В 2019 году на музыкальном фестивале в английском Гластонбери британский грайм-рэпер Dave спросил у зрителей: «Кто тут еще достаточно трезв, чтобы вместе со мной со сцены исполнить трек «Тиаго Силва»?» Пятнадцатилетний паренек по имени Алекс в футболке «ПСЖ» рвался так, будто был уверен – в многотысячной толпе нет кандидата лучше. Dave пригласил фаната на сцену, а дальше юноша стал легендой соцсетей. 

Благодаря этому выступлению Алекс получил 170 тысяч новых подписчиков в твиттере, модельный контракт от популярного в Великобритании бренда молодежной одежды BoohooMan, а также сообщение в директ от того, кому и посвящалась песня. Оказалось, Тиаго даже не знал о том, что существует такой трек, пока видео с фестиваля не стало вирусным. Два месяца спустя футболист и его поклонник встретились в Париже, где Алекс провел время с кумиром и получил автограф.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Еще 10 лет назад никто и подумать не мог, что наступит время, когда британский (!) рэпер с характерным акцентом будет зажигать на крупнейшем музыкальном фестивале, а трек о футболисте вызовет ажиотаж, который привлечет крупные бренды. Рассказываем, как грайм прошел яркий путь от папиного гаража до модного явления, и при чем тут футбол.

В начале 2000-х американские рэп-исполнители ворвались в мировые музыкальные чарты. Вызывающий невольное покачивание головой бит; лирика о гетто, легких деньгах и доступных женщинах; парни в шубах и перстнях – все это стало примером для миллионов подростков. 

Несмотря на культурную близость, молодежи из блоков социального жилья с окраин английских городов хотелось иметь свой голос: с британским акцентом, местным сленгом и неповторимым звуком. Не имея денег и особого умения делать музыку, толпы подростков собирались на квартирах родителей, чтобы под минималистичный ускоренный бит ритмично зачитать друг другу какую-нибудь правду о нелегкой жизни. К странному жанру, который и не хип-хоп, и не гэридж, приклеилось название «грайм» – производное от прилагательного grimey (грязный), которым кто-то из журналистов обозвал звук искавших свою аудиторию треков.

Самым талантливым и проворным в формировавшейся субкультуре оказался Ричард Кауи, известный под сценическим именем Wiley, ныне именуемый «крестным отцом» грайма (он с микрофоном в начале видео выше). Делая треки на домашнем компьютере, переписывая их на винил и продавая по одной из фургончика, Wiley был первым, кто сделал хоть какие-то деньги на необычном увлечении. «Все это началось на домашних вечеринках, – рассказывал об истоках грайма The Guardian сам артист. – Мы ходили ди-джеями ко всем, кто устраивал тусовки на районе. О деньгах речи не шло. Просто думаешь – хочу подкатить к девчонке из того дома, она как раз будет на вечеринке в субботу – и идешь».

В начале 2000-х баттлы и треки транслировались через пиратские радиостанции и подпольные рэйвы – мрачная атмосфера текстов и агрессивная подача не позволяли претендовать на время в эфире легальных каналов. Лучшие из лучших обретали творческое бессмертие, попадая в серию видеокомпиляций Lord of the Mics. На одной из таких оказался баттл между футболистами Янником Болази, известным по игре за «Эвертон» и «Кристал Пэлас», и Брэдли Райтом-Филлипсом, лучшим бомбардиром «Нью-Йорк Ред Буллз» и младшим братом Шона, долго игравшего за сборную Англии.

Первые годы грайм оставался увлечением энтузиастов. Вывести жанр на широкую аудиторию удалось Диззи Раскалу (он есть на двухминутном видео с Wiley ранее – парень на заднем плане в футболке с логотипом Nike на груди). В 2003 году его альбом Boy in da Corner, оставив в номинантах Coldplay и Radiohead, получил Mercury Prize – престижную в Великобритании музыкальную награду лучшему альбому по мнению экспертной группы.

Для полной интеграции грайма в мейнстрим не хватало дружбы с органами правопорядка. Полицию беспокоили тексты рэперов, в которых усматривались призывы к насилию. Дошло даже до публичной перепалки между рэпером Lethal Bizzle и будущим премьер-министром Дэвидом Кэмероном. 

Говоря об уличной преступности, политик нашел виновных на радиостанции BBC Radio 1Xtra, которая иногда крутила грайм: «Кое-что из того, что там играет в субботу вечером, потворствует ношению оружия». Ответ Lethal Bizzle в The Guardian, красноречиво озаглавленный «Дэвид Кэмерон – дурак», сводился к тому, что Lethal Bizzle – голос улиц, а политики должны работать с молодежью. Не желая ругаться с избирателями, Кэмерон как бы согласился, но как бы и нет: «99% тех, кто слушает рэп, не будут ни на кого нападать. Проблемы начинаются там, где молодым и впечатлительным песня за песней рассказывают, что оружие делает тебя сильнее».

Грайм ушел в тень: кто-то нашел себе «настоящую работу», кто-то так и остался героем местных ночных клубов, а кто-то, как Диззи Раскал, вообще пошел куда-то в сторону поп-музыки, записав веселый трек с Шакирой.

Но когда в середине 2000-х у Wiley спросили, можно ли считать грайм мертвым, рэпер даже не задумался: «Неее, нужно время: чтобы создать новую сцену, может понадобиться 10, 15 или даже 20 лет». Кажется, он что-то знал – в 2008-м Wiley, когда-то давший грайму его депрессивное звучание, сам же его и смягчил, выпустив трек Wearing My Rolex, легкий электро-бит, который забрался аж на вторую строчку британского хит-парада. Его примеру последовали другие: более доступный звук и профессиональная аранжировка вывели грайм в мейнстрим.

Финальный же толчок, запустивший жанр в большой шоу-бизнес, пришел извне. В 2015 году американский рэпер-мегазвезда Канье Уэст был приглашен на BRIT Awards (британский аналог «Грэмми»). Вместе с ним на сцену вышли самые яркие представители грайма на то момент: Skepta, JME, Stormzy, Novelist и другие. Учитывая внимание прессы к каждому телодвижению Канье, о грайме заговорили. Тут-то и началось совместное путешествие двух самых модных развлечений Британии – футбола и музыки.

Пересекающиеся аудитории, совместные тусовки и похожий стиль – жизни и, зачастую, поведения, со скандалами, любовью фанатов и неожиданными историями успеха – сделали английский футбол и грайм неразлучными друзьями. Хотя бы одна отсылка к именам, терминам и событиям из мира футбола есть практически в каждом треке. Вот лишь несколько примеров, список которых пополнится еще парочкой, пока вы будете это читать.

Doing Giggs after games like his sister-in-law («Подрабатываю после игр, как жена брата Гиггза»)

Обыгрывается созвучность фамилии валлийца и слова gig (концерт, подработка), игра самого рэпера за полупрофессиональные английские команды и скандал с участием легенды «МЮ» и жены его брата.

I made the girl come round and go low / Now I just call her Kanté («Я пригласил ее и заставил опуститься пониже, теперь я зову ее Канте»)

Словесный каламбур: имя футболиста – Нголо – звучит так же, как выражение go low, т.е. опускаться ниже для защиты ворот, как делает полузащитник «Челси», или для действий с партнером из женской команды, как в треке у Dave.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Yo, get a boot in the face like Beckham / Take man down in less than a second («Йоу,  бутсой в лицо, как Бекхэму – вырубаю чувака на месте»)

Merky Ace вспомнил легенду из раздевалки «МЮ», где Алекс Фергюсон, расстроенный поражением от «Арсенала» в Кубке Англии в 2003-м, якобы пнул бутсу куда-то в пустоту, а попал прямо в бровь Бекхэму.

Строчка в треке Риса Уэста под названием «Арсен Венгер» досталась даже Андрею Аршавину. Рэпер заявляет о намерении, как и его кумир Венгер, долго оставаться на высоте популярности и читает:

No, I won’t leave like Arsène, pass ‘em / Cause I’ve got tek, Arshavin barge him («Нет, я не уйду, как Арсен, пошли они, ведь у меня есть пушка – Аршавин, врежь ему»)

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Связь рэперов с футболистами выходит далеко за пределы строчек в куплетах. В августе 2021-го Stormzy, самый популярный рэпер Великобритании прямо сейчас, во время концерта в Лидсе вытащил на сцену Джека Грилиша. Парни дружат со времен игры футболиста за «Астон Виллу». Stormzy появлялся на публике в футболке Джека, а также упоминал приятеля в треке Sore:

Slide in the middle like Grealish / My next hit’s bigger than my previous («Двигаюсь в центре, как Грилиш; мой следуюший хит будет еще круче»).

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

В свою очередь Джек использовал этот трек как музыкальную тему в своем инстаграме для нарезки лучших моментов в «Астон Вилле» и презентации фотосессии с Louis Vuitton.

Грайм играет и в раздевалке «Вест Хэма» благодаря Деклану Райсу, который упоминается в треке Khabib рэпера Don Strapzy:

I’m breaking up the play, I think I’m Declan Rice («Я прерываю ритм; мне кажется, я Деклан Райс!»)

Полузащитник рассказал, что песню заценила даже его мама: «Трек играл в машине, но она просила выключить эту фигню. Я ей говорю: «Мам, слушай дальше», и она потом такая: «Нихрена себе, там про тебя, ну-ка давай сначала включи!»

Своя грайм-суперзвезда недавно появилась и у «Ливерпуля». Трек Packs and Potions от местного тинейдж-рэпера Hazey собрал десятки миллионов просмотров в ютубе и тиктоке, а с самим артистом подписал контракт престижный лейбл Columbia Records. На видео суровый Ливерпуль: четкие пацаны в спортивных костюмах, боевые собаки, хмурое небо и, конечно же, «Энфилд».

Взлет Hazey не остался незамеченным: под постом артиста с видеоклипом в инстаграме Трент Александер-Арнолд, чья мураль виднеется за спинами парней, написал: «Красавчик 🔥, наносишь город на карту 🙌🏽». Позднее футболист и рэпер встретились лично. Артист по-прежнему скрывает свое лицо, но, похоже, это начало большой мерсисайдской дружбы.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Рэпер Yizzy, посвящающий треки любимому «Арсеналу», очень просто объяснил, как возникают такие союзы – кажется, опять все дело в вечеринках: «В прошлом году я встретил некоторых футболистов и рэперов на мероприятии по случаю релиза игры FIFA 20. В таких местах люди и становятся друзьями. Что-то типа «О, я слушаю твою музыку! А я слежу за твоей игрой» – и начинаешь выстраивать отношения».

После того, как было опубликовано фото Джесси Лингарда и Маркуса Рэшфорда с уже упоминавшимся Wiley, футболистам пришлось оправдываться. Дело в том, что в какой-то момент Wiley стал закидывать свои соцсети антисемитскими заявлениями, назвав евреев расистами и трусами, а также призвав чернокожее население идти на них войной. Твиттер и фейсбук заблокировали профили артиста, а ночные клубы Англии отказались предоставлять ему площадку для выступлений.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Может, никто и не обратил бы внимания на фото, но так совпало, что немногим ранее Лингард вместе с другими звездами АПЛ принимал участие в социальной кампании против антисемитизма. Марк Кейв, директор Национального музея Холокоста Великобритании, который тогда работал с футболистом, подливал масла в огонь: «Здорово, что Джесси был с нами в 2020-м, но сейчас мы лишь видим, как он стоит рядом с бесстыжим ненавистником евреев». 

Футболистам пришлось открещиваться от заявлений артиста похожими комментариями, как будто написанными одним юристом: «До меня дошла информация о фото, которое может быть неправильно понято. Хочу прояснить – я не поощряю никакие формы расизма!» Маркус добавил, что полностью осуждает видео, в котором Wiley риторически спрашивал евреев: «Вы думаете, Гитлер просто так вас ненавидел?» Сам Wiley извинился за обобщения, уточнив, что тирада была направлена лишь на его бывшего менеджера-еврея, а не на весь народ.

Несмотря на очевидный риск, с рэперами подружились не только футболисты, но и бренды; все ради большего маркетингового охвата и выхода на новые аудитории.

В 2016-м «МЮ» объявил о возвращении Поля Погба на «Олд Траффорд» за рекордные 90 млн фунтов. Вместо ванильного представления новичка через пресс-конференцию и фото с эмблемой клуба, в adidas придумали для француза кое-что поинтереснее. О переходе объявили стильным видео, где Stormzy, поклонник «МЮ», фристайлит в футболке Погба, а сам футболист демонстрирует свой танцевальный талант. 

По заявлениям создателей, видео произвело нужный эффект: клип набрал 30 млн просмотров и сотни упоминаний в прессе, а adidas за три недели после перехода полузащитника продал 190 млн футболок с фамилией француза на спине.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

В 2017-м тренд подхватили и в Nike, превратив презентацию новой формы «Тоттенхэма» в серию стильных релизов с рэпером AJ Tracey, фанатом «шпор». Сначала устроили мини рейв-вечеринку, где музыкант представил новую футболку болельщикам, получившим специальное приглашение от клуба.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Потом вылили в твиттер вирусное видео с Кейном, Соном и самим AJ Tracey, где последний рассказывает о своей любви к клубу. А закончили официальным видеоклипом на трек исполнителя False 9 (Ложная девятка), который объединяет все презентации одной музыкальной темой.

Коллаборация вышла настолько успешной, что AJ Tracey теперь в разном виде привлекают к презентациям формы почти каждый сезон, а его треки играют на стадионе «Тоттенхэма». Сам же артист, похоже, завел приятельские отношения с главными людьми в команде.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Embed from Getty Images

AJ Tracey и Харри Кейн [Фото]

Embed from Getty Images

AJ Tracey, Антонио Конте и Фабио Паратичи [Фото]

Не отстают от тренда и разработчики компьютерных игр. В числе саундтреков к FIFA 21 оказались сразу несколько композиций ведущих британских рэперов. В режиме уличной игры VOLTA можно услышать песню Stormzy и Aitch – Pop Boy, а также увлекающий в приятную рефлексию трек Location от Dave в коллаборации со звездой авробита Burna Boy. Такая работа с глобальными брендами помогает британским рэперам выйти на зарубежные рынки.

Достижения грайм-рэперов в последние 10 лет впечатляют. Stormzy и Dave выигрывали премию BRITs в главной номинации «Альбом года» в 2018-м и 2020-м соответственно, составив компанию другим всемирно известным британским обладателям награды за последнее десятилетие, в числе которых Адель, Dua Lipa и Эд Ширан. Треки Диззи Раскала и AJ Tracey достигали платиновых отметок в 300 тыс проданных копий в Великобритании, а у Stormzy теперь есть своя восковая фигура в Музее мадам Тюссо.

Грайм пропитал АПЛ: игроки дружат с рэперами, клубы делают коллабы, треки в компьютерных играх, в рифмах даже Аршавин

Непокоренным для грайма пока остается лишь главный музыкальный рынок мира – США, – и какое-то время британские рэперы старались этот пробел заполнить. Однако избалованная публика к импортному рэпу отнеслась прохладно. В интернете есть масса видео, где американцы со снисходительными ухмылками записывают свою реакцию на британский рэп (да, такие видео есть не только на треки Скриптонита и Pharaoh), признаваясь, что никогда ни о каком Stormzy не слышали. 

Тем не менее грайм существует, а британские звезды даже могут позволить себе отказать предложениям из-за океана, как сделал тот же Stormzy. Во время записи трека Take Me Back to London с Эдом Шираном в студию по приглашению Эда приехал добавить свой куплет американский рэп-магнат Jay-Z. В какой-то момент он спросил Stormzy, что тот думает о треке, на что британец ответил: «Если б ты не спросил, мы бы просто его записали, и я бы слова не сказал, но раз ты спросил… это песня о Лондоне, и я не вижу тебя в ней». Шокированный Jay-Z спорить не стал, а композиция и без него на протяжении пяти недель успешно держалась на первой строчке британского хит-парада.

И если вам еще не довелось познакомиться с жанром, предлагаем дать грайму шанс и послушать с друзьями пару треков перед просмотром футбола в выходные. Вы точно видели рэп на фоне Таймс-сквер, пляжей Майами и бассейнов Лос-Анджелеса, но видели ли вы рэп на фоне Биг-Бена и Вестминстерского дворца?

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре × 4 =