Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Вы наверняка хотя бы отрывочно слышали о великой Австрии 1930-х или Венгрии 1950-х, точно в курсе ярких Нидерландов 1970-х с Йоханом Кройффом в атаке и 100% видели «Барселону» с Месси. Ложная девятка связывает легендарные команды.

В 2021 году этой ролью никого не удивишь. Одни клубы постоянно играют с ней («Манчестер Сити», «Ливерпуль»), другие – эпизодически («РБ Лейпциг», «Челси»). Амплуа успешно существует в разных интерпретациях, схемах и стилях игры.

Так было не всегда. До 21 века ложная девятка разделяла участь авангардного футбола – эстетического, незаурядного, но невозможного для адаптации в массовых масштабах. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Почти вековая история роли не размыла ее границы – это нападающий, который уходит из штрафной, регулярно перемещается на фланги и спускается вглубь поля, а пространство в атаке заполняют партнеры (крайние нападающие/полузащитники), пока номинальный форвард исполняет функции созидателя. 

Название вполне отражает суть амплуа – раньше команды редко нарушали строгую нумерацию футболистов, в которой №9 – центральный нападающий. Ложные девятки носили номер, уходя от роли классического завершителя.

Теперь – подробнее о феномене.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

В 1932-м Австрия выиграла Центрально-европейский Кубок (далекий предшественник чемпионатов Европы), а в 1934-м приехала на ЧМ в статусе главного фаворита. Маттиас Синделар был главным нападающим «Вундертим» и исполнял уникальные по тем временам функции.

Синделара не назовешь изобретателем – уругваец Хуан Ансельмо выступал ложной девяткой на победном ЧМ-1930, а журналист Джонатан Уилсон писал, что оттянутые форварды мелькали в центральной Европе еще в 1920-х. То же самое пробовал «Ривер Плейт» в Аргентине.

Величие австрийского нападающего – в системности. Австрия годами играла в вертикальный футбол с культурой паса и легким движением в атаке, типичные 2-3-5 с Синделаром трансформировались в 2-3-1-4. Форвард уходил из штрафной, получал мяч и на дриблинге влетал в штрафную. 

В период агрессивного футбола Маттиас обладал удивительной техникой и ловко уходил от любых единоборств. В один момент полезный навык стал жизненной необходимостью – еще молодому Синделару удалили мениск после неудачного падения в бассейн. Каждое столкновение могло стать последним.

«Он был символом австрийского футбола в величайшую для сборной эпоху, – писал Вилли Мейсл, чей брат Уго построил команду. – Техника Синделара граничила с виртуозностью, репертуар финтов был неиссякаем. Маттиас по-мальчишески любил футбольные подвиги, нестандартные решения. Самое главное – рядом с ним играли партнеры, которые были на одной волне, видели работу его ума. Они были лишь на секунду быстрее соперников – но это была решающая секунда».

Синделар дебютировал в сборной еще в 1926-м, Уго Мейсл руководил Австрией уже семь лет и долго искал такого нападающего – символа национального стиля, триумфа разума над мускулами. Синделар забил четыре гола в трех матчах, но после поражения Германии Мейсл убрал Маттиаса – на обледенелой траве постоянно терял мяч и разочаровал тренера.

Страна вернула Синделара в сборную.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Австрия обожала необычного футболиста, за ним следили и простые работяги, и искушенная интеллигенция. Синделар воплощал в себе неоднородность страны – будучи сыном каменщика, он стал самым техничным футболистом континентальной Европы. Кофейни Вены обсуждали игру Маттиаса между разговорами о картинах Климта, симфониях Малера и пьесах Шницлера. 

Соперники тоже признавали силу Синделара. «Нам казалось, что кто-то привязал мяч к его ногам. Он бежал с улыбкой на лице, диктовал темп игры, демонстрировал блестящий дриблинг и забивал с беспрецедентной легкостью», – говорил легендарный чехословацкий вратарь Франтишек Планичка.

Мейсл уступил и в 1931-м снова пригласил Синделара. Австрия сходу уничтожила Шотландию 5:0, в следующих 16 матчах форвард наколотил 16 мячей, сборная дважды разобрала Германию (в Берлине – 6:0, дома – 5:0), разбила Швейцарию 8:1, Венгрию – 8:2.

Но ЧМ-1934 складывался трудно. В ⅛ Австрия только в экстра-таймах справилась с Францией (3:2), в четвертьфинале победила Венгрию (2:1). Полуфинал знаменовал решающую битву в идеологической войне – «Дунайскому вальсу» противостояли итальянские бойцы Витторио Поццо.

Ливень мешал Австрии играть в привычный футбол, Синделара закрывали персонально, единственный гол Италия забила, внеся вратаря с мячом в ворота. Хрупкий Маттиас даже не вышел на матч за третье место – ребята Поццо перестарались с агрессией. 

В 1937 году умер Уго Мейсл, в 1938-м Австрия вошла в состав Германии, в 1939-м при странных обстоятельствах умер Синделар – в кровати с подругой, отравившись угарным газом. Незадолго до этого в товарищеском матче после Аншлюса Австрия победила Германию 2:0 – Синделар уговорил сыграть в красно-белой форме (цвета австрийского флага) вместо классической черно-белой, забил, активно праздновал победу перед немецкими чиновниками и отказался выступать за другую сборную.

Худощавая фигура, небольшой рост, слабая физика – умная игра нивелировала недостатки, с которыми, казалось, невозможно стать великим футболистом. Даже в Англии восхищались Синделаром и в декабре 1932-го пригласили австрийцев сыграть на «Уэмбли». Хозяева переиграли 4:3 и провозгласили победу атлетизма над изяществом.

Через 21 год состоялся реванш.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Хидегкути был дирижером великой «Золотой команды» с 32-матчевой серией без поражений. «Чудесный игрок с великолепным чтением игры, – с восхищением оценивал Нандора Ференц Пушкаш. – Он идеально подходил для своей роли, делал впечатляющие передачи и разбивал защиту. Ему удавались фантастические проходы, которые он часто завершал сам».

Нандор эволюционировал вместе с национальным футболом. Венгрия стала первой страной, где эксперименты с ложной девяткой со временем превращались в норму. Тренер «МТК» Мартон Букови популяризировал идею внутри страны – центральный в атакующей пятерке спускался к центру поля и разыгрывал мяч. Его зону занимали инсайды и крайние нападающие.

Хидегкути в начале карьеры редко играл форварда – он не потрясал результативностью, зато выделялся техникой, дриблингом и качественными пасами. Тренер сборной Густав Шебеш попробовал его в сборной центральным нападающим – и 0:2 со Швейцарией после первого тайма превратились в 4:2.

Так Хидегкути стал ключевым игроком системы.

Для нападающего середины 20 века он экстремально низко уходил вглубь поля (порой даже на свою половину), а ультразабивные инсайды Пушкаш и Кочиш забегали в штрафную. В эпоху персональной опеки один защитник непременно следовал за Хидегкути, оголяя место в обороне. Если защитник оставался сзади, Хидегкути получал максимум свободного пространства для быстрых выпадов из глубины.

«Центральные нападающие постоянно мучились из-за защитников, сидевших на шее. Идея была в том, чтобы выманить защитника туда, где больше места для маневра», – анализировал сам Нандор.

25 ноября 1953 года он показал миру, как это работает. Венгрия победила Англию 6:3 на «Уэмбли», Хидегкути оформил хет-трик.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

«Я не понимал, что мне делать, – вспоминал английский защитник Гарри Джонстон, игравший персонально против Нандора. – Как учили с детства, я преследовал своего игрока, а спустя пару секунд мы получали опасную атаку. В Англии никто так не играл. Хидегкути был каким-то неправильным форвардом. Столба я закрывал без проблем, а за ним гонялся по всему полю».

Хидегкути забил уже на первой минуте, но Венгрия получила преимущество еще до матча. Джонатан Уилсон писал: «Хидегкути уничтожил Англию, игроки которой выросли в культуре, где номера на спине обозначают позиции. Правый крайний №7 играет против левого защитника №3, №5 играет против №9. Венгры с теми же номерами играли в другой футбол, поэтому комментатор Кеннет Уолтстенхолм первые минуты объяснял зрителям расстановку Венгрии».

Вряд ли Уолтстенхолм справился. Для 1950-х Венгрия была удивительно гибридной командой. Шебеш двинул футбол в сторону, где принципы игры, стиль и командное взаимодействие важнее одной банальной схемы. Без мяча Хидегкути спускался на позицию центрального полузащитника, формация из 3-2-5 превращалась в 4-2-4. Так Венгрия получала ширину в защите и легко справлялась с забросами англичан – отскок контролировали сразу два игрока в центре. Дальше Хидегкути разгонял контратаки.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Как и Австрия Синделара, Венгрия с Хидегкути поехала на ЧМ-1954 за победой. Дойдя до финала, «Золотая команда» неожиданно уступила ФРГ (2:3). Тренер победителей Зепп Хербергер позднее рассказывал, что ставил цель закрыть именно Хидегкути, а не Пушкаша.

В 1974-м ФРГ снова пришлось закрывать конкретного футболиста.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Тотальный футбол Нидерландов 1970-х – одно из важнейших явлений в истории мирового футбола. Ключевые принципы знаменитого стиля: постоянные смены позиций, высокий прессинг (нападающий – первый защитник), владение мячом, перепасовка через треугольники, использование всей ширины поля и перегруз зон в атаке, компактность в защите.

Ничего не напоминает? Нидерланды заложили фундамент атакующего футбола будущего. Ринус Михелс управлял великой командой на бровке, Йохан Кройфф – на поле. «Без Кройффа у меня нет команды», – говорил тренер.

Йохан обеспечивал подвижность системы, смещался на фланги, спускался в центр поля, даже к своей штрафной. Голландцы играли 4-3-3/3-4-3, но из-за постоянной взаимозаменяемости схема могла трансформироваться по десять раз за матч. 

В 1970-х персональная опека все еще превалировала над зональной. Гарри Джонстону было тяжело защищаться персонально против Хидегкути, а соперникам голландцев приходилось играть против десяти Хидегкути одновременно. 

Конечно, Кройфф был лучшим из всех ложных футболистов сборной. Его главное качество – создание перегрузов. Голландец был командным игроком во времена бессистемных гениев. Зачем идти в одиночку против троих, если эту троицу можно легко обыграть с тремя партнерами? 

Так Йохан фатально изменил суть ложной девятки. Если Синделар и Хидегкути в необычной роли улучшали индивидуальную игру, Кройфф адаптировал амплуа к системным задачам: сохранение мяча через перепас, поиск свободных зон для передачи с фланга/из глубины, создание численного превосходства в потенциально опасных зонах.

«Мы все время обсуждали пространство, – рассказывал защитник Барри Хюльсхофф. – Кройфф всегда говорил, куда следует бежать, где надо остановиться, куда точно нельзя двигаться. Все упиралось в поиск свободы». Полузащитник Ари Хан подчеркивал: «В той сборной ребята играли в футбол, находясь в 60 метрах от мяча».

Вместе с «Аяксом» Кройфф взял три Кубка европейских чемпионов подряд, выиграл два Золотых мяча и отправился на ЧМ-1974 только за победой. До финала Нидерланды добрались с одним пропущенным (и тот – автогол), забили ФРГ уже на второй минуте и почти не отдавали мяч. 

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Но немцы перевернули игру. Брайтнер сравнял с пенальти, Герд Мюллер на 43-й забил второй. Кройффа 90 минут опекал правый защитник Берти Фогтс. Перед матчем тренер Гельмут Шон лаконично наставил Фогтса: «Ты должен сдержать Кройффа. Сделаешь это – мы чемпионы».

У Фогтса получилось.

Очевидно, финал ЧМ-1974 не стал бенефисом тотального футбола. Михелс создал команду, которая точно не зависит от одного игрока, но против ФРГ с выключенным Кройффом голландцы не выглядели лучшей сборной в истории.

«Победа – это всего один день, а репутация сохраняется всю жизнь. Иметь собственный стиль, чтобы люди восхищались им и копировали – величайший дар», – рассуждал Кройфф. Это сказано не после поражения в финале, но слова универсальные. Капитан золотой Бразилии на ЧМ-1970 Карлос Альберто признавался, что после Нидерландов-1974 мировой футбол казался ему одинаковым.

Автор книги «Блестящий оранжевый: невротический гений голландского футбола» Дэвид Виннер так описал Кройффа: «Его видение идеального движения и гармонии на поле было основано на той же возвышенной упорядоченности пространства, какую мы видим на картинах Вермеера или гравюрах Санредама. Это музыка пространства, только на газоне».

Не напоминает обсуждение Синделара в венских кофейнях?

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Даже проиграв финал ЧМ-1974, Кройфф все равно в третий раз выиграл ЗМ. Такого индивидуального признания у ложных девяток еще не было. «Если бы Кройфф захотел, он мог бы стать лучшим игроком на любой позиции на поле», – с восхищением говорил Эрик Кантона.

После Кройффа мировой футбол переосмыслил амплуа, почти у каждой великой команды был выраженный созидатель (чаще всего десятка). Нападающих трудно было назвать ложными, но они стали мобильнее, техничнее, чаще интегрировались в командное взаимодействие. Казалось, ложная девятка справилась с задачами – расширила функционал атакующих игроков и органично слилась с другими позициями.

Так только казалось.

В 2006-м Лучано Спаллетти в «Роме», оставшись без нападающих из-за травм, вдруг перешел на схему 4-6-0. Франческо Тотти формально выдвигали вперед на предматчевых расстановках, но фактически он оставался треквартистой – футболистом между полузащитой и атакой. Без нападающего «Рома» получила дополнительного игрока в центре поля – теперь Тотти комфортнее чувствовал себя на рядом со штрафной и эпизодически сам врывался в нее.

Через шесть лет Сеск Фабрегас на Евро-2012 стал тактическим открытием – играл в зоне нападающего, сохранял позицию форварда, но оставался приверженным созидательным, а не завершающим функциям. Дель Боске создал ложную ложную девятку – Сеска можно интерпретировать как таргетмена, но на земле, а не в воздухе. Он получал передачи в борьбу, сохранял мяч вблизи ворот и обострял дальше.

Между оригинальными решениями Спаллетти и Дель Боске затесался феномен – Лео Месси. 2 мая 2009 года «Барселона» уничтожила «Реал» 6:2 на «Сантьяго Бернабеу». Месси оформил 2+1, но никакие цифры не отобразят величие того концерта Лео. Это как минимум одна из лучших игр в его карьере.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

«Для меня это был сюрприз, – вспоминал Месси. – Гвардиола пригласил меня в офис незадолго до матча. Он переговорил с Тито Вилановой и решил, что я сыграю ложную девятку, а Тьерри Анри и Самуэль Это’О выйдут на флангах.

Я не собирался задерживаться в штрафной, задача заключалась в смещениях в полузащиту. Центральные защитники «Реала» будут следовать за мной, а свободное пространство заполнят Анри и Это’О. Тьерри забил первый гол, «Реал» не был готов к такому. Мы много владели мячом, у нас всегда был свободный игрок в центре.

Для меня позиция ложной девятки означала действовать из глубины. Глобально это не было большим изменением – я делал то же самое, но с фланга».

Вот как это сработало. Гол Анри – Тьерри владеет мячом, рядом Месси. Лео далеко от штрафной, Каннаваро осторожно следует за аргентинцем, но не выбрасывается на него без мяча. Анри играет в стенку с Месси и получает мяч за спиной Рамоса. Подстраховки нет – Каннаваро слишком высоко. Взгляните на разрыв между центральными защитниками «Реала» – с такой компактностью (точнее, ее отсутствием) против той «Барсы» играть невозможно.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Допустим, Каннаваро сохраняет позицию, отпуская Месси. Это тоже не работает – «Барса» на стадии розыгрыша получает дополнительного игрока. На примере ниже недалеко от штрафной выходит численное преимущество 4-в-2. Месси получает мяч и на дриблинге входит в штрафную.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Лео действовал как типичная ложная девятка с одним нюансом – он идеально подходит этой роли. Представьте игрока с ударом, дриблингом, пасом, прекрасной интерпретацией пространства, великими партнерами рядом (кто не захочет спускаться в центр поля, чтобы поиграть с Хави и Иньестой?). Он получает карт бланш перемещаться как угодно, бить из любых позиций, продвигать мяч всеми способами.

То решение Гвардиолы косвенно объясняет космическую форму Месси спустя многие годы. Сейчас его эволюция кажется логичным развитием, но неизвестно, что было бы без разговора весной 2009-го. Месси рассказывал: «В последнее время я привык находиться глубже, подбирая мячи в центре и обыгрываясь с полузащитниками, чтобы сохранить владение. Это особенно актуально после ухода Хави и Иньесты».

В «Манчестер Сити» Гвардиола продолжает экспериментировать с амплуа. В роли ложной девятки играют Бернарду Силва, Кевин де Брюйне, Фил Фоден, Ферран Торрес – зачастую во время одного матча они сменяют друг друга. Так работает идеальный тотальный футбол голландцев – свободная взаимозаменяемость с владением и неумолимым давлением.

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

Развитие позиционной обороны требует новых выдумок – защитники стараются играть компактнее, атакующие игроки отрабатывают сзади, против команд вроде «Сити» могут обороняться по шесть человек в линию. Одна ложная девятка не сможет создать свободное пространство – даже если увести соперника, его подстрахуют партнеры. 

Командное движение Силвы, Де Брюйне и компании оголяет зоны в защите соперников. С этим связана фантастическая результативность Гюндогана (лучший бомбардир «Сити» в АПЛ) – с позиции восьмерки он наполняет штрафную, превращаясь в главного завершающего в системе Пепа.

«Сити» Гвардиолы – не единственная команда, вдохновленная голландцами 1970-х. Клопп адаптировал другую важную идею: нападающий – первый защитник, он трансформировал ложную девятку в прессинг-машину. Роберто Фирмино за шесть сезонов в «Ливерпуле» не выбивал больше 15 мячей в АПЛ за сезон, но никто не оспорит его вклад в долгожданное чемпионство и победу в Лиге чемпионов.

Клопп встроил ложную девятку в систему, построенную на принципах гегенпрессинга (отбор мяча сразу после потери). Работоспособный Фирмино инициирует давление, а с мячом исполняет более привычные функции десятки между линий, пока Мане и Салах стягиваются в центр, а Робертсон и Александр-Арнольд закрывают фланги. 

Ложные девятки – искусство. Вот как Месси, Кройфф и другие заново открывали великую роль

«Ливерпуль» показывает, что весь потенциал ложной девятки еще не раскрыт. Клопп придумал, как оригинально вписать уже знакомую всем роль в эпоху высокого прессинга.

***

История ложной девятки – это история в первую очередь романтическая. Все тренеры, предлагавшие свое прочтение роли, пытались с помощью амплуа сделать лучше атаку. На поверхности забавный парадокс – чтобы усилить нападение, надо избавиться от единственного номинального форварда.

Футбол – командная игра. Каждая великая ложная девятка на самом деле великая по одной причине – она делает всю команду сильнее. Синделар, Хидегкути и Кройфф так и не стали чемпионами мира, но друг за другом двигали спорт вперед. 

Величие – в преемственности.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двадцать − 10 =