Пятничное интервью Сергея Галицкого даже важнее, чем кажется. «Коммент.Шоу» подавал его как один из важнейших выпусков в истории программы. Лента твиттера и телеграма уверенно называет его главным футбольным интервью года. В нем действительно есть все: эмоциональная часть, содержательная, новостная – и каждая на топ-уровне.

Главная ценность этого интервью – оно на 90% состоит из донкихотства. Как и роман Мигеля де Сервантеса, оно способно вдохновить многих и даже чуть-чуть изменить мир. Настолько, на мой взгляд, оно важное. 

Идеи Галицкого – донкихотство и мудрость безумия. Его интервью еще мощнее, чем кажется

Слишком пафосно и громко? Возможно. Но прочитайте еще пару абзацев – попробую объяснить.

На всякий случай: Дон Кихот – главный герой книги Сервантеса. Старик, который, начитавшись романов про рыцарские подвиги, вообразил себя рыцарем, нацепил доспехи и отправился странствовать. Почти все его попытки творить добрые дела рушатся об аморальность окружающего мира и нотки его безумия.

Столкновение высоких идеалов и мира, который живет по своим правилам и не готов под них подстраиваться – центральная идея произведения. Эта дилемма несколько раз прямо формулируется Сервантесом. Например, культовая цитата: «Что предпочесть: мудрость безумия или тупость здравого смысла?».

Вернемся к интервью Галицкого. Держите главные примеры, где донкихотство проявляется особенно сильно.

«16-летний мальчик должен получать 90 минут практики, а не выходить на 10 минут в более высокой лиге, чтобы все умирали от счастья. В поколении-1999 в «Краснодаре» говорили, что сначала нужно стать лучшими в своем возрасте, а потом прорываться наверх. До кого-то достучались, вроде Сперцяна и Черникова, до кого-то не достучались. 

«Краснодар» не удерживает ребят, которые хотят перескочить ступень и раньше пробиться в состав основы. Мы не обидим тех, кто ждет шанса в родном клубе. Например, Эдику [Сперцяну] дали сумму больше, чем договорились по контракту. Сафонов шел по этому пути – и теперь четвертый-пятый по зарплатам среди всех вратарей в лиге. Он с Черниковым просто приходил и подписывал новый контракт, никаких вопросов. 

Если игрок сыграл два-три матча хорошо, нельзя сразу ему повышать зарплату – это высокая нагрузка на бюджет. Пресса должна помогать нам воспитывать молодых ребят. Святых не так много, всем 20 лет в первый раз. Не все справляются с деньгами».

: «Тренер должен играть в атаку. Пусть у нас не будет 99 кубков, но будет стиль».

: «Еще не выросло поколение богатых людей, которое понимает, что им столько денег не надо. В гробу карманов нет. Ты заработал в обществе и должен отдавать этому обществу. Ты не сможешь съесть два завтрака, как ни пытайся. Второй завтрак будет полдником. Тебе не нужно 20 машин, 30 самолетов».

Идеи Галицкого – донкихотство и мудрость безумия. Его интервью еще мощнее, чем кажется

В каждом случае Галицкий говорит правильные вещи, которые мир полностью или частично отвергает с формулировкой: «Ну, мы привыкли делать иначе». Если все договорятся развивать воспитанников постепенно, играть в атаку для болельщиков и отдавать часть заработанного обществу, миру станет намного лучше. Но прямо сейчас кажется, что все никогда не договорятся.

Галицкий не удовлетворяется ответом «Мы привыкли так делать». Он всегда ищет ответ, который лучше, моральнее или хотя бы ближе конкретно ему – даже если он размышляет так один. 

Это лишь основные примеры. Практически каждый тезис Галицкого (не только из этого интервью, но здесь особенно ярко) вписывается в парадигму «Конечно, так должно быть, но мир не готов прогибаться». Это не хорошо или плохо, это мудрость безумия. Отклонение от нормы, но на фоне абсурдности нормы. 

Чтобы норма изменилась, а идея заработала в полной мере, нужно заразить мудрым безумием остальных. В жизни это получается далеко не всегда, но в футболе есть интересный пример. Его зовут Марсело Бьелса. Прозвище аргентинца El Loco так и переводится – «Безумец». Однажды он бросил фразу: «Человек с новыми идеями безумец до тех пор, пока не добьется успеха».

Парадокс Бьелсы в том, что без большой трофейной коллекции (хотя в ней есть главный на территории РФ футбольный кубок – Олимпиада-2004) он вдохновляет и плодит последователей. Свежее исследование The Telegraph показало, что из 280 игроков, которые работали с Марсело и уже завершили карьеру, 163 стали тренерами. Главные из тех, кого он вдохновил, собраны на этой картинке.

Идеи Галицкого – донкихотство и мудрость безумия. Его интервью еще мощнее, чем кажется

«Мое уважение к Марсело Бьелсе невероятно велико. Он делает любого игрока намного лучше. Я не встречал ни одного бывшего игрока Бьелсы, который говорил бы о нем плохо. Абсолютно все благодарны ему за влияние, которое он оказал на их карьеры. Он и мне сильно помог советами. При каждом разговоре я чувствовал, как сильно он хочет помочь.

Тренеров оценивают по титулам. Но в случае с Марсело это абсолютно неважно. Никакие титулы не превзойдут его влияние на эволюцию футбола и карьеры множества игроков. Поэтому для меня он лучший тренер мира», – объяснял Пеп Гвардиола.

При этом тактический гуру The Athletic Майкл Кокс справедливо обратил внимание, что почти никто не использует идеи Бьелсы в чистом виде (они слишком радикальны). Бьелса ставит под сомнение тренерские нормы, догматично воюет с ними, побуждает думать в этом направлении остальных, а побеждают в итоге те, кто адаптирует их лучше всех. 

Вот очень показательные рассуждения Маурисио Почеттино о модели прессинга, которую он использовал в «Саутгемптоне» и «Тоттенхэме». В эфире Monday Night Football его спросили, как персональный прессинг Бьелсы повлиял на его принципы: «Нужно разбить ответ на две части. Когда мы прессингуем высоко, нам нужно рисковать, чтобы давление было успешным, а отборы совершались у чужих ворот. Следующий вопрос: как нам вести себя, если первая волна давления проваливается? Продолжать играть персонально или все-таки использовать зонную организацию?».

Полный путь Бьелсы даже его ярый сторонник считает слишком рискованным. Но, преобразовав нестандартную идею Марсело, он создал вариант, который более жизнеспособен на топ-уровне. Адаптировав идеи Бьелсы, его ученики и косвенно попавшие под влияние тренеры побеждают, а футбол становится как минимум вариативнее. Как максимум – лучше. 

Идеи Галицкого – донкихотство и мудрость безумия. Его интервью еще мощнее, чем кажется

Донкихотство может работать в футболе. Я бы даже сказал, оно двигает игру вперед. Очень хочется верить, что российский футбол не исключение. Галицкий, столкнувшись с труднейшей ситуацией в истории «Краснодара», не предает принципы, а идет с ними ва-банк. И это, черт возьми, вдохновляет.

У Сервантеса есть еще одна цитата, которая не выходила у меня из головы, пока я слушал интервью: «Для вас мечта, наверное, безумие, но мечта – это надежда разума. Безумие – отказываться от нее. Самое худшее безумие – видеть мир таким, какой он есть, не замечая того, каким он должен быть».

Мне было особенно приятно ближе к концу беседы услышать от Сергея фразу (про борьбу с матом на стадионе): «Мне говорили, что это невозможно, но оказалось возможно. Сейчас многие клубы идут по этому пути».

Возможно, другие светлые идеалы Галицкого слишком утопичны для нашего футбола прямо сейчас, но он может стать ориентиром, если будет услышан. Все мы – журналисты, болельщики, футболисты, менеджеры клубов, будущие владельцы – можем немного измениться. Если получится, то даже не «Краснодар», а умение видеть мир (даже мир российского футбола) не таким, какой он есть, а таким, каким он должен быть, может стать настоящим эффектом Галицкого. Это не означает копирование его модели – это означает косвенное влияние на всю футбольную систему в частностях.

Величие этого плана не покупается и не измеряется в трофеях.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

10 + двадцать =