Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

В апреле 2021-го вышла автобиография Андрея Шевченко «Тихая сила. Моя жизнь. Мой футбол». Она написана на итальянском в соавторстве с журналистом Sky Sport Алессандро Альчато, который работал над книгами Карло Анчелотти, Андреа Пирло, Вальтера Мадзарри и Фабио Каннаваро.

«Тихая сила. Моя жизнь. Мой футбол» – главный футбольный бестселлер итальянского Амазона (17,1 евро или 9,99 за электронный вариант) прямо сейчас.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

В отзывах книгу хвалят, но отмечают, что в ней мало неожиданного, никаких ярких высказываний и мнений. «Все очень дипломатично и уважительно, все соответствует образу Шевченко», – пишет один из читателей.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

А мы нашли в книге немало интересного.

Накануне аварии на Чернобыльской АЭС, в марте 1986-го, Андрей (ему тогда было 9) сыграл на турнире между киевскими школами, его заметил тренер ДЮСШ «Динамо» Александр Шпаков. После просмотра сомнений не было – Шевченко позвали заниматься в главный клуб Киева.

«Сложно передать, какие эмоции я испытывал, впервые оказавшись возле ворот ДЮСШ «Динамо». Идеальные поля, восхитительные раздевалки. Тренировки рядом с ребятами постарше, которые, как и мы, мечтали стать профессионалами, сыграть в чемпионате, а, возможно, и в еврокубках, – вспоминает Шевченко. – Но все это длилось недолго. Вскоре взорвался четвертый энергоблок».

Андрея, как и многих детей, эвакуировали на Азовское море, через месяц к нему присоединилась сестра, чуть позже – родители. «Мы учились, но главное – днями играли. Футбол, теннис, баскетбол. Было весело, я не думал о будущем. Но в сентябре вернулся в школу, а из «Динамо» все не звонили и не звонили», – вспоминает Андрей.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

День, когда Шпаков позвонил маме Андрея и пригласил его снова присоединиться к команде, Шевченко называет переломным в жизни: «Иначе меня бы засосало токсичное облако, и речь не о Чернобыле. Из моих друзей детства в живых остался один. Спорт и родители спасли меня, указали мне путь».

«Мне повезло не оступиться. Те, с кем я играл в футбол, выбрали другую дорогу. Страна распадалась, никто не верил, что все будет хорошо, людьми двигало отчаяние. Наркотики, алкоголь, оружие – они убили моих друзей», – рассказывает Шевченко.

Перед стартом чемпионата мира-2006 друг детства Андрея вышел из тюрьмы, отсидев семь лет. Шевченко пригласил его поехать со сборной в Германию. «Он был рад быть рядом. Его радость была моей радостью, его страдания – моими страданиями, – говорит Шевченко. – Когда умирал кто-то из знакомых, мне было больно, ведь умирал один из нас. Его тоже не стало – вскоре после чемпионата мира. Погиб в ДТП, но его печень была в таком состоянии, что он прожил бы максимум пару лет».

Впервые Андрей побывал за пределами Украины летом 1989-г, когда ему было 12 – динамовцы поехали на турнир в Италию. Играли в Агрополи, недалеко от Неаполя, но ехали через Рим. Шевченко пишет, что это была любовь с первого взгляда.

Шева забил пять голов в полуфинале и пять в финале, «Динамо» выиграло турнир. Андрей наелся пиццы и пасты, получил в подарок джинсы, спортивную кофту Diadora, бутсы. И уверенность – он вернется в Италию.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

В 1992-м Шевченко стал лучшим игроком международного турнира, который прошел около Милана. В свободный день команда отправилась в город, на экскурсию по «Сан Сиро». «Я видел этот стадион только по телевизору, изображение тогда было ужасного качества, – рассказывает Андрей. – Но оказавшись внутри, сразу почувствовал себя как дома. Я чуть не расплакался. Был заворожен величием этого места. И подумал, что однажды буду тут играть. Обязательно в красно-черных цветах «Милана». «Интер» был классной командой, но «Милан» – командой настоящих чемпионов».

После стадиона в программе экскурсии были другие достопримечательности Милана: площадь Дуомо, замок Сфорца. Покидая замок, Андрей бросил в фонтан монетку. Ведь монетка в фонтане – к обязательному возвращению.

«Его называли Полковником. А я был его верным солдатом на поле. Он поразил меня, околдовал. Я слушал его приказы, выполнял, трудился, рос, становился лучше. Без него не было бы меня. Я сражался за него, работал до последней капли пота, пробирался по грязи, ведь не существует простого пути к славе. Его тренировки были проверкой на прочность,  до изнеможения. Когда каждый мускул тела просил о пощаде, когда ты хотел умереть, но возрождался. Он дарил тебе спортивную вечность», – пишет Шевченко о Валерии Лобановском, с которым работал в «Динамо» (1996-1999) и сборной Украины (2000-2001).

Во время первого разговора с Шевченко Лобановский был прямолинеен: «Я видел, как ты играешь. У тебя есть класс, ты можешь стать игроком высокого уровня. Но ты должен быть более организованным на поле. Готовым психологически и физически, чтобы стать частью моего «Динамо». Посвящай футболу всего себя, старайся расти, думай о других. Я в тебя верю, но требую дисциплины».

По словам Андрея, нескольких фраз хватило, чтобы максимально его мотивировать. Эта мотивация была необходима, чтобы справиться с тренировками Лобановского.

«Первые сборы с Валерием Васильевичем мы проходили в Германии. Перед отлетом начали заниматься в Киеве: две тренировки в день, – рассказывает Шевченко. – Утром собирались на базе, команда делилась на две группы: бег и атлетика на улице, в десятиградусный мороз, для одной, аэробика внутри для другой. Мы были в шоке: для чего футбольной команде заниматься аэробикой? Сорок минут, без пауз, под очень громкую музыку. Потом группы менялись. Днем появлялся мяч. Интенсивность росла, но никто не подавал голос. Часто приходилось сдавать тесты: 4 раза по 400 метров, 5 раз по 300 метров. Бег, бег, бег. В Германии нагрузки выросли, ежедневных тренировок стало три. На протяжении месяца мы проходили военную подготовку.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

 6:45 – будильник. 7:00 – пробежка на 45 минут или занятия в зале. 10:00 – завтрак. 10:30 – тренировка. 16:00 – работа с мячом, два часа.

Вечером мы падали на кровати, абсолютно уничтоженные. Только Ребров возился со своим радио (Ребров – чемпион Европы и мира по радиоспорту – Sports.ru).

Лобановский требовал от нас максимума. Чем больше ты уставал, тем больше становились нагрузки. Он придумал множество упражнений. Например, так называемый смертельный подъем – рывки по наклонной поверхности (уклон – 15%/8,5 градусов). Блевали почти все, я – никогда. Кто не блевал – выходил в основе. Если блевали все, то в основе выходили те, кто блевал меньше. Я никогда не думал о том, чтобы сдаться. Мне нравилось работать. Мне это было необходимо.

Лобановский читал философские труды, говорил, что без тренировок не будет счастливого завтра. Кто не знаком с ним, не поймет, что упустил. Гений. Визионер. Бунтарь. Перфекционист. Изобретатель машины времени. Я видел, как состоявшиеся игроки рыдали, умоляя его закончить тренировку. Он никогда не соглашался. Лобановский стал моей религией. Была жизнь до него и после».

На зимних сборах в Израиле посреди сезона-1997/98 Шевченко заметил, что на тренировках постоянно присутствует незнакомый ему человек. «Он был у поля каждый день. Казалось, постоянно смотрит на меня. Тренировка заканчивалась – он исчезал. Любопытство было настолько большим, что однажды я подстерег его у лифта, – вспоминает Шевченко. – «Здравствуй, Андрей,– заговорил мужчина. – Я знаю о тебе все. Мне пора возвращаться в Италию, но еще увидимся». Я не ответил – настолько был удивлен».

После тех сборов Резо Чохонелидзе, скаут «Милана» и бывший игрок тбилисского «Динамо», присутствовал почти на всех матчах киевской команды (в сезоне-1997/98 «Динамо» дошло до четвертьфинала Лиги чемпионов, в следующем – до полуфинала. За эти два сезона Шева забил в ЛЧ 16 голов). Он общался с Лобановским, с братьями Суркисами, но никогда – с Шевченко. Однако Андрей узнал, кто такой Чохонелидзе и на кого он работает.

Шевченко рассказал Суркисам, что знает об интересе «Милана», и получил от них улучшенный контракт и Range Rover. Его уговорили остаться на год. Нападающего хотели видеть в «Роме» и «Парме», «Аякс», «МЮ» и «Ювентус» тоже проявляли интерес. Но Андрей ждал «Милан».

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Чохонелидзе просматривал Шевченко полтора года. В сентябре 1998-го, на матч между сборными России и Украины, приехал Арьедо Браида, спортивный директор «Милана». На следующий день Андрей встретился с ним, Чохонелидзе и Суркисами.

«Дорогой Андрей. «Милан» следит за тобой, – заговорил Браида. – Мы рады, что ты можешь работать с Лобановским, мы очень ценим его и его методы. Вчера ты сыграл хорошо, не переживай, что не забил. Мы продолжим наблюдать, глаза Резо – наши глаза. Я привез тебе подарок».

Это была футболка «Милана» с десятым номером и фамилией Шевченко. «Андрей, в нашей форме ты выиграешь «Золотой мяч», – сказал Браида. «Все рассмеялись, я улыбался», – вспоминает Шевченко. Футболку он подарил родителям.

Вспоминает Адриано Галлиани, бывший вице-президент «Милана»:

– Адриано, что это за шум?

Это шумели девушки, которые очень хотели попасть в мой номер в киевском отеле. Они стучали, все сильнее и сильнее. Мне пришлось подпереть дверь шкафом.

– Адриано…

Я тогда был влюблен в журналистку Rai, мы как раз говорили с ней по телефону. Она в Хельсинки, по работе, я – в Украине, прячусь от возбужденных женщин. Но я тоже работал – у меня была секретная миссия.

25 ноября 1998 года я побывал на матче Лиги чемпионов между «Динамо» и «Панатинаикосом», чтобы впервые посмотреть на Андрея Шевченко, нашу трансферную цель. В тот вечер он сыграл очень плохо. А еще было жутко холодно, я никогда в жизни так не мерз. Хотелось плакать, но слеза сразу бы превратилась в сосульку. По поводу Шевченко у меня было много сомнений, и я задал прямой вопрос нашему спортдиру Арьедо Браиде, который сидел рядом: «Ты уверен, что этот парень у нас заиграет?»

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Ответ меня успокоил: «На сто процентов».

«Не лучше ли купить Реброва?»

«Нет, босс. Доверьтесь мне и не переживайте».

Я успокоился, но очень замерз. Чтобы согреться, помчался в отель, однако окна в номере плохо закрывались. Кажется, разница в температуре на улице и внутри была минимальная. Ниже нуля в любом случае. Я попросил у женщины, которая сидела на моем этаже, одеяла и обогреватель, но у нее был другой вариант. Она указала на девочек. Я отрицательно помахал головой, сказал, что влюблен, но меня никто не понял. Ни она, ни девочки, начавшие двигаться в мою сторону. Я попятился, вернулся в номер, закрылся. Но они не сдавались. Начали стучать. Дверь тоже закрывалась плохо, поэтому я передвинул шкаф.

– Адриано, так что? Откуда этот шум?

– Ничего особенного. Переселяюсь в другой номер.

Без одеял, без обогревателя, под атакой и в холоде – всего один раз в жизни я спал в пальто».

5 ноября 1997 года футболисты «Милана» собрались в Миланелло, чтобы посмотреть матч Лиги чемпионов между «Барселоной» и киевским «Динамо». «Мы хотели посмотреть на этого молодого парня, который, по слухам, должен был рано или поздно стать нашим одноклубником, – рассказывает Паоло Мальдини. – Хотели посмотреть на Андрея Шевченко».

«Гол. Гол. Гол. В первом тайме он забил трижды. На «Камп Ноу». Осквернил храм футбола. Кто-то выключил телевизор. Все было ясно», – вспоминает Мальдини.

Андрей подписал предварительный контракт с «Миланом» в середине сезона-1998/99. На прощание мечтал выиграть с «Динамо» Лигу чемпионов, но киевлян остановила «Бавария», в полуфинале. Лобановский, провожая Шевченко в Италию, сказал: «Ты готов. Но должен поговорить с их главным тренером и тренером по физподготовке. Ты привык к большим нагрузкам, нужно, чтобы они были такими и в «Милане». Иначе последствия будут негативными для твоего тела».

По словам Паоло, в «Милане» Шевченко поначалу было непросто: «Он погрузился в абсолютно новую для себя культуру. Например, заканчивал обедать, вставал и уходил. Мы объяснили ему, что в итальянских командах все не так – нужно ждать, пока все поедят. Он привык быть независимым. Мы часто шутили – неожиданно вставали из-за стола, он тут же бежал в комнату (у Шевы постоянно было много дел). Но не успевал: «Шева, присядь. Не все доели!» Он злился, Андрей не любит, когда над ним подшучивают».

«Шева жаловался на тренировках. У нас они длились час двадцать, он привык к трехчасовым занятиям, – рассказывает Мальдини специально для книги. – А мы жаловались, что за эти восемьдесят минут он не выкладывался на сто процентов. Cлишком привык, что силы нужно распределять равномерно на долгий срок, что нужно выживать на тренировках. Он быстро понял, что не так. Стал своим, его менталитет изменился. Остальное – история. Полная побед и славы».

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Еще одной проблемой был язык. Шевченко прилетел в Милан за два месяца до начала сезона, чтобы учить итальянский. Галлиани и Браида настаивали – новичок должен говорить на итальянском, чтобы быстрее адаптироваться.

Андрей каждый день занимался с преподавателем, а Галлиани попросил дочку брать украинца гулять со своими друзьями. «Я был их молчаливым спутником. Ничего не понимал, просто наблюдал. Спустя три недели я очень разозлился», – рассказывает Шевченко.

– Резо, я ни слова не понимаю! У меня аллергия на итальянский!

– Андрей, это неправда.

– Правда, Резо. Они идут в бар и говорят «un cappuccino per favore» («капучино, пожалуйста») или «vorrei un caffe con un cucchiaino e mezzo di zucchero» («мне кофе, полторы ложечки сахара»). В ресторане, отужинав – «mi scusi, posso avere il conto?» («извините, можно счет?»). В магазинах – «possiamo dare un’occhiata a questo vestito?» («можем посмотреть этот костюм?»). Я не понимаю ничего!

– Андрей, а ты осознаешь, что только что сказал мне все это на итальянском?

– Ох…

«Стратегия сработала. Повторяя, как попугай, слова, значения которых я не понимал, я знакомился с языком. Это был первый – очень важный – шаг», – вспоминает Шевченко.

Он быстро подружился с Деметрио Альбертини, Алессандро Костакуртой и Массимо Амброзини. Сразу нашел общий язык с Сильвио Берлускони. И удивил президента. Перед стартом сезона Берлускони сказал, что будет здорово, если Шевченко забьет в чемпионате десять голов. Андрей забил 24 и стал лучшим бомбардиром Серии А. Но «Милан» финишировал третьим.

Чемпионат-2000/01 «Милан» закончил на шестом месте. Но Шевченко снова забил 24 гола (и 9 в Лиге чемпионов), и в клуб пришло официальное предложение от «Реала». Берлускони позвонил Шевченко и рассказал об интересе мадридского клуба.

– Мы не хотим тебя продавать, «Милан» не продает игроков. Но я должен спросить. Ты хочешь уйти или остаться?

– Президент, предложение от «Реала» – очень волнующий момент. Это один из самых престижных клубов мира. Но я не хочу уходить. Хочу остаться, потому что чувствую – мой путь в «Милане» еще не окончен.

– Браво, Андрей.

– Я хочу выиграть Лигу чемпионов с «Миланом». «Милан» ­– мой дом.

– Брависсимо, Андрей. Твои слова – музыка для ушей.

– Мой «Реал» – это «Милан».

­– Спасибо, Андрей. Поговори с Галлиани по поводу новых условий контракта. Спокойной ночи.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Перед отпуском Шевченко и Галлиани не договорились о зарплате – предложение «Милана» не устроило нападающего. Ближе к концу лета Галлиани позвонил: «Все в порядке. Президент пояснил тебе, что мы не продаем игроков. Я добавлю – мы делаем все, чтобы им было хорошо. Ты получишь зарплату, которую хочешь» (по информации La Repubblica речь идет о 4 млн евро за сезон).

Летом 1999-го Берлускони предложил Шевченко пожить на одной из его вилл, на Сардинии. Там украинец познакомился c женой садовника, которая рассказала, как Сильвио помог ей. У женщины диагностировали опухоль, Берлускони направил ее к лучшим специалистам и оплатил все лечение. 

Вскоре помощь понадобилась отцу Андрея. 17 августа 2001 года ему трансплантировали сердце.

Николай Шевченко уже прилетал в Милан на операцию, его, по просьбе Берлускони, наблюдали ведущие врачи. Но операция не дала ожидаемых результатов. Выход остался один – пересадка.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Родители Андрея Шевченко

Начались поиски донора, отцу ничего не говорили. Когда Андрей с будущей женой Кристен был в отпуске в США, состояние отца резко ухудшилось. Шевченко тут же вылетел в Украину, и первые слова врачей шокировали: «Он не справится. Ему осталось два дня».

Украинские медики ошиблись. Николая срочно транспортировали в Италию. Берлускони лично держал ситуацию под контролем, Марио Вигано, один из лучших кардиохирургов страны, провел трансплантацию. Обошлось без осложнений. Когда опасность миновала, Шевченко попросил Вигано позволить ему присутствовать на аналогичной операции.

«Вигано и его коллеги – волшебники, – пишет Андрей. – Если я ошибался на поле, люди свистели. Если ошибались врачи, люди умирали».

Николай Шевченко прожил с донорским сердцем 15 лет. Он умер в марте 2016-го.

В августе 2002-го Андрей перенес операцию на колене. Пока он восстанавливался, в атаке играл Филиппо Индзаги, Рождественская елка Карло Анчелотти – знаменитые 4-3-2-1 – работала идеально. Пиппо забивал много. Шевченко восстановился, но оставался в запасе.

«Мне надоело просто смотреть, – рассказывает Андрей. – Я пошел к Анчелотти. Сказал, что недоволен, что чувствую себя хорошо и хочу играть больше».

«Я буду откровенен, – ответил Карло. – Сейчас мы играем по такой схеме, побеждаем, и я не буду ничего менять. Пиппо всегда забивает. Жди свой шанс».

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

После этого разговора Шевченко сказал Галлиани, что хочет уйти. Он попросил агента Оскара Дамиани найти ему новый клуб. Но в ноябре, в матче Лиги чемпионов с «Реалом», Анчелотти дал Индзаги отдохнуть. Украинец вышел в старте и забил, «Милан» победил 1:0. «И все проблемы остались позади. 4-3-2-1 превратились в 4-3-1-2. Для меня тоже наступило Рождество», – рассказывает Шевченко.

28 мая 2003-го «Милан» в серии пенальти победил «Ювентус» и выиграл Лигу чемпионов. Анчелотти хотел, чтобы Шевченко бил первым или вторым, но он хотел быть последним. Хотел забить победный гол.

Шевченко привез Кубок в Украину. Лобановского не стало за год до этого, и Андрей принес трофей к памятнику тренера перед стадионом «Динамо». «Это была  и его победа», – считает он.

«Мы с Кристен отдыхали в отеле ресторана Four Seasons в Милане, к нам подошел мужчина, заговорил на русском. Сказал, что он агент, спросил, знаю ли я о «Челси». Попросил пройти за ним – мол, кто-то хочет со мной познакомиться», – вспоминает Шевченко.

Андрей говорит, что Абрамович сразу ему понравился: вежливый, приятный, легкий в общении. Говорили обо всем, не только о футболе. Роман поздравил нападающего с победой в Лиге чемпионов, они обменялись номерами телефонов. Шевченко начал следить за результатами «Челси», знакомство с Абрамовичем переросло в постоянное общение.

Через год Роман поздравил Шевченко с женитьбой и сам сделал предложение: «Я хочу, чтобы ты играл за «Челси». Веду переговоры с «Миланом». Мы пригласили Жозе Моуринью. Что думаешь?»

Андрей ответил, что решать будет клуб: «Если они хотят, чтобы я остался – останусь. Если примут предложение – перееду в Лондон».

Абрамович принимал Галлиани на яхте около Портофино. Il Pelorus, 115 метров, с вертолетной площадкой. За Адриано прислали вертолет, который доставил его прямо на яхту. Вокруг плавали аквалангисты. «Зачем они тут?» – удивился Галлиани. «На случай, если пилот вертолета промахнется».

Президент «Челси» предложил 50 миллионов евро, Галлиани позвонил Берлускони, тот принял решение мгновенно: «Даже не обсуждай ничего».

В январе 2005-го исполнилось пророчество Браиды – Шевченко взял «Золотой мяч». В мае Андрей мог стать героем стамбульского финала Лиги чемпионов, но этот статус забрал себе Ежи Дудек, отбив два удара Андрея в овертайме и еще один – с пенальти. В сентябре украинец начал размышлять – ему исполнилось 29. «Я поймал себя на мысли – если хочу попробовать что-то новое, самое время», – вспоминает он.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

В мае 2006-го Шевченко позвонил Абрамовичу: «Роман, я думаю о переходе в «Челси». Вам еще интересно?» Им было интересно.

– Андрей, ты уверен, что переход в «Челси» – именно то, чего ты хочешь? – спросил Берлускони.

– Я много думаю. Думаю, мне хочется попробовать новый опыт.

– Если так, то я не могу и не хочу тебя останавливать. Но знай – все хотят, чтобы ты остался. «Милан» – твой дом.

После завершающего матча сезона, который Шевченко смотрел с трибуны из-за травмы, Галлиани пригласил его в офис. Он положил перед нападающим бланк с новым контрактом, на пять лет. С той же зарплатой, что предложил «Челси». Но Андрей уже принял решение.

«Я перешел в «Челси» не из-за денег, – пишет Шевченко. – Я отдал «Милану» всего себя. Это было мое решение, не семьи. Необходимый шаг в карьере, пришло время что-то менять».

***

Шевченко отказался от операции на колене перед чемпионатом мира-2006. Отыграл турнир на пределе возможностей, не успел восстановиться перед сезоном и полгода пытался набрать лучшую форму. Весной 2007-го у него диагностировали паховую грыжу. По словам Андрея, он не мог бегать и даже ходил с трудом. Операция не принесла облегчения. Обнаружилась другая грыжа – межпозвоночного диска. Шевченко боялся, что это конец его карьеры.

Он продолжил играть, но летом 2008-го снова лег на операцию с паховой грыжей. А августе попросил Абрамовича отпустить его домой, в «Милан». «Болельщики «Челси» так и не увидели настоящего Шевченко», – сожалеет Андрей. В «Милан» настоящий Шева тоже не вернулся.

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

В Серии А-2008/09 он вышел в старте всего дважды. Спина периодически болела так, что Шевченко не мог сам вести автомобиль – пришлось купить байк. За сезон украинец забил два гола. Попрощался с Анчелотти, вернулся в «Челси», поприветствовал Анчелотти, который возглавил английскую команду, и снова с ним попрощался. Позвонили из Киева.

Шевченко нашел специалистов, которые помогли со спиной. Он отыграл в «Динамо» три сезона, забив 23 гола в чемпионате и два в еврокубках. Дважды отличился на Евро-2012. «Динамо» предлагало продлить контракт, Андрея звали в Китай и США. Но в 35 лет он поставил точку.

В ноябре 2012-го президент Федерации футбола Украины Анатолий Коньков, бывший тренер Шевченко, предложил ему возглавить сборную. Андрей отказался, посчитав, что ему не хватает опыта. В феврале 2016-го он стал помощником главного тренера национальной команды Михаила Фоменко. В июле того же года – его преемником.

***

«После Евро-2012 я гулял по пляжу с женой. Антигуа, море вокруг, я был расслаблен, ощущал гармонию. Мы остановились, я взял ее за руку.

«Кристен, пришло время мне закончить играть. Нужно идти вперед. Но к чему мне стремиться, если у меня уже все есть? Я бы поставил точку тут, это идеальный момент».

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Я закрыл глаза. Поцеловал ее.

Мы улыбались».

«Лобановский придумал «смертельный подъем». Блевали почти все. Кто не блевал – выходил в основе». Андрей Шевченко написал автобиографию

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 − восемь =