Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Гильермо Варела перешел в «Динамо» в октябре – в аренду из «Копенгагена». Впервые в РПЛ вышел на семь минут против «Локомотива», а дальше провел семь подряд матчей без замен, в том числе с «Зенитом» и дважды – со «Спартаком».

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Биография правого защитника впечатляет мощью клубов, но разочаровывает статистикой: 

– один матч за «Пеньяроль», после которого уехал в «МЮ»; 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

– четыре года в Англии, правда, всего 11 матчей за «дьяволов» во всех турнирах и две аренды – в «Кастилью» (33 матча) и «Айнтрахт» (10 матчей); 

– рехаб в «Пеньяроле», который принес два уругвайских чемпионства, но каждый раз Гиле проводил по половине сезона; 

– один полноценный сезон в «Копенгагене» и тоже чемпионство – правда, за предыдущий сезон, где провел только семь матчей;

– участие в ЧМ-2018 (полные матчи против Египта и Саудовской Аравии) и ноль вызовов в сборную после этого. 

В 27 Варела приехал перезагружаться в Россию. 

Александр Головин поговорил с ним, чтобы узнать, как искать мотивацию в РПЛ после топовых лиг, что делать, если родной человек лежит в коме полтора месяца, и чем Дэвид Мойес бесил ветеранов «МЮ». 

– С квартирой все нормально, – говорит Варела, который в первом интервью после перехода в «Динамо» рассказывал, что ищет жилье. – Снял в «Москва-Сити». «Лужники» не видно, окна в другую сторону, но панорама – отличная.  

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

В детстве в Уругвае у меня была хорошая квартира. Родители работали, я ни в чем не нуждался. Но, конечно, эти квартиры разные. В детстве – маленькая, сейчас – большая и в центре города. 

 До 14 лет передо мной стоял выбор – учиться или играть в футбол. Помню, как сел с родителями за стол и сказал: «Учиться не хочу, хочу заниматься футболом». Тогда не существовало соцсетей, интернета и компьютеров – детям нечем было заняться, все играли во дворах. Тем более в Уругвае люди увлечены только футболом, никто не смотрит на другие виды спорта. Помню, как с первого класса отец водил меня на игры «Пеньяроля». Или как в мои девять лет мы 10 часов ехали на автобусе в Аргентину, чтобы посмотреть матч Аргентина – Уругвай. 

В «Пеньяроль» я попал в 13 лет, на просмотр привел отец. До этого с шести лет играл за «Данубио» – команду из Монтевидео, где я родился. Но «Манчестер Юнайтед» узнал обо мне не по клубу, а по выступлениям за молодежную сборную. Сначала позвали на двухнедельный просмотр в Англию, потом я хорошо сыграл на чемпионате мира U-20 в Турции и подписал контракт. Кроме «МЮ», были предложения из Италии и Испании. Не вспомню все команды, но, кажется, звали в «Торино». Конечно, я выбрал «Манчестер». После этого интересовался «Реал Мадрид», но я уже подписал контракт в Англии. Зато потом меня отдали в «Реал» в аренду. 

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

В составе «МЮ» я не закрепился, но не жалею о переходе. Наверное, если бы попал в менее сильный клуб, было бы больше шансов играть. Но «Манчестер» – великий клуб, я не мог не воспользоваться шансом. 

В те две недели, пока я находился на просмотре, «МЮ» участвовал в чемпионской гонке в АПЛ. Помню, как перед игрой с «Арсеналом» Де Хеа и Эррера спросили: «Ты хоть знаешь игроков соперника?» А я никого не знал, потому что не интересовался европейским футболом. Я из Южной Америки, у нас свои герои. Стало стыдно, они надо мной смеялись. 

Во время просмотра главным тренером еще оставался Фергюсон. Он говорил, что ему нравится моя манера игры, что он бы хотел, чтобы я остался в команде: «Не стесняйся, чувствуй себя как дома, мы тебе поможем». Потом я поехал на чемпионат мира U-20. Вернулся – а он уже ушел, назначили Мойеса. У него не получилось в команде, но не сказал бы, что проблема заключалась в нем. В клубе проходили глобальные перемены, а он просто стал заложником ситуации. Так бывает, когда приходишь после великого специалиста – сложно адаптироваться. 

История про запрет картошки фри – правда. До Мойеса в «МЮ» вообще не было правильного питания, игроки ели все подряд: какие-то соусы, недиетическую пищу, в том числе фри. Дэвид запретил половину вредной еды. Игрокам это не понравилось, тем более все они такие опытные: Ван Перси, Гиггз, Руни. Гиггз вообще проводил тогда последний сезон, был уже как играющий тренер, учился на тренера. Такой переходный период.

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

В России более правильное питание, чем тогда было в Англии. А самую странную еду застал в Дании. Попробовал один раз – не понравилось, и больше не ел. Это было что-то вроде салата с мясом. Я даже не понял, какие конкретно ингредиенты, даже спрашивать не стал. Дальше питался только сам. 

Одна из моих проблем – в Англию я приехал очень щуплым. По сравнению с тем временем сейчас я даже толстый, ха-ха. Много занимаюсь, поэтому стал помощнее. Все это началось в «МЮ» – ходил там в зал до тренировки один и после – всей командой. Когда вечером выходил из зала, не мог держать руль и вести машину, настолько у меня болели мышцы. 

В Германии я продолжил заниматься с личным тренером, в России его нет, потому что мой персональный тренер – жена. У нее есть лицензия, все как положено. Мы даже познакомились с ней в зале. Это случилось в Уругвае два года назад. Я ходил каждый день, занимался дополнительно, она – тоже. Человек, который позвал меня в зал, знал ее. Мы познакомились, стали общаться, куда-то ходить, ужинать. Так все закрутилось.

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Сейчас она проводит в зале по два часа каждый день – намного больше, чем я. И не останавливается даже в Москве – нашла хорошее место в «Афимолле». Устроиться на работу пока не думала, потому что в России это сложно: нужна специальная виза, разрешение на работу. Но если останусь в Москве на более долгий срок, то это можно устроить. 

При Мойесе я провел шесть месяцев и ушел в аренду в «Реал». 

Между этими событиями случилась трагедия с родителями. Они отъехали от светофора, дорогу перебегала собака. Чтобы не задавить ее, отец резко вывернул руль. Машина перевернулась.

После катастрофы никто не знал, будет мама жить или нет – полтора месяца она провела в коме. «МЮ» отпустил меня в Уругвай. Все это время я находился рядом с мамой. И еще 20 дней после выхода из комы. 

Универсального совета для таких ситуаций не бывает, каждый принимает их по-своему. Я молился богу и надеялся на лучшее. Ничего больше не оставалось. 

Сейчас со здоровьем папы все хорошо, а мама до сих пор не может двигаться, полностью парализована. Но она позитивный человек, воспринимает все стойко. 

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Находясь рядом с мамой, я выпал из футбола больше чем на два месяца. Думаю, эта ситуация повлияла на мою карьеру, выбила из ритма. 

Вернувшись в Европу и в футбол, я оказался в «Кастилье». Так началась моя работа с Зиданом. Он очень поддерживал меня после трагедии, всегда верил. И помог пережить этот момент в моральном плане, справиться с катастрофой. 

Мне нравилась его манера говорить только прямо, без намеков. Не как некоторые тренеры, которые ничего не говорят, чего-то ждут, а потом делают замечания, что ты все неправильно выполняешь. Я чувствовал, что он станет хорошим тренером – в нем было много энергии, интеллекта. 

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Думаю, Зидан и Оскар Табарес – лучшие тренеры в моей карьере. Зидан очень многое сделал для меня, а Табарес взял на чемпионат мира в России. Он вообще большой профи. Например, сейчас передвигается на инвалидной коляске, но руководит всем процессом: дает установку перед тренировкой и игрой, говорит помощникам и игрокам, что нужно делать, и подсказывает во время тренировок. С ним нет никаких проблем.

Я играл за «Кастилью», но тренировался с основой. Видел на занятиях Криштиану – там он такая же бестия, как и в игре. Он живет футболом, никогда не останавливается.Другие так не могут. Хотя если выбирать между ним и Месси, то Лео я ставлю выше. Месси несравним с другими игроками, он лучший, ему многое дано от природы. 

В Испании я застал Марсело. Он и Дани Алвес – те игроки, на которых я равняюсь. Стараюсь делать как они, но не всегда получается. Они очень техничные ребята, любят играть в атаку, и это у них идет от природы. Природа и задатки определяют многое, хотя и должны сочетаться с хорошей работой. Но если задатков нет, то ничего не получится, как бы ты ни старался. 

У меня четыре самых ценных татуировки. Эту сделал, когда родился племянник. Эти – имена сестер, Флоренции и Майте. Эта – в честь «Пеньяроля». Имя сестренки Флоренции набил первой.

Не знаю Мамаева, но мечты забить все тело у меня нет. Пока об этом вообще не думаю. Для меня татуировки не мода. Мода временна, а я хочу, чтобы они остались со мной на всю жизнь. Мне просто нравятся татуировки.

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Перед финалом Кубка Германии я набил на руке изображение из интернета. То, что случилось потом, – какая-то странная история (Варела пропустил почти весь сезон 2016/17 из-за травмы, но сыграл в последних четырех матчах Бундеслиги. По версии «Айнтрахта», за пять дней до финала Кубка он набил татуировку, которая воспалилась, хотя врач и тренер просили отложить тату. После этого Нико Ковач не включил Гильермо в заявку на финал, а спортивный директор клуба Фреди Бобич объявил о незамедлительном прекращении аренды – Sports.ru). Во-первых, у меня не было никакого воспаления. Потом клуб даже извинился за эти слова, подтвердил, что это неправда. Не включать меня в заявку на финал – решение Ковача. 

Во-вторых, татуировку я набил за неделю до игры. Это нормальный срок, у меня никогда не было с этим проблем. Тем более речь про руку, а не ногу. Просто потом в матче случилось столкновение, меня задели бутсой. Пошла кровь, но ничего больше – никакой инфекции. В клубе за это зацепились, сказали, что воспаление, инфекция. На самом деле ничего страшного не произошло. 

В-третьих, в клубе сложились напряженные отношения со мной. Я получил травму голеностопа, хотел делать операцию в Манчестере, а мне не разрешили. Сказали, что я выступаю в Германии, значит, должен делать во Франкфурте. В итоге сделали неправильно, все долго заживало. Я играл через боль, становилось только хуже, пропускал матчи, отношения накалялись. Эта травма самая неприятная в карьере, из-за нее у меня не получилось в Германии. 

Кроме предложения от «Динамо», мне поступило еще два – из «Алавеса» и «Хетафе». Выбрал Россию, потому что играл здесь на чемпионате мира, все понравилось. Плюс в Испании предложили условия, которые мне не подошли. Хотя не скажу, что в «Динамо» у меня самая высокая зарплата в карьере. Самая высокая была в Германии. 

Если сравнивать ожидание и реальность, то я меньшего ждал от российской лиги. Меня удивил уровень, насколько он высокий: футбол очень быстрый, техничный, интенсивный, при этом много борьбы. Это стало настоящим открытием. РПЛ можно считать одной из лучших лиг Европы. 

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

Москва тоже поразила – красотой и масштабом. Это лучший город среди тех, где я играл. В Мадриде мне удобно, потому что все говорят на испанском, но Москва другая, она отличается от всего, что я видел раньше. Больше всего нравится собор, который находится на Красной площади (Василия Блаженного – Sports.ru). Хочется увидеть больше, но пока никуда не ходил из-за карантина. Я не болел и не хотел бы выходить лишний раз в скопление людей. 

Единственная проблема – русский язык, он очень сложный. Похожее было, когда приезжал в Англию, вообще не знал английский, но со временем выучил. Сейчас понимаю почти все, но не говорю. Но английский и испанский основаны на латинице, у них хоть есть общие места – плюс в школе учил английский, с ним было проще. А в русском другой алфавит, произношение. Но через год выучу русский. 

Мне нравится в Москве, хотелось бы играть здесь несколько лет. Тут мне не скучно. С помощью агента нашел в городе людей, которые говорят по-испански, общаюсь с ними. Больше всего с Андреасом, он здесь работает, но не знаю, где именно – точно не связан с футболом. Второй человек – одноклубник Володя Москвичев (21-летний полузащитник, провел за клуб шесть матчей в РПЛ – Sports.ru). Он учился в испанской школе и может неплохо разговаривать. Но как начал общаться со мной, подтянул уровень, ха-ха. 

«Когда родители попали в катастрофу, мне помог Зидан». Уругваец из «Динамо», который играл в «МЮ» и «Реале»

***

Когда был маленьким, конечно, мечтал играть в «Реале» и «Барселоне». Сейчас я не знаю, где мой настоящий уровень – «МЮ», «Реал» или «Копенгаген». Надеюсь, что смогу добиться большего, чем то, что у меня есть. Несмотря на то, что мне 27 лет.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × два =