Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Новый российский сезон начался с очередного титула «Зенита» – в матче за Суперкубок петербуржцы разгромили «Локомотив» (3:0). Это уже седьмой трофей с «Зенитом» для 34-летнего Михаила Кержакова – три чемпионства, два Кубка и два Суперкубка.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

Этим летом «Зенит» покинул Андрей Лунев, поэтому Кержаков, пожалуй, впервые входит в сезон безоговорочным первым номером команды Семака. Александр Дорский встретился с Кержаковым на сборе «Зенита» в Австрии и узнал, как Михаил переживал роль запасного, менял игру ногами в 30 лет при Мирче Луческу, а также почему наши вратари реже европейских берут мяч намертво при выходах на подачу.  

*** 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

– Так совпало, что за несколько дней до того интервью мне подарили несколько книжек-конспектов про вратарей, в одной из них был параграф про антиципацию. Мне запомнилось слово, вот и сказал – это же быстрее, чем «чтение игры». 

После выхода интервью пришло сообщение «Антиципация!!!», на тренировках постоянно были подколы: «Это сейчас антиципация была или что?».

– После гола Дамсгора Сафонова критиковали за то, что он не прыгнул за мячом. Я читал биографию Иво Виктора (вратарь сборной Чехословакии в 1960-1970-х), мне очень запомнилась фраза с первых страниц: для вратаря, понимающего, что он пропускает, прыгать за мячом ради собственного алиби – ниже достоинства. 

Можно говорить о выборе позиции, о том, что можно было сместиться на шаг влево, но прыгай-не прыгай – он не достал бы мяч.

– К сожалению, недавно ушел из жизни Алексей Поликанов – он работал со мной и Даней Одоевским в СДЮШОР «Зенит». Он приучал нас прыгать за каждым мячом, даже если тот пролетает в полуметре от ворот.

Как-то я приехал в юношескую сборную России – естественно, там был другой тренер вратарей. Я прыгнул за мячом, который летел не в створ, и тот тренер спросил: «Что ты делаешь? Ты что, не чувствуешь ворота? Ты должен понимать, что мяч летит мимо». Но я продолжил прыгать, потому что в СДЮШОР «Зенит» проводил намного больше времени, чем в сборной. Может, гениальный вратарь мог бы адаптироваться и действовать в разных стилях в команде и сборной, но это точно не я.

Сейчас понимаю, что некоторые мячи не смогу достать. Прыгать только для того, чтобы тебя не ругали? Тогда, например, можно всегда закрывать ближний угол и не прыгать в дальний. Я же в ближний не пропустил – а в дальний не считается.

– Игра ногами, особенно левой, она как подставка остается и сейчас. Конечно, я ее немного улучшил, могу выбить в одно касание, но не могу отдать плассер. Если я работал бы над этим в детстве, конечно, было бы по-другому.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

Я приехал в СДЮШОР «Зенит» почти в 14 лет – до этого тренировался в любительской команде в Кингисеппе. Вставал в рамку, мне хлестали с места со всех позиций, а потом просто играли в футбол. Я очень много играл, потому что в команде было всего два вратаря – еще парень 1983 года рождения (Кержаков – 1987-го – Sports.ru). Я играл за все команды вплоть до 1984-го, а когда тот болел или не мог поехать, играл и за 1983-й, и за 1982-й.

Когда переехал в Петербург, у меня не было техники – что я мог тренировать? Смотрел за Филимоновым, потому что тогда чаще всего показывали «Спартак», а также топовые европейские чемпионаты – что-то потом повторял перед зеркалом. Но за счет того, что играл с ребятами постарше, было легко адаптироваться, например, в отражении ударов.

Плюс тогда не было таких требований в игре ногами. Не говорили, что нужно переводить мяч с одного фланга на другой, нужно было просто выносить подальше от ворот. Тогда лучшим считался тот, кто дальше всех выбивал – все, больше никаких критериев.

Глобальный прорыв произошел не так давно – только на ЧМ-2014, когда Нойер показал преимущества команды с играющим вратарем. Да, нам и до этого говорили, что нужно страховать защитников, но Нойер показал это на своем примере в очень серьезных матчах.

– Да, у меня было то же самое. Когда я пришел в СДЮШОР «Зенит», у нас был защитник с мощным ударом. Тренер объяснил: «Он и так много бегает. Ты просишь его выносить, потом поджимать, а если пойдет контратака, садиться. Он теряет силы, так что давай-ка сам».

Но даже во взрослом футболе до возвращения в «Зенит» в 2015-м от меня не требовали особой игры ногами. До этого, может, в силу мест, которые занимали мои команды, требовалось упрощать.

– Виллаш-Боаш тоже хотел, чтобы мы по возможности разыгрывали, но при Луческу начался кипяток. Мы не привыкли к таким жестким требованиям по игре ногами, моей квалификации точно не хватало, чтобы им соответствовать. Защитникам тоже было непривычно – возвращали мяч нам и прятались за спинами соперников.

На тренировках Луческу давал игру 5-в-5, где вратарь становился шестым полевым игроком. Нужно было выходить из-под прессинга – вот как раз тогда защитники отдавали назад и не открывались после этого. Посмотри на «Манчестер Сити», другие команды, где вратари отлично играют ногами – у них всегда есть два-три адресата. 

Это было самым сложным упражнением. Очень помогало, если был опорник, который не только открывался, но и подсказывал голосом. Если шел вынос, Луческу кричал, чтобы мы не боялись и разыгрывали.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Я начал понимать, что команде, которая хочет доминировать, необходим вратарь с ногами. 

– Только абстрактное. Когда видишь, что одна команда ставит автобус, вторая его взламывает, а ее вратарь дает передачу в аут, наглядно понимаешь, что темп сбивается. Стал понимать, что эти помарки очень сильно влияют, потому что обороняющаяся команда получает время для восстановления.

– Работа шла не очень хорошо. Когда я пытался что-то изменить, получал микронадрывы приводящей мышцы. Оставался поделать несколько выносов, передач – на следующий день просыпался с мышечными проблемами. Поэтому решил, что лучше делать так, чтобы мяч все время оставался под правой. 

– Так проблема же была не в силе, а в отсутствии привычки. Левая нога не получила ударной нагрузки.

– Эдерсон. Он может отдать голевую передачу, отрезать одним пасом огромную группу игроков, спокойно выходить из-под прессинга. Соперник не будет постоянно прессинговать, если у тебя есть вратарь, который может отрезать несколько раз за матч. 

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Конечно, ЛЧ влияет на игру всего «Зенита». Нас сразу бегут накрывать с сумасшедшей скоростью, не дают спокойно разыгрывать защитникам и опорникам, поднять голову некогда. Нужно и быстро думать, и быстро открываться, и не тратить время на обработку мяча. 

Почему-то вспоминаю матч с «Бенфикой» в сезоне-2019/20, когда мы проиграли 0:3. В начале первого тайма мы пытались коротко разыгрывать, но нас так накрывали, что оставалось два варианта: либо я отдавал крайнему защитнику – и тот выносил, либо он возвращал мне – и к центру поля выбивал уже я.

В РПЛ с таким давлением мы практически не сталкиваемся.

– Дюпин. 

Прекрасно запомнил гостевой матч с «Анжи» в сезоне-2018/19 – проиграли 1:2. Мы были в запасе с Юрой Лодыгиным, по ходу матча он спросил: «Я не пойму, Дюпин – правша или левша?» Я не понял вопроса, потому что как-то не обратил внимания. Лодыгин доспросил: «Мне показалось, или он с рук выбивает правой, а с газона – левой?» Мы присмотрелись – действительно выносит обеими.

Позже мы познакомились с Дюпиным, я спросил: «Ты вообще кто? Правша?» Юра объяснил, что правша, но как-то получил травму, стал подтягивать левую ногу, играть в поле.

–  Нет, но воспринимал это позитивно. Мы же разбирали тот «Рубин», другие команды с вратарями, играющими ногами – это дает им ощутимое преимущество. Конечно, так появляется и шанс ошибиться, но для качества всей игры это точно плюс.

– Гильерме идет практически на все мячи – поэтому есть и ошибки. Так что это больше вопрос к тренерам «Локомотива», к лимиту доверия к вратарю. Если Гильерме чувствует, что где-то даже может ошибиться – он выходит. Защитникам намного легче, если есть активный на выходах вратарь.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Он очень высокий, может, из-за этого.

– Возможно, это идет от детских установок – все-таки ловля мяча на выходе считалась рискованной. Во всяком случае, так говорилось мне.

– Филимонов. Я от него фанател – где-то с 1995-го до матча против Украины. Спокойствие, игра на выходах, игра на линии – все было супер. Может, такое восприятие из-за того, что его больше всех показывали по телевизору – но даже в Лиге чемпионов от него исходила какая-то особая аура, уверенность.

– Когда Михаил Бирюков стал тренером вратарей «Зенита», мне было 19 лет. У меня была ошибка, она у многих вратарей – при угловых еще до подачи делал несколько шагов вперед, и если подача идет за шиворот, приходится догонять.

Бирюков это заметил. Мы оставались после тренировок – он подавал, а я играл с различных точек. Например, сидел на газоне и в момент подачи вставал и играл по мячу. Недели через две уже почувствовал прогресс – почувствовал это в матче дублей против ЦСКА, забрал почти все после подач в верхней точке. 

– Никак.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

Вторым вратарям часто предъявляют: «Вот, ты сидишь на лавке – никакой ответственности, зато платят, у тебя все хорошо». Мне всегда хотелось играть, всегда переживал. Вы приехали на выезд, команда выиграла – все радуются в самолете, говорят на эмоциях, а ты как будто в стороне. 

Энергию нужно выплескивать. В последние годы помогала семья, рождение сына. А так – периодически плохо себя чувствовал, искал хобби, но я не смог его найти.

 

– Когда чем-то занимаюсь, дохожу до определенного уровня, а затем задаю вопрос: зачем мне это нужно? Например, ходил в стрелковый клуб – сначала прикольно, учишься, стреляешь, это совершенно новое. Потом ты видишь, как это делают призеры чемпионата России, и понимаешь, что никогда не дойдешь до такого уровня. Стрелять я более-менее научился, ну и что? Так что проходил несколько месяцев, а потом подзабил. Сейчас хожу, но очень редко.

Поэтому приходилось многое держать в себе. 

– Не знаю почему, но ни разу. Где-то внутри всегда было чувство, что у меня еще будет шанс именно в «Зените».

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

Я думал об уходе в 2018-м, когда вместо Манчини пришел Семак. У меня оставался год контракта, в команде были Лунев и Лодыгин, так что думал об аренде – ну а через год и о полноценном уходе. 

Потом ушел Лодыгин. Первый золотой сезон я почти полностью просидел в запасе, ну а потом ситуация изменилась.

– Осознанно – нет, может, лишь подсознательно. Я никогда не относился ко времени в ФНЛ как к чему-то сложному, наоборот, было весело.

Например, летом 2008-го поехал в аренду в ульяновскую «Волгу». Привезли утром, заселили в убитую гостиницу, где жили игроки без семей. Пришел в номер, жара градусов 37, нет занавесок. Разделся догола, положил футболку на глаза и отрубился.

Проснулся от какого-то чутья – понял, что не один в комнате. Приподнимаю футболку – и вижу уборщицу. «Все-все, я заканчиваю уборку, не беспокойтесь». Так что в низших лигах было много веселого.

– При Виллаш-Боаше я сыграл нормально, но этого не хватило. Если показал бы феноменальную игру, думаю, меня не посадили бы. Вот и весь анализ.

– Когда выходишь, и все такие: «Вау».

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Я сыграл на своем уровне. Наверное, было чрезмерное волнение, которое сковывало, потому что для меня «Зенит» – родной клуб, это мой город. 

Да, у вратаря не всегда есть матчи, где показать это «Вау». Но это жизнь.

– Да, первый год точно был готов. Я читал у вас интервью Мурада Мусаева – нам с женой тоже пришлось пройти через некоторые испытания, поэтому посчитал, что в такой момент должен быть рядом. Люди, которые прошли через это, меня поймут.

– Та игра стала ключевой. Лунев действительно выдал шикарный тайм, но он был сильнее по ходу всех сборов. Для меня зимние сборы – всегда огромное испытание, очень тяжело. 

–  Четкого – нет. Когда в декабре мы уходим в отпуск, я никогда не лежу месяц на пляже, в целом держу себя в форме. Но как только начинаются зимние сборы, мне кажется, что ворота – не 7,35 на 2,44, а 10 метров.

– Я пробовал и отдыхать, практически ничего не делая, и тренироваться, не уезжая на море – один эффект. Не могу это объяснить. 

– Было ощущение, что закончился праздник. Но это же не случилось, когда на установке на первый матч весны (0:0 с «Локомотивом» – Sports.ru) я не услышал своего имени. К тому моменту я уже понимал, что проиграл конкуренцию. 

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Наверное, не могу назвать это праздником, хотя, конечно, игра в стартовом составе «Зенита» – всегда особенные эмоции.

Я очень непросто перенес домашнее поражение от «Брюгге». Мы готовились к Лиге чемпионов, хотелось показать, на что мы способны, первая игра дома. После поражения немножко выгорел.

Думаю, сказалось давление, которое началось после полуфинала Кубка со «Спартаком» – говорили, что нас вытащили судьи и что в Лиге чемпионов мы получим. Конечно, это хотелось опровергнуть. Первая игра – и ничего не получилось.

– Только через тренировки.

После матча я вообще не спал, ходил вокруг дома – думаю, сделал кругов двести. Пересматривал голы. Потом лег в кровать – и снова флэшбеки, вставал и думал, как должен был сыграть, особенно при простреле перед вторым голом. 

На утро думаешь: «Блин, дальше же «Боруссия». Ну и так абстрагируешься. 

***

– Нет. Мне кажется, тотальный зожник – человек, который пытается навязать свой образ жизни, я точно таким не занимаюсь. Я иногда балуюсь чем-то, но, конечно, все сильно поменялось по сравнению с тем, что было лет десять назад.

Раньше, если тренировка была в 10:30, вставал в 10, ел бутерброд с колбасой и шел тренироваться. Сейчас у меня полноценный завтрак, встаю раньше. Да и ложусь раньше. Это возраст.

Когда играли в дубле, могли погудеть ночью, хотя я не самый жесткий тусовщик – только на командных мероприятиях. После этого на следующий день спокойно выходили на тренировку. Как-то так погудел – и потом три дня приходил в себя, понял, что уже не могу так, как раньше. 

Я сократил, а не исключил сахар – это же невозможно. Как-то рядом с домом открылась булочная – заезжал туда по дороге домой, перед сном с женой включали сериал, ставили чаечек, ну и топтали булочки. Это было до рождения сына – сейчас такого нет.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

Тяжелый алкоголь позволяю себе только после титула – считай, раз в год. К пиву могу не прикасаться несколько месяцев. Так что сказать, что я жестко пью – конечно, нет. Сказать, что я трезвенник – наверное, тоже нет. 

 

– Мой тренер в СДЮШОР «Зенит» Алексей Поликанов говорил, что тело все подскажет. Мое подсказало – отчетливо почувствовал года два назад.

 

– Да, мы прорывались в манеж на улице Бутлерова и качали железо в 15 лет. Мы вообще ни о чем не знали – просто брали максимальный вес и коряжились. То же самое было лет в 19. Потом вышел на игру в Томске и понял, что не могу сложиться – надо завязывать с качалкой. Посмотри на мою руку – она же не вратарская. Сейчас я убрал бы половину, но уже ничего не изменить. Наверное, бездумная тренажерка в юношестве повлияла на пластику. 

В начале этого года я получил травму колена – теперь не могу не ходить в зал. Но я прихожу – есть комплексы с резинкой, направленные на связки, на суставы. То есть хожу в зал, но не работаю с блинами.

– Сократился процент жира – на 3-4%, причем за первый месяц. Сейчас держится на том же уровне.

Интервью Михаила Кержакова: как поменял игру в 30 лет, все же стал основным и не спал после давления ЛЧ

– Мне кажется, что чувствую себя лучше, чем десять лет назад – и физически, и ментально. 

После работы нужно обязательно отдыхать, но уже не так, как после побед в молодости, а занимаясь активным восстановлением. Здоровый сон, здоровое питание, процедуры.

Раньше не любил массаж – теперь хожу. 

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × 2 =