Контраст между выступлениями «Норвича» Фарке в Чемпионшипе и Премьер-лиге – один из ключей к пониманию его тренерских плюсов и минусов. Огромную разницу в результатах отметили практически все, но не все переварили глубину проблемы. Слишком легко в массы ушел тезис: «Да, он силен в Чемпионшипе – и это его уровень. Ну бывает – не для АПЛ тренер». 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Это опасное упрощение: и практика вешать ярлыки, и практика ставить точку на «ну бывает», не вникая в контекст. На самом деле ситуация Даниэля какая угодно, но точно не из категории «ну бывает». Наоборот, непереносимость его результатов из Чемпионшипа в АПЛ выглядит аномально – ни с кем, кроме него, такого как раз не бывает. 

Говоря о переносимости результатов из низшей лиги в высшую, никто, конечно, не требует повторения такого же темпа набора очков. Из-за уровня лиги спад будет у любого тренера. Но есть стандартный спад – и отклонения в худшую и лучшую сторону. Все это легко можно посчитать. 

Именно такие вычисления мы провели по последним 10 полным сезонам Чемпионшипа/АПЛ (плюс старт этой кампании, чтобы учесть свежий перфоманс Фарке). Темп набора очков в Шипе, темп набора очков в АПЛ на следующий год, разница между этими показателями. В среднем команда при переходе из Чемпионшипа в Премьер-лигу теряет 35 очков (при пересчете на сезон из 38 матчей). 

Показатели Фарке – 57 очков и 63 очка (ритм до увольнения на старте этого сезона). Это огромное отклонение. То есть команды Фарке переносили результаты на 62% и 80% хуже средней команды. Еще раз: не выступают на 62% и 80% хуже, чем в Чемпионшипе, а именно переносят результаты – прогнозируемый спад уже учтен, а эти проценты – налог стиля и слабых сторон Фарке.

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Результаты Фарке при переходе в АПЛ падают НАМНОГО сильнее, чем у «среднего тренера». Еще лучше глубину проблем подчеркивает тот факт, что обе попытки Фарке в АПЛ – в топ-3 худших во всей выборке мини-исследования из 33 команд. Занимают два первых места с гигантским отрывом:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Есть андердоги, которые приятно удивляют в первый сезон в АПЛ, есть те, кто попадает под прогнозируемый спад, есть те, кто тотально проваливаются, и нужна отдельная категория под Фарке. Настолько ужасны его результаты. Это не приговор ему как тренеру. Это лишь делает его случай интересным – и объясняет, почему так важно разобраться в причинах аномалии, а не отмахиваться от нее дешевыми клише. 

Частая, но ошибочная теория: атакующий стиль труднее переносить на более высокий уровень. Это излишняя генерализация (атакующие стили бывают разными). В топ-3 лучших переходов из Чемпионшипа в АПЛ – «Лидс» Марсело Бьелсы и «Суонсилона» Брендана Роджерса. Плюс «Шеффилд Юнайтед», который нельзя отнести явно к атакующему полюсу, но который в первый сезон запомнился яркими рывками центральных защитников до чужой штрафной: 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Из-за пометки про команды, которые прошли сезон с одним тренером, выпадает интересный кейс «Кристал Пэлас»-2013/14. Они сначала вышли в АПЛ с худшим результатом из всех 33 команд в выборке, а потом были на грани, пока не пришел сотворивший чудо Тони Пулис. Этот пример явно из категории выживания через оборонительный стиль. Тоже яркая история успеха – и это нормально.

Нет цели доказать, что атакующий футбол обязательно переносится лучше. Конечно же, волшебной формулы не существует. Но нет и какой-то кардинальной непереносимости, которая мигом убивала бы смело игравшие в Чемпионшипе команды. Примеры Бьелсы и Роджерса это отлично подтверждают. 

Футбол Фарке слишком атакующий для АПЛ, а игроки не того уровня – тезис, который не выдерживает критики. Перфомансы Даниэля – весьма трудный парадокс. Простые объяснения тут не помогают – нужно постараться найти конкретные аспекты стиля, которые так сильно били по «Норвичу». Так лучше лучше разберемся в сильных и слабых сторонах нового тренера «Краснодара». Поехали!

Прессинг (желательно зонный) и вертикальность (желательно сразу после отбора) – два понятия, которые олицетворяют современную Бундеслигу и ассоциируются с немецкой школой. Фарке никогда не тренировал в Бундеслиге – возможно, поэтому не соответствует стилистическим стандартам. 

Прессинг Даниэля очень специфичный и менее интенсивный на фоне других немецких тренеров. Он нацелен не на высокий отбор и последующую контратаку, а на создание ситуации, в которой соперник безадресно выносит, что позволяет команде Фарке начать позиционную атаку на своей половине поля. Эта фишка работала в Чемпионшипе, где команды охотнее соглашались выносить, а не разыгрывали до упора.

Такая организация игры без мяча прямо связана с тем, как Фарке предпочитает строить атаки – максимально терпеливо и через короткий пас. Чем больше подобных ситуаций, тем лучше. Даниэль ценит их даже сильнее, чем шансы атаковать на скорости. 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

В Чемпионшипе такое комбо вело к доминированию. Соперники часто выносили и давали «Норвичу» строить позиционные атаки, которые у команды были на отличном уровне. В АПЛ это привело к территориальному провалу. Во-первых, большинство соперников не такие пугливые и разбивали умеренный прессинг «Норвича». Во-вторых, самому «Норвичу» было труднее выходить через короткие розыгрыши. 

Символ проблем – территориальная картина матчей команды. Возьмем данные по полному сезону Фарке в АПЛ. Действия на трети «Норвича» – 35% (с отрывом больше всех в лиге). Действия на чужой трети (23% – с отрывом меньше всех). То есть команда Фарке была явно худшей по умению захватывать территорию. 

Есть два основных способа хотя бы частично отвоевать территорию, когда не получаются короткие розыгрыши. Первый – вертикальные пасы с вытекающей борьбой за подборы/потенциальным контрпрессингом. Второй – качественный прессинг. Оба приема часто используются в Бундеслиге, что делает матчи такими открытыми. Но оба упорно игнорируются Фарке. Первый «Норвичу» не подходил идеологически. В построении второго Фарке, кажется, не очень силен. 

Блестящий показательный пример – дебютный матч Даниэля в АПЛ. «Норвич» играл с «Ливерпулем» – и стал всего третьей командой за два года, которая не позволила сделать команде Клоппа больше 500 передач (часто забирали мяч себе). Две другие команды – «Тоттенхэм» Почеттино и «Ман Сити» Гвардиолы. В то же время отрезки владения «Норвича» были у своих ворот – и вели к потерям и моментам для соперника. «Ливерпуль» уверенно победил 4:1.

Типичная карта передач «Норвича» Фарке против топ-соперника выглядит так – настаивают на коротких розыгрышах, но не могут выбраться со своей половины (часто даже трети). Вот пример из этого сезона против «Ливерпуля»:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Против более равных по статусу команд проблема не так ярко выражена, но носит аналогичный характер. Пример из встречи против «Бернли»:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Очевидно, что в АПЛ короткие розыгрыши Фарке работают значительно хуже. В некоторой степени это связано с уровнем прессинга соперников, но есть еще одна сторона проблемы, которую детально раскрывал правый защитник Макс Ааронс в интервью The Athletic:

«В прошлом сезоне мы могли располагаться в максимально высокой позиции. При всем уважении к уровню Чемпионшипа: если соперник из этой лиги контратакует, это не всегда гол. В АПЛ вингеры специально оставались в высоких позициях против нас. Порой вообще не опускались за нами. Если мяч доходит до тебя в такой ситуации, то это просто прекрасно. Если нет, если его теряют в полузащите, то соперник получает огромный простор для быстрой атаки. 

Мы стали больше перестраховываться. Помню, что я порой говорил себе: «Не пойду вперед, ведь если потеряют в полузащите, то шанса добежать уже не будет». В такой ситуации скорость не поможет – вернуться не успеешь».

То есть «Норвич» в определенный момент стал метаться между продуманным структурированным футболом, который был раньше и попытками располагаться поосторожнее. Это мешало играть в атаку, хотя структура позиционных атак у команды Фарке была – просто до АПЛ не доехала.

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

В Чемпионшипе риск от коротких розыгрышей оправдывал себя, так как они были базисом опасных позиционных атак. Ситуация, в которой «Норвич» больше создаст, чем допустит контратак, была вероятной – и Фарке реализовывал ее на практике. В АПЛ же по описанным причинам «Норвич» не следовал позиционным принципам (ширина от крайних защитников – их важный элемент) – и лишался даже потенциальных плюсов, но все равно упорно отказывался упрощать игру. 

С прессингом тоже все очень грустно. Очевидным было, что умеренный вариант из Шипа в АПЛ не работает, но Фарке не проявлял гибкость, а зрители наслаждались очевидным набором неприятных аномалий. 

Рассмотрим его полный сезон в Премьер-лиге в контексте прессинга: «Норвич» был 14-м по интенсивности (PPDA) и 17-м по прессинг-действиям на чужой трети. У команд, которые даже не пытаются прессинговать, схожие цифры. 

Лишь «Пэлас», «Вулвз» и «Ньюкасл» давили реже «Норвича». Вот только эти команды осознают себя как автобусные – и умеют переживать отрезки без мяча на своей половине поля. «Норвич» слишком часто оказывался в полуторной позиции – продвижения соперника не сдерживают, зато 2-3 игрока изолированы от обороны. Цельной компактной схемы не было. 

Результат – 450 допущенных входов в штрафную без учета стандартов (это именно проникновения, не включая сами действия внутри площади). Не просто худший результат сезона, а антирекорд с 2017-го (по всем сезонам, по которым доступны данные).

Обычно команды не допускают таких катастроф либо потому что всей командой сидят у ворот, либо потому что держат соперника на расстоянии от штрафной. «Норвич» – уникальная команда, которая была категорически ужасна сразу в двух этих аспектах:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Все аномалии так или иначе связаны с территориальной картиной матча. Команды Фарке категорически зависимы от нее. В Чемпионшипе территорию «Норвичу» отдавали относительно легко. В АПЛ все иначе, но качественная команда из Шипа вполне может бороться за территорию и там. «Норвич» из-за особенностей стиля – вообще не мог.

Подведем промежуточный итог: 

• В АПЛ «Норвич» оказывался командой без сильных мест;

• Короткие розыгрыши под прессингом топ-команд не работали + из-за страха контратак «Норвич» отказывался от привычной более смелой структуры;

• Прессинг Фарке никогда не был типично немецким по интенсивности, но в АПЛ становился прямо вредным. В Чемпионшипе демонстрации давления хватало, чтобы провоцировать дальние пасы соперников, а в АПЛ нужна определенность – либо давишь до упора, либо паркуешься. «Норвич» не умеет ни того, ни другого;

• Слабые стороны умножаются на меняющийся рисунок матчей. Когда нет доминирования по владению, каждая из этих слабостей чаще бросается в глаза.

У каждого тренера можно разыскать ссоры с недовольными игроками, которые недополучили времени или были проданы из-за стилистических требований.

Сейчас не про такие истории – у Фарке есть несколько категорически странных случаев, которые серьезно снижали шансы «Норвича» на успех в АПЛ. Особенность Даниэля в том, что он без четкого объяснения причин конфликтовал с лидерами, которых сам же ранее открывал.

Главный пример – Эми Буэндия в АПЛ-2019/20. Аргентинец без травмы присел на скамейку на важнейший отрезок в середине сезона, хотя сильно выделялся на фоне кризисного «Норвича». Выделялся во всех стадиях – например, был лучшим по прессингу, продвигающим пасам и предударным действиям (5,04 на 90 минут – при 2,86 у второго места).

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Вот какое объяснение предъявил публике Фарке: «Дело не в индивидуальной статистике – не в голевых передачах или рывках за спину. Дело в статистике, которая отражает успешность команды. Самая важная статистика для игрока – среднее количество очков команды, когда он выходит в старте. Индивидуальная статистика Буэндия прекрасна. Но его среднее количество очков – худшее среди всех наших вингеров».

При всем уважении логика Даниэля просто абсурдна. Настолько, что хочется назвать это дешевой отмазкой, а истинные причины искать в другом месте. Вот только это трудно сделать, так как в этом же спиче Фарке проговорил, что претензий по самоотдаче или каким-то индивидуальным параметрам вообще нет – только по «самому важному показателю». 

Окей, давайте разберем его недостатки. Во-первых, очки в среднем за игру не учитывают трудность соперников в календаре – те, кто пропускал топ-матчи, получают фору (но делает ли это их лучше?). Во-вторых, не учитывается доступность партнеров: пытаешься вытащить команду во время эпидемии травм, а на деле лишь ухудшаешь свой результат (лучше бы сам травмировался). В-третьих, если игрока меняют по ходу матча, он уже не может повлиять на результат, а ответственность все равно на нем. В-четвертых, у игроков разные выборки матчей – на короткой результаты (положительные и отрицательные) будут более яркими.

В-пятых, в баскетболе, хоккее и других видах спорта, где иногда смотрят на смежные показатели (конечно, не тупо на очки за игру, как Фарке, а на более детальные), хотя бы меньше игроков (выше влияние одного игрока), и есть постоянная ротация по ходу одного матча (если выделяешься в плохую сторону, то правда можно говорить о негативном влиянии на команду). 

Этих системных недостатков хватает, чтобы навсегда отказаться от использования «самого важного» по Фарке показателя. Конечно, всю эту теорию можно было бы выкинуть в мусорный ящик, если бы формула каким-то магическим образом работала. К счастью, это ну совсем не так, иначе Юрген Клопп должен был усадить Вирджила Ван Дейка на лавку ради Деяна Ловрена, а Росс Баркли – занять место Нголо Канте в «Челси» (речь о сезоне-2019/20, когда выступал Фарке). 

Даже кейс «Норвича» – неплохой пример никчемности тезиса Фарке. В отрезок после этих слов без Буэндии команда набрала всего очко (ничья с «Ньюкаслом» 0:0). А на следующий сезон Эми подтвердил статус лучшего в клубе в Чемпионшипе. Очень хочется верить, что Фарке избавился от этого нелепого предрассудка, но в тот год он на ровном месте ограничил потенциал и без того кризисной команды. 

Более свежий пример – Тодд Кантвелл. Как и Буэндия, он раскрылся и показывал лучший футбол в карьере у Фарке, но в этом сезоне попал под категоричность немца. Сначала Даниэль называл его в списке травмированных, не уточняя детали. Кантвелл писал в соцсетях, что не травмирован. Фарке отвечал, что он будет считаться готовым, только когда проведет две полноценные недели тренировок (далеко не стандартная практика и точно не лучший метод оценки готовности игрока). 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Дошло до того, что Фарке лишил Кантвелла шкафчика в раздевалке основы и сослал играть за команду до 23 лет. По информации The Athletic, конфликт с Тоддом был одним из факторов при принятии решения об увольнении Фарке. Не сам по себе, а как олицетворение неспособности выжать максимум из имеющихся талантов. 

В эту же категорию можно занести Христоса Цолиса. 19-летний грек – главная летняя инвестиция «Норвича». Очень перспективный атакующий хав и лучший кандидат на восполнение креатива, который исчез с потерей Буэндия. По набору качеств он отлично вписывался в футбол Фарке и был одобрен тренером. К моменту отставки Даниэля в начале ноября грек получил всего 127 минут в АПЛ.

Да, этот случай слегка отличается – Цолис не успел стать игроком Фарке, но хорошо вписывается в общую палитру искусственно ограничивать потенциал команды.

Самая частая подсказка Фарке по ходу матчей: «Будь смелее». В интервью Daily Mail он говорил: «Описать мое самое глубокое убеждение одним словом? Доминирование». В беседе с The Independent чуть детализировал: «Мне не хочется, чтобы мои команды просто умели держать компактность и реагировать на эпизоды. Мне хочется, чтобы команда была протагонистом матча. Я люблю контролировать мяч. Если бы я мог, то выбрал бы контроль мяча на протяжении всех 90 минут».

Еще больше слов о философии можно найти в этом материале, но думаю, суть понятна. Главный пример воплощения этой романтики на практике – первый чемпионский сезон в Чемпионшипе. По пути к титулу «Норвич» забил 93 гола, но сильнее впечатляла пропорция голов с игры. 79 мячей – на 21 больше любой другой команды в лиге.

В прошлом сезоне все прошло не так гладко, но при погружении в детали тоже мощно. Почти на 100 ударов больше, чем у любой другой команды, и больше всех xG (без стандартов). Самая высокая средняя длительность атаки и среднее количество передач за атаку. И, пожалуй, самый впечатляющий показатель – 147 атак из 10 и более передач со входами в штрафную. У второго места – всего 73. Мегаотрыв в показателе, который характеризует именно умение терпеливо строить атаки – и эффективность таких атак. 

С удобным и неудобным для стиля Фарке сценарием мы разобрались выше. Теперь можем констатировать, что в удобном сценарии его футбол – мощь и кайф. Атакующий, доминантный, эстетически приятный. 

Как строится такой футбол? Во-первых, не быстро. Даниэлю сильно повезло, что в «Норвиче» рядом с ним всегда Стюарт Уэббер. Спортивный директор с долгосрочным мышлением и крайне адекватными оценками. «Мне не хотелось приглашать тренера с опытом и просить его воплотить в жизнь нашу философию. Как правило, в трудных условиях тренеры с опытом возвращаются к стилю, который им знаком и удобен. Поэтому мы умышленно искали тренера, который умеет работать с молодыми игроками, и открыт к новому», – объяснял Уэббер. 

Ключевая деталь – акцент на верности стилю даже в трудной ситуации. Задачей Фарке было не запаниковать в момент плохих результатов. Задачей Уэббера – доверять ему до упора. Выход в АПЛ стал возможен благодаря переходному сезону, в который Фарке удалось сделать стиль более доминантным, но ценой ухудшения результатов. Базис этого сезона сильно помог на следующий год:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Об этом вспоминал и сам Фарке: «По ходу прошлого сезона у меня было четкое ощущение, что мы двигаемся в правильном направлении. Мы были третьими и четвертыми во всех важных для нас показателях: владение, точность передач, создание моментов. Нашей главной проблемой была реализация. Тут мы шли на 24-м месте в лиге».

Уэббер все понимал: «Если ты собрался внедрять стильный футбол, будь готов, что на это уйдет время. Если бы это было просто, все бы так делали. Здесь очень важна коллективная смелость – общеклубная. Даниэль никогда не отходил от наших целей и пути, который мы выбрали. Мы не искали быстрых решений. Мы верили в нашу работу и держались намеченного плана».

Иронично, что ситуация в какой-то степени зеркалит первую часть этого сезона в исполнении «Краснодара». Слабые результаты, но при худшей в лиге реализации и массе приятных (связанных со стилем) мелочей – в первую очередь речь о смелости и эффективности прессинга. Во вчерашнем выступлении на «Матч Премьер» Сергей Галицкий сказал, что увольнение Гончаренко не было связано с результатами. То есть в теории «Краснодар» готов был перетерпеть такой период. Возможно, это правда так, но с терпением на практике у клуба слишком часто проблемы, а это чуть ли не ключевой элемент истории успеха Фарке в «Норвиче».

Фарке перестраивал команду, а не адаптировался под нее. В сочетании с терпением боссов это привело к магии позиционных атак и кайфу, который игроки получали от процесса (ну по крайней мере, пока команда играла в Чемпионшипе).

«Фарке дает очень детализированные установки. У него действительно четкая философия и требования к игрокам, что лишь помогает развиваться. Я всегда в точности понимал, чего он хочет от меня и от команды. Никогда не было размытых указаний. Оставалось только воплотить их – и добыть результат. Он из тренеров, которые облегчают жизнь игрокам», – делился Оливер Скипп, игравший у Фарке в сезоне-2020/21.

«Он – тренер мечты. Позволяет игрокам самовыражаться на все 100%. Но в то же время может быть очень критичным. Он не сдерживается, когда объясняет, в чем нужно прибавить. Работать с ним – удовольствие», – впечатления Ааронса. «Мы играли в действительно красивый футбол – с короткими передачами и кучей созданных шансов. Думаю, люди, которые наблюдают за нами, получают удовольствие – я бы точно получал», – вердикт Теему Пукки.

При построении позиционной атаки Фарке сочетал позиционный структурированный футбол в первой стадии (здесь помогает четкость инструкций) со свободой и ставкой на комбинации на чужой трети (структура помогает перегрузить конкретную зону, но дальше много импровизации). 

Воплощать эти принципы удобнее всего в схеме 4-2-3-1. Дополнительные фишки формации конкретно у Фарке: наличие трех десяток, высокие позиции латералей и минимум один креативный атакующий футболист, подключающийся из опорной (ставить туда игроков с опытом игры десятки – нормальная практика для Даниэля; например, там успешно действовал Мориц Ляйтнер). 

Цель – создать предельную концентрацию игроков под комбинации в чужой опорной. При этом соблюдать ширину в атаке (через крайних защитников). Нападающий тоже может опускаться для комбинаций, техничный опорник – подниматься. Получаем картину, в которой перед чужой штрафной меняются позициями и комбинируют пять игроков «Норвича». 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Нечто отдаленно похожее было у «Краснодара» при Игоре Шалимове. Команда почти всегда шла ва-банк со ставкой на комбинации через чужую опорную, что делало ее изящной, но чудовищно предсказуемой. «Норвич» лучше использовал фланги, когда соперник стягивал все силы в центр – и был более вариативен. 

Успехи позиционной атаки «Норвича» строились на трех ключевых приемах: 

• выманивание соперника в прессинг через короткие розыгрыши – с целью использовать высокую линию защиты. Пукки всегда проверял линию офсайда, а после преодоления чужого прессинга на него можно было играть пасом вразрез;

• истощение соперника через контроль. «Соперники знают, что мы опасны в последние минуты. Они боятся этого. Этот страх накладывается на нашу веру в себя. Но думаю, это также связано с нашим стилем игры – он изматывает оппонентов, мы много владеем мячом, а они постоянно вынуждены его отнимать», – объяснял Фарке.

• уничтожение опорной (он самый важный для «Краснодара» – разберем детальнее). Структура с тремя десятками и приходящими партнерами. Резервный вариант развития – два опасных латераля в высоких позициях. 

Кантвелл, который стартовал с фланга, но по ходу атак становился десяткой, так описывал свою роль: «Мне помогает стиль, в котором мы играем, так как я универсален и могу сыграть на любой из трех позиций под нападающим в нашей схеме. Моя естественная позиция – роль десятки, но мне нетрудно стартовать на левом фланге. Тренер дает мне свободу для смещений в центр. Иногда там такая концентрация игроков, что мы наступаем друг другу на пальцы, но это работает». 

На практике структура, с которой начинаются позиционные ротации и карусели, выглядит примерно так – за ширину отвечают крайние защитники, нападающий в последней линии, а в опорной почти сталкиваются три игрока:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»
 

Вот еще один пример. Эта атака развивалась более терпеливо, «Норвич» еще четче выстроил нужную структуру. И снова тройка в чужой опорной:

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

По ходу этой атаки в опорной соперника побывают пять разных игроков (все из-за смен позиций, в роли приходящих – опорник Вранчич и нападающий Пукки). Очень важно, чтобы эта пятерка не оказывалась там одновременно. Это путает соперников, помогает избегать дисбаланса, создает варианты для комбинаций и обострений. Фарке очень классно добивается такой синхронности – посмотрите на эпизод в динамике:

Чтобы все работало, нужны не только техничные футболисты под комбинации, но и особый тип нападающего (очень сильный в подыгрыше), и техничный опорник (способный и продвигать мяч, и заполнять зону десятки), а команда должна играть в таком доминантном стиле, чтобы этого опорника не вскрывал соперник. 

Фарке доказал, что способен поставить качественную позиционную атаку (при сопротивлении уровня Чемпионшипа), но очень многое упиралось в подбор исполнителей. «Норвич» был последователен в селекции. Приходили защитники, которые могут пасовать, не вингеры, а именно созидатели (десятки), в опорной зоне тоже пас был в приоритете, нападающего искали со скоростью и подыгрышем.

«Норвич» – отличный пример того, как это работает на пике, и того, как это не работает в процессе перестройки (первый сезон с 14-м местом). Узнаваемость и фундамент появились сразу. Но результат пришел только после преобразования состава под Фарке. 

Лучший пример – размен Нелсона Оливейры на Пукки. Оливейра был главным активом клуба на момент прихода Фарке, но совершенно не вписывался в его эталон форварда (кстати, по типажу вполне похож на Джона Кордобу). Как только появился Пукки с умением открываться за спину и качественным отходами в опорную, игра в атаке преобразилась. 

С одной стороны, назначение Фарке приблизило «Краснодар» к стильному футболу, от которого команда в последние годы отдалилась. В лучшем сценарии заиграют элегантнее, чем когда-либо раньше. С другой, чтобы сочетать этот стиль с результатами, нужны время и перестройка (кажется, весьма серьезная). Бонус: частично ресурс для перестройки может предоставить академия – она в порядке, а Фарке силен в развитии молодых.

В целом, проекция Чемпионшипа на РПЛ более уместна, чем оценки Фарке по работе в АПЛ. Дело не столько в тренерском уровне, сколько в удобном и неудобном рисунке игры в сочетании с дикой догматичностью. В РПЛ «Краснодару» отдают территорию – и Фарке скорее всего получит удобный рисунок. 

Да и базис для завоевания территории у команды весьма неплохой. Главный плюс отрезка Виктора Гончаренко в клубе – как раз в построении прессинга. В общем, проецировать работу Фарке в Чемпионшипе можно. Только занимаясь этим, нужно не забывать, что он начинал с переходного сезона, в котором, перестраивая стиль, опустил команду с 8-го места на 14-е. 

Текущее положение «Краснодара» не так уж сильно отличается от того, в котором Фарке брал «Норвич» (именно по отдаленности от эталона и необходимости изменений). Аналогия Оливейра/Кордоба (Джон травмирован, но все еще рекордный трансфер – по нему придется принимать решение). Не лучший набор футболистов для коротких розыгрышей (подробнее Саша Дорский разбирал ). Совершенно другой подбор опорников (хотя, возможно, универсальный Крыховяк раскроется с новой стороны). Нехватка (даже количественная) атакующих латералей – большую часть сезона слева играл Тонни Вильена, который теперь арендован в «Эспаньол». 

Фарке – тренер контрастов. Вообще не вписывается в немецкие стереотипы, но по стилю почти идеален для «Краснодара»

Готов ли Фарке отходить от стиля? И прямая речь, и карьера буквально кричат, что нет. Станет большим сюрпризом, если готов – особенно со всеми гарантиями и пожеланиями от Галицкого. Все это делает вероятным сценарий со стартовыми пробуксовками. Реакция на них – ключевой элемент всей истории с приглашением Фарке. 

Характер проблем Даниэля в АПЛ, вероятно, будет не страшен в большинстве матчей РПЛ, но вполне может перенестись на «Краснодар» в еврокубках, но это пока совсем далекая история. Пока клубу предстоит перестройка (возможно, будет больно).

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девять + 13 =