Глава 5. От «робкого мальчишки» до «героя-любовника»

Мама всегда говорила, что я был прекрасным ребёнком пока не начал водиться с той группой доминиканских парней. Это был где-то 1976-й или 1977-й. Мы познакомились через несколько лет после того, как моя семья переехала в Кранли Гарденс. Они были взрослее и куда разговорчивее меня, и в итоге показали вещи, которые я не видел и никогда не делал раньше. Я чувствовал себя в своей тарелке когда проводил с ними время, мы постоянно смеялись. Я понял, что могу легко вызывать улыбку и смех у людей, особенно благодаря своим колким комментариям и рассказам. Это никак не улучшило мои дела в школе, но то, что я водился с ними, дало мне некий статус среди парней постарше. Здесь я испытывал мужское влияние, которого мне так не хватало дома. Это стало отправной точкой моего бунта против детства и своей мамы. Мне было где-то 14 лет, я рос и развивался и начал чувствовать, что внутри меня есть мужчина, который хочет выбраться наружу из этого детского тела. Для меня они были просто приятной компашкой для проведения времени вместе, но, по мнению мамы, они на меня плохо влияли. В основном это были чёрные парни и тогда это было что-то новое для меня, я хотел узнать поближе их культуру. Они заинтересовали меня, особенно их одежда и музыка. В последующие два года я очень сильно изменился.

Дома мама слушала Элвиса Пресли и кантри-певца Хэнка Уильямса — все выходцы из Вест-Индии любят их. В выходные ты убираешься дома, пылесосишь, а на весь дом играет такая музыка. У нас не был в почёте ска, регги или соул как в других домах карибских иммигрантов. Ничего из этого. Мне всё ещё нравится этот голубоглазый поп-певец Дэвид Эссекс. Мне не хватало знаний о карибской культуре, так что я притворялся, будто понимаю о чём говорят мои доминиканские друзья, когда упоминают имена Грегори Айзекса и Денниса Брауна, крупных звёзд тогдашней ямайской музыки. Затем, когда я впервые услышал песни этих артистов, то понял: вот она, настоящая музыка, чувак! Реальное регги! Эти парни были в штанах феррари, дизайнерских джемперах и ходили с фирменным прихрамыванием ямайского руд боя. Это было стильно. Я должен тоже научиться так прихрамывать, немедленно.

«Что это у тебя за походка?»

«Что?»

«Ладно, проехали».

Я копировал все их повадки, чтобы тусить с ними и быть своим. Я затеял огромный бунт дома и начал посещать ночные дискотеки, а в итоге немного попутал берега. Мне было всего 15 лет когда я пошел на свою первую ночную вечеринку. Мне надо было спросить у мамы, можно ли мне пойти.

«Что ты сказал?»

«Эмммм…. Можно мне пойти на вечеринку в честь дня рождения моего друга?»

«ЧТО??!!»

Это был первый раз, когда я вообще спросил маму о том, могу ли пойти на вечеринку — но вы понимаете почему я даже не удивился такой реакции. Затем она сказала, что я могу пойти только если пообещаю, что вернусь домой в 12 ночи.

«Более того», — сказала она, — «возьми с собой свою сестру».

«Но маааам!»

Я просто не уточнил, что это будет не типичная вечеринка в честь Дня Рождения с тортом и чаем, а реально большая вечеринка, на которой собрались люди со всех Карибских островов, с огромной аудиосистемой и диджеями, с большим количеством пива, марихуаны и просто наслаждающимися друг другом людьми. Иногда на этих вечеринках был пинбол и бильярд. Мама бы никогда не разрешила мне пойти туда, если бы знала, что там происходит.

Так что я со своей сестрой пошёл туда. Музыка только началась, играло регги. Я знаю песни Боба Марли, но не “In Crowd” или “Louisa Mark” (“Keep It Like This”). Затем заиграл Бари Бриггс и его песня “Wide Awake In a Dream”, она приблизительно передавала то, что я чувствовал в тот момент, передо мной открылся новый мир. Я даже не понимал, что мне делать, как себя вести. Я просто открыл рот, когда увидел, как некоторые пары делают «wind and grind» — когда девушка двигает ягодицами перед интимной зоной парня. Я не мог найти ни одного знакомого, но всё равно ощущал себя окружённым своими людьми. Я стоял там, покачивал головой в ритм музыке, слушал новые для себя треки, просто получал новый опыт. Вскоре я, так сказать, взял быка за рога. Ведь после этого я начал встречаться с девушками, и подумал: «Блин, это неплохо». Внезапно я понял, как начал превращаться из робкого мальчишки в героя-любовника. Буквально за один месяц со мной произошли колоссальные метаморфозы. Если мама мне что и запрещала дальше, то я об этом не знал. Я был уже там, я был мужчиной, и мне понравилось всё, что я там увидел. Особенно дно той бутылки от джина.

Я стал посещать всё больше и больше мероприятий такого плана, с разрешения мамы или без. Танцы, на которые я ходил в поздние 70-е годы, были организованы Меллотоном, а также толстяком-звуковиком. У толстяка была одна из самых больших регги систем на то время. Это были великолепные времена для музыки, а люди с большими аудиосистемами пользовались большой популярностью и имели кучу друзей. Они использовали свои системы во всех клубных помещениях Лондона и всего Соединённого Королевства. Это были крутые и атмосферные события. Стены отражали басы от системы и начинали дрожать. Людей иногда бывало так много, что было невозможно протиснуться между ними, все прыгали под музыку и сходили с ума.

Комнаты были в основном полностью тёмными, лишь небольшая люстра в центре освещала отдельные места, но в основном мало что было видно.

Для того, кто всю свою жизнь был заперт в четырёх стенах, это было нечто невероятное, взрыв всех чувств. Так что как только я столкнулся с карибской культурой, то прыгнул в неё с головой. В один момент я решил, что хочу быть растафарианцем как мои друзья, которые всегда были со мной на этих дискотеках, много выпивали и курили ужасно пахнущую марихуану. Я должен был уважать их стиль жизни. «Джа! Растафарай!» — этот слоган звучал для меня как символ бунта, статуса и чего-то крутого.

Я внимательно слушал праведных исполнителей регги Burning Spear и Culture. Для меня они были убедительны. Так что я решил отрастить себе волосы, чтобы потом сделать дреды, с которыми ходили большинство раста. И с помощью Джуны — ну не потому что она знала что-то о раста и культуре, а просто потому что она девочка и знает что-то о волосах, — я надеялся отрастить себе волосы достаточно быстро. В то время, если тебе было пятнадцать лет и несколько косичек на голове, то тебя уже воспринимали как часть культуры. Я серьезно.

«Джуна, с сегодняшнего дня я не ем свинину. Это не шутка», — говорил я. — «Отныне буду раста».

Настоящие растафарианцы, как я знал, ели только настоящую природную еду, и это точно не свиное мясо. Я был самым правильным раста с дредами не больше двух недель. Затем мама в субботу приготовила типичный завтрак с беконом и я не смог удержаться. Так что стилю раста пришлось покинуть наш дом.

Что я вообще знал о Джа? Я ведь несколькими месяцами ранее слушал Элвиса и Хэнка. Меня всё равно доставало то, что когда у доминиканских парней играла какая-то регги музыка, то я не мог распознать и понять кто это поёт. Я слушал первую радиостанцию на радио, так что мне приходилось притворяться, «Да! Эти парни просто улётные, знаешь!», — а я даже не понимал, о ком идёт речь, но всё равно поддакивал, я был хорошим импровизатором.

Но как только я начал выходить на улицу регулярно, то понял своё отношение ко всем вещам. В 15 лет я попробовал свой первый косяк марихуаны. Но этот косяк просто ужасно подействовал на меня! Я не мог поверить какой эффект он дал. Чувство, будто облака накрыли мою голову. Мои глаза начали слезиться и краснеть. Я не мог пойти домой, ведь мои глаза были полностью красными. Я понимал, какая реакция от мамы последует.

Как всегда, такой неудачный старт никак не отпугнул меня. Первые косяки, которые я делал собственноручно, выглядели как отрезанные пальцы. Я не любил курить сигареты, но марихуана было совсем другое дело. Я не курил очень много, но каждый раз, когда я приходил на вечеринку, мне надо было покурить, чтобы привести себя в нормальное настроение. Я никогда не курил слишком много за раз.

После раскурки я наблюдал за регги-танцами, которым также хотел научиться. Я не был рождён, чтобы так танцевать, так что мне надо было упорно трудиться и обучиться. Мне дали кличку «Fallyman» — это означает последователь (повторяющий), но не лидер, я всегда был позади доминиканских парней и повторял за ними.

Естественно, то, как я вёл себя дома, не слушал маму, привело меня к беде. Моя мама любила хорошие джемперы, ребристые и узорчатые, но не женственные, а скорее унисекс, а в то время было очень модно ходить в подобном на дискотеки. Естественно, у меня не было чувства собственного стиля, я не имел вкуса в вещах, поэтому начал смотреть на гардеробы других людей. Так что я позаимствовал этот джемпер у своей мамы. Я положил его обратно грязным и воняющим дымом. Но на то время я и Джуна были ответственны за стирку, так что в итоге я сам же его и постирал. Но я взял его без разрешения.

Её наказания просто стали частью моей жизни. Я никогда не думал о том, чтобы ударить её в ответ. Я просто стоял и принимал это как должное, выглядя невозмутимым. Однажды я ответил ей словами. Она была в шоке.

«Ты сейчас с кем разговариваешь?»

«С тобой», — ответил я спокойно.

И в тот момент, когда она замахнулась, чтобы меня ударить я резко взял её за руку.

«Ты сейчас меня держишь? Ты думаешь ты уже взрослый? Ты думаешь, что можешь побить меня?»

«Нет, я не собираюсь никого бить, я просто больше никогда не позволю тебе ударить себя».

Затем она накинулась на меня и укусила за руку!

«Ты укусила меня!» — кричал я ей.

«Ну, если я не могу тебя ударить, значит я могу тебя укусить!»

«Ты с ума сошла!»

Да, моя мама укусила своего собственного сына. Вскоре всё её рукоприкладство осталось в прошлом. Наказания стали касаться моей комнаты. Никакого ужина. Затем она начала выгонять меня из дома. На самом деле, это было хуже для нас обоих. Я стал ускользать из-под её контроля и становился чужим в своём собственном доме. Я отдалялся от Джуны и своей мамы. Коммуникация между мной и мамой практически прекратилась, и мы начали жить даже ещё более раздельно. Даже если я пытался достучаться, она не демонстрировала никаких эмоций или реакции. Она оставила меня наедине с самим собой и просто перестала выходить на контакт.

На этом заканчивается глава и я попрошу вас оценить материал своим плюсиком либо комментарием, а также подписаться на наш телеграм-канал о «Челси»!

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

десять + пятнадцать =