Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Я бы мог вас поздравить: тамбовская лихорадка позади, клуб остается, целостность чемпионата сохранена. Но наш футбол слишком хитро сплетен, чтобы все заканчивалось так просто. Самое важное так и осталось в полутьме.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Позорная история «Тамбова» – чем бы она ни разрешилась летом – должна долбануть по голове и пробудить наш футбол. Когда, если не сейчас, думать о переформатировании клубов, которые сами не видят смысла в своем существовании? Когда, если не сейчас, создавать реально сильную лигу? Когда, если не сейчас, определяться, что такое российский футбол: мелкий придаток к губернаторской власти или все-таки нечто амбициознее? Честные ответы на эти вопросы избавят всех от страданий, когда наши представления о прекрасном снова столкнутся с очередным провалом.

Этот текст – не попытка обнаружить простую и единственную отгадку к метафизике российского футбола (бесполезно все сводить к бюджетному финансированию или какому-то лживому губернатору – все гораздо сложнее). Мы просто прокрутим пленку и подумаем: почему почти в каждой точке все пошло не так?

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Любая компания начинается с вопроса «В чем наша цель?» Если нет четкого ответа – вас несет по течению. Так и случилось с «Тамбовом». От него всегда звучали инфантильные слова про социальную миссию, которые просто смешно слышать от команды высшего дивизиона. Социальная миссия – это детская школа, а клуб РПЛ должен работать с аудиторией и монетизировать ее внимание.

• «Тамбов», в отличие от других клубов РПЛ, – это социальный некоммерческий проект и он направлен на развитие футбола», – говорил бывший президент «Тамбова» и вице-губернатор области Арсен Габуев.

• «Пока у нас цель одна – как можно быстрее вернуться домой. Если получится деньги зарабатывать, конечно, будем зарабатывать», – продолжал спортивный директор Павел Худяков.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Если суммировать, подход «Тамбова» таков: если когда-то получится зарабатывать – заработаем, а вообще мы существуем для народа Тамбовской области, а регион у нас маленький – никому из крупных компаний мы не нужны. Это и есть инфантилизм. Либо от сознательной лени, либо от незнания индустрии развлечений (и то, и то одинаково плохо) «Тамбов» даже не пытался быть интересным, а компенсировать это футболом не получалось: клуб не стал трансферным хабом – в этом сезоне у него самый возрастной состав РПЛ, после Обухова и бесплатно ушедших Грицаенко с Костюковым продать особого и некого).

Что вообще делал «Тамбов» для развития?

Коммерческим директором трудился Дмитрий Ананко (!) – за все время от него поступило ровно ноль идей по продвижению клуба, он занимался разве что бартерными программами по проживанию команды в Саранске. Даже заштатный английский «Марин» из 8-го дивизиона, стоявший на грани исчезновения, придумал, как из ничего заработать 500 000 фунтов. А «Тамбов» только страдал, даже не попытавшись превратить саранские матчи в диджитал-флешмобы, за которые задонатит развлеченная публика, или в дорожное реалити-шоу. Зато Дмитрий Ананко сходил в программу «8-16» на «Матч ТВ», где предложил остальным клубам РПЛ собрать «излишки и создать фонд [поддержки команд]».

Еще был Георгий Ярцев – в 2016-м бывшего тренера «Спартака» сделали генеральным директором, чуть позже его сменила бывшая главный бухгалтер «Томи» Ольга Коновалова, а Ярцеву досталась, в общем-то, ритуальная должность: «Георгий Саныч нужен для решения более глобальных вопросов – как человек, имеющий везде огромные связи, который будет вести переговоры и со спонсорами», – говорил Павел Худяков. Коммерческая стратегия, выраженная в магию узнаваемого лица Ярцева, закончилась провалом: у клуба всего один рыночный партнер – букмекер Parimatch (об этом чуть ниже).

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Покопавшись в судебных картотеках, можно обнаружить, что с формой, например, закончилось судом. Дебютный сезон в РПЛ (2019/20) «Тамбов» провел в Jako – кто-то мог бы подумать, что немецкая компания стала техническим спонсором новичка лиги, но клуб сам закупал стандартную форму через российского дистрибьютора (это в целом стандартная история). Сумма контракта превысила 13 миллионов рублей, но с ИП поставщика «Тамбов» так и не рассчитался – долг в 5 с небольшим миллионов за форму 2019 года так и висит на клубе. Суд, разумеется, проигран.

Итог всей коммерческой работы «Тамбова» – январская цитата гендиректора Коноваловой в интервью «Р-Спорт»: «В нашей ситуации мы даже три рубля заработать не можем, потому что у нас нет стадиона. Ну, какие спонсоры? Кто кого будет рекламировать? Где? Тамбовская команда будет рекламировать в Саранске что? Тамбовский окорок?»

Проблема в том, что «Тамбов» занимается самообманом. Дома к нему бы тоже никто не пришел с деньгами просто так.

В системе клуба – бывшие игроки «Спартака», в которых поверил идейный лидер клуба Павел Худяков, и бывший бухгалтер «Томи». Стратегия? Выжить в одном сезоне, потом выжить в другом. Маркетинг? Сейчас нет денег на эти ваши штучки, все деньги – на зарплаты игрокам.

«Тамбов» – это пример ограниченности мышления. Все его менеджеры отстали от времени и не понимают, что продаются не только щиты вдоль поля. Они не хотят учиться и пробовать новое. В 2020 году пандемия перевернула индустрию бизнес-конференций – и форумы, билеты на которые прежде стоили по тысяче долларов, вдруг стали бесплатными. Топовые менеджеры из Европы, США, Азии, Южной Америки рассказывали, как они работают с аудиторией и зарабатывают на ней, – и ни на одной конференции я не видел представителей маленьких клубов РПЛ. Мне, представителю медиа из России, после одной из конференций на сообщения отвечал директор по инновациям ФИФА, а «Тамбов» не нашел часа, чтобы поучиться у лучших. А если бы не поленился – где-нибудь услышал бы историю, например, «Эйбара» из города с населением 27 000 человек.

«В 2014 году Ла Лига поставила им жесткие условия: либо они увеличивают бюджет на 1,7 миллиона евро и проводят реконструкцию «Ипуруа» (минимальная вместимость эстадио Ла Лиги должна быть 15 000 мест, но здесь было проще – согласно 18-й директиве испанского сборника законов, клуб мог рассчитывать на отсрочку в два года), либо выметаются – за невыполнение требований испанская федерация лишает их профессиональной лицензии и выгоняет в сегунду В», – писал про «Эйбар» наш автор Богдан Баев. 

Клуб объявил краудфандинговую кампанию Defend Eibar, собрал деньги и, несмотря на соседство с популярными клубами из Страны Басков, стремительно перезагрузился так, что теперь даже дикий сезон-2019/20 завершил с прибылью 11,75 миллиона евро.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Даю 100 процентов, что в ответ на это Павел Худяков скажет: да чего вы тут сравниваете, у них вон какой телеконтракт! Да, телеконтракт у Ла Лиги гигантский, и почти 60% доходов «Эйбару» принес он. Но контракт лиги – это совокупность четких усилий всех клубов, а не куча денег, которая магически падает с неба просто за трансляции. А Павел Худяков считает именно так.

«Я считаю, надо расширять лигу. У нас огромная страна, в Англии, Испании, Италии по 20 команд играет, в Германии 18, а у нас 16. Надо развивать коммерческую составляющую лиги. Клубы должны получать больше денег от трансляций, подтягивать спонсоров, те же букмекерские конторы», – говорил Худяков «Спорт-Экспрессу».

Лидер «Тамбова» хочет больше денег от ТВ, но почему-то забывает о месте клуба в этом прогрессе. И пока клубы будут ждать чуда со стороны, ничего не изменится. Такие слова только подтверждают, что «Тамбов» игнорирует опыт коммерчески успешных клубов.

«Многие думают, что сначала нужны деньги, а потом – борьба за любовь аудитории. Нет, нужно, чтобы сначала вас полюбили. Только потом можно думать о монетизации. Без страсти результата не бывает», – это будто специально для «Тамбова» рассказывает директор по международному развитию все того же «Эйбара» Эдуардо Вальдес.

А какая страсть у «Тамбова»? Да никакой. Даже смена логотипа эпохи Paint на современного волка получилась случайной: это спонсор Parimatch, не желая ассоциироваться с устаревшей айдентикой, предложил клубу провести ребрендинг за свой счет. Клуб бесплатно получил новое лицо, но не стал обновляться сразу – сначала обещал зимой-2019/20, потом – летом. И все-таки поменял лого, когда о позорных переносах в телеграме разочарованно рассказал руководитель букмекера Дмитрий Сергеев.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

«Тамбову» для начала нужно быть честными с собой: он просто не был готов к РПЛ чисто менеджерски. При выходе из ФНЛ и руководство клуба, и чиновники твердили: областные власти не повысят бюджет – будет около 350 миллионов рублей, – еще около 300 миллионов клуб привлечет сам. В сезоне-2019/20 область дала, по официальным данным, 588 млн (еще 192 млн клуб заработал сам – ТВ-контракт РПЛ плюс спонсоры). В календарном 2020-м власти перечислили «Тамбову» 342 миллиона.

Опустим сейчас историю с обещаниями губернатора в 2020-м – обсудим стартовые планы «Тамбова» и фактическую ситуацию. Можно ли винить только губернатора в том, что клуб тратил сверх собственного плана на РПЛ и недобрал собственных доходов? Можно ли было сдерживать рост трат на команду? Можно ли было вкладываться не только в игроков, но и в развитие бренда?

«Деньги тратились исходя из бюджета в 700 млн рублей, а по факту были только средства региона», – говорил губернатор Тамбовской области Александр Никитин. Его обещания вот-вот обсудим, но такая оценка работы клуба выглядит крайне реалистично: «Тамбов» и без задержек зарплат во второй половине 2020-го собрал несколько сотен миллионов рублей задолженностей. И проблемы были задолго до потери связи с губернатором. На очереди – новый судебный эпизод.

Мы нашли иск к «Тамбову» от «Балтики». Оказывается, 9 августа 2019 года «Тамбов» занял у калининградского клуба 2,248 млн рублей – ровно до конца месяца. 31 августа 2019-го деньги на счет «Балтики» не вернулись, не вернулись они и год спустя. Суд постановил, что вместе с 8% годовых и пени «Тамбов» должен заплатить 2,6 миллиона рублей.

Забавно, что при лицензировании в РФС каждый клуб должен доказать, что у него нет просроченных задолженностей перед другими клубами (это прописано в отношении трансферов, а с займом «Тамбов» пропустили).

На фоне таких историй иск о самобанкротстве с общей задолженностью 536 млн рублей совсем не удивляет.

Разлом между «Тамбовом» и губернатором области Александром Никитиным раскрывает, чем опасно тотальное сращивание футбола и власти.

Долгое время оно приносило комфорт всем: политик получал идеальный инструмент мягкой силы (при выходе в РПЛ команда скажет, что без губернатора это было бы немыслимо, под выборы – посвятит победу), а клуб живет без головной боли, все чеки расписаны. Только вот не все регионы одинаково крепки – и когда рванул кризис из-за пандемии, раздутые траты на спорт (588 млн рублей в сезоне-2019/20 – это более 1,2% всех доходов бюджета Тамбовской области) ожидаемо подрезали, а клуб остался вообще без денег, потому что долго стоял на бюджетном якоре и не боролся с тотальной зависимостью.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Губернатор Никитин еще летом мог бы спокойно объяснить перекрытие денежного потока приоритетами региона в сложный момент, но вместо этого последовательно давал ложные обещания вообще всем. Вероятно, потому, что снятие «Тамбова» с РПЛ летом плохо выглядело бы перед губернаторскими выборами в сентябре. В итоге череда некрасивых поступков:

• в мае-июне обещал РПЛ и РФС достроить стадион, лишь бы дали лицензию – не сделано;• в июле обещал закрыть долги по зарплате до 20 августа – не сделано; • обещал поднять бюджет на сезон, возможно, даже на 20% – не сделано; • перестал выходить на связь с клубом;• когда у «Тамбова» накопились долги по зарплатам в отсутствие платежей от области, сказал, что по законам власти не могут давать деньги клубу с задолженностями, а против гендиректора Коноваловой завели уголовное дело; • проблемы со стадионом губернатор вообще объяснил желанием подставить его перед выборами: «Проектировщик почему-то на завершающем этапе написал заключение о том, что стадион нельзя реконструировать для игр РПЛ, потому что здесь проходит теплотрасса. Почему вопрос был поставлен так категорично, непонятно. Хотя решить вопрос с теплотрассой реально. Было финансирование и все необходимое. Думаю, этот вопрос специально был поднят во время губернаторской предвыборной кампании». Почему строительство не началось после выборов, он не прояснил.• в декабре губернатор снова обещал Прядкину разобраться с «Тамбовом», а на конкретный план спасения от РФС в феврале не отвечал неделю.

Никитин говорит, что для жесткой позиции власти в отношении «Тамбова» есть веские причины, которые некорректно называть публично (звучит как обвинение в преступлении), но Sports.ru точно знает: до рестарта сезона он гарантировал руководителям РПЛ и РФС личный контроль ситуации со стадионом, подразумевалось и содержание команды, которую вообще-то в РПЛ пускать уже не собирались. Но футбол и политика так срослись, что слово губернатора способно продавливать регламентные нормы и прежние обещания РПЛ (не пустим «Тамбов» без стадиона, ноль шансов!). Несколько телефонных звонков весят больше, чем несколько пунктов правил. Ровно это случилось с РФС и РПЛ.

Сергей Прядкин и губернатор Тамбовской области

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Соврет тот, кто скажет, что крах «Тамбова» был неожиданным. Достаточно открыть рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ от РИА Новости (в 2020-м был подготовлен по итогам бумаг за 2019-й). Тамбовская область – с отрывом самая бедная в РПЛ (доходы консолидированного бюджета в 2019-м – 54,6 миллиарда рублей), даже в ФНЛ всего две команды представляют регионы беднее («Алания» – Северная Осетия и «Текстильщик» – Ивановская область). По отношению госдолга к налоговым и неналоговым доходам бюджета Тамбовская область – 75-я среди 85 регионов РФ (79,4%), то есть задолженность региона – одна из самых глубоких и тяжелых в стране (смешно, что Мордовия, куда хотел переехать «Тамбов», вообще 85-я из 85). И при принятии бюджета на 2021 год администрация области отдельно говорила о снижении долговой нагрузки. В таких условиях в одиночку тянуть дорогую лигу и дальше дотационному региону было бы невозможно (не срезали бы сами – пришел бы Минфин).

Теоретически, зная социо-экономические реалии регионов, РФС мог бы внести жесткий регламент по лицензированию: обязать клубы постепенно зарабатывать больше самостоятельно (сначала – хотя бы 10% бюджета, потом 20%, потом 30%), чтобы снижать зависимость от бюджетного финансирования; запретить тратить на зарплаты игроков 80% полученных от региона денег, обязав вкладывать хотя бы 25% в развитие бренда. Само бюджетное финансирование в российских реалиях зачастую неизбежно: в отсутствие крупного частного капитала и огромной доли государства в экономике спорт становится сакральным даром от власти к обществу – просто если спорт не хочет быть бесполезным придатком к власти, он должен использовать бюджетное финансирование себе на пользу, а не прожигать все на зарплаты. Постепенный рост требований отбил бы у клубов лень и приучил бы к постоянной активности. Потому что они бы видели: не работаешь – вылетаешь из РПЛ.

Но – все это моя маленькая несбыточная мечта. Знаете, что случится, когда РФС пропишет эти правила и не пустит первые два клуба в РПЛ?

Можете догадаться по цитате Сергея Прядкина из декабрьского интервью Sports.ru: «У меня аппарат один раз перегрелся от одного губернатора. Я сказал: вы играть на этом поле не будете, нам надоел ваш газон, на котором люди ломаются, это не газон, а болото. Он мне сказал: я буду звонить Мутко, в администрацию президента, у меня будет целая манифестация, если игра не состоится».

РФС и РПЛ будет атаковать сначала губернатор, а потом, не исключено, и кураторы внутренней политики из администрации президента, потому что недопуск команды с солидным бюджетом из солидного региона – репутационный удар и лишняя политическая напряженность, а не футболу создавать такие проблемы. Институциональная независимость и жесткое следование правилам не всегда стыкуются с интересами губернатора – и почти никогда не стыкуются с нормами бюджетного финансирования и телефонного права (если вы угрожаете мне – я просто перекрою кислород вашей команде).

«Единственное решение – ужесточение лицензирования. Но если поднимем планку, соответствовать ей будут примерно 8 клубов РПЛ. Но так сокращать количество клубов лиги – неправильно, это мотивирует регионы», – президент РФС Александр Дюков говорит об этом же, просто очень дипломатично. Более того, в декабре он уточнял: «Исторически при лицензировании был достаточно мягкий подход, мы имели возможность проводить чемпионат на 16 команд».

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Мягкий подход = закрыть глаза на часть проблем = долгосрочное отсутствие возможности мотивировать команды на изменения = куча команд, которые никак не развиваются = лига без цельного лица, которая по-прежнему не может поднять свою коммерческую стоимость.

Развитие продукта – это цепочка четких решений и жестких правил. Но если РФС их введет и не пустит 8 отстающих клубов – губернаторы задавят союз претензиями в убийстве профессионального футбола, потому что ни ФНЛ, ни ПФЛ не будут соответствовать их политическим амбициям. А то, что общий продукт станет лучше, а отстающие быстро могут подтянуться, никого интересовать уже не будет.

В этом и ужас сращивания футбола с политикой. При комфортном, беззаботном существовании клубы и лига на самом деле оказываются в золотой клетке, которая ограничивает дальнейшие шаги. Так мы приходим к большому эволюционному вопросу, на который после «Тамбова» надо ответить как можно быстрее: российский футбол хочет быть частью глобальной индустрии развлечений или индустрией развлечений и удовлетворения амбиций губернаторов?

Конечно, все захотят выбрать первый вариант – просто развлечение. Но эволюционное движение к нему будет таким медленным, что в целом будет выглядеть как элемент губернаторского варианта.

Чтобы понять, как работает наша система на дистанции, достаточно откатиться в лето 2014 года. Тогда ярославский «Шинник», прибитый долгами в 370 миллионов рублей, заявил на матч ФНЛ 12 игроков, то есть основу и одного запасного. Клуб был в никакущем состоянии, но прошел лицензирование и попал под запрет на регистрацию новичков (почти как «Тамбов»). Об этом прекрасный текст написал журналист «Чемпионата» Антон Михашенок, сравнивший лицензирование в России и Германии, провинциальный «Шинник» и провинциальный «Дуйсбург».

«Документ РФС со сводом правил по лицензированию футбольных клубов состоит из 349 страниц, аналогичный документ Немецкого футбольного союза почти на сотню страниц тоньше. При этом в руководстве, написанном РФС, в главе 14, посвященной финансовым условиям прохождения лицензирования, не говорится ни о каких долгах, не касающихся РФС. <…> Главным условием при лицензировании немецких клубов является даже не отсутствие долгов – их наличие как раз позволяется, хотя клубам придется четко расписать, как планируется этот долг погасить и в какие сроки. Главное условие получения лицензии – наличие так называемого резерва ликвидности, денег, которые можно использовать при обнаружении в клубе катастрофической финансовой ситуации. Резерв ликвидности – гарантия того, что клуб не закончит сезон неплатежеспособным».

Прошло 7 лет. Российский футбол не стал богаче, риск банкротств вне лакшери-мира топ-клубов все так же высок. В актуальной версии регламента РФС по лицензированию – 446 страниц, он все еще намного толще немецкого (справедливо отметить, что клубам запрещены просроченные задолженности по трансферам и зарплатам), но по-прежнему не защищает от главного – угрозы потери устойчивости по ходу сезона. Резерв ликвидности, о котором писал Михашенок, уже скоро станет отраслевым стандартом (например, шведская лига прорабатывает норму об обязательном хранении 10% годового бюджета на случай непредвиденной ситуации), а в России – нулевая уверенность в гарантиях.

Сергей Прядкин не раз говорил, что ему не хочется верить губернаторским гарантиям (тут отметим еще кое-что важное: да, чемпионат проводит РПЛ, но лицензированием клубов занимается РФС и его комиссия, где у РПЛ фактически нет права голоса).

• 2016: «Да, все клубы предоставляют гарантии при лицензировании, но нам хотелось бы ввести дополнительные меры, чтобы такого [обнищания и долгов перед игроками по ходу сезона] не происходило. Клубы, которые планируют выходить в Премьер-лигу, должны быть к этому готовы».

• 2017: «Спасибо большое властям регионов за поддержку, но лига выступает за то, чтобы бюджеты клубов чем-либо подкреплялись – возможно, банковскими гарантиями, выделенным кредитом».

Обе цитаты относятся к периоду клинической смерти «Томи». С тех пор случились «Тосно», «Анжи» и «Амкар» (спасибо, что не во время сезона, хотя «Амкар» платить тоже перестал по ходу чемпионата) – но никаких значимых пунктов в регламенте по части гарантий так и не появилось.

Почему так происходит, мы обсудили в прошлой главе. Из-за искаженной системы лицензирования, где главное – политика, а не соответствие правилу, руководители российского футбола выглядят как бессильные куклы. Они говорят, что не хотят верить чистой губернаторской гарантии, но верят (и не прописывают в правилах минимально гарантированный бюджет). Они обещают, что не пустят «Тамбов» без стадиона, потому что прошли все разумные сроки, но пускают. 

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

А как вообще должно быть? В регламенте РФС 71 страница посвящена финансовым критериям, каждая мелочь расписана максимально подробно. Оттуда мы узнаем, что клуб должен показать РФС плановый уровень доходов от рекламы и спонсорских контрактов + объем целевого финансирования. Подтвердить планы можно банковской гарантией, нормативно-правовыми актами муниципального образования и/или региональных органов власти, различными типами договоров – каждый клуб выбирает сам, какие бумаги отправить, главное – чтобы в них были четко прописаны суммы и сроки переводов.

Как думаете, было ли это правило соблюдено в случае с «Тамбовом»? Телеграм-канал «Честность не порок», который ведет глава юридической компании «Алетейя» Антон Смирнов, опубликовал фотографии документов, которые комиссия по лицензированию РФС приняла от Управления по физической культуре и спорту Тамбовской области.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Ни в одном документе «Тамбову» не гарантировано ни рубля – в каждом из трех случаев чиновники пишут про деньги, заложенные на развитие физической культуры и спорта, а также на поддержку негосударственных некоммерческих организаций в сфере спорта (при удобном случае ими можно назвать практически что угодно).

Избежать таких ситуаций, казалось бы, просто: РФС достаточно запретить клубам подавать документы по своему усмотрению, а создать четкую форму гарантии, которую будут подавать клубы вместе с якорными партнерами. В идеале – сопроводить такую анкету резервом ликвидности. Это хоть немного упорядочит подготовку к сезону.

Жесткие правила лицензирования – это не так уж и страшно, а даже полезно. Простой пример: в 2012-м испанское правительство, взвыв от долгов клубов перед государственными банками (перевалили за 2 миллиарда евро), срезало льготные процентные ставки и ужесточило условия погашения задолженностей, а уже в 2013-м Ла Лига ввела жесточайший финансовый контроль. Теперь лига, собирая перед сезоном информацию о бюджетах, определяет потолок трат каждой команды на состав – чтобы у всех оставались свободные деньги на развитие (например, «Реал Сосьедад» так обновил «Аноэту»).

Вы можете ответить: стоп, чего показательного в Ла Лиге, если там у «Барселоны» больше миллиарда евро долгов? Во-первых, долг – нормальное явление для любой компании (главное – чтобы у него были адекватные сроки погашения, о «Барселоне» поговорим в отдельном материале). Во-вторых, «Барсе» радикально снизили размер допустимых трат на команду: в сезоне-2019/20 был 671 миллион евро, в 2020/21 – 382,7 млн (минус 288,3 миллиона – это как раз реакция Ла Лиги на тяжелое состояние клуба, и я бы посмотрел, как РФС или РПЛ решительно срезали бы потолок любого топ-клуба наполовину). В-третьих, логичнее оценивать лигу целиком, а прошлый сезон клубы Примеры закончили с суммарной прибылью 185 миллионов евро (например, у «Мальорки» – 17,5, у «Вальядолида» – 14,3).

«Чтобы создать лучшую лигу мира, нужна финансовая стабильность всех клубов», – говорит второе лицо Ла Лиги Хосе Герра. До того как стать фактически заместителем Хавьера Тебаса, он четыре года курировал финансовый контроль клубов. И тут логично поинтересоваться: а кто отвечает за лицензирование в России?

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность
Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Очевидно, что составы комиссий, мягко говоря, неоптимальны, а прямо говоря – не всегда сформированы по профессиональным критериям. В комиссии по лицензированию стадионов, по счастливому совпадению, два бывших игрока «Спортакадемклуба» (и больше никаких других бывших футболистов). В комиссии, которая рассматривает финансовые гарантии клубов и оценивает их готовность к сезону, лишь один юрист (Денис Рогачев) и один бухгалтер, зато сразу два помощника директоров по безопасности и делегата лиг (их работа – следить за порядком на стадионе, проводить предматчевое совещание с клубами, составлять рапорт о событиях, контролировать рекламные щиты и прочие коммерческие обязательства лиги – грубо говоря, контроль на месте; назначают делегатов руководители лиг), еще зачем-то – тренер-методист. О каком контроле финансовых параметров можно говорить с таким отношением к важнейшему институту? О каком воспитании сбалансированного подхода к развитию можно мечтать?

Если нашему футболу дорог его продукт, то хотя бы даже для видимого приличия хорошо бы пересобрать контролирующие органы: взять опытных финансистов, юристов, одного сильного маркетолога – и обсуждать с клубами конкретные пункты улучшений. Лига должна подсказывать клубам и составлять общие планы развития, а не отсиживаться в тени, посылая подписывать бумажки директора по безопасности и его зама. В этом вообще просматривается какое-то неуважение к процедуре.

Эти странные комиссии сделали вид, что не заметили водянистые бумаги из Тамбовской области, а теперь РФС и РПЛ изо всех сил вытаскивали клуб, который уже и сам не хотел никакого футбола. Мы видим ужасающее зрелище: клуб спасают ради 3 месяцев иллюзии целостности чемпионата. Потому что дальше у «Тамбова» – никакого будущего. Уже сейчас из учредителей клуба вышла местная академия – а значит, клуб не получит лицензию на следующий сезон. Уже сейчас очевидно, что стадион никто реконструировать не будет – а значит, клуб не получит лицензию на следующий сезон. Весной каждый матч вне Тамбова будет оборачиваться команде в 1 миллион рублей штрафа – и все это будет покрывать, по выражению гендиректора клуба, таинственный «инвестор не из Тамбовской области». Который на самом деле никакой не инвестор, а благодетель, спасающий имидж РПЛ и РФС – потому что вложенные деньги он уже никогда не вернет.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Что будет с игроками? А никто не знает – можно только верить, что их не кинут, как еще недавно случилось с парнями из «Амкара». Например, бывшему капитану Дмитрию Белорукову клуб-банкрот до сих пор должен 2,6 миллиона рублей – но их он уже не увидит, потому что у клуба фактически нет ценного имущества под реализацию. Как и у «Тамбова». Вот слова гендиректора Ольги Коноваловой из интервью «Р-Спорт»: «На балансе – один автомобиль, фактически уже ничего не стоящий. По остаточной стоимости за три копейки можно отдать, очень большой износ уже. И пара наименований медицинского оборудования.

– Машина-то хорошая?

– Была хорошей. Ха-ха-ха! «Тойота».*** Работая над этим текстом, я очень часто вспоминал автобиографию американской журналистки Джаннетт Уоллс «Замок из стекла». Ее отец – очень смышленый, но обиженный на мир мужчина – мечтал найти золото и построить прекрасный хрустальный дворец, с солнечными батареями и собственной системой очистки воды. Эти мечтания мучительно конфликтовали с реальностью, где семья скиталась по стране, скрываясь от кредиторов и обитая в тихих шахтерских поселках. Чем дальше – тем хуже. Грубость родителей, беспросветная бедность с поиском огрызков в мусорном ведре, укрытие под полиэтиленом от дождя с потолка – жизнь превратилась в мрак, из которого дети хотят сбежать. И сбегают. Их учили, что города – это смерть, а они находят в нем спасение и успех: одна становится известным журналистом, вторая – художником-иллюстратором комиксов, третий – классным детективом.

Сначала я думал, что «Тамбов» – это такой же батя Джаннет Уоллс, который зачем-то отвергает прогресс, скитается по городам и ищет счастья, а на деле скатывается в нищету. А потом понял, что это собирательный образ всего нашего футбола – который отвергает чужой опыт и чужие технологии, строит свой лимитный хрустальный замок, а на самом деле сам не замечает, как тонет в иллюзиях о солнечных батареях, сидя в картонной коробке.

История Джаннетт Уоллс кончилась болезненным семейным конфликтом, а у российского футбола еще есть шанс исправиться.

Просто пора понять:

Пока вы ноете, что в Саранске никому не нужны – никому не нужный «Марин» из 8-го английского дивизиона зарабатывает на болельщиках других клубов со всей Англии.

Грехи нашего футбола на примере «Тамбова». Лень, политика, обман и некомпетентность

Пока вы ноете, что телеконтракт должен стоить больше, «Атлетик» из Бильбао говорит, что технологические стартапы станут его четвертым основным источником доходов вместе с ТВ, билетами и спонсорством – и не говорит, что при «Реале» и «Барселоне» жизни нет.

Пока ваши менеджеры ленятся слушать коллег, делящихся знаниями, чужие лиги становятся все сильнее и в том числе обгоняют ваш телеконтракт.

Пока у вас в комиссиях сидят безопасники, в других странах финансовый менеджмент позволяет избежать краха.

Пока вы все это не исправите, не помогут даже гениальные губернаторы во всех 85 регионах.

Потому что работать на самом деле мешает не губернатор и бюджетное финансирование. А лень и некомпетентность.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шесть + пять =