных защитников. Это означало, что центральные защитники никогда не знали, идти ли к Месси или оставаться сзади».

    В течение четверти часа владение мячом было 66% в пользу «Барсы», и возможности увеличились, особенно потому, что Месси продолжал получать мяч там, где он больше всего преуспевал: в 40 метрах от ворот, лицом к защите, где он мог свободно идти на дриблинге, бить по воротам или отдавать мяч на Вилью и Педро.

    Фергюсон увидел, что происходит на 24-й минуте, с громовым лицом ворвавшись в техническую зону на бровке. Чего он ожидал? Что «Юнайтед» может прессинговать четверку защитников «Барсы» и полузащиту весь вечер? Либо Фергюсон недооценил величие своего противника, либо переоценил способность своей команды реализовать смелый план на игру.

    Педро забил всего три минуты спустя.

    Это выглядело так просто. Трудности «Юнайтед» начались, когда Ван дер Сар далеко вынес мяч, а Пике выиграл единоборство вверху у Руни в середине половины «Барсы». Тринадцать секунд между этим и забитым голом Педро являются яркой иллюстрацией замешательства игроков «Юнайтед». Когда Пике выиграл верховое единоборство, Кэррик следил за Хави в центре поля, готовый побороться за любой отскок или подбор. Это показало его и «Юнайтед» намерения: самый глубокий центральный полузащитник на 10 метров выше, чем ему было велено для исполнения роли сдерживающего игрока. Хави был первым на мяче после сброса головой от Пике, так что у «Барсы» уже было трое против двух в центре полузащиты: Кэррик и Гиггз против Хави, Иньесты и Бускетса. Хави отбросил мяч на пару метров назад к Иньесте и бросился вперед. Кэррик, вместо того чтобы следовать за Хави, чувствовал себя достаточно близко к Иньесте, чтобы прессинговать его. Просчет, допущенный сотнями полузащитников.

    «Для меня Иньеста — самый талантливый испанский игрок, которого я когда-либо видел, — сказал Хави. — Он был одним из лучших партнеров на поле. Его способность удерживать мяч, побеждать в ситуации один-на-один и создавать возможности, а также отдавать предголевой пас. Он был невероятен с тех пор, как мы впервые увидели его играющим в Ла Масии, когда ему было тринадцать или четырнадцать. Уже тогда можно было видеть, что он может стать одним из лучших игроков в истории футбола».

    После быстрой стеночки с Бускетсом, Иньеста отпасовал вперед на Хави, который теперь находился в пространстве за Кэрриком и Гиггзом. Четырьмя быстрыми передачами не более чем на 10 метров три игрока «Барсы» против двух игроков «Юнайтед», которые превратились в одного, Хави, в полном одиночестве, бежал против обороны без щита из полузащитников. Классическая «Барса».

    Гиггз преследовал Хави, но был слишком далеко, а это означало, что на первый гол претендовало четыре нападающих — Хави, Месси, Педро и Вилья — против четырех защитников «Юнайтед».

    Для центральных защитников «Юнайтед» Фердинанда и Видича отсутствие заграждения в центре поля было кошмаром. «Рио и Видич колебались, были на распутье, — сказал Руни. — Иногда они продвигались вперед, и мы опаздывали, так что Месси мог развернуться и пройти на дриблинге. Я помню, как Рио разговаривал с главным тренером с поля, не зная, должен ли он сохранить свою позицию или сближаться с Месси».

    Мне трудно поверить в это откровение. Все знали, как и где процветал Месси, поэтому должны были быть приняты превентивные меры. Такой разговор должен был состояться за несколько дней или даже недель до финала, а не во время него.

    Проблемы «Юнайтед» усугублялись тем, что их крайние защитники также были сбиты с толку тем, как бороться с угрозой фланговых игроков «Барсы». «[Левый защитник] Патрис Эвра смещался в центр поля, чтобы следовать за Вильей или Педро, — сказал Руни. — Он часто так делал, и оказывался перед центральными защитниками. Что оставляло Видича и Рио раскрытыми. Против них было так трудно играть, когда Вилья и Педро заходили в эти пространства. Вот почему Эвра продолжал выбрасываться, следуя за ними». Эвра делал это несколько раз, чувствуя, что его работа — отслеживать Педро или Вилью всякий раз, когда они находились на его территории.

    Когда это произошло во время первого гола, Фердинанд и Видич оказались в затруднительном положении, когда Педро сначала сместился в центр, взяв с собой Эвра, а затем изменил направление и побежал дальше к краю штрафной «Юнайтед». Поначалу преследуя Педро, Эвра почувствовал, что должен переключить свое внимание на Месси, и остался в центре. Правый защитник Фабио сделал то же самое с Вильей. Когда я поставил на паузу в тот момент, когда Хави сделал свой великолепный пас правой ногой Педро на первый гол, Эвра и Фабио эффективно удерживали позицию в полузащите, так что у «Юнайтед» задняя линия состояла всего из двух человек, а нападающего никто не держал.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Пока Педро праздновал гол после решительного завершение слева от Ван дер Сара, Видич повернулся к Эвра, чтобы задать вопрос о позиции своего левого защитника. Движение атакующего фронта «Барсы» вызвало хаос. На стоп-кадре Руни был запечатлен с выражением лица, которое напомнило мне о том, что чувствовали Сами Хююпя и я, когда Кака продолжал бежать на нас в первом тайме в Стамбуле во время финала Лиги чемпионов 2005 года. «Я подумал: «Что, черт возьми, здесь происходит?» — сказал Уэйн. — В моей карьере было всего два случая, когда я был сбит с толку на поле. Тот вечер был первым».

    «Когда мы были без мяча, Ферги хотел, чтобы мы обходили Бускетса. Когда у нас это получалось, он хотел, чтобы мы попытались убегать в отрыв. Проблема была в том, что всякий раз, когда мне удавалось обходить Бускетса, это его нисколько не беспокоило. Он может отпасовать в 5 метрах позади тебя, тем самым выведя тебя из игры. Я бы предпочел позволить ему это сделать и опускаться глубже, чтобы помочь тройке полузащитников сократить его возможности для паса, потому что, как только у них была ситуация два против одного или три против двух на Кэррика и Гиггза, мы оказывались в меньшинстве и сбиты с толку. Тогда ты расстраивался из-за того, что всегда лишь гоняешься за ними. Затем ты высоко прессингуешь и оставляешь больше места позади, что именно то, чего они и хотели».

    Тогда последующий вопрос. Когда Уэйн Руни во второй раз чувствовал себя таким беспомощным?

    «Когда я играл за «Эвертон» и мы играли против «Манчестер Сити» Пепа, — сказал он мне. — Они играли по той же системе, что и «Барса», когда все полузащитники и нападающие смещались в центр. Они просто обманывали нас. Сэм Эллардайс был главным тренером, и мы играли по схеме 4-3-3, со мной слева в средней тройке. Затем мы играли дома с «Ман Сити», и за день до игры он сказал нам, что мы играем 4-4-2. Без «десятки». С двумя стопроцентными нападающими. Я играл в центре полузащиты с Морганом Шнайдерлином против Де Брюйне, Сильвы, Фернандиньо, Стерлинга и Сане. Я такой: «Чего?» Я сказал Эллардайсу: «Мы с Морганом будем играть повсюду». Он думал, что мы сможем повыше их прессинговать. Это было то же самое, что и на «Уэмбли» в 2011 году. Я подумал: «Что я должен здесь делать? Куда ты хочешь, чтобы я смещался?» В матче против «Сити» к перерыву мы проигрывали со счетом 0:3, и меня сняли через 57 минут. Я начал срываться, но когда я вспоминаю об этом сейчас, я не мог дождаться, чтобы уйти с поля, учитывая то, что происходило. Так что тот день в полузащите «Эвертона» напомнил мне 2011 год. Их игроков было так трудно опекать, потому что ты их вообще не видел, чтобы следить за их передвижением. За тобой всегда кто-то был, такой маленький, такой острый и способный убежать, даже если ты подойдешь близко, ты не сможешь к ним приблизиться».

    Несмотря на все это и к чести «Юнайтед», они сравняли счет благодаря моменту индивидуального качества Руни — лучшего игрока «Юнайтед» в тот вечер на «Уэмбли». Это особый гол, тем более учитывая обстоятельства.

    Гиггз находился в атакующей позиции и в офсайде, и подбадривал Руни, когда нападающий последовал за своим собственным пасом в штрафную. Это не должно умалять класс завершения, найдя верхний угловой ворот Вальдеса.

    Это должно было стать высвобождением Фергюсона. Ни один главный тренер не хочет признавать тактическую ошибку при проигрыше 0:1 и необходимости догонять, но при 1:1 была возможность перезапуститься. Неспособность «Юнайтед» сделать это труднее оправдать, чем выбор стартового состава. Амбиции перед игрой понятны. Любой может неправильно истолковать, как это будет происходить. Можно увлечься, увидев, как твоя команда уничтожает большинство противников, или тем, насколько остро они выглядят на тренировках. Но когда игра идет полным ходом и настолько очевидно, как все сложится, если ты не изменишься? Ты должен реагировать, когда твой план не срабатывает.

    В то время, как я смотрел за матчем и пришел к таким выводам, я почувствовал беспокойство по поводу этой главы. Кто я такой, чтобы ставить под сомнение одного из величайших тренеров всех времен? Если оставить в стороне соперничество «Ливерпуль» против «Манчестер Юнайтед», мне нравилась конкурентоспособность Фергюсона и то, насколько он был полон решимости навязывать свою индивидуальность и индивидуальность своей команды в каждом матче, в котором он принимал участие. У меня просто есть чувство, что в этом случае он ошибся.

    Почему Фергюсон так осмелел, несмотря на поражение в 2009 году?

    Финальный состав кубка сработал в первом матче полуфинала против «Шальке», «Юнайтед» одержал победу со счетом 2:0 в Германии и одержал убедительную общую победу со счетом 6:1. «Юнайтед» был непобежден в турнире до финала на «Уэмбли», выиграв девять из двенадцати матчей.

    Но «Шальке» не был «Барселоной». И ни одна английская команда в том сезоне и рядом не стояла с ними.

    В Премьер-лиге использование Фергюсоном Гиггза в роли креативного центрального полузащитника эффективно помогло «Юнайтед» доминировать, и Руни процветал как «десятка» позади быстрого Эрнандеса. Тем не менее, отчет скаутов, должно быть, предупредил Фергюсона о глупости играть на встречных курсах против «Барсы» в 2011 году. В лучшем случае, это было наивно.

    Когда составы были объявлены перед началом матча, забеспокоится даже самый оптимистичный болельщик «Манчестер Юнайтед». Партнерство Гиггза и Кэррика в центре полузащиты против «Барселоны», состоящей из четырех человек, было явно неправильным. При всем моем уважении к двум великим игрокам, даже если бы у «Юнайтед» были Рой Кин и Брайан Робсон в расцвете сил, игравшие в такой системе, они без посторонней помощи не смогли бы справиться с тем, с чем столкнулись.

    «Правда в том, что мы были удивлены тем, что Гиггз играл в центре поля, — сказал мне Хави. — Я не уверен, какова была стратегия Фергюсона. Может быть, дело было в большем владении мячом или в том, чтобы украсть у нас мяч. Несмотря на это, мы контролировали мяч с помощью длительных периодов владения. Мы были очень техничны, и именно поэтому я думаю, что мы были лучше, чем «Манчестер»».

    Здравый смысл Фергюсона уступил романтизму. Ему оставалось два года до завершения карьеры, и он знал, что это один из его последних шансов выиграть Лигу чемпионов. Игра проходила на том месте, где сэр Мэтт Басби выиграл первый Кубок чемпионов «Юнайтед» в 1968 году, и если это должно было ознаменовать начало грандиозного прощания Фергюсона на континентальной арене, будучи частью захватывающего, всеобъемлющего атакующего финала, который он мог проиграть, послужило его наследию больше, чем создание напряженного, скучного матча, в котором его команда могла тягаться, подавляя талант и выдавая противоположность всему, за что он выступал.

    «Правда в том, что мы могли бы сыграть по схеме 4-5-1, отсиживаясь сзади и защищаться в течение девяноста минут, и все равно «Барса» нас бы обыграла со счетом 0:3, — сказал Руни. — Но я чувствовал, что это был единственный способ выиграть любой из этих финалов, помешав им. Мы чуть ли не нуждались в том, чтобы Жозе Моуринью руководил нами только в этих двух играх в 2009 и 2011 годах».

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Справедливости ради, состязательные методы Моуринью также не были гарантией успеха в борьбе с «Барсой» Гвардиолы, хотя они с большей вероятностью могли вызвать проблемы.

    29 ноября 2010 года Моуринью допустил ту же ошибку, что и Фергюсон шесть месяцев спустя. Вдохновленный тем, что стало лучшим началом управленческой карьеры в мадридском «Реале», Моуринью отправился на «Ноу Камп» на матч Ла Лиги, веря, что его команда сможет выиграть в открытой атакующей игре. Он играл по схеме 4-2-3-1 с Месутом Озилом в качестве «десятки», а Хаби Алонсо и Сами Хедира были опорными центральными полузащитниками. «Барса» разгромила команду Моуринью со счетом 5:0 на «Ноу Камп», и Руни вспоминает, как из своей комфортной гостиной стоя аплодировал той победе. Он говорит, что это был вечер, когда он сделал свой выбор в пользу Месси, опережая своего бывшего товарища по «Юнайтед» Роналду в одном из непрекращающихся споров нашей эпохи.

    «Моя жена вошла, а я стоял и хлопал, — сказал он. — Она смотрит на меня и думает: «Что ты делаешь?» И я такой: «Это «Барселона». Они были просто чертовски великолепны». Вот почему, когда люди спорят о Роналду против Месси, ты можешь выбрать любого из них, но из-за таких игр, а также из-за того, что я был близко и видел, насколько он хорош, я всегда выбираю Месси. Он просто невероятный».

    Моуринью не допустил бы такой же ошибки снова. Его реакция на жестокое поражение, когда клубы встретились в следующий раз, была воинственной, и Озил стал играть шире, чтобы разместить центрального защитника Пепе в антагонистической роли полузащитника при схеме 4-3-3 вместе с Алонсо и Хедирой. В период с 16 апреля по 3 мая 2011 года «Реал Мадрид» и «Барселона» сыграли эпическую серию из Эль Класико, включавшую ничью 1:1 в Ла Лиге, победу «Реала» в финале Кубка Короля («Кубок короля» — испанский эквивалент Кубка Англии) и полуфинал Лиги чемпионов между двумя командами. «Барса» одержала общую победу со счетом 3:1 в жестоком, неспокойном европейском противостоянии, когда испанские международные товарищи по команде напоминали заклятых врагов. Удаление Пепе на 61-й минуте в первом матче на «Бернабеу», когда счет все еще был нулевым, повернуло дело в сторону Гвардиолы, и «Барса» дважды впоследствии забила, в том числе один из величайших голов Месси.

    Несмотря на окончательную победу, когда 11 мая «Барса» стала чемпионом Ла Лиги, Гвардиола, казалось, был весь покрыт шрамами от этих сражений. Такова была психологическая нагрузка, которую он получил от Моуринью на поле и за его пределами, проводя личную политику в своем собственном клубе, что накануне финала на «Уэмбли» его наставник Кройфф предположил, что это может быть последняя игра Пепа за три года работы в клубе. Кройфф, очевидно, лично знал о намерениях Гвардиолы, хотя пройдет еще двенадцать месяцев, прежде чем Пеп уйдет в годовой творческий отпуск, прежде чем вновь появится уже в мюнхенской «Баварии».

    «Когда Пеп сказал, что он устал и что ему нужно отдохнуть, я подумал, что очень жаль, — сказал Хави. — Но я уважал его решение. Я помню, как подумал, что он мог бы продолжить с тем поколением игроков. Он был лучшим тренером в мире за последние двенадцать-пятнадцать лет, это точно».

    Возможно, безупречность и комфорт победы на «Уэмбли» облегчили настроение Пепа в течение его дополнительного сезона. Конечно, «Юнайтед» никогда не угрожал превратить финал в войну на истощение, как «Мадрид» Моуринью. Как бы ни была хороша «Барса», они столкнулись с соперником, который позволил им продемонстрировать свой блеск.

    Это обоснованный вопрос о том, действительно ли это одна из величайших игр или ее следует рассматривать скорее как один из величайших финальных матчей Кубка чемпионов. Я принимаю это. Было бы более зрелищно, если бы «Юнайтед» последовал плану полуфинала «Мадрида». Никто из здравомыслящих людей не стал бы критиковать или считать это негативным, если бы «Юнайтед» выбрал такой путь и сыграл бы 1:1. Совсем наоборот. Главного тренера похвалили бы за то, что он отреагировал.

    Очевидный способ состоял в том, чтобы убрать Хавьера Эрнандеса, второстепенную фигуру, и заменить его боевым полузащитником, чтобы, по крайней мере, попытаться лишить «Барсу» пространства. Я не видел никаких проблем в позиции Руни, пытающегося занять место Бускетса. Трудность была позади Руни. Чтобы не быть настолько перебеганным, «Юнайтед» отчаянно нуждался в энергичном подкреплении в центре поля, чтобы сделать противостояние четыре против четырех, с Руни, Гиггзом, Кэрриком и еще одним, чтобы отразить позицию Бускетса, Хави, Иньесты и Месси. Без подобных изменений у «Юнайтед» всегда будет недоставать игроков.

    На скамейке запасных были полузащитник Даррен Флетчер и Андерсон и могли бы исполнить эту роль. К сожалению, Флетчер восстанавливался после болезни, которая не позволила ему вернуться к концу того сезона, иначе я уверен, что он был бы вовлечен в игру. Андерсон начал финал в 2009 году, но был заменен через 45 минут. Фергюсон, должно быть, чувствовал, что оба игрока могут выполнить свою работу, иначе зачем бы они были в его составе из восемнадцати человек?

    Вместо того чтобы что-то менять, поддерживаемый сравнивающим счет голом, он придерживался своего первоначального плана. Он не делал замен до тех пор, пока ему не пришлось снова отыгрываться на 69-й минуте, заменив правого защитника Фабио. «Главный тренер чувствовал, что темп Премьер-лиги был выше, чем в Ла Лиге, поэтому хотел, чтобы мы его сохранили, — сказал Руни. — Единственное изменение в перерыве было то, что он поменял местами Пака и Гиггза. Он хотел, чтобы Пак играл в центре, для большей энергии и кусачести. Но можно было бы поместить в эту систему на то место кого угодно, и это не сработало бы. Мы должны были сыграть 4-5-1, пять человек в линию перед четырьмя, и позволить им разыгрывать мяч перед нами и перекрыть пространство на флангах. Возможно, они не причинили бы нам там такого большого вреда».

    «Но да, некоторые решения, принятые в связи с этим финалом, были немного странными. Играл Фабио да Силва. Его брат Рафаэль был лучшим игроком. Димитара Бербатова даже не было на скамейке запасных. Было еще несколько решений, в которых я задавался вопросом, что происходит».

    Единственным заметным сдвигом в начале второго тайма была игра «Барсы».

    Они переключились на шестую передачу!

    Минуты с 46 по 69 в финале Лиги чемпионов 2011 года максимально приближены, как можно увидеть, к футбольному совершенству. Я мог бы посвятить по книге каждому из тех, кто обеспечил победу «Барсы» в ту ночь — Бускетсу, Иньесте, Хави и Месси.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Хави — мой любимый футболист последних тридцати лет, поистине уникальный полузащитник. Одно из моих самых ранних воспоминаний о том, как я увидел его, было в матче сборной Англии до 21 года, сыгранном на стадионе «Сент-Эндрю» в Бирмингеме в 2001 году. На следующий вечер я был в старшей команде, игравшей на «Вилла Парк», и наблюдал, как этот маленький парнишка диктовал игру, так быстро и остро. Никто не мог его тронуть, и юношеская сборная Англии под руководством Говарда Уилкинсона проиграли со счетом 0:4.

    В ноябре следующего года я более детально наблюдал за игрой в группе Лиги чемпионов на «Энфилде». Через семь месяцев после победы над «Барселоной» в двух матчах полуфинала Кубка УЕФА, когда Хави был неиспользованным игроком скамейки, мы проиграли со счетом 1:3. Нас перепасовали и переиграли. Хави был вдохновителем, трибуна «Коп» аплодировала игре «Барсы». Я помню, как мы со Стивеном Джеррардом уходили с поля в благоговейном страхе перед испанским маэстро. Я никогда не видел такой феноменальной игры в полузащите.

    При нашей следующей встрече, в 2007 году, мы добились бо́льшего успеха, основываясь на плане игры, разработанном для снижения производительности Хави. Под руководством Рафы Бенитеса мы сыграли вничью с «Барсой» Райкарда в 1/8 финала Лиги чемпионов. Хави, тогда приближающийся к своему расцвету, играл в обоих матчах. Месси, еще подросток, был тогда вингером. Мы не питали иллюзий по поводу единственного способа, которым могли победить: бесстыдная политика сдерживания, упаковка игроками полузащиты, игроки, стоящие за мячом, принятие того, что у нас не будет много мяча, закрытие пространства и времени и использование скорости впереди, чтобы забить гол на контратаках или со стандартных положений.

    Мы выиграли со счетом 2:1 на «Ноу Камп», а затем прошли по правилу выездного гола после поражения со счетом 0:1 на «Энфилде».

    Эти игры требовали такой же тактической дисциплины и концентрации, как и любые другие в моей карьере. Хави нужно было заметить лишь один пробел в вашей обороне в течение девяноста минут, и это могло привести к голевой передаче. Не было никакого расслабления.

    Что вывело Хави в другое измерение, так это тот факт, что перед начало матча уже сразу приходилось идти на какую-то уступку. Ты не мог помешать ему задавать темп. Все, что ты мог сделать, это согласиться с тем, что у него будет больше касаний мяча, больше передач, убеждаясь, что «Барса» заставит тебя провести бо́льшую часть игры бегая за мячом и в обороне.

    Независимо от того, на какой сцене, способность Хави управлять из центра поля сохранялась на протяжении всей его взрослой карьеры. Он был назван игроком турнира, когда Испания выиграла Евро-2008. В 2010 году он был сердцем сборной Испании, выигравшей чемпионат мира, с поразительным показателем успешных пасов в 91% на турнире. Он отдал две голевые передачи в финале Евро-2012, когда Испания защищала свой титул, впервые какой-либо игрок сделал такое двух подряд финалах. Независимо от того, насколько серьезна игра, Хави добился своего.

    Статистическая разбивка этого финала 2011 года делает его особенно поразительным чтением. У Хави было больше всего касаний мяча — 157, на двадцать шесть больше, чем у Месси. Хави сделал наибольшее количество передач — 141, на тридцать четыре больше, чем Иньеста. Статистика, показанная на 46-й минуте, показала, что вероятность успешности паса Хави составила 95%. В финале Лиги чемпионов, когда предполагается, что нервы влияют на производительность, это нереально.

    «Вот в чем состоял наш план — контролировать игру, владея мячом, — сказал он мне. — Иньеста, Бускетс и я общались и понимали друг друга на поле и вне его. Мы знали, что никто из нас не был лучшим защитником в мире, но, в конце концов, ты защищаешься, имея у себя мяч. Если у тебя есть мяч, у твоего противника его нет. Это одна из заповедей Кройффа: длительное владение, создание преимуществ и всегда стремление к голу. Моими лучшими партнерами в карьере были Иньеста, Бускетс и Месси».

    Вместе Хави и Иньеста совершили 248 пасов. Весь «Юнайтед» совершил 286. Что касается пасовых комбинаций, то Хави и Иньеста отдали друг другу шестьдесят пасов за девяносто минут, возглавив рейтинг комбинаций. Сравните это с пасовыми комбинациями «Манчестер Юнайтед» в этой игре. Двумя игроками «Юнайтед», которые больше всего пасовали друг другу, были Фердинанд и Видич с шестнадцатью комбинациями.

    У восьми игроков «Барселоны» было больше касаний, чем у самого активного игрока «Юнайтед» Уэйна Руни. Мяч у Руни был шестьдесят раз. Для перспективы — на тридцать три меньше, чем у правого защитника «Барсы» Дани Алвеса.

    Что касается касаний в опасной зоне, то у Месси (двенадцать) в штрафной «Юнайтед» их было больше, чем у всех игроков соперника вместе взятых (десять).

    У «Барсы» было двадцать три удара против пяти у «Юнайтед».

    По любому определению, это было размазывание. Первые двадцать четыре минуты второго тайма были тем временем, когда «Барселона» больше всего феерила, прижимая «Юнайтед» и забив два гола, которые позволили им одержать легкую победу.

    В начале второго тайма Фердинанд, очевидно, решил, что с него хватит с точки зрения того, что Месси оставался один перед защитой «Юнайтед». Я видел, что он пытался пробиться к нему, играя более высоко в обороне, чтобы у Месси не было так много времени на мяче в заключительной трети поля. Это могло сработать в разъединении, чтобы остановить атаку, но Рио не мог поддерживать эту тактику, потому что знал, что оставляет слишком много места для быстрого Педро или Вильи.

    Схема «Юнайтед» 4-2-3-1 не была рассчитана на компактное расположение защитников, полузащитников и нападающих близко друг к другу. До тех пор, пока «Барселона» будет ждать — а они всегда были готовы ждать, — в конечном итоге они выиграют от дисбаланса «Юнайтед». «Ты наиболее ясно видишь результат этого в нашем втором голе, когда передача в центре поля освобождает место для Месси, и он мог пробить с края штрафной», — сказал Маскерано. — И снова оказалось три против двух в центре поля на краю штрафной «Юнайтед».

    Удар Месси на 54-й минуте был яростным, но голкипер класса Ван дер Сара должен был его отбивать. Независимо от ошибки, гол был близок, и было уместно и неизбежно, что именно Месси внес свой вклад в изменение игры.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    «Что можно сказать о Месси? — спросил Хави. — Он самый решительный игрок, которого я когда-либо видел. Он на другом уровне. Непревзойденный игрок. Я сказал еще в 2008 или 2009 году, что для меня он уже был лучшим игроком в истории. Он сделал бы то, что Марадона, Пеле, Кройфф и [Альфредо] Ди Стефано двадцать, тридцать и пятьдесят лет назад, и он все еще делает это. Он играет таким образом уже пятнадцать или шестнадцать лет, контролируя все аспекты игры — атаку, защиту, удары и забивая со штрафных и с пенальти».

    Как только Месси забил, в течение следующих пятнадцати минут «Барса» играла с «Юнайтед», выводя игроков из позиций, создавая моменты и делая третий гол предсказуемым.

    Первая замена Фергюсона дала обратный эффект через несколько секунд, когда Нани был сбит с толку гением Месси. Аргентинец предпринял пятнадцать попыток дриблинга за игру (все игроки «Юнайтед» предприняли восемнадцать попыток между собой). Его наиболее конструктивным дриблингом был тот, что сбил с толку Нани на левом фланге «Юнайтед» и он бросился к воротам, прежде чем переиграть Эвра. В последовавшей панике, вызванной остановкой Месси во вратарской, мяч после неудачной попытки Нани вынести его упал прямо к Вилье на краю штрафной. Он взял его под свой контроль и пустил в верхний угол ворот.

    Не было даже намека на камбэк, несмотря на то, что «Барса» на более поздних стадиях заметно замедлилась. Удар Руни с дальнего расстояния и сильная заявка на игру рукой у Вильи были самыми близкими к тому, чтобы «Юнайтед» устроил нервную концовку матча.

    Как только Фергюсон заменил измученного Кэррика на 77-й минуте, он мог бы убрать любого из своих игроков в качестве акта благотворительности. Он и его товарищи по команде выглядели как пыльным мешком ударенные. Разочарование Кэррика было очевидным, когда через час игры он получил желтую карточку, не в первый раз оставшись один в центре поля без другого выбора, кроме как сбить Иньесту.

    Хмурый взгляд Фергюсона к финальному свистку превратился в любезную улыбку. «Никто нас так еще не вздувал, но они этого заслуживают, — сказал он в своем послематчевом интервью. — За все время, что я был главным тренером, это лучшая команда, с которой я сталкивался».

    Карлес Пуйоль поднял уровень эмоций, пригласив Эрика Абидаля забрать трофей Лиги чемпионов.

    «Мы были явно лучше, — сказал Хави, точно подводя итог. — Мы больше владели мячом, мы создали много голевых моментов и заслужили победу. Это была одна из самых совершенных игр, в которую мы когда-либо играли. Будучи финалом, для нас было важно сыграть в нашу игру на самом высоком уровне, и мы это сделали».

    Завораживающая манера победы «Барсы» вдохновила тренеров провести следующие несколько лет, пытаясь подражать их щегольству, до такой степени, что где бы сегодня ни смотрели футбол по всему миру, можно увидеть, как центральные защитники занимают неортодоксальную позицию сбоку от своей штрафной, когда вратарь владеет мячом. Вратарям уже недостаточно просто отбивать удары. Они должны быть искусны не только в игре руками, но и ногами.

    Крайние нападающие — это нынешняя мода, и почти каждая топ-команда играет по схеме 4-3-3. «Десятки» в настоящее время находятся под угрозой исчезновения на стадии плей-офф Лиги чемпионов.

    Даже мои ссылки на позиции с цифрами показывают, что «Барса» помогла изменить диалект футбола в Англии. Там, где когда-то мы говорили об атакующих и оборонительных полузащитниках или нападающих, теперь на жаргоне все говорят о числах «восьмерка», «шестерка» и «девятка». Я впервые заметил это, когда Бенитес привел нескольких тренеров из академии «Барсы» в нашу молодежную команду в период с 2008 по 2010 год.

    Пеп Гвардиола заслуженно считается одним из революционеров игры; каждый тренер, который копирует его, доказывает, что они считают, что «Барселона» в период с 2008 по 2012 год была продуктом ви́дения главного тренера. Пеп всегда милосердно приписывал великолепие футбола своей «Барсы» качествам игроков. С квартетом Месси, Хави, Иньесты и Бускетса все было возможно.

    Я назвал эту эпоху эпохой «Барселоны» Гвардиолы. Я спросил Маскерано, правильнее ли рассматривать эту игру как часть истории Месси. Хавьер сказал, что 2011 год стал слиянием «стольких выдающихся игроков в одном и том же месте, в одно и то же время, с идеальным тренером для развития его идей о том, как играть. Тройка полузащитников и Месси были рождены, чтобы играть за «Барселону». Они все были настолько совместимы друг с другом. Это самое сложное, что можно найти в футболе. Можно видеть множество команд с хорошими игроками, но они не всегда дополняют друг друга. У них могут быть какие-то качества, но им не хватает других. Но вдобавок ко всему у нас был игрок в лице Месси, у которого было все».

    У всех нас есть представление о том, что представляет собой «правильный» способ играть в футбол, и, как показывают интервью на протяжении всей этой книги, это само по себе спорный термин. Я не верю в правильное или неправильное, потому что я не футбольный сноб. За свою карьеру я лишь дважды встречался с «Барселоной» в плей-офф, оба раза на стороне победителей и вызывал яростную, несправедливую критику в адрес нашей оборонительной тактики.

    Она была особенно громка после полуфинала Кубка УЕФА 2001 года, который мы выиграли со счетом 1:0 в совокупности двух матчей благодаря пенальти Гари Макалистера во втором матче на «Энфилде». Каталонские СМИ уничтожили нас. Крестный отец прекрасного футбола Йохан Кройфф дал интервью, в котором он язвительно отзывался о нас и о мюнхенской «Баварии» Оттмара Хитцфельда, которая оправилась от поражения в финале Лиги чемпионов 1999 года от «Манчестер Юнайтед», чтобы два года спустя выиграть турнир. «Все они связаны с именем и престижем, но, с точки зрения футбола, мы говорим о двух ужасных командах, — сказал Кройфф. — Можно подумать, что я преувеличиваю, но, на мой взгляд, команда ужасна, если она не способна сделать три паса к ряду».

    Мы расценили замечания Кройффа как раздражительные, неуважительные и неосведомленные о том, как далеко мы продвинулись как команда и клуб за короткое время. Почему все должны смотреть на игру с одной стороны? Мы продемонстрировали, что футбол — это множество качеств, особенно когда команда не обладает таким техническим мастерством, как «Барселона». Никто на «Энфилде» не думал, что выход в финал Кубка УЕФА 2001 года за счет «Барсы» был «ужасным», даже пусть мы и едва коснулись мяча в течение 180 минут.

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Когда Кройфф сказал, что готов проиграть, играя по-своему, а не выиграть, играя иначе, я поверил ему и восхитился его принципами, хотя в корне с ним не согласился. Как ты думаешь, я или любой другой футболист предпочел бы не иметь медали победителей финала Лиги чемпионов или Кубка Англии, потому что команда соперника играла в более привлекательный футбол?

    «Есть два вида футбола — атакующий и оборонительный футбол, — сказал Хави. — Оба могут выигрывать матчи и титулы. Конечно, с атакующим футболом тебя можно остановить. Такая команда, как мадридский «Атлетико», которая закрывается в обороне, является хорошим примером. «Барса» была выбита в полуфинале Лиги чемпионов «Интером» [в 2010 году] и «Челси» [в 2012 году]. Но я все еще верю, что у атакующего футбола больше шансов на победу».

    Для меня акцент Хави на победе — самый важный пункт его аргументации. Причина, по которой Гвардиола играл так, как он играл, и будет продолжать это делать, выходила за рамки стиля. Именно потому, что он это правильно оценивал давало ему наилучшие шансы на успех. Кто может спорить с главным тренером, который на момент написания этой статьи выиграл двадцать девять трофеев и обязательно выиграет еще?

    Но я ни на секунду не верю, что Гвардиола согласен с Кройффом в том, что ради победы нельзя поступаться принципами. Я вспоминаю игру против «Эвертона» в октябре 2016 года, в которой Гвардиола отправил центрального защитника Венсана Компани играть в качестве экстренного нападающего в течение последних четырех минут, пытаясь превратить разочаровывающую ничью в победу, играя длинными забросами мяча в штрафную и рядом с ней. Я нахожу это обнадеживающим. Не потому, что я в восторге от примитивного футбола. Это потому, что я увлечен тем, чтобы главные тренеры использовали все возможности для достижения результатов.

    Независимо от мнения о том, как этого достичь, я всегда буду утверждать, что футбол — это есть и всегда будет только про победу. Так меня воспитывал мой отец, Филли, который относился к каждой игре в Воскресной лиге, в которой он тренировал, как к финалу Кубка чемпионов. Все остальное чуждо моим инстинктам соперничества.

    Игра наиболее увлекательна, когда в рамках турнира лиги или кубка существует несколько систем, каждая из которых развивается из поколения в поколение, как я пытался описать во время анализа некоторых из величайших игр. Некоторые основные принципы и тактические вариации никогда не меняются.

    Каждый вдохновляющий тренер работает с ограниченным выбором. Выберут ли они играть с тремя, четырьмя или с пятью защитниками? Отдается ли предпочтение вингерам, чей профиль всегда заключается в атаке, или крайним полузащитникам, которые подходят для игры в полузащите и помогают своим защитникам? Поощряются ли крайние защитники переходить центральную линию поля или их работа в первую очередь заключается в защите? Чего ждут от центральных полузащитников? Являются ли они свободными художниками, которые могут бегать от штрафной до штрафной? Созидатели и бомбардиры? Или тренер предпочитает бойцовских «водоносов», которые будут окутывать его защиту, выигрывать мячи, атаковать соперника и получать похвалу за соблюдение тактической дисциплины? Каких нападающих ищут скауты клуба? Высоких, физически развитых футболистов-столбов, которые подходят для прямолинейного футбола с длинными передачами вперед? Хищников, которые мало что предлагают без мяча, но оживают, когда есть место в переполненной штрафной? Или техничных, универсальных атакующих игроков, которые получают такое же удовольствие от голевой передачи, как и от гола, поскольку они глубоко опускаются на позицию «десятки»?

    Прагматичным тренерам нужны элементы всего вышеперечисленного, чтобы они могли рассматривать альтернативные концепции от одной игры к другой. Другие зациклены на однобокой игре с преданностью, граничащей с религиозной.

    Гвардиола — тренер современной эпохи, привлекающий большинство приверженцев. Это было вдохновляюще и опасно для тех, у кого нет того сырья, которое было у него в «Барселоне» и мюнхенской «Баварии», а в настоящее время есть в «Манчестер Сити». Главных тренеров, которые пытаются играть по-барсовски с ограниченными в мастерстве футболистами, и вратарями, которые не могут точно отдать пас на 10 метров своим защитникам, часто обвиняются в том, что они предпочитают стиль, а не содержание.

    «Сейчас все стараются играть по-своему, — сказал Руни. — Даже наблюдая за недавно вышедшими АПЛ командами, борющимися с вылетом, проигрывая 0:1, можно увидеть, что они играют от вратаря. Я думаю: «Ну же, тебе нужно быстрее продвигаться вперед, положить мяч в штрафную соперника и создать момент, не так ли?» Это удивило меня во время моего пребывания в МЛС [Футбольная лига США]. Каждая отдельная команда пыталась играть от защитников. Я думал: «Вы недостаточно хороши для этого, так зачем же вы это делаете?» Тренеры видят как играет Гвардиола и хотят привнести этот стиль. А теперь не поймите меня неправильно. Это блестяще, и это тот футбол, который мы все хотим видеть. Но самый важный момент заключается в том, что вы должен быть достаточно хороши, чтобы сделать это. Если вы пытаетесь играть таким образом без игроков, которые могут это сделать, вы просто создаете себе огромные проблемы. Если ты главный тренер, то ты должен знать своих игроков. Если они достаточно хороши, чтобы сделать это, тогда да, блестяще. Если это не работает, нет ничего постыдного в том, чтобы подавать на нападающего и идти за подборами, чтобы получить результаты».

    Я считаю, что часть проблемы заключается в неправильном понимании фразы «прямолинейная игра». Это неверно имеет негативные коннотации. Прямолинейный футбол не обязательно должен означать длинный, обнадеживающий вынос мяча в общем направлении нападающего. Точный пас на 60 или 70 метров на нападающего, бегущего в штрафную, чтобы забить, может быть таким же красивым, как элегантный ход с двадцатью пятью передачами, приводящий к заносу мяча в ворота. На самом деле, я бы назвал первое лучшим пасом в футболе. Вратарь «Манчестер Сити» Эдерсон регулярно пытается (и преуспевает) с идеально взвешенными передачами в среднюю линию и иногда так далеко выходил за пределы четверки защитников, что отправлял Серхио Агуэро к воротам — так что Гвардиола явно с этим согласен.

    Мне нравится, что игра продвинулась технически, и чем больше ее можно отфильтровать по уровням, тем лучше. На самом высоком уровне и в международном футболе эти улучшения способствовали развитию этого вида спорта. Владельцы клубов, болельщики и фанаты менее терпимы к главный тренерам, чья самая сильная сторона — организация команд в обороне. Любой начинающий тренер, надеющийся в будущем управлять элитным клубом, должен будет показать, что он так же искусен в обучении своих игроков стильно доставлять мяч из одной штрафной в другую.

    Но я возненавидел, когда на пресс-конференциях главные тренеры заявляли, что хотят прессинговать спереди и играть от защиты, как будто любой пас на 20 метров является доисторическим.

    Я думаю, что тренеры боятся, что их назовут устаревшими, и тешат свое эго, объединяясь с языком Гвардиолы и Клоппа.

    Если такая команда выходит в более сильную лигу, играя от защиты, неразумно ожидать, что главный тренер прикажет своим игрокам забыть обо всем и играть в футбол с длинными забросами в Премьер-лиге. Но смешивание этого с большей вероятностью даст положительные результаты для команд с меньшим бюджетом.

    Барселона в период с 2008 по 2012 год была особенной не просто так. Может ли какая-либо команда всерьез планировать подражание им без огромных трансферных расходов или четырех лучших игроков, которые когда-либо играли в футбол, проходя одновременно через их молодежную академию?

    Джейми Каррагер. «Величайшие игры»: «Барселона» - «Манчестер Юнайтед» (3:1)

    Вместо того, чтобы копировать, клубам жизненно важно принимать решения, понимать и яростно защищать свою собственную идентичность, быть в курсе тенденций и того, что делают конкуренты, постоянно наблюдать за новыми тренерами, чтобы, когда придет время произвести управленческие изменения, сбои были минимальными.

    В некоторых случаях, таких как у , я считаю, что идентичность была утрачена в определенные моменты за последние тридцать лет. сместился между прагматизмом Джорджа Грэма и изобретательностью Арсена Венгера. «Манчестер Сити» в значительной степени начал с нуля в 2008 году и прошел еще один серьезный ремонт при Гвардиоле. Их вызов придет после того, как он уйдет, решая, должен ли тот, кто придет за ним, придерживаться тех же принципов.

    , казалось, никогда не была уверена в том, какова их идентичность; нынешний главный тренер Гарет Саутгейт имеет в качестве задания определить ее.

    Моему собственному клубу, , пришлось найти способ воссоединиться с идентичностью, столь заметной в семидесятые и восьмидесятые годы — мощной смесью энергичного футбола первым номером и проницательностью, позволяющей убивать игру и при необходимости подавлять противников. Для меня путь «Ливерпуля» всегда заключался в том, чтобы «найти способ победить», желательно как можно более привлекательным способом, но не как принуждение. Это способ, благодаря которому клуб шесть раз становился чемпионом Европы по сравнению с пятью титулами у «Барсы».

    в последнее время страдал так же, как и «Ливерпуль» в 1990-х и начале 2000-х, в поисках человека, который обновит и применит методы своих легендарных шотландских тренеров.

    «Барселона» всегда придерживалась своей философии. Это никогда не изменится. В период с 2008 по 2012 год идеалы Кройффа и Гвардиолы слились воедино, чтобы доказать, что можно быть футбольным романтиком и победителем, установив умопомрачительные стандарты, по которым будут судить всех будущих тренеров и игроков на «Ноу Камп». Как показали проблемы клуба в последние сезоны в Лиге чемпионов, это наследие может быть благословением и проклятием, которое практически невозможно воспроизвести, не говоря уже о том, чтобы улучшить.

    Я разговаривал с Хави через несколько дней после тяжелого поражения клуба в Лиге чемпионов от мюнхенской «Баварии» в четвертьфинале 2020 года. Росло ожидание, что он покинет пост тренера катарской команды «Аль-Садд», чтобы исполнить свою судьбу естественного преемника Кройффа и Гвардиолы. «Когда-нибудь, — сказал он мне. — В настоящее время я готовлюсь к этому, и это очень волнующе. Я должен дождаться подходящей ситуации и подходящего времени, чтобы вернуться. Это мечта — тренировать «Барсу» и побеждать, и это моя цель. Я считаю, что мой план работы — правильный».

    История Хави в «Барсе» явно впереди имеет еще несколько глав. Куда бы сценарий ни привел его и «Барселону» в следующий раз, команда Гвардиолы всегда будет заслуживать того, чтобы ее выделяли. Такие команды, как победители Лиги чемпионов 2011 года, появляются раз в жизни. За это все мы, кто имел удовольствие лицезреть их, и все другие клубы, надеющиеся добиться такого же успеха в будущем, должны быть благодарны.

    ***

    Приглашаю вас в свой 

    Источник: sports.ru
    Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here

    13 − четыре =