Фредерик Кануте – легенда «Севильи». В 2005-м он приехал из «Тоттенхэма», где его карьера складывалась не очень, и сразу же помог завоевать севильской команде первый за более чем полвека трофей. В Испании малиец раскрылся – забил 131 гол за клуб, выиграл по два Кубка УЕФА и Кубка Испании, несколько разных суперкубков, а еще стал игроком года в Африке.

Оказывается, всего этого могло не быть, если бы не интерес к мавританской культуре. В интервью The Guardian Кануте рассказал, как на его становление повлияли Лион, Бамако, Лондон и Севилья. Экс-футболист высказал много интересного – мы вытащили главное:

• В переходе в «Севилью» его в том числе привлекла местная культура. Он много ездил по региону, смотрел на старинные мечети, интересовался архитектурой: «Когда я был в «Тоттенхэме» и услышал, что «Севилья» заинтересована во мне, я подумал о клубе, Кубке УЕФА и о Ла Лиге. Всегда считал, что это будет для меня отличным опытом. Но я также подумал о Севилье, Андалусии с ее великим наследием. Это сыграло роль.

Здесь все еще встречаются мусульмане из поколения в поколение, но их не так много. Меня скорее привлекала архитектура, и хотя эти памятники стали туристическими объектами или соборами, они красивы. Эта культура очень интересовала меня. Хиральда в Севилье, которая раньше была мечетью (башня служила минаретом Большой мечети, а теперь используется в качестве колокольни Севильского кафедрального собора – Sports.ru). Я был там, я был везде: мечеть в Кордове, Альгамбра в Гранаде. Особенные места. Это были семь фантастических лет.

Интересный Кануте: поехал в  «Севилью» из-за мавританской архитектуры (объездил всю Андалусию), Али ставит выше Джордана из-за вклада в общество

Почему в Англии все пошло не так хорошо? Меня остановили травмы и непоследовательность, я это признаю. Похоже, я достиг зрелости в 27-28 лет. Окружающая среда играет роль. Я приехал в Испанию и открыл для себя другой футбол, другую культуру. Подход был другим, что поразило меня с первой тренировки: все с мячом, все улыбаются, просто счастливы быть там. Это то, что я запомнил. Мне повезло, я попал в нужное время в нужное место. У нас была фантастическая команда».

• Кануте назвал кумиров в футболе и спорте. Мохаммеда Али поставил выше Майкла Джордана за его общественный вклад:

«Роналдо был невероятен. В «Лионе» мы играли с «Интером» в Кубке УЕФА, и он показывал сумасшедшую игру. Он делал…у меня нет слов, только взгляд, говорящий «вау».

В юности я очень любил Джорджа Веа. Он умел вести мяч, бить, ускоряться, делать все. Он был первым африканцем, выигравшим «Золотой мяч», игроком, которым мы гордились не только в футболе. Чтобы вы понимали: я больше поклонник Мохаммеда Али, чем [Майкла] Джордана. Как спортсменов я уважаю их обоих в равной степени. Но Али оказал фантастическое влияние на общество, свой народ».

• Фредерик также высказался о важной гражданской роли футболистов. А еще отметил, что под свободой понимает возможность получить хорошее образование, в том числе ходить в школу. «Прежде всего мы граждане и люди, а не спортсмены. Наша ответственность выходит за рамки обычной сферы деятельности. Наши действия – это средство достижения чего-то большего, это платформа. Следует понять, что, даже говоря о расизме, мы привилегированы, ведь живем не в реальном мире, а в футбольном пузыре. Во многих местах ко мне относятся не как к «черному», а как к «Кануте». Я понял это там, где меня не узнавали. Случалось, что я видел ужасные вещи.

Если мы разумны, то понимаем, что привилегия – это еще и ответственность. Используйте это правильно, и мы сможем делать добро людям, у которых нет таких возможностей.

Свобода. Я вырос во Франции, в окружении бетона. В Мали я играл с детьми, как будто мы были лучшими друзьями всю жизнь. Весь день на улице. Я помню, как возвращался в слезах, возвращался в этот реальный мир. У меня хорошие воспоминания об этой свободе, но это романтизированное видение. Эти дети растут, имея так мало возможностей. Когда вы становитесь старше, вы понимаете, что настоящая свобода – это образование, возможность ходить в школу. Когда ты ребенок, ты этого не понимаешь. Я узнал об этом на улицах Бамако (столица Мали – Sports.ru)».

• Кануте рассказал о том, почему для него важна вера. И выразил сожаление по поводу клишированного отношения к мусульманам. Малиец принял ислам в возрасте 20 лет.

Интересный Кануте: поехал в  «Севилью» из-за мавританской архитектуры (объездил всю Андалусию), Али ставит выше Джордана из-за вклада в общество

«Для меня вера – это все. Это может звучать немного чрезмерно, но на самом деле все наоборот – это так же просто, как и жизнь. Если это не помогает мне жить, становиться лучше, то это бесполезно.

Это неправильно понимают, и мусульманам, которые живут мирно, пытаются стать лучше, сделать мир вокруг лучше, непросто все время видеть одни и те же клише.

Мое понимание ислама может быть другим, потому что я был обращен. Воспитание в смешанной семье помогает мне видеть с разных точек зрения, принимать различия. И это то, что мне нравилось в Лондоне: мультикультурность, никто не судил за различия. Во Франции, если вы другой, то можете чувствовать взгляды людей. Я приехал в этот огромный космополитичный город, и это было потрясающе. Я люблю это. В Лондоне я стал мужчиной».

У Кануте трое детей – 19, 17 и 11 лет. И они впитали в себя все многообразие культур: «Это безумие. Они выросли в Севилье, это их первая культура. Мы живем в Лондоне. Я говорю по-французски, они прекрасно говорят по-английски, моя жена иногда говорит с ними по-испански. Когда мы спрашиваем наших детей, откуда они, это сбивает их с толку. Они знают, что в них малийская кровь, но они были там всего пару раз. Они также знают, что они французы. А в Севилье почувствовали себя испанцами. Они учат нас этому уроку – ценить то, что в вас есть, кем бы вы ни были».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

20 − шестнадцать =