• На восемнадцатой минуте финала Лиги чемпионов «Милан» предпринял очередную атаку. Начав движение на своей половине поля, Кака в итоге пробил головой чуть мимо ворот. Однако еще один гол «Милана» казался неизбежным: уверенность в себе росла с каждой минутой. Итальянцы разоблачали недостаток скорости у Сами Хююпя и выдергивали его и Каррагера с позиций чуть ли когда только хотели. Анчелотти попросил нападающих Шевченко и Креспо играть между центральными защитниками и крайними защитниками, и его тактика прекрасно сработала. Джеррарду и Хаби Алонсо тоже было сложно останавливать четверку полузащитников «Милана» (Зеедорфа, Кака, Пирло и Гаттузо). А «Ливерпуль» еще и казался хрупким на флангах: Джими Траоре определенно все еще казался не в своей тарелке. В целом, «Милан» полностью контролировал ситуацию, куда ни посмотри.

    Впереди тоже не было особой надежды. Милан Барош старательно бегал вокруг да около, но, похоже, он не делал то, что нужно для гола. Луис Гарсия вынюхивал полумоменты, но когда они все же случались, он не проявлял никакого инстинкта убийцы. Йон-Арне Риисе не добился большого прогресса на левом фланге, а Кафу и Гаттузо вместо того, чтобы попытаться отбирать у него мяч, ловко предпочли загонять норвежца в угол, а затем вынуждать его искать другой маршрут. Кьюэлл был анонимен в своей роли связующего звена между полузащитниками и Барошем. Затем он что-то почувствовал. Он порвал пах; ему придется уйти.

    Заманчиво провести параллели между теми первыми минутами в Стамбуле и первой половиной сезона «Ливерпуля». Точно так же, как «Ливерпуль» казался тактически и технически уступающим «Милану», первые два месяца сезона оказались удручающими. Уверенные матчи в Европе, особенно на «Энфилде», обычно сопровождались ужасными выездными поражениями в Премьер-лиге.

    Европейская кампания началась с нервной и минимальной победы над «Грацем» в третьем квалификационном раунде Лиги чемпионов — всего 2:1 по сумме двух матчей. Два гола Стиви Джеррарда на выезде позволили ужасному поражению со счетом 0:1 на «Энфилде» считаться скорее простым конфузом, чем полной катастрофой. Перед игрой Бенитес предположил, что его команда играет лишь на 60%. Очевидно, он возлагал большие надежды на то, что это всего лишь проблемы с прорезыванием зубов, и в конечном итоге этот состав станет играть лучше. Однако после финала Лиги чемпионов он признал, что речь больше не идет о том, чтобы превратить этот состав в лучших игроков; ему нужны новые игроки в команде: «Внедрение новых игроков, новых идей и новых способов работы требует времени. Команде есть куда расти», — признался он в своем турецком отеле. К тому времени он уже определил по крайней мере четырех игроков, которые позже присоединятся к «Ливерпулю»: нападающий Питер Крауч, полузащитники Боло Зенден и Марк Гонсалес и вратарь Хосе Мануэль Рейна.

    После паники от «Граца» стартовала группа А Лиги чемпионов, где «Энфилд» принимал «Монако», проигравших финалистов предыдущего сезона. Вечер принес убедительную победу со счетом 2:0 и слаженную игру команды, оставившую Бенитеса довольным. «Это была хорошая игра. Игроки были очень мотивированы и столкнулись с командой, чей стиль позволял нам играть. Одна особенность “Ливерпуля” заключается в том, что мы всегда замечали повышенный энтузиазм болельщиков перед и во время матчей Лиги чемпионов. Само собой разумеется, что в результате это оказало мотивирующее воздействие на игроков». Жерар Улье был на трибунах, чтобы поаплодировать первому европейскому голу Джибриля Сиссе за «Ливерпуль», а Милан Барош поставил точку в матче за шесть минут до конца матча.

    Но оптимизм был недолгим. Новому тренерскому штабу предстоял решающий момент сезона, который бросит вызов многим их предубеждениям относительно Премьер–лиги и заставит осознать, что их предыдущий анализ унаследованных ими игроков, и некоторых из тех, кого они подписали, был в корне ошибочным. С этого момента Бенитес и его помощники поняли, что им предстоит сделать больше, чем они когда-либо могли себе представить. «В матче против “Манчестер Юнайтед” [пятый матч домашнего сезона, который “Ливерпуль” проиграл со счетом 1:2 на “Олд Траффорд” 20 сентября] они преподали нам урок как на поле, так и за его пределами, — признается Пако Айестеран. — “Юнайтед” показал нам, что значит быть психологически сосредоточенным на победе во время игры, даже до начала матча. Их концентрация и уровень агрессии были намного выше, чем у нашей команды. Я думаю, именно тогда мы поняли, что “Ливерпуль” просто не обладает всеми необходимыми компонентами для успешного проведения сезона в чемпионате».

    Луис Гарсия до сих пор морщится при воспоминании о том моменте, когда он впервые получил мяч спиной к воротам. Рио Фердинанд мгновенно врезался в него сзади, и испанец вспоминает: «Меня подбросило примерно на метр в воздух!» Когда защитник «Юнайтед» наклонился и протянул руку помощи, он пробормотал с мрачным удовлетворением: «Добро пожаловать в Премьер-лигу». Игроки и тренерский штаб поняли, что адаптация к жизни в Англии будет дорого стоить.

    В следующем матче Лиги чемпионов против греческого «Олимпиакоса» «Ливерпуль» показал еще одну ужасную игру и потерпел поражение со счетом 0:1. Вновь переживая тот опыт Бенитес не пытается скрыть своего разочарования. «Мы играли не очень хорошо. У нас не было уверенности в себе, за весь матч мы ни разу не выиграли ни одного единоборства при равных шансах, и наша проблема снова заключалась в том, что мы не смогли удержать мяч, как это часто случалось в том сезоне, поэтому мы и не могли строить свою атаку от защиты. Нас заставили заплатить за эту неудачу. Их гол был идеальным, мяч влетел в верхний угол, но мы внесли свой вклад в этот гол, допустив пару элементарных ошибок. Это было типично для нашей выездных игр в течение всего сезона».

    Гильем Балаге. «Сезон на Грани» 6. Признаки неравенства

    Первая выездная победа «Ливерпуля» в сезоне наконец-то была одержана над «Фулхэмом» в их пятом матче на выезде. Команда вряд ли облегчила себе задачу: к перерыву проигрывали со счетом 0:2. Если бы Алекс Фергюсон был боссом «Ливерпуля», они, без сомнения, получили бы знатную головомойку. Но это просто не в стиле Бенитеса, и особенно в начале его правления на «Энфилде». «Во время перерыва я думал, что главное — мотивировать игроков, — говорит он, — но в этом случае мне понадобилась помощь моего персонала. Я чувствовал, что недостаточно хорошо владею английским, поэтому обратился к Алексу Миллеру, чтобы тот помог донести до них мое сообщение. Произошли и тактические изменения: Салиф Диао ушел, а Хаби вышел на поле. Команда нуждалась в его распределении мяча. Посредством испанца мы восстанавливаем контроль. И мы забили ранний гол во втором тайме. Этот матч приходил мне в голову в Стамбуле. Когда вы отыгрываете один гол после перерыва, ваше настроение и уверенность поднимаются. Внезапно игроки захотели заполучить мяч». Несмотря на удаление Хосеми во втором тайме, Красные одержали победу со счетом 4:2.

    Это был кульминационный момент, но в течение тех первых нескольких месяцев Бенитес часто стоял на бровке в состоянии, близком к отчаянию. Джибриль Сиссе, казалось, делал не так многие элементарные вещи. Например, Рафе пришлось объяснять, как правильно направлять свой забег, чтобы обойти офсайдную ловушку. Хосеми хорошо сыграл против «Болтона» на выезде, но затем, казалось, потерялся и допустил дорогостоящие ошибки против «Фулхэма», «Олимпиакоса» и «Болтона» на «Энфилде». «Коп» начал превращать его в своего рода культовую фигуру.

    А затем появился восторженный Луис Гарсия. «В день моего дебюта на “Энфилде” я хотел показать всем, насколько я хорош, но ничего из того, что я пробовал, не получалось, хотя болельщики все равно аплодировали мне, — объясняет он. — Если бы такое случилось в Испании, то к третьему разу, когда я попробовал что-то, что не получилось, толпа бы глумилась и свистела. В конце матча босс подошел ко мне и сказал: “Послушай, сынок, это не «Оливер и Бенджи»”. Бенитес имел в виду японский мультфильм о фэнтезийном футболе, который пользуется огромной популярностью в Испании и описывает подвиги двух футболистов, по сравнению с которыми «Рой из “Роверс”» [прим.пер.: британский мультсериал про футболистов] выглядит неуклюжим и явно лишенным амбиций в том, что касается ударов через себя. Несколько месяцев спустя он, возможно, использовал бы более знакомое скаузерское выражение: «Успокойся, парень». Однако в это время Бенитес начал расстраиваться из-за того, что его английский был недостаточно беглым, чтобы он мог должным образом выполнять свою работу. Он даже чувствовал, что этот недостаток влияет на его принятие решений и поведение команды. «У меня все еще есть проблемы с Джеррардом и Каррагером, — признается он сейчас, — но я вижу, что они понимают меня все больше и больше. В деликатные моменты, когда возникает большая напряженность, тебе нужно сделать очень конкретные замечания, и нет времени на подробные объяснения. Постепенно ты замечаешь, что незнание в полной мере языка мешает тебе использовать все твои собственные тренерские ресурсы».

    «Если в английском языке ты изменишь одну букву, то это может изменить весь смысл. Однажды утром я увидел, как игрок на тренировке исполняет штрафной удар, и сказал: «Будь осторожен с винцом» Он, конечно, заволновался, но я только хотел сказать «ветром»! [прим.пер.: в английском эти слова отличаются всего на одну букву, wine — вино, wind — ветер] До приезда в Ливерпуль я несколько лет не говорил по-английски, и на протяжении всего года у меня не было времени на уроки. Я даже не мог улучшить свой язык, слушая автомобильное радио, потому что всегда разговариваю по телефону во время поездок. Мой основной источник практики английского языка — прослушивание компакт-дисков группы Битлз».

    Но Битлз в песнях скрывали свои акценты, так что ничто не подготовило Бенитеса к полноценному скаузерскому говору Джейми Каррагера. «Босс сказал мне, что он часто не понимает меня, когда я что-то говорю, поэтому мне приходится сбавлять обороты, когда я пытаюсь донести до него свою точку зрения», — признается он.

    «Довольно часто в течение сезона босс признавался мне, что чувствует разочарование. Он объяснил, что иногда злится на игроков в перерыве, но не может позволить себе показать это, потому что у него нет слов, которые он использовал бы на испанском. Можно увидеть, что он всегда очень тщательно обдумывает то, что говорит, а не просто позволяет себе растекаться мыслию по древу. Если бы он говорил на своем родном языке, тогда послание могло бы исходить прямо из сердца, но в данном случае он должен остерегаться недопонимания, тщательно подбирая слова».

    По ходу сезона стало ясно, что другой скаузер команды, Стивен Джеррард, становится все более уверенным в себе, и время от времени в перерыве он высказывал какие-то свои предложения. Бенитес обычно отвечал на это лаконичным «Да, да», и продолжал то, что он говорил до этого. Джеррарду, возможно, теперь следует осознать, что его менеджер в большинстве случаев не понимал ни единого слова из того, что он говорил.

    Как только установилась разочаровывающая череда выездных поражений, Бенитес внес ряд тактических изменений, направленных на то, чтобы заставить стиль игры команды более тесно соответствовать его собственным идеалам. «Рафа всегда предельно ясно говорил о том, что в его команде должны быть два крайних полузащитника, которые очень опасны в ситуациях один в один против защитников, но которые также усердно работают на благо команды, — объясняет Пако Эррера. — Висенте из “Валенсии” — прекрасный пример. Вингеры выигрывают для вас матчи, а у нас на самом деле не было такого типа игроков, что весь сезон являлось проблемой. Шмицер долгое время был травмирован, как и Кьюэлл».

    Гильем Балаге. «Сезон на Грани» 6. Признаки неравенства

    С другой стороны, технический персонал был удивлен, узнав, что в Англии нападающие, как правило, играют только как нападающие [прим. пер.: strikers]: они совершают много забеганий, но затем остаются высоко в поле, не участвуя в оборонительной работе команды. Тренерский штаб счел невозможным включить Бароша и Сиссе в коллективное представление Рафы о команде, поэтому вскоре они отказались от английского стандарта с двумя центральными нападающими и, учитывая нехватку ширины, решили внести некоторые другие тактические изменения в попытке попытаться найти работающую альтернативу. «Мы были гораздо более трудолюбивой командой с линией из четырех полузащитников и четырех защитников, — объясняет Эррера. — Мы дали свободу одному из фланговых игроков, и теперь могли использовать связующего игрока между полузащитой и нападающим. Мы даже использовали Сиссе на правом фланге, чтобы посмотреть, решит ли это нашу почти несуществующую способность обыгрывать защитников команды соперника».

    Но отсутствие мощной ударной силы сохранялось на протяжении всего сезона: в сезоне 2004/05 форварды забили всего тринадцать мячей. Приход Фернандо Морьентеса купленного в середине сезона у мадридского «Реала», мало что сделало для улучшения ситуации. Казалось, он не мог играть в команде без вингеров, и ему вообще не помогал тот факт, что в течение шести месяцев он почти не играл. Персонал знал, что единственный способ замазать трещины — это ввести очень строгую тактическую дисциплину и надеяться, что отдельные игроки сумеют создать волшебный момент, чтобы выигрывать то здесь, то там. Но этого было недостаточно в соревновании, которое поощряет стабильность и сбалансированный состав. Статистика Премьер-лиги начала подчеркивать недостатки «Ливерпуля» по мере того, как росло количество поражений (особенно от слабых соперников). Домашнее поражение от «Бирмингема» (0:1, завершившее хорошую серию из семи домашних матчей без поражений) было несчастным случаем, ожидавшим своего часа после недавних травм Сиссе и Бароша. Хуже того, поражение от «Эвертона» на «Гудисон Парк» в декабре (0:1) поставило Ирисок на второе место в таблице и подтвердило их как настоящих конкурентов за четвертое место. Кроме того, это была их первая победа в дерби в двадцать первом веке. Один эвертонианец связался с радиотелефонным шоу и назвал нового менеджера «Ливерпуля» «Рафаэлем Подтянитесом» [прим. пер.: в оригинале Beneath-us, что созвучно с фамилией Benitez].

    Очевидного решения не было. «Поражение от “Эвертона” стало повторением наших неудач на выезде. Мы проиграли индивидуальные единоборства и мячи, которые могли достаться как нам, так и им; мы не выигрывали подборы. Так что, очевидно, в итоге мы проиграли матч», — признается Бенитес. Пако Эррера вспоминает мрачную атмосферу после игры: «Мы все откинулись назад и подумали: “Ладно, почему это происходит? Как нам это решить?” Это происходит неделя за неделей, поэтому ты бросаешь взгляд на команду и начинаешь признавать, что это несбалансированная группа игроков, что ей никак не удается справиться с травмами, что она недостаточно физически мощная».

    Один из выводов заключался в том, что команде нужно больше Каррагеров, больше Джеррардов, особенно на выезде. Игроки были недостаточно агрессивны, поэтому обоим, Каррагеру и Хююпя, которых редко получали карточки, сказали, что их футбол должен быть более угрожающим. «Без упорной борьбы за мяч мы не сможем справиться с направленным футболом, который практикует большинство английских команд», — признает Пако Айестаран. Затем, конечно, был простой факт, что «Ливерпуль» не обладал глубиной таких команд как «Манчестер Юнайтед» или «Челси», поэтому не мог оставаться на плаву, когда некоторые игроки получали травмы.

    Весь анализ приводил к одному и тому же выводу: команда была недостаточно большой и недостаточно хорошей. «Просто кажется, что у нас есть команда, которая была создана без должного понимания требований Английской Премьер-лиги», — такова честная оценка Айестарана. Что привело Бенитеса в ярость, так это то, что он распознал ключевые моменты, выявил проблемы и применил некоторые тактические решения… но ничего не изменилось. Он надеялся, что последняя треть сезона придаст импульс его команде и позволит ей переиграть «Эвертон». Но этого толчка так и не произошло, потому что команда все еще была недостаточно хороша.

    Февральский матч против «Бирмингема» стал типичным примером сложившейся ситуации. «Эвертон» Дэвида Мойеса ранее в тот же день проиграл «Челси». «Ливерпуль» по-прежнему отставал на пять очков от своих соперников по городу, но три победы подряд (над «Уотфордом», «Карлтоном» и «Фулхэмом») заставили Бенитеса поверить, что все наконец-то встает на свои места. До конца сезона лиги оставалось еще одиннадцать матчей. Это было идеальное время для того, чтобы устроить столь поздний спурт. Вместо этого команда ответила одним из своих худших матчей в сезоне и проиграла со счетом 0:2.

    Бенитес был в ярости и на послематчевой пресс-конференции потерял терпение. До этого момента на публике он всегда преданно защищал своих игроков, но к настоящему времени он решил, что бо́льшая часть его команды либо топчется на месте, либо просто недостаточно хороша, и он все рассказал прессе о них. Теперь он рассказывает: «Постепенно у тебя складывается впечатление о том, какая у тебя команда и какие у тебя игроки. Перед матчем с “Бирмингемом” мы сказали команде, что “Эвертон” уже проиграл и что мы можем сократить отставание, но они никак не отреагировали. Порой проблема, с которой ты сталкиваешься, не тактическая, и дело не в тренере или выборе состава команды. Иногда все сводится к тому, насколько важен конкретный результат или игра для гордости каждого игрока. В Премьер-лиге мы так и не добились прогресса в этой области».

    Рик Перри соглашается: «Не хватает игроков, которые орут и кричат. Я помню, как Алекс Фергюсон, который за эти годы построил и сломал несколько составов “Юнайтед”, сказал, что Полу Инсу пришло время уйти — его команда была похожа на пороховую бочку в раздевалке. У них были сильные характеры — Шмейхель, Брюс, Кантона… бойцы! И держать их под контролем было почти невозможно; что-то всегда было готово взорваться. У нас этого недостаточно». Бенитесу не помешала бы еще пара Каррагеров в команде.

    Гильем Балаге. «Сезон на Грани» 6. Признаки неравенства

    Финал Кубка Карлинга предоставил еще одну возможность повысить гордость игроков… или, может быть, лишить их того немногого, что осталось. Но, зажатый в конце февраля между двумя матчами против леверкузенского «Байера» в Лиге чемпионов, он заставил всех плавать в том же океане сомнений. «Челси», безудержный лидер Премьер-лиги, не разгромили «Ливерпуль». Но, с другой стороны, «Ливерпуль» все равно проиграл со счетом 2:3. Они остались не воодушевленные победой и не наказанные сокрушительным поражением. Психологически, команда закончила день практически в том же состоянии, в каком его и начала. Однако матч, казалось, подтвердил, что «Ливерпуль» был посредственен, и это стало той последней каплей, переполнившей чашу Бенитеса. Его последние остатки терпимости ко многим своим игрокам испарились. Тренер холодно и бесстрастно признал в частном порядке в конце матча, что в свете этой игры половине команды придется уйти. «Я был зол из-за поражения от “Челси”, потому что мы держали тот финал под контролем, — говорит он сейчас. — “Челси” атаковал нас волна за волной, но я не видел, чтобы они создавали серьезную опасность. На мой взгляд, это был просто недостаток опыта, из-за которого мы проиграли матч. В последние десять-одиннадцать минут нам следовало играть гораздо более осмотрительно».

    Но команде еще предстояло достичь самого дна. Игра чемпионата против «Кристал Пэлас», без сомнения, была худшим моментом всего сезона. Оставалось всего три матча в чемпионате, и «Эвертон», оторвавшись на этой стадии всего на четыре очка, ранее в тот же день сыграл дома вничью с «Бирмингемом». Но единственный гол Энди Джонсона потопил «Ливерпуль». Рафа дал свое самое откровенное послематчевое интервью Sky Sports сразу после матча. Он говорил мало, но по его лицу и надломленному голосу можно было многое прочесть. «Давайте подумаем о следующем матче», — таков был его ответ на все вопросы репортера.

    «Да, результат матча с “Кристал Пэлас” действительно раздражал меня, потому что это был момент, когда мы могли добраться и и прочно засесть в первую четверку, — говорит он, все еще раздраженный исходом матча. — Но к этому мы были не готовы. Я еще не видел это интервью, но это правда, что, когда меня поставили перед микрофоном, я был очень зол. Но я старался держать себя в руках и не говорить того, что думал на самом деле. На самом деле я был вполне спокоен. Вы не можете себе представить, что было у меня в голове в тот момент».

    Спокоен? «Я говорил с несколькими людьми об этом интервью, — говорит Джейми Каррагер, — и все думают, что это самый злой человек, которого они когда-либо видели. Обычно он очень сдержан, но временами в том сезоне ему было трудно. Мы были очень непоследовательной командой, в то время как “Валенсия”, вероятно, была ее противоположностью, когда он ей управлял. Я думаю, он сказал незадолго до финала Кубка Карлинга, что даже если мы его выиграем, произойдут большие перемены. И я думаю, что это правильно».

    Обычно только его тренерский штаб видит ту сторону, которую Бенитес прячет, когда рядом камеры или даже его собственные игроки. В понедельник после неудачного результата в выходные их часто встречает унылое лицо человека, который рассматривает каждую игру как проверку своих личных способностей. С этим типом разочарования очень трудно бороться, и только поддержка самых близких людей может поднять Бенитесу настроение. Спустя три четверти сезона сотрудник Мелвуда, опьяненный тем, что стало исключительной европейской кампанией, ворвался в кабинет Рафы, чтобы сердечно поздравить его с достижениями команды. К сожалению, он выбрал неподходящий день — понедельник после поражения от «Манчестер Сити». Он ушел, ошеломленный внезапным возгласом испанца. Для менеджера Лига чемпионов не могла компенсировать плачевную форму в чемпионате.

    Плохие результаты лишили его сна, и матчи прокручивались в его голове до самого рассвета. «Если у меня что-то на уме, я часто встаю в три или четыре часа утра и работаю целый час. В это время я могу ясно мыслить и концентрироваться, и когда я возвращаюсь в постель, я засыпаю. Это гораздо лучше, чем ворочаться с боку на бок в постели, потому что это также не дает спать и моей жене».

    Иногда у него возникало искушение позвонить своим друзьям, чтобы обсудить тот или иной тактический момент, но обычно он ограничивался отправкой текстовых сообщений, за что они, должно быть, благодарны.

    «Разочарование — вот подходящее слово, — говорит Пако Эррера. — Это как если бы ты был художником и знал, какую картину хочешь нарисовать, но ты пытаешься нарисовать ее, и на холсте она получается плохо. Ты не можешь найти правильный цвет, и тогда тебе в конечном итоге захочется начать все сначала. Рафа — один из самых требовательных людей, которых я знаю: вы выигрываете, а он все равно находит ошибки. Он перфекционист».

    «Мы не должны терпеть одиннадцать выездных поражений, — признает Рафа. — Это ненормально для команды, которая хочет лидировать. Мы должны уметь превращать больше ситуаций, которые кажутся потенциальными поражениями, в ничьи».

    Хаби Алонсо подводит черту под чувствами игроков: «Вы проигрываете игры, в которых могли бы заработать очко, и что остается с тобой, так это ощущение, что на выезде мы действительно играем плохо, что мы недостаточно сильны. Мы говорим об этой проблеме между собой, но это все равно продолжается. Босс выяснил, в чем причина, и с помощью новых игроков мы собираемся ее решить».

    Поражение от «Бернли» со счетом 0:1 в Кубке Англии 18 января не рассматривается Бенитесом в том же свете, что и поражения в чемпионате. Но это все равно преподало ему несколько суровых уроков — и он не повторит ту же ошибку в будущем. Примерно в то же время «Ливерпулю» предстояло сыграть семь матчей за двадцать пять дней, поэтому Бенитес и Айестаран решили, что им просто необходимо провести ротацию состава, чтобы дать передышку некоторым игрокам основного состава. Учитывая, что семью днями ранее аналогичная по силе состав «Ливерпуля» обыграл «Уотфорд» в полуфинале Кубка Карлинга, они возлагали большие надежды на то, что авантюра окупится. Но пропасть в качестве между Стивеном Джеррардом и Джоном Уэлшем (в качестве примера можно привести поражение от «Бернли») оказалась слишком велика, чтобы ее можно было преодолеть. По словам Айестарана, «Ни один тренер не выходит на поле, желая проиграть игру, но одно из наших самых твердых убеждений заключается в том, что для достижения своих целей у тебя должны быть приоритеты. Наполеон посылал войска на смерть, проанализировав риски и выгоды. Эта идея очень похожа на нашу. У нас есть определенный состав, и ты можешь выжать из него только нечто определенное. Поэтому ты должен безжалостно четко представлять себе, каковы твои ключевые цели и в каких матчах ты можешь или не можешь позволить себе рисковать.

    Гильем Балаге. «Сезон на Грани» 6. Признаки неравенства

    «Если какая-либо команда, будь то “Валенсия”, “Ливерпуль” или “Барселона”, меняет четырех или пять игроков основного состава, а затем не может обыграть команду из низшего дивизиона, это означает, что либо состав недостаточно конкурентоспособен, либо определенное количество игроков недостаточно хороши. Каждый футболист твоей команды должен быть в составе, потому что он этого заслуживает. Если ты не используешь этого игрока, значит, купив его кто-то совершил ошибку».

    Газета Mirror сочла, что Бенитес неправильно расставил приоритеты: «Радиопередачи были завалены звонками о том, что состав, который “Ливерпуль” выставил на “Терф Мур”, был худшим в истории клуба. Покидая поле, игроки были забросаны файерами своими же собственными болельщиками. Некоторые болельщики даже пытались перепрыгнуть через ограждения, чтобы добраться до команды. Даже игроки “Бернли” усомнились в разумности решения главного тренера Рафаэля Бенитеса выбрать такой ослабленный состав». Игра против «Бернли» была зажата между двумя другими поражениями (0:1 дома от «Манчестер Юнайтед» и 0:2 в гостях от «Саутгемптона»). После поражения на «Сент-Мэри» Daily Mail была столь же язвительна: «худший “Ливерпуль” за последние 40 лет», — издевалась она.

    Газета Liverpool Echo, в целом гораздо более уравновешенная, чем лондонские таблоиды, указала пальцем в другое место: «Болельщики кивают не в сторону Бенитеса, а на совет директоров», — утверждала она. На трибунах было ощущение, что менеджеру не дали достаточно денег, чтобы собрать достойную команду. Тем не менее, Крис Баскомб из газеты говорит о Бенитесе: «Рафа мог бы защитить себя, сказав, что играл против более сильного состава соперника. “О, мы играли с сильной командой и проиграли”, — сказали бы люди. В то время как это было больше похоже на то, что он и не играл против более сильного соперника — они проиграли, и это было похоже на то, что его это не беспокоило».

    Бенитес защищался, напоминая всем, что «Ливерпуль» уже дошел до финала (Кубка Карлинга) и все еще находится в Лиге чемпионов, но как только критика по-настоящему начала сочиться изо всех щелей, он начал понимать, как много Кубок Англии значит для английских футбольных болельщиков.

    «Нельзя добиться успеха на всех фронтах, особенно с такой командой, как наша, — оглядываясь назад объясняет Рик Пэрри. — Совпадение ли это, что “Арсенал” и “Манчестер Юнайтед” встретились в финале Кубка Англии, но ранее были выбиты в Лиге чемпионов? Было бы огромной преувеличенной реакцией сказать, что мы подорвали имидж Кубка. Я предполагаю, что, поскольку это был первый сезон Рафы, потому что он был иностранцем, настала его очередь подвергнуться громам и молниями в СМИ. Ты должен испытать это на себе, чтобы понять, что в Кубке Англии все еще есть магия. Может быть, он этого не понимал. Рафа не был разочарован; он был зол, потому что эти игроки должны были играть лучше».

    «Критики не могут воспринимать это в обе стороны, — утверждает Каррагер. — Мы получили много похвал за то, что играли с такими молодыми игроками, как Даррен Поттер, Зак Уайтбред, Стивен Уорнок, Дэвид Рэйвен и Джон Уэлш в Кубке Карлинга, но затем [нас] осудили за то, что мы выпустили некоторых из них в Кубке Англии».

    «Матч Кубка Англии был отложен, — вспоминает Бенитес. — Когда матч был перенесен, мы не выставили ту же группу игроков, но выбрали состав, в котором не хватало агрессии. Траоре забил автогол, и контроль над матчем от нас ускользнул. Решение, которое мы приняли в Кубке Англии, было очень похоже на то, какое мы приняли в Кубке Карлинга — давай-ка заиграем молодых футболистов. Но я понимаю, что без своих обычных ключевых игроков команда может стать более напряженной и нервной, и ей может не хватить уверенности».

    Список проблем становился длиннее, чем очередь на такси на Лайм-стрит субботним вечером: неудовлетворительный состав, недопонимание относительных достоинств соревнований, поражения на выезде, критика прессы, нехватка денег. И вдобавок ко всему этому — травмы. «Я вообще не использовал это в качестве оправдания в течение сезона, — утверждает менеджер. — Если игрок не будет доступен, то мы просто найдем ему замену. Но у нас было десять игроков, которым требовалась та или иная операция. Может ли какая-нибудь команда по-настоящему пройти сезон в своей лучшей форме с подобными трудностями?»

    Все стало серьезно еще в сентябре, когда Джеррард сломал кость в ноге. Он вернулся через два месяца, но затем растяжение паха помешало ему принять участие в матче Лиги чемпионов против «Ювентуса». Джибриль Сиссе сломал левую ногу в матче с «Блэкберном» в октябре. Травма была настолько серьезной, что его возвращение к матчу против «Ювентуса» в Турине в апреле следующего года было чуть ли не чудом. У Луиса Гарсии были проблемы с подколенным сухожилием в ноябре; Барош получил аналогичную травму в декабре; а Хаби Алонсо сломал лодыжку 5 января и выбыл на три месяца.

    Удивительно, но Харри Кьюэлл выходил в старте за «Ливерпуль» и в Кубке Карлинга, и в финале Лиги чемпионов, но каждый раз уходил с поля из-за травмы. Он провел весь сезон, говоря менеджеру, что не чувствует себя в форме, но Бенитес так до конца ему не поверил. Конфликт с вингером, приправленный стычками с его агентом Берни Мандичем и тренером сборной Австралии Фрэнком Фариной, был лишь одной из нескольких битв между игроками и менеджерами, которые испортили год для нового босса.

    Источник: sports.ru

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here

    шесть − два =