История скромного немодного маленького провициального клуба из «деревни» Сошо, предпринявшего в сезоне 1980/81 успешную, хотя и кратковременную, попытку заполнить вакуум в сердцах французских болельщиков, возникший в результате прогрессирующего заката великого Сент-Этьенна.

Долгожитель французского высшего света Футбольный Клуб Сошо был по своему уникальнейшим явлением, являясь по сути, по нашей терминологии, командой поселка городского типа. Располагается он в северо-восточном департаменте Ду, в историческом регионе Франш-Конте. Команда была основана в 1928 Жан-Пьером Пежо, главой одноименного машиностроительного гиганта, основной конвейер которого располагается в населенном пункте Сошо (французы называют его коммуной, а наши журналисты просто величают деревней), в котором в 1982 проживало более 5,2 тыс человек. По примеру других крупных корпораций, стоявших у истоков футбольных клубов (типа Фиат-Ювентус или Филипс-Эйндховен), Пежо дал жизнь команде Сошо, чтобы развлечь и сплотить своих работников. Кроме того, Пежо был одним из первых во Франции, кто открыто признал, что футболисты его команды получают зарплату. В 1930 Сошо поглотил близлежащего местного конкурента «AS Montbéliard» и стал называться Football Club Sochaux-Montbéliard (FCSM). Монбельяр- это город, расположенный всего лишь в трех километрах от Сошо. На официальном сайте клуба политкорректно написано о слиянии команд, но в реальности это было просто поглощение и не случайно в официальном названии клуба первым стоит имя деревни.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Предприятия автомобильной компании Пежо в Сошо

Сошо стало одним из основателей нынешней французской профессиональной лиги и превратился в один из ведущих клубов Франции 1930х, дважды выиграв чемпионский титул. Вторая Мировая оборвала полёт команды. Жан-Пьер Пежо сумел возродить свой бизнес, однако, клуб не смог вернуться в свою довоенную форму, а впоследствии было принято решение отказаться от выплачивания довоенных зарплат для игроков, и вместо этого сосредоточиться на поддержании бюджета команды. Не имея более возможностей приглашать в свои ряды статусных игроков, руководство Сошо попыталось отчасти решить кадровую проблему через помощь в решении проблемы безработицы в условиях послевоенной разрухи. С 1949 Пежо начал предоставлять работу молодым талантливым подросткам в своих автомобильных мастерских, давая им возможность в свободное время вдоволь тренироваться с перспективой заиграть в местной команде. Юных футболистов окрестили “Les Lionceaux” (Львята)-прозвище, которое сохранилось за Сошо до сих пор.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Жан-Пьер Пежо, основатель спортивного сообщества Сошо

Однако с экономическим возрождением Франции у футбольных самородков становилось всё меньше мотивов ехать в Деревню. К тому же семейство Пежо никогда не позволяло себе такого уровня финансовых вливаний в клуб, как это делали те же Аньелли. В итоге, Сошо быстро познакомился с Д2. Команда сумела не раствориться в этом болоте и вернулась в высший свет. В 1970е она превратилась в середняка. Крепкого, иногда способного по итогам сезона войти в тройку Лучших, но при этом далекого от привлекательности для остальной Франции.  Он далек от модного стрима. Иногда мог удивить 3-м местом, но явно был не свой в компании модных брендов. Вылазки в Европу только показывали скромность безамбициозного клуба. На фоне блистательных Сент-Этьенна и Нанта, франш-комтуа выглядели безликой серой тенью, участником массовки, не более. Это реноме настолько прочно закрепилось за Сошо, что футбольная Франция (включая и самих поклонников клуба ) в 1980 попросту проглядела начало европейского взлета скромной, ни на что не претендовавшей до этого, провинциальной команды.

В одном из интервью образца 2008, Мишель Идальго, рассуждая об истоках процесса, позволившего французскому футболу подняться на мировой уровень, прежде всего упомянул Жоржа Булоня. Этот человек был тренером сборной Франции в 1969-73. Не надо глядеть на его достижения на этом посту- их просто не было. В период 1970-82 он также занимал пост Технического директора Французской федерации футбола, одновременно руководя всеми сборными Франции. На дворе время, когда Франции была на грани низвержения в круг третьеразрядных футбольных держав. Это касалось как результатов сборной, так и еврокубковых достижений французских клубов. Пессимизм окутывал французских болельщиков, едва речь заходила о международных соревнованиях. На этом фоне инициатива только что завершившего бесславный период пребывания у руля сборной Жоржа Булоня осталась незамеченной. Оно и понятно, ведь эта инициатива была рассчитана на перспективу, а не на немедленные результаты. Однако Идальго назвал осуществление его идеи подлинной революцией. Именно по инициативе Булоня Федерация в 1974 обязала профессиональные клубы создать учебно-тренировочные центры подготовки молодежи (Сentre de formation de football). В 1982-86 Франция завоевала титулы, которые за десять лет до этого казались просто немыслимыми, а импульс дали как раз центры молодежи, обеспечивавшие французские команды прекрасными молодыми игроками.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Жорж Булонь, второразрядный тренер сборной Франции (1969-73), но реализацией одной своей идеи (1974) изменил будущее французского футбола

Но каждой гениальной идее нужны талантливые исполнители на местах. К счастью, Булонь имел талантливого единомышленника в лице нового президента Сошо Жака Тузери. Хотя Тузери родился в 1927 (за год до возникновения клуба Сошо) в Париже, он был стойким поклонником футбольного клуба Сошо. В качестве молодого инженера он в 1951 переехал в Монбельяр и присоединился к Peugeot. Будучи близок к клубу и к руководству завода Пежо, Жак Тузери взял на себя управление клубом Сошо в 1974 году. Встав во главе команды, именно он привнес импульс- поддержанный компанией Пежо- и спортивные амбиции, которые до этого Сошо не всегда имел. Он постарался наладить в клубе современную организационную структуру и впервые во Франции создал должность Спортивного Директора. Им стал Rene Hauss. Тузери сумел окружить себя динамичными и компетентными сотрудниками, доверяя при этом тем, кто уже имел опыт в нужной сфере.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

René Hauss и Жак Тузери (справа), правильный президент Сошо (снимок 1981г)

Другими словами, он конкретизировал сферы ответственности, не колеблясь возложив её на тех, кого считал достойными для этого. Противоположно ему было только одно- роль всесильного президента-диктатора. Уравновешенный и сдержанный, он казался менеджером, более привязанным к беспроблемному функционированию своего клуба, чем к престижным успехам, которые могли сделать Сошо равным французским грандам. Он также был человеком, кто занимался футболом на любительском уровне. Вероятно по этой причине Жак Тузери был так близок со своими игроками, испытывая глубокую привязанность к ним, как и они к нему. В отличие от Сент-Этьенна или Марселя, новому президенту удалось создать в клубе настоящую спокойную семейную атмосферу, которая оказалась важнейшим фактором в успешном развитии нового проекта.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Пьер Турнье, первый наставник учебно-тренировачного центра Сошо

Именно при Тузери в Сошо был создан один из первых Учебных Центров, наряду с Нантом и Сент-Этьенном. Датой рождения Учебного центра стало 5 августа 1974. Выдвинутая идея преследовала двойную цель: подготовить обещающего молодого футболиста к занятиям будущей профессией и дать ему определенный уровень образования, который мог помочь ему после завершения карьеры игрока. Центр быстро дал плоды. В следующем году первый выпуск Центра, впервые в истории Сошо (в 21-м розыгрыше), вывел юношескую команду клуба под руководством Пьера Турнье в финал Кубка Гамбарделла. Так называется общефранцузский турнир для игроков возраста до 19 лет. От конечного успеха в Кубке Гамбарделла юношей Сошо остановила лишь неудачно исполненная серия послематчевых пенальти, отдавшая главный приз Нанту. ФК Нант был коронован во второй раз подряд, но 7 июня 1975 года по окончании матча реймская публика призывает проигравшую команду первой совершить круг почета. Проигравшим аплодируют не меньше, чем действующим чемпионам.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Учебно-тренировочный центр в Сошо (крайний справа- самый знаменитый его выпускник, Женгини)

Среди участников финала, шесть игроков впоследствии, пять лет спустя, будут входить в команду,  которая в сезоне 1979/80 станет настоящим открытием для Франции. В том сезоне страна с удивлением обнаружила что на 3/4 Сошо состоит из молодых и никому не известных за пределами региона игроков. Осеннюю часть первенства Сошо завершило на четвертом месте, дававшему шанс на попадание в еврокубки и отметившись победой над одним из лидеров сезона, Нантом    (1-0). Впрочем, по осени многие «выстреливают» и главной проверкой характера новоявленных претендентов обычно являлись построждественские битвы на залитых водой или засыпанных снегом полях. Франш-комтуа выдерживают эказамен с честью и через серию из пяти побед подряд вступают в чемпионскую гонку, вмешавшись в спор за корону между главными брендами французского футбола конца 1970х- Нантом, Монако и Сент-Этьенном. Последний, имея в своем составе Репа и Платини, разгромлен со счетом 4-1, а на выезде обыгран 1-0 действующий чемпион Франции, эльзасский Страсбур.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

26 апреля 1980, 34-й тур чемпионата Франции, Стад Бональ, Сошо- Лилль 3-0

В апреле Сошо даже возглавило турнирную таблицу, но в ключевом матче чемпионата, за два тура до его окончания, монбельярцы проигрывают 2-3 Нанту. В ярком атакующем матче двух лидеров первенства, всё решили две ошибки монбельярцев в обороне. Чемпионом в итоге стал Нант, но ребята из Сошо в эндшпиле от огорчения не впали в ступор и после победы в Монако 1-0, над чемпионом Франции 1978, заняли итоговое второе место, опередив как монегасков, так и стефануа. Это было высшее достижение Сошо после…1938-го года. Команда завершала сезон с лучшей атакой в стране (77 мячей) и отнюдь не худшей обороной ( вторая в турнире- 36 пропущенных мячей), завоевав право выступить в Кубке УЕФА следующего сезона. И давайте теперь пристальнее приглядимся к команде, которая летом 1980 готовилась к выходу в Европу.

Рубеж 1970-80х был трудным периодом в жизни французского общества, который не обошел стороной также и жителей Сошо с Монбельяром. И вовсе не преимущественно синий монохром скамей на трибунах локального стадиона Бональ мог скрасить обстановку, в которой ключевым словом является «работа». Потому что компания, в ведении которой находится это футбольное поле, являлась одним из самых важных промышленных предприятий в Европе: как вы уже знаете, это Automobiles Peugeot. Тридцать пять тысяч рабочих (а ещё недавно их было до 42 тысяч) ежедневно выезжали на различные предприятия концерна Пежо: механический завод, кузовной, литейный, научно-исследовательский департаменты. Тридцать пять тысяч человек, которые с тревогой переживали кризис, поразивший французскую экономику, и которые, возможно, не все понимали, почему в эти трудные времена Peugeot продолжает нести на расстоянии вытянутой руки этот элемент роскоши – командный профессиональный футбол. По этому поводу ответ Жака Тузери был однозначен: «Это, конечно, вопрос, который был задан главному руководству. Обоснование было дано неопровержимое. Именно потому, что мы переживаем непростой период, ФК Сошо должен поддерживать репутацию и имидж мудрого и солидного клуба. В любом случае помощь со стороны компании Пежо сохранится".

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Сезон 1980/81. Коллективный снимок на фоне продукции спонсора (в спортивном костюме- тренер команды Жан Фоверг)

Однако финансовая подпитка в любом случае могла быть лимитированной. F.C. Sochaux – это не только футбольная секция, это также шестой многопрофильный спортивный клуб во Франции с более чем 4000 лицензиатами. Клуб, в котором обратились к политике выращивания своих футболистов, а учебный центр приводился в качестве примера ценности обучения в подобных центрах и его эффективности. По ходу сезона не было редкостью, когда из тринадцати игроков, указанных в протоколе, десять происходило из этого центра. Но опять же, в этом суровом доме, которым является ФК Сошо, руководители не хотят быть заложниками этой молодежной политики. «Тренировочный центр», – говорил René Hauss, спортивный директор клуба (1973-85), «не производит игроков по заказу. Когда нам нужен игрок на определенную позицию, со своими индивидуальнными навыками и этого игрока нет в нашей молодежной команде, мы, естественно, начинаем поиск на стороне». Так, в прошлом сезоне рекрутский поиск был ориентирован на хорошего защитника, поскольку оборона выглядела уязвимым звеном. Проблему не удалось решить желательным образом и образовавшуюся нишу был призван закрыть мальчишка. Так почти неизвестный 18-летний Жаки Бонвей познакомил с собой местную публику.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Патрик Ревелли, в случае потери своей работы как футболиста, мог не беспокоиться о своем будущем. Еще подростком он освоил азы профессии механика (на снимке он вместе с известным журналистом Тьерри Роланом).

Отметим особую атмосферу в клубе, дававшую возможность развиваться в клубе, который на протяжении всех кризисов, через которые прошел профессионализм, оставался спокойным как с точки зрения управления, так и с финансовой точки зрения, позволяя игрокам полностью освободиться, не будучи парализованным результатом. Это не означает, что в Сошо не хватало амбиций. Здесь было все, что позволяет игроку выразить себя. Атмосфера в группе, качество ежедневных тренировок, вдохновляемых René Hauss (его имя я предпочитаю не писать по русски, поскольку не уверен в его правильном произношении) и воплощаемых на практике главным тренером Жаном Фовергом, регулярное использование самолета Beeschraft 99 для выездных матчей и налаженный тренировочный процесс (спортзал, травяное поле, отремонтированные раздевалки, бани, сауна, приемная и конференц-зал). Клуб из Франш-Конте в определенной мере похож на Сент-Этьенн. Как и в Сент-Этьенне, индустриальная среда накладывала свой тяжелый отпечаток на жизнь коллектива. Здесь много говорили о работе. Но на этом аналогия заканчивалась. Потому что в Сошо царила атмосфера расслабления, открытости и солидарности, которой Зеленым с переходом к политике приобретения готовых звезд так не хватало. Никакого выпендрёжа, никаких звездунов среди «желтых».

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Один из вариантов основного состава Сошо сезона 1980/81. Сидят: Ревелли, Стопира, Безаз, Поска, Мейер. Стоят: Анзиани, Джаадауи, Женгини, Рюти, Рюст, Ивежич.

В воротах располагался 27-летний . Присоединился к Сошо в 18-летнем возрасте в качестве защитника, но в 19 лет решил стать голкипером. Возможно потому, что не слишком любил бегать. Он быстро достиг первой команды: его постоянство и хладнокровие очень ценились. Альбер демонстрировал незрелищный, но очень уверенный и стабильный стиль. Благодаря своему росту (182 см) и прыгучести, отлично играл в воздухе. Как и все вратари, имел сложный, даже иногда сварливый характер, характер. Нуждаясь в успокоении постоянно находившихся на пределе нервов, вместо игр в карты со своими одноклубниками, предпочитал уединение с хорошей книгой или прослушивание музыкального диска. В течении четырех сезонов тренера подвергали его пытке регулярной ротации с другим выдающимся вратарем, Жоэлем Батсом, пока последний летом 1980 наконец не перешел в Осер. Однако в сборной Франции друзья-соперники поменялись ролями. Там уже Рюст сел в запас, а Батс стал основным голкипером. В 1984 Рюст станет автором уникального достижения: получив в составе Первой Сборной Франции золотую медаль Чемпионата Европы, он затем успел спустя несколько месяцев получить золотую медаль Олимпиады-84 в составе Олимпийской Сборной Франции, где он был игроком основы.

Ведущей фигурой в защитной линии был 34-летний ветеран команды . Родился в Алжире, но всю карьеру проведет во Франции, придя в Сошо в 1972. Являясь капитаном команды, бывший полузащитник, а теперь занимающий пост либеро, он прежде всего привносил стабильность, надежность и опыт. Пик его карьеры пришелся на 1970е и как зарубежный профи, он не мог играть в составе сборной Алжира на Олимпиаде-80 и Кубке Наций-80, когда определялся костяк команды для участия в отборочной кампании к Мундиалю-82. В итоге, Абдель провел лишь один матч в отборе и в заявку для участия на чемпионате мира не попадет. В памяти болельщиков он прежде всего останется как одна из культовых фигур клуба на рубеже 1970-80х. Французский журнал Onze, обращаясь к удивительному прорыву Сошо на международной арене, посчитает одним из главных компонентов успеха наличие в команде таких опытных ветеранов, как Джаадауи и Ревелли, «настоящих локомотивов, придававших импульс клубу в этой еврокубковой эпопее.»

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Машина Абделя Джаадауи по большей части простаивала в гараже

Думаю также, что у тех, кто смотрел французское телевидение тех времен, его имидж до сих пор вызывает добрые улыбки. «Моя машина? Это Peuget 504!», бодро неслось в 1970е с голубых экранов. Абдель, как капитан спонсируемой команды, рекламирует новейшую модель Пежо, что звучало почти как нонсенс или насмешка. В прессе же Джаадауи скромно проговаривается: «Нельзя сказать, что машина является одним из объектов, которые я люблю». Он, тот, кто участвует в сохранении природы, выступает против глобализации и смеется над нефтяным кризисом, предпочитая ходить пешком. Футбольный клуб Сошо, со своей хорошо сгруппированной инфраструктурой, не требовавшей длительных поездок, был идеальной командой для этого человека.

В паре с Джаадауи в центре обороны располагался 21-летний. С 17 лет учится и тренируется в локальном учебном центре и уже спустя два года получает место в Первой команде, где ему доверена трудная и ответственная роль стоппера. Эффективный в отборе, отлично игравший в воздухе, он, как и его модель игрока, знаменитый аргентинский защитник Сент-Этьенна Пьяцца, любил глубокие контратакующие рейды. Поклонники франкфуртского Айнтрахта и знаменитый защитник сборной Австрии Бруно Пеццай на всю жизнь запомнят одно из таких подключений в атаку в исполнении Рюти, но об этом позже.

В качестве крайнего защитника (обычно на левом краю, но мог сыграть и справа) играл еще один ветеран Сошо, 29-летний . Настоящий абориген, родившийся в департаменте Ду. В 16 лет его заметили скауты Сошо, где он проведет последующие 18 (!) лет. Он был футболистом, игравшим в своем собственном стиле, который не раз являлся причиной желтых карточек и послужил поводом для клички «Бизон», хотя со временем ему удалось несколько поумерить свой темперамент. Крепкое телосложение, широкие плечи, солидная борода и несколько тяжеловатая походка. В его стиле, конечно, не было никакой эстетики, но присутствовали неизменная жажда победы, мужество и стойкость, которые ценили публика и тренеры. Обычно он был бесспорным кандидатом при необходимости персональной опеки наиболее опасного игрока у соперника. Настоящий талисман Сошо, с которым команда в 1970-80е, при всех перепадах турнирной судьбы, всегда сохраняла место в элите. Спустя два года после его ухода из команды, Сошо выбыло во второй дивизион, впервые после 1964 и всего шесть лет спустя после пребывания в европейской элите.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Декабрьский (1980) номер еженедельника France Football, прежде всего посвященный триумфу французского футбола в 1/8 Кубка УЕФА. На переднем плане (в желтых футболка) торжествуют Жан-Пьер Поска и Патрик Ревелли

На правом фланге обороны располагался 23-летний . Родившийся в Алжире, Мусса прибыл во Францию ребенком. Игрок молодежной сборной Франции, он, будучи юниором, подавал большие надежды и обрел профессиональный статус еще до того, как ему исполнилось 18 лет. Будучи скромным и чувствительным по характеру до такой степени, что его обвиняли в отсутствии индивидуальности, Безаз всегда давал ответ на поле, где мужество и сила воли никогда его не подводили, иногда даже в ущерб собственному здоровью. Любивший подключаться к атакам, прекрасный технарь, наделенный отличным ударом, он успешно сочетал свой небольшой рост (167 см.) с подвижностью, которую эффективно использовал при отборе мяча. Будучи универсалом, Мусса мог сыграть как в полузащите, так и в качестве крайнего защитника, одинаково успешно играя на обоих флангах. До прибытия в Сошо, в составе Эпиналя и вовсе играл нападающим.

Ближайшими резервистами были 19-летний и 23-летний , оба- крайние защитники. Ввиду эпидемии травм, обрушившихся на Сошо в сезоне 1980/81, Бонвей, игрок молодежной сборной Франции, воспользовался своим шансом и сумел стать востребованным для своего клуба. Однако по ходу сезона и он получит травму и тогда наступит время для Ромена. Зандона принадлежал к той категории игроков, которая сейчас находится на грани вымирания. За всю свою профессиональную карьеру он носил футболку только одного клуба, Сошо, с которым он прошел через весь спектр эмоций. Жесткий и надежный защитник, с казавшимся неисчерпаемым запасом сил, Зандона на поле был воплощением самопожертвования. Боевитость и командный дух позволяли ему попадать в основу команды, хотя чаще всего он был игроком запаса, всегда готовым закрыть проблемную позицию.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

В полузащите играла главная звезда того Сошо, 22-летний , недавно дебютировавший в сборной Франции. Высокий (179 см), стройный, если не сказать худой (63 кг), сдержанный (чтобы не сказать застенчивый), он был в 1980 одной из самых больших надежд французского футбола. Это юноша, которого Rene Hauss приметил, когда ему было только 15 лет, и весил он всего…50 килограмм (!): «Меня поразила его невероятная естественность. Он всё видел ещё до получения мяча. Я не раздумывая привел его в наш учебный центр. Наоборот, я думал, что он приобретет там физические кондиции, необходимые для профессиональных футболистов». В то время, когда скауты очень заботились прежде всего об атлетических данных футболиста, это выглядело не менее как пранк. И инстинкт не подвел тренера. Женгини, техничный и элегантный левша, выглядевший немного хрупким, но умевшим добавить жесткости, когда надо, зарекомендовал себя незаменимым стратегом. В последние годы, Женгини показал себя также и реализатором голевых шансов своей команды. В сезоне 1980/81 он с шестью мячами станет лучшим снайпером Сошо в Кубке УЕФА, оставаясь и до сегодняшего дня лучшим снайпером клуба в еврокубках. «Это одна из моих центральных фигур», – говорил летом 1980 Renе Hauss. «Мало того, что его техника и игровой интеллект делают его типичным атакующим полузащитником, у него также есть голевое чутьё. Он совершенный игрок, у которого отличный удар обеими ногами: в прошедшем сезоне он заставил сетку ворот соперников завибрировать пятнадцать раз, ни разу не исполнив удар с одиннадцатиметровой отметки."

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Самый знаменитый снимок Бернара Женгини: гол в ворота сборной Австрии на чемпионате мира 1982 в Испании

Мир узнает о Бернаре Женгини через успешное исполнение трудной задачи замены самого Мишеля Платини (получившего травму) в матче против Австрии на испанском Мундиале-82 и к тому же ставшего автором единственного победного гола с блестяще исполненного удара после назначенного штрафного. А между тем всего за два года до этого, практически всеми считалось, что все «Десятки» Франции (а Бернар – одна из них) вычеркнуты из списка для участия в отборе Мундиаля-82 бесспорно лучшей из них: Мишелем Платини. Однако успешный перформанс Женгини навел Идальго, после выздоровления Платини, на мысль о создании знаменитого построения в полузащите, названного позже «Магическим Квадратом», одним из углов которого станет и Бернар.

Свободу творчества Женгини в центре поля обеспечивал в роли центрального хавбека 23-летний . Рожденный в Монбельяре, он в 10-летнем возрасте появится в Сошо, в оффисе которого его отец работал в должности клерка. Спустя девять лет Эрик подпишет с клубом свой первый профессиональный контракт. Игрок, связывавший линии атаки и обороны, он выделяется умелым отбором мяча и качеством первого паса в организации контригры. Но при этом в дебюте своей карьеры был излюбленной мишенью арбитров, охотно пополнявших его коллекцию желтых карточек. Бенуа блестяще провел сезон 1980/81, забив 11 мячей. К сожалению, был подвержен травмам.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

31-летний был частью династии великих полузащитников Сошо. Когда маленький югослав (171 см) прибыл в Сошо в 1976, в возрате 27 лет, он только что закончил военную службу и ему нужно было время, чтобы адаптироватья к новой среде. Но затем он заставит публику восхищаться своими техническими достоинствами. Выдающийся распасовщик, мастер выверенных передач на любое расстояние, он также умело исполнял пенальти и имел особо точный дальний удар. Человек долга, он мог успешно справиться с поручаемой ему миссией нейтрализации организатора игры в рядах соперника.Универсальность делала его незаменимым в молодой команде, в которой он то мог исполнять роль лучшего снайпера (15 мячей в сезоне 1978/79), то залатывать возникающие бреши в обороне. Провел несколько матчей за сборную Югославии, но никогда не был игроком основы.

В середине поля в качестве атакующего хавбека или оттянутого нападающего располагался 19-летний , «наиболее латинский игрок по стилю и технике» в Первом Дивизионе, как написал один из французских журналистов. Анзиани был одним из лучших игроков атаки, взращенных в Сошо. Rene Hauss скажет о нем: «Он может всё, впереди или в середине поля: класс!» Дебютировал в Первой команде, когда ему еще не было и 18 лет. Всего за год до этого жил в Марокко, гоняя мяч на улицах Касабланки, где прошло его детство. К счастью, его дядя, живший во Франции и тренировавший любительский клуб Мо, пригласил племянника в свой клуб, а затем помог сделать правильный выбор в дальнейшей карьере. Именно по его совету Филипп выбрал «семейный клуб» Сошо, хотя имел также предложение от ПСЖ («Париж в это время не был хорошим местом для делающих первые шаги в футболе»). Обладатель прекрасной техники, хорошего игрового зрения и отличного паса, он также запомнился ярко агрессивным, в положительном смысле, подходом к игре, духом предприимчивости. Являясь скорее ударным инсайдом, он прекрасно сочетался с игравшим на острие Стопира, которых пресса в сезоне 1979/80 прозвала «ужасными близнецами», сеявшими террор в стане соперников. Филипп был достаточно самокритичным и по его словам по-прежнему нуждался в повышении своей эффективности при завершении атак, в обретении хладнокровия перед воротами, отличающего зрелых мастеров. В конце следующего сезона Анзиани получит приглашение в сборную Франции, но не смог закрепиться в ней. Что то помешало ему сделать последний шаг на пути превращения в Большого Игрока. Впрочем, всё это станет ясно потом. А пока, его взлёт выглядит стремительным, его игра впечатляет. Он- одна из главных надежд французского футбола.

Атаку Сошо возглавлял 19-летний центрофорвард . Сын профессионального футболиста, на закате карьеры влюбившегося в Бретань, юный Стопира там и делает свои первые шаги в футболе. В тренировачном центре юношеской сборной Франции его и заметил Rene Hauss, пригласивший его в учебный центр Сошо, для недельного курса. Ему здесь так понравилось, что он остался на последующие восемь лет. Длинный, худощавый и мускулистый, природный атлет, юный форвард был умён на земле (замечательное чувство позиции) и опасен в воздухе (хорошая игра головой), обладая финтами, способными поставить в тупик любую оборону.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Его взлёт воистину метеорический. В пятнадцать он переезжает в Сошо, действительно не зная, чего ожидать, но зная, чего хочет. Он выступает за молодежную команду клуба в Promotion d'Honneur (уровень соответствовал четвертому дивизиону). В шестнадцать он дебютирует в Первом Дивизионе в составе Первой Команды Сошо. В восемнадцать Янник выступает за молодежную сборную Франции и олимпийскую сборную Франции в отборочных соревнованиях к Олимпиаде-80. В девятнадцать его приглашают в Первую Сборную Франции, причем уже в дебютном матче он открывает свой лицевой счет. Кроме того, с 17-ю мячами становится (вместе с Женгини) лучшим снайпером команды сезона 1979/80. В начале 1980 Стопира умудряется в каждом из трех подряд матчей чемпионата Франции сделать по дублю (!). Страна, уставшая от  засилья легионеров в снайперских чартах, буквально замерла в предвкушении явления (наконец то!!!) «нового Фонтена». Но в сезоне 1980/81 в неустанном движении к высотам вдруг происходит сбой. Фантастически прогрессировавший Стопира топчется на месте. Необходимая уверенность в себе со старта сезона ускользает от него. Весь год он будет удивительно нестабилен и голы давались ему с большим трудом. Так что, когда мы подробнее обратимся к европейской эпопее Сошо, Стопира в ней будет «не совсем тот».

На правом фланге атаки располагался 29-летний югослав , прибывший в Сошо год назад из бельгийской лиги. Первый полный сезон (1979/80) он потратил на адаптацию к новому клубу. Незнание французского не способствовало его взаимопониманию с товарищами по команде как на поле, так и вне его. Однако по ходу следующего сезона он наконец раскрыл свои достоинства. В своих лучших матчах, обладая искусной техникой, этот хитрый «карманный нападающий» (174 см) был способен делать с мячом что угодно. Его гол с углового в ворота Грассхопперса во время культовой эпопеи Сошо в Кубке УЕФА 1980/81 вошел в легенды. Салих никогда не отличался во Франции результативностью (12 голов в 80 официальных матчах за Сошо), но несмотря на свою нестабильность, он играл важную роль в команде. В европейских матчах он забьет мало, но каждый его гол будет буквально на вес золота.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Левый фланг атаки был в распоряжении 29-летнего , самого титулованного футболиста Сошо в том составе. Он родился в небольшой деревушке недалеко от Марселя, в шахтерской семье и начал работать в возрасте четырнадцати лет механиком в одном из гаражей. В семнадцать решил попробовать счастья в самом именитом клубе Франции, в Сент-Этьенне. «Галл», как его прозвали из-за внушительных усов, очень быстро превратился в одного из лидеров Зелёных. Подвижный и умный форвард, он играл по всему фронту атаки исходя из травм или спадов в форме других нападающих, но прежде всего был известен в качестве старомодного вингера. Со всегда одной и той же манерой: сгорбившийся, с опущенной головой, никогда не сдававшийся и часто проходивший защитников. Забивал в среднем 10 голов за сезон, что является солидным показателем для вингера. В Сент-Этьенне Патрик собрал прекрасную коллекцию наград в виде четырех чемпионских титулов и трех кубков Франции, незабывая об участии в финале Кубка Чемпионов 1976. С прекрасной репутацией игрока, способного изменить ход поединка, умеющего встряхнуть команду в самый тяжелый момент. Если бы нам пришлось вспомнить только один подвиг за десять лет пребывания Ревелли в Сент-Этьене, то, очевидно, это был бы его отчаянный рывок в киевскую штрафную  с последующей голевой передачей на Рошто в дополнительное время четвертьфинального матча Кубка Чемпионов 1975/76 против Динамо. Решительность и боевитость Патрика Ревелли, в тот момент, когда на поле многие уже передвигались в режиме автопилота, выразились в этом решающем пасе, изменившем судьбу клуба.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Патрика Ревелли сложно было остановить

В неудачном для Сент-Этьенна сезоне 1977/78 поклонники клуба посчитают Патрика одним из главных виновников  спада и он предпочел перевернуть страницу, оказавшись в Сошо. Здесь местная публика, менее избалованная европейскими зрелищами, чем посетители Жоффруа Гишара, охотнее прощала ему его промахи, тем более что их становилось все меньше и меньше. Невероятно, но в возрасте, когда некоторые игроки в те времена уже начинали задумываться о послефутбольном будущем, в Сошо он переживет вторую молодость. Для скромного провинциального клуба главным же было то, что Ревелли, по словам Джаадауи, «привнес в команду дух победы». Переевший побед, по мнению горячих поклонников Сент-Этьенна, игрок доставил с собой во Франш-Конте инъекцию мужества и ярости, чтобы научить побеждать команду, лишенную характера. Это был бесспорный лидер, придававший монолитность всей структуре. С Сошо он вновь переживет те славные незабываемые часы, которые он провел с Сент-Этьенном в середине 1970х. Новый Сошо будет уметь форсировать судьбу, переломить неблагоприятную ситуацию и никогда не сдаваться. Как и его доблестный ветеран Патрик Ревелли, который вновь и вновь возвращался на поле боя, убеждая своих товарищей рискнуть еще раз, несмотря ни на что. «Парни, мы их сожрем!», – кричал он на выходе из раздевалки, чтобы одновременно расслабиться, снять стресс и стимулировать себя. Этот Старый Галл знал как преодолевать судьбу.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Декабрь 1980, ответный матч 1/8 Кубка УЕФА Сошо- Айнтрахт (Ф). Хитрый "Старый Галл", в отличие от гостей, чувствовал себя на покрытом снегом поле как рыба в воде (почему?- во второй части).

Ну и конечно же, он обладал опытом, причем самого разного характера. Патрик Ревелли, был тем ещё персонажем! Футболист, но еще и актер, пройдоха. Вы должны были видеть, с каким упрямством он мешает вратарю соперника, падает на землю жертвой воображаемого удара, крутится от боли, чтобы выиграть несколько драгоценных секунд, пробивает штрафной вместо соперника, отправляет мяч далеко на трибуны, хотя человек в черном уже давно дал свисток. «Хо, простите меня, мсье Рефери, я не слышал!» В еврокубках, где спортивная этика давно перестала существовать, Ревелли приобрел незаменимый опыт с Сент-Этьеном и не случайно, что в самой яркой игре Сошо в европейской эпопее 1980/81, против франкфуртского Айнтрахта, лучшим футболистом матча бесспорно будет именно Ревелли.

Ну и напоследок упомянем еще одного воспитанника местного учебного центра, 22-летнего , сумевшего открыть бомбардирский счет в своем дебютном матче на уровне Первого Дивизиона. Вернувшись из аренды в Ниме, где он провел год, Тьерри по ходу сезона 1980/81 не смог утвердить себя на левом фланге атаки. Игрок юношеской и молодежной сборных Франции, он долгое время был тем, от кого руководство Сошо ожидало подтверждение своего потенциала. Однако эпидемия травм, обрушившаяся на команду по ходу сезона, позволит Мейеру  внести свой вклад в блистательные приключения своих товарищей.

Как «деревенский» клуб Сошо ворвался в европейскую элиту

Один из вариантов построения Сошо в сезоне 1980/81(матч против Грассхопперса). При неизменности схемы 4-3-3, тренера, ввиду кадровых проблем, часто варьивировали позиции игроков. В этом матче, к примеру, обычно игравший крайним защитником Безаз играл в центре поля.

Главным тренером этой команды был 40-летний , бывший футболист Сошо. Начинал с поста тренера резервной команды клуба, в 37 лет возглавив Первую Команду. Однако, по-видимому, опыта ему не хватало и в случае с Сошо мы скорее можем говорить о тренерском дуэте. Потому, что часто помощь ему оказывал спортивный директор команды, 52-летний , до прихода в Сошо трижды приводивший льежский Стандард к чемпионству в Бельгии. Истинный эльзасец, со своим специфическим локальным акцентом, из региона не без немецкого влияния, где появлялись игроки с такой говорящей фамилией как Дойчман, он, возможно, повлиял на стиль своих подопечных. Играя по традиционной для французских команд тех лет схеме 4-3-3, Сошо выделялся своим рациональным и коллективным футболом. Менее эстетский, более физический. Меньше щегольства, больше силы воли. Взрывоопасная смесь молодости и опыта. Иногда казалось, руководство клуба излишне рискует вводом в основу такого количества своих юных воспитанников. Зато зрителю был гарантирован пьянящий энтузиазм их молодости, бьющая через края энергия. В Сошо образца 1979-82 не следовало искать громкие имена звезд футбольного бизнеса. Эта команда была похожа на машины, создаваемые сразу за трибунами местного стадиона. С прочным двигателем, созданным для дальних поездок, без большого риска поломки в пути.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 + четырнадцать =