Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?

Этим летом Артема Дзюбу активнее всего отправляли в «Фенербахче», но, похоже, история с Турцией захлопнулась. Впрочем, ему бы все равно не удалось затмить одну из главных легенд клуба – вратаря Джихата Армана. Рассказываем об игроке середины прошлого века, чье красивое прозвище передалось целому клубу.

В 1923 году столицей Турции стал небольшой город в центре страны, население Анкары в те времена не превышало несколько десятков тысяч человек. Политическое решение повлияло и на семью банковского служащего Фаика Армана. Раньше он работал в Стамбуле, но ради карьеры отправился в новую столицу. Вместе с ним переехал и сын Джихат.

Для Турции то время ознаменовалось серьезными переменами: страна рассталась с многовековой монархией, осваивала светский образ жизни, латинский алфавит и в целом приближалась к европейскому облику. Спорта это тоже коснулось: если в начале XX века атлетические общества и футбольные клубы были под запретом, то после окончания Первой мировой появлялись новые команды. 

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?
Анкара в 1930-е

Эти изменения застал и Джихат. Он родился в Стамбуле в 1915-м и провел детство в азиатской части города – в районе Фенербахче. Там же он занимался спортом, в том числе и футболом, но из-за переезда пробиться в местную команду не вышло. Зато уже в 15 лет юный вратарь дебютировал в молодом клубе из Анкары – «Генчлербирлиги» возник в год переноса столицы и быстро стал одной из лучших команд городского чемпионата.

В то время не было единой и регулярной лиги Турции, но неофициально турнир Анкары считался лучшим в стране. Арман выиграл его в 1935-м, а через год его уже вызвали в сборную на товарищеский матч против Югославии. Джихат пропустил три мяча, но турки все же вырвали ничью. Это была контрольная встреча перед Олимпиадой в Берлине. Тогда футбольный турнир сразу стартовал с плей-офф, и Турция вылетела уже после первой игры: будущие бронзовые призеры норвежцы забили в ворота Армана четыре безответных гола. 

В 1937-м в Турции учредили полноценную национальную лигу. Если раньше турнир проходил по кубковой системе и нерегулярно (в 1920-е лучшую команду страны определили только дважды), то теперь клубы играли гладкий сезон в два круга. 

К тому времени Джихат вернулся в родной район Фенербахче, но за одноименный клуб еще не играл. После Олимпиады в Берлине вратарь из «Генчлербирлиги» перешел в «Гюнеш». Эта команда появилась только в 1933-м в результате раскола в «Фенере»: руководство клуба отказывалось платить игрокам зарплату, считая, что футбол должен оставаться любительским видом спорта. В результате конфликта из «Фенербахче» ушли 27 человек, которые тут же основали новую команду – «Гюнеш».

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?

Футбольный проект был отчасти политическим. Клуб курировал Джеват Аббас Гюрер, соратник президента страны Мустафы Кемаля Ататюрка. Сам глава государства болел за «Фенербахче», но с появлением «Гюнеша» стал симпатизировать новому клубу. Такое внимание властей способствовало быстрому успеху – в 1938-м «Гюнеш» с Арманом в составе взял золото (в первом розыгрыше чемпионата Турции победил «Фенербахче»). 

Правда, уже в 1939-м от клуба ничего не осталось: «Гюнеш» прекратил существование, и многие футболисты вернулись в «Фенербахче». Вместе с ними перешел и Джихат Арман.

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?
Арман играл за «Фенербахче» с 1939-го по 1951-й

В то время главным стало соперничество с «Бешикташем»: в 1940-е команды поочередно выигрывали титул. Арман много лет оставался основным вратарем «Фенера», вскоре стал капитаном и даже получил прозвище «непобежденный». Джихат запомнился болельщикам не только очень надежной игрой, но и хитростью. Например, в матче против «Бешикташа» он остановил атаку соперника жестами и возгласами: нападающий ушел от защитника «Фенера» без нарушения и оказался перед штрафной Армана, который активно жестикулировал и кричал, что судья якобы свистнул. Это смутило форварда, и он выбил мяч за лицевую, подумав, что не услышал арбитра. 

И все же главной фишкой Джихата стала желтая форма – именно она подарила фанатам прозвище «Фенербахче». Желтый цвет для клуба считается более каноническим, чем синий. Вместе с белым он отсылал к ромашкам, которые цветут в азиатской части Стамбула. Но вскоре после основания команды белый заменили на синий, а желтый остался. Еще более культовым этот цвет сделал Арман. Он буквально порхал в штрафной, вытаскивая тяжелейшие мячи, из-за чего голкипера прозвали желтой канарейкой. Поначалу прозвище относилось только к футболисту, но к концу карьеры Джихата газетчики приклеили его клубу. 

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?
Арман слева

Сегодня словосочетание «желтые канарейки» можно встретить и в гимне «Фенербахче», который был написан в середине 1970-х. В нем упомянут и легендарный вратарь, причем первым в списке знаменитых футболистов команды. В переводе эти строки звучат так:

Джихат, Лефтер, Джан, Фикреты. 
Они нам дороги и любимы до сих пор
Это единство, которого нет в других клубах,
Приведет нас к новым чемпионствам каждый год. 

К слову, в этом списке не четыре, а пять футболистов. В одно время за «Фенербахче» играли тезки Фикрет Кырджан и Фикрет Арыджан. Фамилии в Турции еще только приживались (до прихода к власти Мустафы Кемаля Ататюрка в ходу были лишь имена), поэтому болельщики называли Кырджана маленьким Фикретом, а Арыджана – большим.

Что же касается Джана Барту, то он прославился не только в футболе, но и в баскетболе, а сегодня его именем названа одна из спортивных баз. Настоящее имя нападающего Лефтера Кючюкандонядиса – Лефтерис Антониадис. Он родился в Стамбуле в греческой семье и играл за сборную Турции. Арману посчастливилось выступать в одном составе со всеми перечисленными, кроме Барту, который пришел в первую команду в 1955-м.

Арман закончил игровую карьеру в 1951-м, когда ему было 36 лет. Причем в последние годы он не только выходил на поле, но и тренировал. В 1949-м он уже работал в сборной Турции и даже выпустил самого себя на поле. 

В 1953-м ему доверили только что созданную команду U18, которая должна была сыграть на Юниорской турнире ФИФА (там были европейские сборные и Аргентина). Турция неожиданно выиграла бронзу, разобравшись по ходу плей-офф с Францией, Люксембургом и Испанией (проиграли только Венгрии в полуфинале). 

Успех заинтересовал руководство стамбульского «Бейоглуспора», но там Джихат продержался всего несколько месяцев. Затем он вернулся в сборную U18, но сразу же договорился о совмещении в «Бешикташе». В клубе дела складывались неплохо, но в последнем туре сезона-1954/1955 он упустил золото чемпионата Стамбула (общенациональный турнир с 1950-го вновь не проводился). 

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?
С насыщенностью тренерской карьеры Армана посоревнуется разве что Иво Вортман

Арман брался за любую работу: «Истанбулспор», главная сборная, вторая сборная, снова сборная U18, «Касымпаша» – это только те команды, которыми он руководил до конца 1950-х. Следующее десятилетие выглядело еще более жалким, а строчки в трудовой Джихата сегодня могут что-то сказать разве что Эльвину Керимову. Легенда «Фенера» продолжал тренировать разные составы турецкой сборной, а заодно его приглашали в малоизвестный «Ешильдирек», ничем не примечательный «Эскишехирспор» и заурядный «Мерсин Идманюрду» (если прочитали с первого раза – аплодируем!). Вряд ли даже сам Арман мог воспроизвести название всех мест, где ему довелось тренировать – за 30-летнюю карьеру он менял работу 25 раз. На этом фоне символом стабильности в его жизни стала Milliyet – одна из главных газет страны. Для нее он писал о спорте почти два десятилетия. 

Если бы Дзюба перешел в «Фенербахче», он бы стал «желтой канарейкой». Откуда у клуба такое поэтичное прозвище?

Последним местом работы Джихата в футболе стал «Лос-Анджелес Стамбулспор» – клуб турецкой общины Калифорнии, куда Арман переехал в конце 1970-х. Самое обидное, что за исключением 1940-х, когда Джихат был играющим тренером, он так и не возглавил «Фенербахче». В 1988-м бывший вратарь баллотировался на пост президента клуба, но перед выборами снял кандидатуру. А в 1994-м Арман скончался после инсульта. Сегодня его именем назван один из стадионов Стамбула. 

Еще больше постов о футболе в контексте истории в телеграм-канале His foot

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

13 + четыре =