Слияние двух нефтехимических гигантов России – компаний СИБУР (Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания) и ТАИФ (расшифровывается как «Татаро-Американские Инвестиции и Финансы») – деловые медиа называют «сделкой года». И это не преувеличение – объединившая активы компания войдет в число крупнейших в стране с годовой выручкой в районе 1 трлн рублей. На глобальном рынке она войдет в пятерку лидеров в производстве полиолефинов и каучуков. Их продукция используется буквально везде – от полиэтиленовой пленки до производства шин, искусственной кожи, изоляционных материалов. Большая часть пластика, который нас окружает, это то, на чем зарабатывают эти компании. 

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

За акционеров компаний можно только порадоваться, однако новости о сделке вызвали тревогу среди болельщиков «Рубина». Ведь ТАИФ через свои дочерние компании – главный спонсор казанского клуба, обеспечивающий бюджет в размере около 5 млрд рублей (на уровне «Спартака» и «Динамо»).

Представители СИБУРа обещают, что продолжат исполнять «социальные обязательства» ТАИФа в том числе и перед «Рубином». Но сохранится ли нынешний объем финансирования в следующем сезоне? Останется ли в «Рубине» ключевой менеджер – гендиректор, а де-юре и собственник клуба Рустем Сайманов? Не станет ли «Рубин» очередным клубом-сателлитом «Зенита», учитывая газпромовский бэкграунд СИБУРа? Ведь СИБУР многие годы был дочкой «Газпрома», и на этом мы еще остановимся подробнее. 

Сейчас сложно предсказать, как будут развиваться события, связанные со спонсорством «Рубина». Вероятно, что-то прояснится ближе к лету 2022 года. До этого момента финансирование продолжится в полном объеме, это подтверждает СИБУР. Чтобы понять расклад, рассмотрим главных действующих лиц этой истории.

О сделке между СИБУРом и ТАИФом объявили еще в апреле этого года. Тогда же обнародовали и условия. Формально речь шла о слиянии компаний – создается объединенная структура, в которую стороны вносят свои активы. Но фактически – речь о поглощении. Нынешние акционеры ТАИФа (в равных долях компания принадлежит сыновьям первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева – Радику и Айрату, а также топ-менеджерам Альберту Шигабутдинову и Рустему Сультееву) обменяют 50% компании на 15% акций в новой структуре. А вторые 50% будут оплачены им облигациями СИБУРа на 3,025 млрд долларов.

Такая схема означает, что владельцы ТАИФа останутся миноритариями, а управленческие решения, в том числе и по спортивным, социальным и благотворительным программам в Татарстане, будут принимать менеджеры СИБУРа.

Татарстан – один из главных спортивных регионов в России. Представляющие республику клубы среди наиболее успешных в самых популярных видах спорта. «Рубин» – двукратный чемпион России, «Ак Барс» – три раза брал Кубок Гагарина в КХЛ, волейбольный «Зенит» – десятикратный чемпион России и шестикратный победитель Лиги чемпионов. Шесть титулов чемпионов России у волейболисток «Динамо-Ак Барс». Победителями чемпионатов России становились казанские динамовцы в хоккее с мячом и на траве, есть титулы и у баскетбольного УНИКСа.

Все эти успехи стали возможны благодаря политике руководства республики, которое привлекло к финансированию спортивных клубов крупнейшие компании региона: спонсор «Ак Барса» – «Татнефть», «Рубина» – ТАИФ, банк «Ак Барс» спонсирует УНИКС и все команды, выступающие под брендом «Динамо-Ак Барс» в разных видах спорта. Волейбольному «Зениту» помогает татарстанская дочка «Газпрома» – «Газпром Трансгаз Казань».

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

Генеральный директор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов и главный тренер «Рубина» Курбан Бердыев (2010)

Объем финансирования, который выделяют на спорт эти компании, достаточен для борьбы за высокие места внутри России. И они могут себе это позволить – Татарстан стабильно входит в топ-5 самых богатых регионов по доходам местного бюджета. В отличие от многих других субъектов, правительство Татарстана не просто собирает причитающиеся ему налоги, но и получает прибыль как владелец крупных компаний. Ему принадлежит крупнейший пакет в «Татнефти» – 14-й компании России по размеру выручки. Правительство контролирует и «Ак Барс» – самый большой банк Поволжья, входящий в топ-20 крупнейших банков России. Принадлежащий на 100% республике концерн «Татспиртпром» – один из лидеров по производству водки в стране.

Наличие в собственности крупных промышленных активов – заслуга политики первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Важная историческая деталь: после распада СССР и начала «парада суверенитетов» Татарстан также объявил о выходе из состава Российской Федерации. Чтобы удержать стратегически важный регион и не получить новую Чечню на Волге, президент России Ельцин в 1994 году подписал с Шаймиевым договор, где признавал за республикой исключительное право на все природные ресурсы на ее территории, давал право вести самостоятельную экономическую политику, в том числе устанавливать региональные налоги. И все это в обмен на гарантии сохранения Татарстана в составе России.   

В значительной степени полученные тогда привилегии остаются у Татарстана и сейчас. Несмотря на приватизацию крупных компаний (в том числе и ТАИФа), они остаются под контролем близких к правительству бизнесменов.

«Правительство Татарстана выступало одновременно в роли юридического лица, которое владеет напрямую ключевыми предприятиями, и в роли правящего клана, приватизировавшего экономику в своих интересах», — описывал в интервью Forbes экономическую модель республики политолог Ростислав Туровский.

ТАИФ был создан в 1995 году по инициативе правительства республики в качестве инвестиционного фонда для приватизации части госкомпаний в республике. Контрольный пакет принадлежал правительству, а в качестве миноритарного партнера выступала зарегистрированная в Нью-Йорке NKS Trading. Кто стоял за этой компанией, официально никогда не сообщалось. Источники Forbes говорили, что в роли «американцев» выступал сын Минтимера Шаймиева Радик.

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

ТАИФ начинал как брокер на фондовом рынке, постепенно получая в управление (а затем и в собственность) крупные промышленные предприятия. К 2002 году компания стала частной, ее главные активы – нефтехимические предприятия «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ, выпускает синтетические каучуки и пластики) и «Казаньоргсинтез» (КОС, производит 40% российского полиэтилена).

Именно через эти дочерние компании ТАИФ с 2006 года и финансирует «Рубин». На сайте клуба НКНХ обозначен как генеральный спонсор, а КОС – как премиальный.

«Рубин» с точки зрения структуры собственности – типичная для Татарстана компания, когда разница между частным и государственным не имеет принципиального значения. По адресу клубного офиса на улице Копылова в Казани зарегистрированы две действующие компании с названием «Футбольный клуб «Рубин»». Отличие – в форме собственности. Одна из них – муниципальное автономное учреждение, принадлежащее Республике Татарстан. Судя по данным портала Госзакупок, через него финансируются различного рода работы, связанные с охраной стадиона, ремонтными работами, закупкой удобрений для газона, обслуживанием автопарка клуба и.т.д.

Вторая компания под названием ООО «ФК «Рубин»» – частная, принадлежит на 100% генеральному директору клуба Рустему Сайманову. До июня 2019 года ее совладельцем выступал бывший тренер команды Курбан Бердыев, но теперь Сайманов – единоличный собственник. Именно эта компания и является официальным юрлицом «Рубина» – так указано на официальном сайте РПЛ. То есть де-юре в Казани полностью частный клуб, а Сайманов стоит в одном ряду с Сергеем Галицким и Леонидом Федуном. Но учитывая татарстанскую специфику, клуб в собственности Сайманова – не более чем формальность. Реальным собственником все это время оставался ТАИФ. А Сайманов был приглашенным менеджером.

В 2017 году об этом рассказывал совладелец ТАИФ Радик Шаймиев. По его словам, взять на работу Сайманова ему посоветовал Бердыев. «В разговоре с Курбаном Бекиевичем была затронута такая тема, он сказал: «Мне бы хотелось увидеть этого человека. Это вам принимать решение, но ему я верю, мы с ним начинали, были чемпионами», – говорил Шаймиев в интервью казанскому изданию «Бизнес-Онлайн». – Мы с ним встретились, предложили ему стать спортивным директором. Но он отказался: «Спасибо, конечно, но давайте я останусь в тени. Иначе вы получите мощный негатив». Я готов к тому, что будет негатив. Прошлое должно остаться в прошлом».

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

Возможный негатив, о котором говорил Шаймиев, связан с некоторыми моментами в биографии Сайманова. В 2008 году его, работавшего в тот момент в качестве спортивного директора «Рубина» (он лично договаривался о трансферах ключевых игроков той команды – Карадениза, Семака, Милошевича и других), арестовали по обвинению в участии в ОПГ «Севастопольские» в начале 1990-х годов.

Группировка получила название из-за московской гостиницы «Севастополь», где располагалась укрепленная штаб-квартира. ОПГ оказалась втянута в кровопролитный конфликт с другой крупной бандой из Казани «Жилплощадка» («Жилка»). Ее лидер Хайдар Закиров по кличке Хайдер предложил представителям других крупных ОПГ столицы Татарстана заключить союз, в котором он видел себя лидером и держателем «общака». Несколько группировок отказались от предложения, и на них объявили охоту.

Для защиты представители мелких групп объединились в коалицию, которая и получила название «Севастопольские». Одним из лидеров союза стал и Рустем Сайманов (он же Сайман, он же Сайманчик), представлявший ОПГ «Низы». Цель «Севастопольских» была проста – физически устранить Хайдера, в котором видели источник своих проблем.

Но сделать это было непросто – после убийства «Севастопольскими» нескольких бойцов «Жилки» почувствовавший опасность Хайдер скрылся в Санкт-Петербурге. Как «севастопольские» искали Хайдера, известно из показаний, которые арестованные участники группировки, в том числе и Сайманов, давали на суде.

Сайманов рассказывал, как в октябре 1994 года участвовал в допросе одного из лидеров «Жилки» Андрея Маврина и еще одного бойца из этой ОПГ. Их захватили в городе («севастопольские» для проведения операций часто использовали форму сотрудников милиции, чтобы захват людей на улицах выглядел как действия правоохранительных органов) и привезли в заброшенный дом. После того, как Маврин дал адрес съемной квартиры, где скрывался Хайдер, его и второго захваченного бойца «Жилки» убили, выстрелив в голову. Сайманов лично не стрелял, но присутствовал при этом.

Однако 6 октября 1995 года владелец «Рубина» принимал уже самое непосредственное участие в попытке ликвидации Хайдера. «Севастопольские» несколько недель вели слежку за врагом и разработали план, исполнить который должны были лидеры группировки – Сайманов и финансовый директор ОПГ Андрей Баринов. Их сообщник проник в техпомещение, отключил автоматику и остановил лифт с Хайдером на этаже, где его уже поджидали Баринов и Сайманов, вооруженные автоматами и одетые в омоновский камуфляж.

Но план сорвался – у лифта не сработало открытие дверей, поэтому Баринов и Сайманов открыли огонь сквозь двери. В результате погибли двое охранников Хайдера, а сам он был лишь ранен. Его убили лишь спустя год – две пули в голову от снайпера. Сайманов на суде отрицал, что это было сделано по его заказу.

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

Хайдар Закиров

В суде он говорил об отсутствии выбора – все сводилось к тому, кто первый нанесет роковой выстрел, к тому же Сайманов якобы знал о приказе Хайдера уничтожить семью противника в расчете на то, что после этого можно будет ликвидировать лидера «Севастопольских» на кладбище во время похорон. 

«Вы не представляете, что такое была «Жилка» в то время – человек семьсот! Это по всей Казани – глаза и уши, – рассказывал Сайманов на суде. – Приходилось скрывать внешность на улице, надевать очки, избегать людей. Всегда находиться в постоянном напряжении, в страхе за родных. Каждый раз, уходя из дома, смотрел на спящую жену, дочку, и думал – увидимся ли сегодня?».

После возвращения в «Рубин» в 2017-м Сайманов признавал, что мог в те времена поступить по-другому. «Тогда мне казалось, что я правильно поступаю, и у меня нет другого выхода, – рассказывал он в интервью «Бизнес-онлайн» после своего назначения на должность спортивного директора клуба. – Это было сложное время, группировки. Очень страшно было. Мне казалось, что я защищаю свой бизнес, и другого пути нет. Все время был момент: либо ты, либо тебя. И все-таки того, что со мной произошло, могло бы и не быть. Сейчас понимаю: это не время виновато, а я сам, это мои собственные решения привели меня к такому результату. Вернуть ничего нельзя… Я буду с этим жить. Но перед законом сегодня я абсолютно чист. Был суд, признание вины, приговор. Я отбыл назначенное судом наказание».

В сентябре 2011 года Верховный суд Татарстана признал Сайманова и 13 других участников ОПГ «Севастопольские» виновными в убийстве 20 человек и приговорил к разным срокам лишения свободы – от 6,5 до 11 лет. Сайманов получил 8,5 лет – ему инкриминировали убийство 7 человек в составе группы по предварительному сговору. В марте 2014-го он вышел на свободу, не проведя в колонии и трех лет.

По мнению Роберта Гараева (автор книги «Слово Пацана» о криминальных группировках Татарстана 1990-х), относительно небольшие сроки связаны с тем, что руководители группировки, в том числе Сайманов, вели бизнес и дружили с семьей Шаймиева. «Иначе бы они все получили пожизненное», – уверен Гараев.

Однако теперь Рустему Сайманову как собственнику и руководителю «Рубина» предстоит выстраивать отношения не со старыми друзьями Шаймиевыми, а с менеджерами СИБУРа. И от этого зависит объем финансирования клуба в следующих сезонах. 

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

Как рассказал Sports.ru источник, близкий к руководству СИБУРа, в компании понимают важность вопроса.

«Все контракты такого рода, в том числе спонсорский с футбольным клубом «Рубин», будут выполнены в полном объеме, – рассказал собеседник Sports.ru. – Он действует как минимум до конца нынешнего сезона, значит есть достаточно времени для принятия решения о продолжении сотрудничества со следующего сезона».

Даже если финансирование останется в прежнем объеме, возникнет другой вопрос: а не попадет ли «Рубин» в сферу влияния «Зенита»? 

Несмотря на то, что СИБУР официально зарегистрирован в Тобольске (Тюменская область), история компании тесно связана с «Газпромом» – владельцем клуба из Санкт-Петербурга. Есть и прямая связь – СИБУР-Холдинг контролировал (а возможно, и до сих пор, с 2019 года участники акционерных обществ имеют право не раскрывать информации о себе) 2,15% акций «Зенита».

На официальном сайте «Зенита» СИБУР обозначен в списке «ключевых спонсоров». При этом все остальные компании из этого списка – дочерние структуры «Газпрома». СИБУР также финансирует баскетбольный «Зенит» из Санкт-Петербурга, учредителем которого является футбольный клуб «Зенит». Домашние матчи баскетбольный «Зенит» проводит на «СИБУР-Арене» на Крестовском острове рядом с футбольной «Газпром-Ареной».

Такая связь СИБУРа и «Зенита» неслучайна. С 1998 по 2011 год компания принадлежала «Газпрому» и была прописана в Санкт-Петербурге. С 2003 по 2006 год СИБУРом руководил экс-президент «Зенита», а ныне глава РФС Александр Дюков.

Но и после продажи в 2011-м акционерам компании «Новатэк» и перерегистрации в Тобольске связь СИБУРа с Санкт-Петербургом сохранилась. Второй по величине акционер компании – петербургский бизнесмен Геннадий Тимченко, президент хоккейного СКА и друг президента России Владимира Путина.  

Итог «сделки века» в нефтехимии: спонсор «Рубина» теперь ооочень близок к Петербургу

В 2014 году крупным собственником СИБУРа стал 32-летний менеджер из Санкт-Петербурга Кирилл Шамалов. Он приобрел 17% компании у Геннадия Тимченко и стал самым молодым миллиардером в российском списке Forbes (состояние оценили в 1,2 млрд). Как писал РБК, для сделки Шамалов взял кредит в «Газпромбанке» на «специальных условиях». При этом дивидендные выплаты СИБУРа превышали сумму, которую должен был платить Шамалов банку за обслуживание кредита. В 2017 году Шамалов продал свою долю в СИБУРе миллиардеру Леониду Михельсону. По подсчетам «Ведомостей», на этих сделках Шамалов заработал около 100 млн долларов.

РБК и другие деловые медиа объясняли успехи в бизнесе молодого менеджера хорошими связями – его отец Николай Шамалов был одним из учредителей банка «Россия» и дачного кооператива «Озеро» вместе с будущим президентом России Владимиром Путиным. За год до покупки доли в СИБУРе Кирилл Шамалов женился на некой Катерине Тихоновой, которую медиа, включая ведущие деловые СМИ России – РБК, «Ведомости» и крупнейшие мировые вроде Bloomberg или Reutetrs – называли дочерью Владимира Путина.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

16 + два =