Глава 10. «Челси»? Чуваак!

Предсезонка в «Хиллингдон Боро» прошла просто невероятно. Мы должны были сыграть несколько товарищеских матчей: один против другой команды из нашей Лиги и парочку против ребят из более высоких Лиг. Я вышел на игру против «Брентфорда» как раз перед началом сезона 1980/81. Тогда я подумал: «Твою мать, эти парни профессионалы, но между нами не такая уж и большая разница». Тогда у меня появилась мысль, что я тоже могу играть на их же уровне.

В то время я уже вернулся домой к своей «семье» в Слау. Мама наконец-то услышала полную историю нашего конфликта, ей об этом рассказала Джуна. Затем она пошла прямиком к Рендвиллу, чтобы спросить, как он мог не сказать ей всей правды. Подумал ли он о том, что из-за его же лжи она отправила своего сына мёрзнуть? Тогда Рендвилл тоже боялся, что моя мама может уйти из его дома, но он приложил все силы и убедил её остаться.

Так что мама нашла меня и вернула в дом, но конфликт между мной и Рендвиллом не утихал.

Дела пошли ещё хуже, когда Джуна сообщила всем свою новость. Она встречалась с парнем и забеременела от него. Как я уже говорил раньше, для Карибских семей было куда серьезнее, если неженатая дочь была беременной, чем если сын уже имел дитё на стороне, ибо в таком случае родители просто посылают своих сыновей начинать самостоятельную жизнь. Совсем скоро Джуна покинула дом Рендвилла. А мне оставалось только двигаться дальше, помириться с ним и сконцентрироваться на футболе.

На самом деле, я не был погружён в футбольные дела на 100%. Тем летом я встретил Морин, которая жила с нами по соседству. Она дала мне очередной повод для развлечений в Слау. Морин была очень сильной ямайской девушкой, несмотря на то, что родилась в Британии. Она была невысокой и круглой. Мне всегда нравились женщины пополнее.

Так что когда я не развлекался с Маурин или другими девушками, я полностью отдавался игре, которую любил больше всего. Это оставалось чуть ли не последним шансом в моей жизни после того, как я покинул свою работу. После двух успешных сезонов в «Хиллингдон Боро», в которых я помог команде закончить сезон на престижных 7-м и 13-м местах в Лиге, где участвовало 24 клуба, тренер Алан Бассетт понимал, что я хочу стать профессионалом. Он начал пытаться продвинуть меня в клубы из Футбольной Лиги Англии перед началом сезона 1981/82. Я был на просмотрах во многих клубах. Первыми из них были «Вест Бромвич» и «Уимблдон». Тогда «Уимблдон» играл в третьем по силе футбольном дивизионе, но они лидировали там и были претендентами на повышение. Они были известны своим невероятным духом и крутыми фанатами, однако зарплаты своим игрокам они предлагали просто ужасные. Это где-то 45 фунтов в неделю — если бы я оформил социальное обеспечение, то получал бы больше.

«Саутгемптон» выглядел куда более серьезным проектом. Они играли в первом дивизионе, ими руководил Лоури Макменеми. Он стал там настоящей легендой после победы в Кубке Англии пятью годами ранее. Также в их составе уже играло несколько чёрных игроков, а во время моего просмотра со мной был ещё один темнокожий — Дани Уолесс. Я действительно усердно работал и показывал свои лучшие качества на этих просмотрах. Я был доволен собой, но Макменеми ничего даже не сказал мне по окончании, и я начал терять веру в возможность стать профессионалом.

В то же время «Челси» начал проявлять свой интерес, точно так, как говорил мне мой старый знакомый из Борстала. Рон Сюарт, тренер первой команды, и Гвин Уильямс, тренер их молодёжки, посещали наши матчи, чтобы посмотреть на меня в игре за «Боро». «Челси» тогда выступал во втором дивизионе и дела команды складывались не лучшим образом, но у них была репутация клуба, который даёт шанс молодым игрокам.

Им приходилось это делать, ведь все говорили о том, что они потратили целое состояние на новую трибуну на стадионе в начале 70-х годов. Тогда реконструкция затянулась и её перенесли, за это время расходы выросли ещё больше, и они были почти банкротами. Руководству пришлось продать своих звёздных игроков, например, Питера Осгуда и Алана Хадсона, которые помогли клубу выиграть турнир в 1970 и 1971 годах, а также имели славу воспитанников клуба, точно так же, как и Рэй Уилкинс и Клайв Уокер. Они вылетели из первого дивизиона, затем вернулись туда, а потом опять вылетели в 1979-м. С деньгами у них всё ещё были проблемы. А многие «молодые» игроки уже за это время постарели. Им нужна была свежая кровь чтобы бороться за возвращение в первый дивизион.

Рон позвал меня на небольшой просмотр на тренировочной базе «Челси» неподалёку от аэропорта «Хитроу». Опять-таки, я думал, что делал всё правильно и работал на пределе, но время шло, а я не получал никаких ответов. А с каждым днём молчания и отсутствия ответов я всё больше и больше нервничал. Неужели я просто обманывал сам себя, когда поверил в возможность профессионалом? Я ведь отдавал все силы на этих просмотрах. Возможно, я попросту недостаточно хорош для такого уровня. Это очень разочаровывало меня. Таким образом, я просто вернулся в расположение «Хиллингдон Боро» и ожидал, что там и останусь играть дальше.

В то же время я почувствовал эффект дежавю, когда Маурин казала мне, что ждёт ребёнка. Мне было 19 лет и мне уже было знакомо это чувство; его я переживу ещё не раз в своей жизни.

После некоторого времени мне позвонили на телефон и это был Рон Сюарт. «Что случилось?», — спросил он. — «Почему ты не вернулся к нам?». Как оказалось, в «Челси» ожидали увидеть меня ещё на нескольких тренировках. Я сразу почувствовал облегчение. Это был типичный я, человек, который не фокусирует своё внимание на том, что нужно. Мне надо было вернуться после первого дня просмотра. Но на уме у меня было совсем другое.

«Пол», —сказал мне Рон, — «ты нам нравишься, мы действительно тобой интересуемся. Ты можешь вернуться на следующей неделе ещё на пару тренировок?». Конечно я могу! Это было настоящей усладой для моих ушей.

Так что я начал готовиться к неделе, которая должна была создать или сломать мне жизнь. Я начал тренироваться в Харлингтоне, где базировалась тренировочная база «Челси». Это были просто открытые поля без деревьев, они разительно отличались от того, какие поля были по соседству. Но чёрт, какой же там был ветер, особенно с ноября по март: очень сильный и холодный ветер, будто его с Сибири привезли.

Тогда раздевалку и душевые мы разделяли со студентами из Имперского Колледжа — они всегда прогоняли нас оттуда каждую среду по вечерам, никаких исключений. На всю базу был один телефон, а условия для физиотерапии попросту отсутствовали. Всё было очень бедненько. Это было далеко от того, в каких условиях тренируются нынешние игроки «Челси».

Но мне тогда на это было всё равно. Они были большим клубом. Да, переживали не лучшие времена, но всё ещё оставались большим клубом. Первые несколько дней я просто не мог чувствовать себя самим собой на тренировках. Я просто получал мяч и сразу возвращал его обратно, не беря на себя игру. Я очень хотел это сделать, но что-то внутри мешало мне. Я просто перенервничал.

Я никогда не забуду, как один из парней помог мне тогда. Грэмм Уилкинс, защитник и очень хороший человек. Наверное, он был благодарен мне, что я появился в команде, ведь фанатами теперь было кого освистывать! Грэмм иногда подвергался открытой критике собственных фанатов, ведь часто попадал в неприятные ситуации. Он также был братом одного из лидеров «Челси» Рэя Уилкинса и просто терялся в его тени. Тем не менее, он был очень основательным, вокруг таких парней собирается вся команда в раздевалке.

Ему было где-то 25 лет когда я прибыл в клуб. Он сразу увидел, что я просто молодой парень, который не пытается выпендриваться. Таким образом, на полпути моего испытательного периода в «Челси», он всё время пытался попасть в команду противника, когда мы делились для тренировочного матча, и всегда провоцировал меня на то, чтобы я его проходил. «Давай, Пол!», — продолжал он меня поддевать. — «Обведи меня, покажи свой дриблинг!». Просто говоря подобные фразы, он очень сильно помогал мне. Он заставил меня играть, и я просто начал показывать свой футбол. Он был невероятным.

Когда закончилась тренировочная неделя, я был очень сильно взволнован. Мне понравилась такая работа, люди… перспективы. Рон Сюарт подошёл ко мне. Это был момент истины.

«Нам понравилось то, что мы увидели», — сказал он, я просто почувствовал себя на седьмом небе от счастья в тот момент. — «Так что мы подпишем тебя до конца этого сезона».

Таков был первый шаг к достижению собственных целей, да что там, моими амбициями являлось именно это, я хотел попасть в большой профессиональный клуб. Я был в экстазе. Я сообщил об этом Джуне так быстро, как только смог, она очень радовалась за меня. Я сказал маме, и мне хотелось бы увидеть от неё более эмоциональную реакцию, чем это было на самом деле.

Несколько друзей, которым я сообщил об этом, были просто потрясены — «Чувааааак!». Мне дали зарплату в 175 фунтов в неделю, и я начал тренироваться с основной командой, правда, играл пока только за резервистов. «Хиллингдон Боро» получил на свой счёт 5 тысяч фунтов за этот трансфер, а также мы сыграли символический товарищеский матч на их стадионе во время следующей предсезонки.

На этом заканчивается 10-я глава книги и мы будем стараться выпустить продолжение как можно скорее. Всем, кто читает и оценивает материал — огромное спасибо. Именно вы добавляете нам сил и желания продолжать!

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 × 5 =