Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

На этом Кубке Африки полно сюрпризов: уже поехали домой сборные Ганы, Алжира и Нигерии. Ганцев выбили дебютанты турнира – Коморские острова. Вы уже знаете, что они на 132-м месте в рейтинге ФИФА. Но все ли представляют, что это вообще за страна?

Для начала давайте сориентируемся в географии. Коморы расположены в Индийском океане – прямо между Африкой и Мадагаскаром.  

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

Коморский архипелаг состоит из четырех относительно крупных островов, три из которых в декабре 1974-го проголосовали на референдуме за независимость от Франции и образовали собственное государство. А вот четвертый остров, Майотта, пожелал остаться в метрополии: 60% жителей там выступили против независимости. 

И все же в 1975-м ООН приняла Коморы целиком, признав за ними право на все 4 острова на основании общекоморских итогов референдума. Однако Франция проигнорировала это решение, превратив Майотту в свою заморскую территорию. Это немного осложнило отношения между странами, но Коморы слишком зависимы от Франции, чтобы ситуация переросла в нечто большее.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

Здесь нужно сделать короткий экскурс в историю:

•  Название островов происходит от арабского al-qamar‎, что означает «Луна». В арабских источниках Коморы часто именовались «Малыми Лунными островами», в отличие от Мадагаскара, который называли «Большим Лунным островом». Сейчас полумесяц можно увидеть на флаге Комор.

До французского господства острова находились под арабским влиянием. И с обретением независимости коморцы вернулись к истокам: сейчас ислам – государственная религия, арабский – один из официальных языков, а коморский (ответвлении суахили с большой примесью арабского) – основан на арабской графике. 

• Впрочем, французское влияние на Коморах не менее заметное. С 1843 года остров Майотта, а с 1886-го – Гранд-Комор, Анжуан и Мохели попали под протекторат Франции. В 1909-м архипелаг официально объявили колонией. 

И хотя с середины 70-х три острова из четырех независимы, колониальное наследие никуда не делось. Французский остается официальным языком Комор (наряду с коморским и арабским), а валюта называется коморским франком. Франция по запросу правительства Комор обеспечивает присутствие в стране нескольких офицеров высшего ранга, а на Майотте – небольшую морскую базу и отряд иностранного легиона.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

• Иногда Коморы не в состоянии справиться с внутренними проблемами. За годы независимости Коморы пережили больше 20 государственных переворотов (в том числе и военных). Один только французский наемник Боб Денар организовал несколько из них, поочередно помогая разным правителям смещать друг друга. Отсюда эксперименты с режимами: строили и светский социализм, и исламскую республику с одной партией (а затем и с многопартийностью).

Сейчас пришли к компромиссу – федеративная республика с президентскими выборами и государственной религией. Коморы претендуют на Майотту, хотя с трудом удерживают даже подконтрольные острова. В декабре 2001-го в стране приняли новую конституцию, по которой островам предоставили более широкие автономные права. Государство теперь называется Союз Коморских островов. Однако от сепаратистских настроений это не спасает. Например, в 2007-м о независимости объявил остров Анжуан. Мятеж подавили в следующем году, но не факт, что надолго. 

• По той самой конституции Коморы состоят из четырех автономных островов (формально включая Майотту), но жители Майотты не хотят в республику. За эти несколько десятилетий остров процветал на фоне соседей. Ежегодно сотни коморцев рискуют жизнью, чтобы нелегально пробраться на более благополучный французский остров.

Многие уезжают сразу во Францию. 200 тысяч коморцев и их потомков живут в Марселе и окружающем его регионе. Еще 75 тысяч в пригородах Парижа, Нанта, Лиона, Ниццы и других городов. Среди выходцев с Комор есть и звезды – например, французская певица Imany.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

По данным МИД Франции, более половины махинаций с получением французского гражданства – дело рук коморцев.

На самих Коморах сейчас 850 тысяч жителей, а с учетом Майотты – чуть больше миллиона. Выходит, что каждый третий коморец живет на территории Франции.

Удивительный факт: больше половины населения Комор моложе 20 лет. По данным Worldometers, средний возраст на Коморах составляет 20,4 года. Для сравнения, в России показатель равен 39,6 годам, в США – 38,3. По последним оценкам, 41,6% населения Комор моложе 15 лет, 55,3% – от 15 до 64 лет, 3,1% – старше 65. Такой тип пирамиды характерен для стран с высоким уровнем рождаемости и смертности, относительно короткой продолжительностью жизни и плохим здравоохранением. Учитывая отсутствие работы, миграция на Майотту и в саму Францию будет только продолжаться.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

• Коморцы бегут от нищеты и политической нестабильности. Сейчас их страна одна из беднейших в мире – больше 40% населения живет за чертой крайней бедности. С постоянными переворотами Коморы не могут наладить туризм, как это сделали на Сейшелах или Маврикии. Остается лишь рассчитывать на сельское хозяйство, где занято 80% работающего населения. 24% ВВП страны – денежные переводы из-за рубежа. Почти все они идут из Майотты и Франции.

Франция – главный экономический партнер островов. Например, она скупает почти весь урожай иланг-иланга (цветок, который используются в парфюмерии, косметике и ароматерапии). Коморы не богаты ресурсами: экспортируют ваниль, гвоздику, иланг-иланг, но вынуждены многое импортировать, в том числе основной продукт питания – рис. 

В 2006-м на Францию ​​приходилось 42% экспорта Комор и 39% импорта. Сейчас эта доля сократилась, но бывшая метрополия по-прежнему в числе лидеров. Финансовая помощь тоже в первую очередь идет от Франции и Евросоюза.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

Со всеми политическими катаклизмами на Коморах было не до футбола. Изменения случились в начале нулевых. В 2003-м федерацию приняли в КАФ, а в 2005-м – в ФИФА. Это спровоцировало футбольный бум: Коморы получают 1,1 млн евро в год от ФИФА и участвуют в программе развития футбола. 

Нынешний успех больше связывают с французским тренером коморского происхождения Амиром Абду, который возглавляет команду с 2014 года. 

На момент приглашения с Комор он тренировал клуб шестой французской лиги. Абду быстро понял, что на островах выбор футболистов очень скудный, а вот в его родном Марселе и во всей Франции полно приличных игроков с коморскими корнями. За 2 месяца тренер набрал состав, который сыграл в Марселе вничью с действующим на тот момент финалистом КАН Буркина-Фасо. Первую победу пришлось ждать до 2016 года, когда коморцы обыграли Ботсвану. 

«Думаю, я был единственным профессиональным игроком здесь, когда приехал в 2010 году, – рассказывал в интервью BBC Sport Africa 37-летний капитан сборной Наджим Абду, который поиграл в «Миллуолле» и «Уимблдоне». – В то время нас было 5-6 легионеров. Понятно, что мы начали с самых низов, но год за годом, с добавлением других игроков, вся команда прибавляла в профессионализме».

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

Большая часть нынешнего состава играет в низших французских лигах, но есть футболисты из голландских, швейцарских клубов, а также сербского, бельгийского, кипрского, румынского и даже американского. Лишь один игрок из заявки на КАН играет в Африке. Только два человека родились на Коморах. Все остальные родом из Франции (трое – с Майотты).

Стратегия работает. В отборе на КАН-2021 коморцы обошли в группе Кению (победа и ничья) и Того (победа и ничья), уступив первое место только Египту (ничья и поражение). В сентябре прошлого года Коморы в товарняке вынесли Сейшелы 7:1, добившись крупнейшей победы в истории.

Выход на Кубок Африки – уже большой успех для Комор. Но команда Абду удивила и на самом турнире: начав с двух поражений, коморцы обыграли Гану 3:2 и вышли в плей-офф с третьего места. 

Впереди хозяева турнира – Камерун. Но перед 1/8  финала Коморы столкнулись с неожиданными трудностями: 12 человек заразились коронавирусом, среди них тренер Абду и 7 футболистов, в том числе два вратаря Али Ахамада и Мойад Уссейни.

Основной кипер сборной Салим Бен-Буана травмировался еще в матче с ганцами, так что Коморы уже всерьез начали готовить на матч с Камеруном полевого игрока. Однако незадолго до матча Ахамада все же сдал отрицательный тест – в воротах будет играть он.

Нынешняя сборная уже вошла в историю островов. «Когда мы откроем учебники истории в ближайшие пару лет, там будут все эти игроки», – говорит автор дубля в ворота Ганы Ахмед Моньи.

«При всем уважении, мы никого не боимся – заявил Саид Бакари, который играет в Нидерландах. – Мы добрались до этого турнира, а значит тоже хороши. Мы осчастливили целый народ».

Состав на Кубке Африки достаточно возрастной, но есть возможности для роста. Например, на прошлой неделе первый гол за «Лилль» забил 19-летний Исаак Лихаджи. Он уже чемпион Франции и в 2019-м играл за юношескую сборную на чемпионате Европы. Но если с Францией не заладится, то Коморы готовы забрать парня – Исаак хоть и родился в Марселе, имеет коморское происхождение.

Как живут Коморы, сверкнувшие на Кубке Африки: 20 госпереворотов за 40 лет, половина населения моложе 20, мечты о переезде во Францию

«Двери у нас открыты для всех, в ком течет коморская кровь и кто хочет присоединиться к нашей команде», – говорит Абду.

Тренер уже поставил новую цель – выход на чемпионат мира. «Я считаю, что это возможно», – заявил он. Кажется, это и правда реалистичный сценарий. Просто напомним, что с  2026 года на ЧМ будет играть 48 сборных. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × 4 =