Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Во время недолгих, но бурных протестов вокруг Суперлиги очень часто обсуждалось, что «Футбол был создан бедняками и украден богачами». Понятно, что многими, кто выходил на протестные акции к стадионам, двигали эмоции, но все-таки с каждым годом все больше клубов топ-лиг становятся собственностью миллиардеров, корпораций и фондов со всего света. 

Для кого-то из богатых собственников футбольный клуб может быть просто дорогой игрушкой, для кого-то – способом обзавестись связями в местном истеблишменте и бизнес-кругах, кто-то, как Франсуа Пино – футбольных клубов в Европе, – просто хочет поддержать клуб из родного Ренна. И все-таки большинство владельцев, как люди бизнеса, рассматривают клуб как актив, который должен приносить максимальную прибыль. А значит, попытки еще больше коммерциализировать футбол мы еще увидим. 

Sports.ru изучил, кто владеет или управляет клубами в пяти ведущих европейских лигах (АПЛ, Ла Лига, Серия А, Бундеслига и Лига 1), чтобы составить портрет среднестатистического владельца.

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Скажем сразу: единой картины не получилось, лиги довольно сильно отличаются друг от друга и с точки зрения инвестиционной привлекательности (здесь АПЛ, с ее гигантским телеконтрактом, вне конкуренции), и с точки зрения исторических принципов владения (часть клубов в Испании и большинство клубов в Германии принадлежат болельщикам, хотя частные инвесторы все активнее проникают и в Ла Лигу, и в Бундеслигу).  

Единственное, что объединяет собственников и топ-менеджеров клубов вне зависимости от страны – средний возраст. Футбол принадлежит бумерам: средний возраст тех, кто определяет стратегию развития клубов в Англии, Италии и Испании – 58-60 лет, во Франции – чуть ниже (55 лет), в Германии – чуть выше (65 лет). А дальше начинаются различия. 

Лишь 6 из 20 владельцев клубов АПЛ – британцы по рождению. И их число продолжает сокращаться. 

Покупка английского клуба сегодня выглядит привлекательной инвестицией до такой степени, что в сферу их интересов попадают даже клубы ниже АПЛ. Богатейший пакистанец Шахид Хан – владелец «Фулхэма», малайзийскому миллиардеру Тони Фернандесу принадлежит основная доля в «Куинз Парк Рейнджерс», а владельцем скромного «Барнсли» стал американский магнат Чен Ли. И это далеко не полный список. 

Из АПЛ британцев вытесняют еще быстрее. Владелец «Ньюкасла» Майк Эшли уже больше года продает клуб саудитам, а вокруг возможной продажи «Вест Хэма» порномагнатами Салливаном и Голдом слухи ходят очень-очень давно. 

В традиционной топ-6 лишь один клуб принадлежит англичанину – «Тоттенхэм». Его основной владелец Джо Льюис, заработавший миллиарды на бирже, когда поставил на падение британского фунта в 1992 году, в дела команды не лезет. А его младший партнер – президент «Тоттенхэма» Дэниэл Леви неоднократно подчеркивал, что не планирует продавать клуб в ближайшей перспективе. Но, возможно, это просто вопрос суммы. 

Еще двое британских владельцев, которые не планируют расставаться с клубами, – Тони Блум из «Брайтона» и Мэттью Бэннам из «Брентфорда» – выделяются бэкграундом. Оба – выходцы из букмекерского бизнеса. Причем Блум был боссом Бэннама в компании Premier Bet 20 лет назад. 

Главные покупатели – американцы. Бизнесменам из США принадлежат уже пять клубов АПЛ. Практически все они – профессиональные финансисты.

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

Как минимум шесть клубов Ла Лиги обходятся без крупных инвесторов и принадлежат десяткам тысяч сосьос – болельщикам клуба с членским билетом (в том числе «Реал» и «Барселона»). 

Такая форма владения – дань традициям. В начале XX века взносы сосьос обеспечивали большую часть бюджета. Правда, в 1992 году клубы обязали перерегистрироваться в акционерные общества. Прежняя форма собственности делала клубы непрозрачными: их расходы становились неконтролируемыми, долги росли, а потребовать возврата было не с кого. 

Исключения сделали только для четырех клубов: «Реала», «Барселоны», «Атлетика» из Бильбао и «Осасуны» – потому что они были безубыточными пять сезонов подряд начиная с 1985/86. Поэтому они до сих пор остаются некоммерческими ассоциациями, принадлежащими сосьос. 

Впрочем, ряд клубов, де-юре ставших акционерными обществами, сохранили прежние принципы управления, сделав акционерами десятки тысяч болельщиков. Среди таких – «Реал Сосьедад» и «Леванте».

Без поддержки инвесторов сложно обходиться даже гигантам. Долг «Реала» превысил 900 миллионов евро, «Барселоны» – 1,2 миллиарда. Поэтому истерика президента мадридцев Флорентино Переса после провала Суперлиги легко объяснима. 

 В отличие от АПЛ, среди иностранных владельцев клубов Ла Лиги нет арабских шейхов, американских инвестбанкиров и российских олигархов. Зато есть инвесторы из Юго-Восточной Азии: крупнейшие акционеры «Гранады» и «Эспаньола» – граждане Китая, а «Валенсию» вот уже семь лет возглавляет уроженец Сингапура Питер Лим, ставший миллиардером после продажи компании по производству пальмового масла. 

В предстоящем сезоне в Ла Лиге появится и американец. Деньги бизнесмена из Аризоны и владельца клуба НБА «Финикс Санс» Роберта Сарвера помогли сделать то, что не удалось тренеру Валерию Карпину – поднять «Мальорку» в элитный дивизион. 

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

Треть клубов Серии А принадлежат иностранным инвесторам. Еще несколько лет назад трудно было представить, что кто-то может заинтересоваться итальянской лигой: устаревшие стадионы, коррупционные скандалы и отсутствие интриги в борьбе за скудетто. Серия А растеряла величие 80-х и 90-х, а по числу банкротств опережала все страны мира. 

Приход инвесторов – хороший знак и подтверждение, что за продолжительным пике последует взлет. Несколько клубов скоро реконструируют старые стадионы или построят новые. 

Пятеро из семи иностранных инвесторов в Серии А – американцы, главным образом это выходцы из финансового сектора, которые пришли за прибылью, а не имиджем. 

Итальянские собственники клубов Серии А – из самых разнообразных сфер бизнеса. Наиболее популярен футбол у производителей и продавцов модной одежды и кинопродюсеров, что из России, с бюджетно-сырьевой структурой собственности, выглядит необычно. Представить владельцами клубов РПЛ Никиту Михалкова или Валентина Юдашкина можно с большим трудом.    

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

За 2020 год французская лига потеряла, по оценке агентства AFP, 1,3 миллиарда евро – из-за недоигранного чемпионата-2019/20, тотального карантина на матчах-2020/21 и разрыва только заключенного медиаконтракта с компанией Mediapro на три сезона. Чтобы покрыть выпавшие доходы, лиге пришлось набрать кредитов – и как их возвращать, пока не очень понятно.

Реакция последовала незамедлительно: американские владельцы «Бордо» просто отказались от дальнейшего владения клубом. Его в межсезонье приобрел экс-владелец «Лилля» Жерар Лопес. При этом сам Лопес был вынужден прямо по ходу чемпионского сезона продать клуб, чтобы закрыть долги перед банками.

Ситуация вряд ли может вызвать хоть какой-то оптимизм, даже у людей с многомиллиардными состояниями, которых в Лиге 1 много. 

Именно во Франции играет клуб, принадлежащий самому богатому из собственников в топ-5 лиг. И речь не о «ПСЖ», а о гораздо более скромном «Ренне» и 84-летнем Франсуа Пино, владельце империи люксовых товаров, на которые так любят тратить деньги футболисты: Balenciaga, Bottega Veneta. 

В следующем сезоне в Лиге 1 состоится первое в истории аравийское дерби – «ПСЖ» катарского эмира встретится с поднявшимся из второго дивизиона «Труа» дубайского шейха Мансура. 

Многие владельцы французских клубов сделали деньги в сырьевом секторе. Хотя Франция не относится к числу нефтяных гигантов, тут сразу два представителя этого сектора: богатейший британец Джим Рэтклифф, которому принадлежит «Ницца», и азербайджанец Хафиз Маммадов из «Ланса».  

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

Для потенциальных инвесторов Германия – самая непривлекательная лига в топ-5. Все дело в знаменитом правиле «50+1», по которому контрольный пакет акций должен оставаться в собственности зарегистрированных членов клуба, то есть болельщиков. Частные инвесторы могут в лучшем случае рассчитывать на миноритарную долю. 

Это правило очень нравится немецким болельщикам, но не слишком – потенциальным инвесторам. И Германия не была бы Германией, если бы принятые когда-то правила можно было бы отменить в один день при помощи чемодана с наличными.   

Правило «50+1» по-прежнему определяет лицо немецкого футбола, однако несколько поправок открывают лазейки для особо упорных – например, клуб можно купить после 20 лет крупных финансовых вливаний в его структуру. По этому пути пошли заводские клубы крупных концернов («Байер» и «Вольфсбург») и владелец корпорации SAP Дитмар Хопп и его «Хоффенхайм». 

Разумеется, сложно ожидать, что какие-то шейхи или китайские миллиардеры будут ждать 20 лет. Правда, есть пример корпорации Red Bull, которая единовластно владеет «РБ Лейпциг», но формально не нарушает правило «50+1» благодаря нехитрой бумажной схеме. 

Правилом предусматривается, что у болельщиков должно быть большинство акций и право влиять на часть процессов (например, на цены на билеты). И в «РБ Лейпциг» большинство голосов тоже у членов клуба – только если у «Баварии» их десятки тысяч, то у «РБ Лейпциг» – всего 17, и все они – из числа руководителей Red Bull.

Однако в большинстве немецких клубов правило «50+1» продолжает работать, а за грамотное финансовое управление отвечают профессиональные менеджеры. Обычно это пожилые (60+ лет) выходцы из различных корпораций – болельщики клубов, которые не прочь на пенсии порулить футболом. 

Кому принадлежит футбол? Путеводитель по владельцам всех 98 клубов топ-5 лиг

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − 10 =