Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

31 декабря 2020 года. Новогодняя ночь. Дома у защитника «Галатасарая» и сборной Норвегии Омара Эльабделлауи шумно – за праздничным столом семья и друзья. 

Футболист заранее купил пиротехнику, чтобы развлечь троих детей и гостей. В какой-то момент все идет не по плану: Омар собирается зажечь третий фейерверк, тот преждевременно срабатывает и взрывается перед лицом. Дальше – мрак.

***

«Я ничего не вижу, я ничего не вижу», – кричит Эльабделлауи. Порох и металлическая крошка въелись в кожу и глазные яблоки. Его куртка горит. Жена подлетает к Омару, пытаясь потушить пламя. 

«Я подумал: что-то попало в глаз, нужно его прочистить. Но потом почувствовал, что мое лицо горит. И все вокруг стало черным», – говорит Омар в интервью The Guardian спустя год и пару месяцев после трагедии.

Скорая приехала быстро, но в гигантском Стамбуле дорога до больницы заняла уйму времени. Пока Омара довезли, около корпуса столпились журналисты и одноклубники. Эльабделлауи страшно: он ничего не видит, но слышит встревоженные голоса. 

Кажется, его карьера закончена.

***

21 февраля 2022 года. Эльабделлауи не просто вернулся к тренировкам, а впервые с того кошмарного дня вышел на поле и сыграл 90 минут в составе «Галатасарая» против «Газтепе». 

Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

Как Эльабделлауи прошел через ад? Кто вернул ему зрение? Как проходила реабилитация? Восстанавливаем хронологию событий.

История Эльабделлауи быстро разлетелась по медиа во многом из-за слитого фото – кажется, это был санитар скорой помощи. На снимке у футболиста обуглено лицо, а левое веко, кажется, совсем сгорело – на его месте кровавое пятно.

Близких Омара возмутил поступок медика. Некоторые требовали его уволить и подать в суд. Но Эльабделлауи хотел только извинений, понимая, что от наказания врача никому не станет легче. Но тот человек до сих пор не извинился.

В больницу приехали тренер Фатих Терим, капитан Арда Туран и вице-президент Абдуррахим Албайрак. Все они, естественно, уехали с новогодних вечеринок, чтобы быть рядом с Омаром. Лицо Эльабделлауи было так изувечено, что его не узнал брат. Тот в слезах рухнул на пол больницы.

Игрока поддержали заклятые соперники из «Фенербахче» и «Бешикташа». 

«Я отчаянно пытался осознать ситуацию, – вспоминает Элабделлауи. – Думаю, врачам тоже было трудно сразу сказать, насколько все плохо. Как-то я выхватил врача, чтобы спросить: «Просто скажите правду. Скажите, насколько все плохо?» Женщина ответила: «Левый глаз выглядит не так уж плохо, но по правому пока не знаем». По тому, как она это сказала, я понял, что все плохо».

Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

Врачи сразу промыли глаза и ожоги. Спустя пару дней сквозь левый глаз пробился свет. Омар видел цвета и формы: «Я не осмеливался спать. Я боялся темноты, поэтому не хотел закрывать глаза. Хоть это был и крошечный проблеск, я постоянно проверял, есть ли свет, потому что боялся его потерять».

Простого решения быть не могло. О возвращении в футбол на начальном этапе речи даже не шло (тут хотя бы вернуть зрение). Агент Омара и врач «Галатасарая» отправляли запросы во много клиник – от Великобритании до Китая и Канады.

Лучшим местом оказался Институт глаза Цинциннати. Эльабделлауи с агентом полетел в США на прием к доктору Эдварду Холланду, одному из лучших специалистов по пересадке роговицы. В итоге защитник провел в Штатах шесть месяцев.

Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

Ожоги глаз – один из самых тяжелых видов глазных травм, они часто приводят к потере зрения. Последствия бывают разными, все зависит от степени ожога. При первой степени – покраснение глаз, при второй – некроз слизистой оболочки, повреждение эпителия роговицы (первичный защитный слой, который легко переносит повреждения). Дальше, при контакте с химическим веществом, может разрушиться следующий, самый важный защитный слой – мембрана, которая почти не восстанавливается после травм.

Омар сжег эпителий и слезные протоки, повреждения правого глаза были близки к третьей степени. Могла помочь пересадка роговицы. Это очень эффективная процедура, если кожа глазной поверхности здорова. Но это не про Эльабделлауи, который вдобавок потерял треть верхнего века.

Холланд для начала хотел довести глаз до состояния, при котором можно хотя бы задуматься о пересадке роговицы. Процесс по максимуму ускорили, чтобы Омар мог вернуться в футбол. Врач говорил, что шансы восстановить зрение – 5-10%. За 35 лет практики он не сталкивался с такими тяжелыми случаями. Даже у американского солдата, ослепленного бомбой в Афганистане, был более благоприятный прогноз.

На первом этапе успокаивали и стабилизировали правый глаз Омара – с помощью пероральных и местных противовоспалительных препаратов. С левым проблем было гораздо меньше, зрение без особых проблем восстановилось. 

Чтобы создать псевдокожу для правого глаза, врачи использовали амниотическую мембрану из человеческой плаценты. Во время беременности плацента сохраняет беременность и охраняет жизнь малыша в животе мамы, а в офтальмологии применяется как биологическая повязка на трудно заживающие раны роговицы. 

Следующий этап – создание нового века, поскольку без него глаз не в состоянии функционировать. Веко защищает и поддерживает влажность. Для этого пластические хирурги взяли мембрану изо рта футболиста и кожу с одного из его ушей.

Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

К весне врачи перешли к восстановлению зрения. Чтобы повысить шансы, решили пересадить стволовые клетки глазной поверхности от сестры (совместимость была идеальной). 

Трансплантация стволовых клеток – одна из последних операций. Всего их было 11. «Когда ты остаешься один в палате, а вокруг все по-прежнему темно, трудно сохранять позитивный настрой. Даже когда я был полностью подавлен и чувствовал, что жизнь разрушена, я все равно сохранял дисциплину для выполнения задачи. Я мог пожалеть себя, мог бы заплакать и совсем упасть духом, но я делал все, что должен был делать», – говорит защитник.

Роговицу пересадили в сентябре. До этого норвежец несколько месяцев соблюдал противовоспалительную диету и пил только воду. Холланд назвал Эльабделлауи «самым целеустремленным пациентом» из всех, кого он видел. «Он будет даже прыгать через огненные обручи, если мы ему скажем», – сказал врач.

В рутине лечения и обследований в Цинциннати Эльабделлауи тренировался, когда только мог. Он поддерживал форму, хоть и видел лишь левым глазом. Фитнес-тренер «Цинциннати» из НФЛ приходил в клинику и занимался с футболистом.

«Это спасло меня, сохранило мне жизнь, я не буду лгать, – говорит Омар. – Без этого я бы не выжил на протяжении всего пути. Я быстро начал тренироваться и твердо решил, что вернусь в футбол, несмотря ни на что. Каждый раз я выжимал из себя все до седьмого пота. Благодаря тренировкам я чувствовал, что все еще жив и силен».

Из-за процедур и операций Эльабделлауи иногда не мог тренироваться неделями. И это было худшее время для него: «Холланд понимал это и следил, чтобы я по возможности тренировался. Занятия и визуализация тренировок с командой поддерживали меня».

Уже через час после выхода из клиники Омар снял повязку с глаза. Зрение вернулось!

«Это было очень необычно. Не знаю даже, как выразить это словами. Я снимаю пластырь и немного вижу. Я закрываю левый глаз и вижу свою руку. Это было чудо – словно сбывшаяся мечта. Ты никогда не задумаешься, что видеть – это мечта. Ты просто принимаешь это как должное», – вспоминает футболист.

Футболист «Галатасарая» чуть не ослеп из-за фейерверка и перенес 11 операций на глазах. И теперь вернулся на поле! 

Теперь Эльабделлауи использует глазные капли каждые полчаса, если не находится на поле. К январю (то есть примерно через год после травмы) он вернулся к тренировкам с командой. Ему подобрали специальные очки и контактные линзы. Омар быстро втянулся, потому что в Штатах активно поддерживал форму. 

28 января Эльабделлауи вышел в старте на товарищеский матч «Галатасарай» – «Тузласпор» (2:6). Но потом заболел ковидом, из-за чего официальное возвращение отложилось. И вот 12 февраля Омар наконец попал в заявку чемпионата на игру с «Кайсериспором».

Чудо случилось. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

8 + восемь =