Крупнейшая сделка в истории мирового футбола по продаже «Челси» оказалась под угрозой срыва менее чем за месяц до дедлайна – 31 мая. Правительство Великобритании, которое должно одобрить сделку, дало понять, что не сделает это, если будут сомнения в том, что хотя бы пенни от продажи клуба достанется Роману Абрамовичу.

Такие сомнения возникли после новостей о реструктуризации сделки. Если проблема не будет решена в ближайшие три недели, последствия для действующего победителя Лиги чемпионов могут быть катастрофическими: «Челси» не получит лицензию для участия в АПЛ на следующий сезон и лишится профессионального статуса.

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

Первые сообщения о том, что Роман Абрамович утратит контроль над «Челси», появились 26 февраля. Правда, в начале речь шла лишь о том, что бизнесмен передаст все полномочия по управлению клубом благотворительному фонду «Челси», а сам останется владельцем, который не вмешивается в управление. 

Но такой подход встретил критику в Великобритании – пресса и общественность называли передачу клуба в фонд «уловкой« и требовали реальной продажи. 2 марта Абрамович смирился и заявил, что продаст «Челси». В этот момент запустилась сага, за которой следит весь футбольный мир. 

На этой неделе сделка, которая точно станет самой крупной в истории футбола, вроде бы вышла на финишную прямую. 29 апреля швейцарское издание Blick со ссылкой на свои источники сообщило, что Абрамович определился с фигурой покупателя. Из четырех претендентов, отобранных американским инвестбанком Raine Group (изначально заявок на покупку было восемь), владелец «Челси» выбрал американо-швейцарский консорциум, во главе которого стоят совладелец бейсбольного клуба «Лос-Анджелес Доджерс» Тодд Боэли и швейцарский бизнесмен Хансйорг Висс. По данным Blick, они готовы заплатить за «Челси» более 3,5 млрд фунтов. Эту информацию подтвердили и источники ведущих британских медиа.

По их данным, консорциум Боэли и Висса получил так называемый «период эксклюзивности» длительностью в пять дней. Этот термин используется при проведении сделок по слияниям и поглощениям, когда стороны сделки подписывают договор: продавец обязуется не вести никаких переговоров с другими потенциальными покупателями, а претендент на покупку вправе получить доступ к интересующим его финансовым документам компании, которую он собирается купить. После завершения «периода эксклюзивности» стороны объявляют либо о достижении договоренности о сделке, либо о том, что она сорвалась. И тогда период эксклюзивности передается следующему претенденту. 

Обычно этот период длится гораздо дольше – до двух месяцев. Однако в случае с «Челси» столько времени просто нет – сделка должна быть закрыта до 31 мая. В этот день истекает срок действия «временной лицензии», которую правительство Великобритании выдало находящемуся под санкциями Роману Абрамовичу специально для того, чтобы тот успел продать клуб. О том, станут ли Боэли и Висс новыми владельцами «Челси», должны объявить до конца этой недели. 

Однако 4 мая Sky Sports и The Times со ссылкой на свои источники сообщили, что правительство Великобритании и участники аукциона получили от материнской компании «Челси» Fordstam Ltd неожиданную информацию о структуре будущей сделки. Fordstam настаивает, что 1,6 млрд фунтов от суммы, уплаченной покупателем «Челси», пойдет на погашение долга клуба перед компанией Camberley International Investments.

По умолчанию считалось, что это структура Абрамовича, через которую он финансировал «Челси». Но не все так просто.

В этом-то и проблема. 2 марта, объявляя о планах продать клуб, Абрамович сделал официальное заявление, в котором было однозначное утверждение о готовности простить долг.

«Продажа не будет резкой. Я не буду просить погасить какие-либо долги. Владение клубом для меня никогда не было вопросом бизнеса или денег, а было проявлением страсти к игре и к этому клубу. Более того, я поручил своей команде создать благотворительный фонд, в который будет перечислен весь чистый доход от продажи. Фонд будет создан в интересах всех пострадавших на Украине».

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

10 марта, спустя 8 дней после этого заявления, Роман Абрамович был включен в санкционный список лиц, которым запрещалась любая бизнес-деятельность в Великобритании. Это означало, что все активы бизнесмена, включая счета, недвижимость и доли в компаниях, оказались заморожены. То есть де-юре они по-прежнему принадлежали Абрамовичу, однако он был лишен возможности ими распоряжаться.

Для того, чтобы «Челси» имел возможность завершить сезон, клубу была выдана «временная лицензия». С ней «Челси» мог продолжать платить зарплату сотрудникам и оплачивать расходы команды на гостевых играх. При этом была запрещена продажа билетов на матчи – посещать их могут только владельцы абонементов или купившие билеты до 10 марта. Также под запрет попала торговля мерчем.

Предполагалось, что все деньги от продажи «Челси» поступят на специальный счет, право распоряжаться которым будет у правительства Великобритании. Вопрос с долгом считался закрытым и не подлежащим обсуждению.

Но теперь представители Абрамовича говорят, что списание долга технически невозможно из-за статуса бизнесмена. Временные послабления предоставлены именно «Челси», а другие активы Абрамовича в Великобритании полностью заморожены, он не может ими распоряжаться. Решение о списании долга должен принимать не «Челси», а компания, которая выступает кредитором и формально к клубу отношения не имеет. Для того, чтобы она списала долг, необходимо решение собственника, так как речь идет об очень крупной сумме. А Абрамовичу, как лицу, находящемуся под санкциями, запрещено принимать любые финансовые решения кроме одобрения сделки по продаже «Челси», которая находится под полным контролем британского правительства.   

Купив «Челси» в 2003-м, Роман Абрамович инвестировал значительные средства, чтобы быстро вывести клуб в число лидеров АПЛ. По подсчетам британских журналистов, за все годы владения Абрамович потратил на «Челси» чуть более 2 млрд фунтов личных средств. Большая часть этих денег пошла на покупку дорогостоящих звезд и оформлялась как кредит клубу со стороны другой компании владельца.

В этой схеме нет чего-то уникального, так действуют владельцы клубов в разных странах. Например, Борис Ротенберг в 2013-2015 годами таким же образом финансировал московское «Динамо». О том, что это был долг, стало известно только после ухода бизнесмена из клуба, когда его структура потребовала возврата 75 миллионов евро.

Финансирование займами от связанной структуры позволяет не только предъявить долг к оплате, но и является одним из способов финансировать клуб, обходя правила финансового фэйр-плэй.

Подсанкционный статус Абрамовича подразумевает, что любые средства, поступающие на счета, сразу же замораживаются. Теоретически бизнесмен может быть исключен из санкционного списка и получить доступ к своим счетам и активам, но это представляется сейчас маловероятным. Таким образом, если часть денег от продажи «Челси» пойдет на выплату долга структурам Абрамовича, то они тоже окажутся замороженными.

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

Но у журналистов The Times появились вопросы. В отчетности материнской компании «Челси» Fordstam Ltd указано: «Финансирование обеспечивает конечная контролирующая сторона – Роман Абрамович». В разделе «операции со связанными сторонами» упомянут основной источник поступления денег в Fordstam – компания Camberley International Investments Ltd, зарегистрированная во внутреннем британском офшоре на острове Джерси. По данным на 30 июня 2021 года, долг Fordstam перед Camberley составлял 1,514 миллиарда фунтов. Сейчас, по данным клуба, он достиг 1,6 миллиарда.  

Сопоставив эти два пункта финансовой отчетности, легко прийти к выводу, что компания Camberley – это и есть Роман Абрамович, который занимает своему клубу деньги на покупку очередного Лукаку.  И, вероятно, это так и есть. Но существует и юридическая сторона вопроса, которая, по данным серьезных британских медиа, беспокоит правительство. «Очень сложно установить конечного бенефициара компании Camberley, – пишет The Times. – В доступных документах есть данные только об Эндрю Джексоне – профессиональном управляющем активами ультрабогатых людей. Он не дает информацию о своих клиентах. А пресс-служба Абрамовича отказалась отвечать на прямой вопрос о том, является ли бизнесмен владельцем компании Camberley».

Участники аукциона опасаются, что проверка компании из офшора на предмет возможности каким-то образом уклониться от заморозки активов может затянуться, а времени до закрытия сделки остается совсем немного.

К тому же в правительстве недовольны тем, что даже если эти деньги будут заморожены, их невозможно потратить на благотворительность и социальные проекты, как было намечено изначально.   

Любая неопределенность несет риски для «Челси». Сделка должна быть одобрена с одной стороны Абрамовичем, с другой – правительством. Без их согласия сделка не состоится, и «Челси» может потерять профессиональный статус. Временная лицензия, которая позволяет «Челси» продолжать работу в нынешних условиях, действует до 31 мая.

9 июня пройдет ежегодное собрание АПЛ, на котором будет официально утвержден список участников лиги на сезон-2022/23. Если к этому моменту у «Челси» не будет нового владельца, клуб останется без профессиональной лицензии и не сможет участвовать в турнире.

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

Непосредственно сделкой занимается американская инвесткомпания Raine Group. Ее выбрал лично Абрамович. По данным Reuters, основатель Raine Джо Рэвич – давний знакомый Абрамовича. В 1990-х он работал в России в юридической компании Cleary Gottlieb Steen & Hamilton. Эта компания консультировала правительство при подготовке ряда законов о защите частной собственности, а до 2018 года выступала в качестве эксклюзивного поставщика юридических услуг для Российской Федерации в судах за пределами страны. Адвокаты компании, в частности, защищали Россию в судах с акционерами «Юкос», длившемся десять лет, а также выступали на стороне России в судебном споре с Украиной по выплате долга в 3 млрд долларов.

Raine занималась выбором предпочтительного покупателя, проверяла представленные претендентами гарантии оплаты в случае заключения сделки, а также оценивала инвестиционные планы возможных покупателей. Предложение консорциума Боэли и Висса, по данным британских медиа, не было самым крупным: британский нефтяной магнат Джим Рэтклифф предлагал больше – 4,25 млрд фунтов, однако сделал это 29 апреля, когда срок подачи заявок уже истек. На этом основании Reine сразу отклонила предложение Рэтклиффа, который, по данным Bloomberg, является самым богатым человеком в Великобритании с состоянием 15,4 млрд долларов. 

Ожидается, что Reine может объявить о достижении окончательных договоренностей с консорциумом Боэли-Висса уже в пятницу. После этого сделку должна утвердить правительственная комиссия. И вот с этим одобрением, учитывая последние обстоятельства, могут возникнуть проблемы.   

Правительство Великобритании, еще не получив денег за «Челси», уже придумало, как их потратить. Большая часть суммы должна пойти в благотворительные фонды на поддержку жителей Украины, как и собирался изначально Абрамович.

Однако с приближением дедлайна в правительстве заговорили о том, что было бы неплохо часть этих денег использовать на финансирование программы развития массового и детского футбола в стране. Первым тему поднял Девид Дейн – бывший совладелец «Арсенала». Он направил в правительство письмо, в котором изложил свое видение ситуации.

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

«Без сомнения, пострадавшие жители Украины должны быть в центре нашего внимания и мыслей. Мы должны сделать все, чтобы использовать деньги от продажи «Челси» для поддержки гуманитарных усилий. Но у нас есть возможность часть денег направить на социальные проекты, связанные с футболом в Великобритании. Инвестиции в поля, молодежные академии и спортивные объекты в неблагополучных районах страны могут многое изменить в жизни местных сообществ и молодежи. Это поможет создать новое поколение английских футбольных звезд, а также поддержит сплоченность внутри локальных сообществ, создаст новые рабочие места, снизит преступность среди молодежи, поможет развивать женский футбол».

По расчетам Дейна, представленных правительству 750 миллионов фунтов хватит, чтобы создать в стране тысячу новых полей с искусственным газоном нового поколения и реконструировать более 20 тысяч уже существующих полей с устаревшей инфраструктурой.

Как пишет The Times, Дейн уже провел переговоры с старшим советником премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона Дэвидом Канзини, который согласился, что подобный подход вписывается в правительственную концепцию развития массового спорта.

Хочется верить, что проблема долга, возникшая в ходе продажи «Челси», все-таки имеет решения и оставшегося до дедлайна времени хватит, чтобы закрыть сделку.

Тогда-то и станет известен новый владелец. Да, консорциум Боэли и Висса выглядит очевидным фаворитом, но учитывая все обстоятельства, сопровождающие эту авральную продажу, все еще может измениться в последний момент. Тем более, что другие претенденты не теряют надежды – британские медиа пишут, что Джим Рэтклифф продолжает встречи с руководителями самых влиятельных фан-групп «Челси», надеясь, что те смогут оказать давление на центры принятия решений.

Среди аргументов Рэтклиффа не только самая крупная из заявленных претендентами сумм на покупку (4,25 млрд долларов). Он обращает внимание на то, что в случае одобрения заявки Боэли-Висса крупнейшим акционером «Челси» станет американский инвестиционный фонд Clearlake, который и предоставляет финансирование под сделку.

Если этот план осуществится, то калифорнийскому фонду достанется 66% клуба, а Боэли и Висс, а также присоединившийся к консорциуму бизнесмен Джонатан Голдштейн, станут миноритариями. Боэли при этом получит пост президента клуба и статус управляющего партнера, а другие члены консорциума – места в совете директоров.

Таким образом «Челси» станет четвертым клубом из топ-6 АПЛ (вместе с «Ливерпулем», «Манчестер Юнайтед» и «Арсеналом»), который окажется собственностью американских инвесторов. Британские болельщики без особого восторга принимают американских хозяев, сетуя на слишком, по их мнению, коммерческий подход к управлению клубами в ущерб традициям и интересам простых фанатов.  

Рэтклифф играет на антиамериканских настроениях британских болельщиков. «Я хочу, чтобы Reine прислушались ко мне и не сбрасывали со счетов наше предложение по формальным основаниям: Мы британцы, и у нас серьезные намерения в отношении «Челси». Мы нацелены на долгосрочную перспективу и готовы взять на себя всю ответственность за будущее клуба. Мы считаем, что клуб важнее его владельцев, которые являются лишь временными хранителями великих традиций. Мы считаем, что в Лондоне должен быть клуб, отражающий статус города. Который бы ассоциировался с городом и имел бы тот же статус, что и «Реал» в Мадриде, «Барселона» в родном городе или «Бавария» в Мюнхене. Мы хотим, чтобы «Челси» был именно таким великим клубом». 

Кто все-таки купит «Челси»? Абрамовичу что-то достанется? Ответы на главные вопросы о сделке

Рэтклифф говорит, что помимо денег, которые пойдут на покупку, он готов гарантировать инвестиции 1,75 млрд фунтов в течение 10 лет, которые пойдут на реконструкцию стадиона «Стэмфорд Бридж» и покупку суперзвезд мирового футбола. 

Любопытно, но при этом Рэтклифф является известным поклонником «Манчестер Юнайтед». Но сам он не видит в этом противоречия. «Мой офис находится в Лондоне, и я за последние годы посетил много игр «Челси». Я испытываю огромное уважение к этому клубу и готов сделать все возможное, чтобы он развивался в правильном направлении. А «Манчестер Юнайтед», как я понимаю, просто не продается». Кроме того, Рэтклифф является владельцем французского клуба «Ницца». 

Развязка саги о продаже «Челси» близка.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × 4 =