Всем привет!

На связи блог о Лучшей лиге мира.

Владикавказская «Алания» стала одной из самых ярких команд первой части сезона, а ее тренер Спартак Гогниев – самой обсуждаемой персоной. Вы могли не следить за самобытной командой из Северной Осетии, но мимо горячей октябрьской пресс-конференции вряд ли прошли мимо.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

Болельщики настолько вдохновились пламенным спичем про «мы играем в футбол, мы его показываем», что признали Гогниева Гением месяца – шуточную премию Олимп-ФНЛ вручает совместно с пабликом ВГИК самым ярким игрокам лиги. И, заметьте, приза удостоился не футболист – тренер! В благодарность за популяризацию Лучшей лиги мира мы вручили тренеру золотой микрофон и футболку ФК ВГИК с первым номером. 

«Алания» такая же яркая и дерзкая, как сам Гогниев. Регулярно выдает перфомансы вроде 5:1 с «Торпедо» или блокбастеры, как это было «Кубанью» – 5:5. Идет в чемпионате четвертой и претендует на выход в премьер-лигу.

Самое время поближе познакомиться с тренером Гогниевым и его командой. Из масштабного интервью вы узнаете: какая философия у «Алании», на кого владикавказский клуб ориентируется, и есть ли шанс увидеть в команде Алана Дзагоева.

Поехали!

– Быть тренером – это интересно и в то же время ответственно. Идет постоянная работа. Даже сейчас, когда у команды выходные. Казалось бы, это время, чтобы немного отдохнуть, но ты постоянно анализируешь, составляешь планы. В межсезонье у нас будет три сбора, мы уже знаем, с кем проведем контрольные матчи. Конечно, во второй части чемпионата хотим взять как можно больше очков, чтобы выйти в РПЛ. Мы обыграли все команды, которые находятся наверху таблицы – так почему мы не можем ставить себе такую задачу?

Предстоит большой анализ, который мы проведем вместе с нашим аналитиком Тимуром Демуровым. Хотим посмотреть, из каких зон мы забивали, как пропускали, чтобы потом внести коррективы и поработать над недостатками. Понимаем, что у нас есть проблемы в обороне – мы играем в энергозатратный футбол, и защитникам тяжело, так как между ними большие зоны, часто они остаются против соперника один в один. Поэтому хотим посмотреть, как правильно использовать качества наших игроков.

Я и сам стараюсь расти как тренер. Каждый матч дает богатую пищу для размышлений. Стараешься что-то изменить, подметить нюансы. Даже сама команда подталкивает к новым мыслям и идеям, которые хочешь потом воплотить.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Прежде всего доволен своей командой, игроками. Ведь кроме футбола нужно принимать во внимание и другие вещи, например, инфраструктурную составляющую. Не хочется об этом говорить, но надо честно признать, что домашние матчи в Грозном – это выезд. Дополнительные перелеты, переезды – все сказывается на футболистах. На последний матч перед зимней паузой у нас в заявке было 15 игроков основы и молодежь из дубля.

По сути, все 25 матчей мы провели в гостях, хотя, конечно, мы благодарны болельщикам, которые добираются до Грозного и нас поддерживают. Хорошо, что руководство все понимает и старается решить организационные вопросы. Спасибо за эту поддержку и стремление создать для команды комфортные условия.

– Я знаю, с чем мы сталкиваемся на пути к результату. Один из аспектов – постоянные переезды. Анализируя все нюансы, прихожу к выводу: эти ребята для меня первые! Но моя фраза – еще и посыл команде, что взятую планку надо подтверждать. Как только перестанем это делать, первым, кто столкнется с критикой, станет главный тренер. Считаю, что все правильно сказал. Если не думать о том, как стать первым, зачем вообще заниматься спортом? Стараться быть лучшим – это нормально.

– У нас с руководителями полное понимание. Конечно, каждому хочется побеждать и быть первым, это естественно. Полагаю, анализ первой части сезона еще впереди. Но что мне импонирует – от руководителей есть карт-бланш. В такой атмосфере очень комфортно работать – нет давления, если команда проиграла. Понятно, что я сам предъявляю себе высокие требования, и если мы не побеждаем или показываем футбол не того качества, то спрашиваю с себя.

На мой взгляд, система, которая работает в «Алании», правильная. Тренеру нужно давать работать, не мешать ему, создавать такую обстановку, чтобы он не боялся проигрывать, пусть даже и по 0:8. Возможно, что звучит странно, но на самом деле, пока ты не проиграешь 0:8, ты не победишь 7:0. Именно поражения дают огромный пласт информации: начинаешь видеть свои слабые стороны, ошибки и стараешься сделать правильные выводы. По этой причине на сборах всегда предпочитаю спарринги с сильными командами.

Многие тренеры боятся этого, потому что одно поражение, второе – и следует отставка. Мышление такое: на сборах как-нибудь отыграем, а во время чемпионата команда побежит. Мое мнение: это неправильно – только сильные команды покажут твои минусы.

– Если честно, некоторые вещи в моих выступлениях на пресс-конференциях мне не нравятся. Сверхэмоциональность, где-то сверхагрессивность. Выглядит не совсем красиво, к тому же не всегда работает в плюс. Понимаю, что эмоции надо контролировать. Но иногда бывает, что наболело, и тогда сдержать себя сложно – хочется высказаться. При этом я стараюсь быть объективным и никого не обижать. Да, я могу молчать. Но кому от этого станет лучше? Давайте мы все будем какие-то вещи замалчивать, говорить, что у нас все идеально, мы на правильном пути. Я считаю, что нужно говорить о наших минусах, чтобы над ними работать. Почему мои пресс-конференции заходят людям? Потому что я никого не обманываю, я такой, какой я есть.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Пересматриваю. Потому что анализирую поведение по время пресс-конференций. Над этим тоже надо работать. Да, можно приходить и сухо говорить, что сыграли так-то и так-то. Но это не совсем правильно. Болельщикам, тем, кто смотрит футбол, нужно рассказывать, объяснять, что происходило на поле. Неправильно отговариваться: «Без комментариев». Это неуважение по отношению к людям и к тем, кто задает вопросы. Всегда нужно говорить так, как есть.

Если мы проиграли «Спартаку-2», то я так и говорю: это было справедливо и по делу. Но когда соперник забивает один вымученный мяч, а потом говорит, что они играли лучше, хотя мы, условно, нанесли 12 ударов в створ, владели мячом 70%, и арбитр не назначил несколько пенальти, – это откровенная неправда. Поэтому и нужно правильно доносить свои мысли до болельщиков.

– О сказанном не жалею. Да, тренеры на флэш-интервью сразу после матчей находятся на эмоциях и могут что-то выдать. Но, может быть, в этом и кайф? Считаю, что такие флэш-интервью нужны. Более того, у меня есть предложение, чтобы арбитры, как и тренеры, давали сразу после матчей короткие комментарии по своим решениям. Мы ведь все делаем одно дело – судьи помогают нам играть по правилам, разбираться в них. Так пусть и у рефери тоже будет ответственность. Считаю, такой шаг поможет тренерам и арбитрам сблизиться, лучше понимать друг друга. Тогда и враждебности станет меньше. А агрессия возникает, когда видишь предвзятость.

– Конечно. По крайней мере, это точно было бы не так эмоционально. Возможно, для меня как для тренера это намного лучше. Но если каждый будет давать комментарии спустя какое-то время, когда уже первый анализ внутри себя состоялся, мы не сможем дойти до истины. Всегда можно что-то завуалировать. Во время игры мы подмечаем многие нюансы, вплоть до того, как на что-то реагирует тренер соперника, и сразу после финального свистка, когда эмоции еще не остыли, можем сказать какие-то вещи, которые нас действительно волнуют.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Если я проявляю эмоции, то всегда это происходит по-доброму. Никогда не затрагиваю что-то личностное, не допускаю оскорбления, а если делаю замечания, то только футбольные, например, если игрок где-то не добежал или не выполнил задание. При этом стараюсь понимать, что футболист что-то не сделал не потому, что не захотел, а потому что по каким-то причинам не смог этого сделать. Друг к другу надо всегда относиться уважительно. И потом, если игрок что-то не сделал, виноват тренер. Значит, за время подготовки он не смог правильно донести до футболиста свое требование.

Пустыми криками тут не поможешь. Бывает, конечно, что проявляешь эмоции. Но прежде чем зайти в раздевалку, никогда не думаешь: сначала я разобью планшет, потом ударю по сумке, что-то скажу, и команда сразу начнет играть по-другому. Такие вещи всегда происходят по наитию. Конечно, когда видишь, что команда потухшая, стараешься ее встряхнуть. Если тренер показывает, что матч не проигран, борьба еще впереди, игрокам это передается. Не буду вдаваться в подробности, но у нас такие случаи бывали. 

– Давид говорит так, как есть. Игроки не должны останавливаться в развитии. Тем более, у них есть потенциал. Не люблю говорить о персоналиях, но несколько примеров все-таки приведу. Алан Цараев – два года выглядел не очень здорово, а в первой половине сезона он великолепно сыграл, очень нам помог. Давид Кобесов – тоже достойные показатели. Но если мы говорим об РПЛ, нам надо продолжать прогрессировать. Этого мало. 

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Мысль стать тренером появилась, когда доигрывал в «Кубани». Наш тренер Николай Южанин был в Высшей школе тренеров, и я поинтересовался, можно ли туда поступить. Мне повезло, я попал в группу, которая формировалась из футболистов, поигравших на уровне Премьер-лиги. Я подошел по всем критерием и приступил к обучению. Мы перескочили через категории С и B и сразу сдавали на категорию А. Как только получил лицензию, мне от Владимира Габулова поступило предложение возглавить «Аланию», и я его принял.

Согласен с бывшими футболистами, считающими, что тренерская работа сложная. Но у меня вопрос, почему тогда они обсуждают на ТВ тренерские решения, если вряд ли знают, над чем команда работала на тренировках? Например, Сергея Семака критиковали за оборонительный футбол в Лиге чемпионов. Но ведь у тренера наверняка были основания для этого. Прежде чем делать выводы, всегда нужно выслушать тренерское объяснение.

– Прежде всего отталкиваешься от состава футболистов и их качеств. Ведь одна из главных задач тренера – развитие игроков, чтобы они были сильнее. Например, мы увидели, что вратарь Ростислав Солдатенко хорошо играет ногами, хорошо отдает передачи, и подумали: почему бы нам не добавить еще одного футболиста в розыгрыш мяча? Тогда центральные защитники могут расставляться на поле совсем по-другому, не боясь расходиться. Возможно, в этом был риск, но я как тренер должен был попробовать. Дал Солдатенко лимит в пять голевых ошибок на сезон. И потом, не стоит забывать: впервые мы попробовали такую манеру игры вратаря, еще когда были в ФНЛ 2.

Еще одно решение – оставлять трех атакующих игроков на чужой половине поля. Об этом много говорят, но на самом деле мало кто делает. Хотя тот же «ПСЖ» со своим трио Неймар-Месси-Мбаппе спокойно может так играть и много забивать.

А мы видели, что атакующая группа игроков, которую мы используем, хорошо контролирует мяч, но не любит его отбирать. Постарались оттолкнуться от сильных качеств – так постепенно и сложился рисунок игры «Алании», который нас радует, хотя и не совсем. Мы много пропускаем, эту проблему нужно решить.

– Конечно! У нас есть Азамат Томаев, Георгий Натабишвили – у них свой стиль игры. Всегда нужно учитывать качества футболистов и использовать их сильные стороны.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Мне нравится, когда у футболиста есть характер. Это мнение Георгия, его позиция – мне что, игроку рот зашить? Нет! Футболист не должен молчать и бояться высказываться. А без характера нечего делать в спорте. И потом, если это будоражит, привлекает внимание аудитории – почему нет?

– Я этого не говорил. На самом деле такие результаты только радуют, потому что зрелищный, яркий футбол – это удовольствие для болельщиков. Люди приходят на стадион, платят деньги, чтобы получить эмоции. Если команды будут играть скучно, кто пойдет на трибуны? Пусть даже мы проиграем, условно 3:4, зато болельщики эту игру запомнят. Может быть, они не обрадуются результату, но даже негативное впечатление – это эмоция. Хотя, конечно, мы стараемся радовать своих болельщиков. Понятно, что результат для меня как для тренера важен. Но не менее важно, какой ценой он достается?

Мы стараемся показывать агрессивный футбол, играть через прессинг – делать все, чтобы привлекать людей на стадион. Хотим, чтобы за нами следили, в том числе и в Европе. Посмотрите, из России уезжают в основном игроки атаки. Представляете, что было бы, если бы у нас большинство команд играло вперед? Пока так действуют только две-три, а все почему? В РПЛ высока цена ошибки – в верхней части сражаются за еврокубки, в нижней – за выживание. Любая потеря очков чревата, любое решение арбитра рассматривают под микроскопом. Поэтому мое предложение – нужно увеличить количество команд в РПЛ. Чтобы те, кто находится в середине таблицы, старались развиваться, не боялись ошибаться, рисковали. В этом смысле мне нравится нынешний формат ФНЛ. Четыре команды вылетают, но у многих есть возможность что-то попробовать, что-то обкатать.

– Назову матч с «Оренбургом», в котором мы победили 1:0. Игра с «Факелом» тоже понравилась. Матч с «Велесом» перед зимней паузой – там мы забили после комбинации, которую тренировали перед игрой. Сейчас я учусь на категорию Pro, когда буду сдавать экзамены, как раз расскажу про эту атаку и покажу, как мы ее реализовали во время игры.

– Я уважаю все команды. «Торпедо» в этом сезоне потерпело меньше всего поражений. Против них сложно играть, но мы решили рискнуть, и это сработало. А могло и не сработать, как это произошло со «Спартаком-2». Там мы дали разбежаться команде, которая играет в комбинационный футбол. В игре с «Торпедо» наши задумки принесли результат.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Первое, о чем вспоминаешь – реакция болельщиков. Поклонники «Кубани» подходили после матча, благодарили и говорили, что никогда в Краснодаре не видели такого футбола. Второе – надеюсь, наша игра привлекла внимание хотя бы нескольких нейтральных зрителей. Я считаю, к такому должны стремиться 10 команд в ФНЛ и восемь в РПЛ. Не показывать скучный, муторный футбол, а играть ярко.

А то смотришь матчи, особенно поздней весной и зимой, и через пять минут хочется трансляцию выключить, потому что все понятно: главное отбиться, потом реализовать стандарт и как-нибудь заковырять мяч в ворота. Кому это интересно? Легче всего научить играть, когда 10 человек стоят за линией мяча, а потом убегают в одну-единственную атаку. Потом наши команды выходят в еврокубки, а там совсем другие скорости. Мы должны отвязываться от этого оборонительного футбола, чтобы быть конкурентноспособными в Европе.

Представим, что мы проиграли несколько матчей 4:5 или 3:4. Конечно, меня назовут тренером-клоуном. Но зато эти матчи останутся в памяти. Обязательно кто-нибудь в Гугле найдет такие игры и посмотрит, какие голы были забиты. А это ведь дополнительное внимание и новая аудитория! К этому надо стремиться, делать так, чтобы людям было интересно смотреть футбол.

– Я отбывал дисквалификацию и смотрел за игрой с трибуны вместе с нашим тренером по физподготовке Бранимиром Петровичем. За восемь минут до конца сказал ему, что отыграемся. Более того, при счете 5:4 в пользу «Кубани» думал, что мы успеем забить два и победим. Было видно, что «Кубань» просела, а мы нагнетали. В итоге все-таки забили, но сыграли вничью.

Конечно, тренера такие игры радовать не могут. После матча я сказал футболистам, что мы не имеем права пропускать пять. Но в то же время похвалил ребят, что проявили характер. Кому-то может показаться, что такая игра с нашей стороны – дурость. Но мы хотим показывать зрелищный футбол. Знаю, что в России есть хорошие футболисты, только их надо находить и работать с ними. Да, 5:5, возможно, – это взбалмошный футбол. Но мы знаем природу пропущенных голов. Это не что-то спонтанное, а грубые индивидуальные ошибки футболистов. Будем стараться над ними работать.

– Конечно. Когда находишься на трибуне, картина видна лучше. И это реально помогает. Например, в матче с «Томью» заметил, что защитники, боясь пропустить соперника, сужались и располагались друг к другу ближе, чем должны были. Хотя их задачей было растягивать фланги. Если бы находился в этот момент на скамейке, не факт, что увидел бы это. А так я связался с помощником, и мы быстро внесли коррективы. 

– Это естественный процесс, нам надо постоянно расти. Одна из идей – хотим использовать гибридные схемы и, например, в том же матче с «Велесом» мы даже структурно выглядели по-другому. Мы должны быть пластичными, потому что у других команд тренеры тоже умные, они изучают, как мы играем, готовятся и стараются придумать что-то неожиданное. Хочу сказать, что и нам это интересно, поскольку мы стараемся реагировать в ответ – получается своеобразный челлендж.

Повторюсь, поражения многому учат. «Спартак-2» здорово использовал свою сильную сторону – скорость. Но с другими командами у красно-белых может не получиться, потому что многие закрываются. В таких случаях «Спартак-2» лишается своего козыря, а в обороне соперники наказывают. Тем не менее игра с командой Евгения Бушманова заставила поразмышлять, как нам действовать против таких соперников, что нам нужно делать.

– Самое главное – чтобы футболисты получали удовольствие, и игра не превращалась в рутину. Есть команды, которые ставят автобусы. Но если спросить футболистов, нравится ли им это, кроме премиальных за результат, ответ вряд ли будет положительным. Да, мы пропускаем, но можем ответить голом, это и есть кураж. Более того, футболисты верят, что ничего невозможного нет. Даже если пропускаешь – можно отыграться и переломить ход матча. Причем все это нарабатывается на тренировках. Во время двусторонок идет игра, когда команды не хотят друг другу уступать, отвечая результативной атакой на атаку.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– На мой взгляд, у команды должна быть своя индивидуальность. То же самое и у тренера. Мне импонируют Юрген Клопп и Хосеп Гвардиола, у них есть свои особенности и идеи, но при этом никакие стажировки не позволят их узнать. Многие вещи приходят по наитию, в практике, и это остается с тренерами. Не считаю, что кто-то должен быть ориентиром или образцом. Надо развивать свою индивидуальность. Более того, надо делать так, чтобы на нас старались равняться.

Из российских специалистов выделю Курбана Бердыева. Вот к нему я бы поехал на стажировку! Может показаться, что у него закрытый футбол. Но полагаю, Курбан Бекиевич исходил из реалий – ему нужен был результат. Для меня показатель – работа в «Ростове». Посмотрите, где находилась команда и какой путь прошла – до участия в Лиге чемпионов. На мой взгляд, это говорит о классе тренера.

– То, что поле можно поделить на 30 зон. И в зависимости от того, где находится мяч, игроки должны структурно располагаться определенным образом. Мы буквально за ручку водим футболистов по полю, чтобы показать это и объяснить. Но, конечно, это огромная и очень кропотливая работа – здесь понадобится время. Еще один интересный аспект связан с фазой перехода из обороны в атаку. Очень важны первые 1-2 секунды в этом процессе. И это компонент, над которым работают многие команды.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Не стану произносить категоричные фразы. Если сейчас скажу, что никогда не буду ничего менять, а потом сделаю это, это будет выглядеть глупо. Скажу так: я буду стараться избегать ситуаций, когда придется закрываться, потому что наше кредо – атакующий футбол. Но всякое может быть, мы ведь еще должны просчитывать соперника. А вдруг он будет ждать, что мы будем играть в атаку и, соответственно, будет готовым к этому – что тогда? Быть может, как раз изменив свою игру, мы его удивим? Так что многое зависит от конкретной ситуации. Но все равно мы будем стараться ориентироваться на сильные качества наших футболистов.

– Почему нет? Задача тренера – развивать игроков, делать их сильнее, реализовывать потенциал. Другой вопрос, если сам тренер чувствует, что больше ничего не может дать команде. Тогда он должен честно об этом сказать, поблагодарить за совместную работу и уйти. Это, кстати, сразу видно. Если игроки перестают расти, более того, если они регрессируют, это значит, что идеи тренера уже не работают, и нужны перемены.

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Команда в любом случае должна развиваться, а новые футболисты привносить яркие краски. Когда игроки варятся в одном котле, им не с чем сравнивать. Собственно, и футболисты перестают развиваться, потому что перед глазами нет примера.  В РПЛ другое отношение, другие скорости, и к этому надо быть готовыми. Когда в команду приходит сильный футболист – это благо для всех. Остальные игроки к нему стремятся, работают над собой, повышают свой уровень. К примеру, к нам пришел Азамат Засеев, который до этого играл в «Уфе», и это сразу же дало эффект. Футболисты стали к нему присматриваться, стараться дотянуться до этого уровня. 

– Посмотрим, это предмет для анализа. Просмотр игроков – еще один большой пласт работы. У нас есть видеоаналитик, я изучаю рынок, кого-то нам предлагают. Это непростой процесс, однажды мы ошиблись – по видео игрок нам очень понравился, в том числе по ведению борьбы, а попав в команду, этого не показал. Обожглись, теперь подходим к этому осторожнее.

Я думаю, что нам нужно развивать своих игроков, есть талантливая молодежь, появилась академия. Конечно, можно провести закупку футболистов, которые дадут результат здесь и сейчас, но для этого нужны и финансовые возможности. Наш путь другой, все постепенно, надо двигаться к своей цели поступательно.

– С Аланом мы дружим. Знаю, что он был бы готов к нам прийти. Но он достиг определенного уровня, естественно, финансово нужно соответствовать. Второе – он хорошо выходит за ЦСКА, может поиграть на этом уровне еще несколько лет. Зачем ему переходить на ступень ниже? Как клуб мы тоже должны быть готовы к таким игрокам. Больше скажу, мы держим в уме не только Дзагоева. Говоря об осетинских футболистах, мы так же имеем в виду Ибрагима Цаллагова. Здесь ситуация идентичная.

– В Северной Осетии футбол знают и любят, а поражение, даже если команда играла красиво, не признается. В этом смысле я как главный тренер «Алании» испытываю некоторое давление, потому что хочется оправдать надежды болельщиков. Мы хотим занимать высокие места, причем не только в ФНЛ, но и РПЛ. Я работаю третий год, вижу, что есть прогресс, и он продолжается. 

«Хотим, чтобы за «Аланией» следили в Европе». Спартак Гогниев предлагает играть в атаку, а судьям – давать флэш-интервью

– Хорошо помню это чемпионство и последний матч сезона с «КАМАЗом». В городе царил ажиотаж. Я был на стадионе, помню, что после финального свистка много людей выбежало на поле. Мне было лет 15, я играл в футбол, и такие игроки как Инал Джиоев, Артур Пагаев, Бахва Тедеев, Мирджалол Касымов были большим примером для меня. Чемпионство «Алании» – это очень круто и, конечно, мне бы хотелось, чтобы этот результат был снова достигнут. Не сомневаюсь, что это произойдет. В Северной Осетии есть футбол, это подтверждает статистика – посмотрите, сколько наших воспитанников выступает на самом высоком уровне. Команда должна развиваться, процветать и у меня есть уверенность, что она вновь добьется большого успеха.

Ярослав Кулемин, Артем Лисовский

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

семнадцать + пятнадцать =