«Лучший из лучших»: Никита Ворона. Интервью с человеком, который мог заменить Данни в «Зените»!
Никита Ворона.

— Ты родился в Рубцовске. Как прошло твоё детство в этом городе? Всё-таки Рубцовск называют «суровым» городом и даже криминальным.

— Да, можно сказать, так и есть. В основном проводил время в своём дворе, каждые полчаса должен был махать маме рукой в окно, чтобы она видела, что я никуда не ушёл. За пределы двора я никуда не убегал. Даже на тренировки ходил только с родителями. Нормальное, обычное детство. Я думаю, такое же, как и у барнаульских пацанов.

— Со скольки лет ты начал заниматься футболом?

— Заниматься я начал ещё в неосознанном возрасте. Родители даже показывали фотографии, где я новорождённый с мячом спал. Мой папа бывший футболист, занимался со мной с ранних лет во дворе. Потом он меня водил на тренировки и на стадион.

— А первый успех в футболе, который особенно запомнился?

— В Рубцовске проводился турнир имени Евгения Крюкова, рубцовского вратаря, и на него заявлялись очень сильные команды. Турнир был международным, в Рубцовск приезжали даже команды из Казахстана. Мы выигрывали этот турнир неоднократно. Я и Никита Шибаев (прим. игрок ФК «Динамо-Барнаул») получали там награды как лучшие игроки турнира. На видео даже снимали эти игры, до сих пор на видео кассетах хранятся. Именно этот турнир оставил первые яркие впечатления.

— С Никитой Шибаевым вы друзья с самого детства, но сейчас играете вместе только когда проходит турнир «Лига .БРО». Как считаешь, кроме как в «Лиге .БРО» у вас ещё есть шанс сыграть в одной команде?

— Думаю, всё возможно. Причём, многие подходят и задают этот вопрос. Даже наши родители спрашивают нас, когда мы будем играть в одной команде! Говорят: «Вы же так хорошо взаимодействуете!». Но на данный момент всё-таки вряд ли. Из «Темпа» я никуда уходить не собираюсь, поэтому только если Никита перейдёт в к нам (смеётся).

— Во сколько лет ты решил уехать из Рубцовска, чтобы попробовать себя в другой команде?

— Папа решил, что мне нужно развиваться в футбольном плане. Мне тогда было 11 лет, и папа поехал в Барнаул и переговорил со Станиславом Владимировичем Карингиным, чтобы я перешёл в школу «Динамо». Но на тот момент я продолжал жить в Рубцовске и мог ездить только на игры. Станислав Владимирович сказал что так не получится, надо постоянно тренироваться в команде. Мы с папой очень хотели, чтобы я играл в «Динамо», ведь там был совершенно другой игровой уровень нежели в Рубцовске. Мы практически всегда проигрывали «Динамо», а если сводили вничью, то для нас это всегда был праздник. И тогда родители решили переезжать в Барнаул.

— То есть родители решились на переезд в другой город только из-за тебя? Это очень смелый шаг, ведь в таком возрасте вообще непонятно, заиграет ребёнок или нет.

— Ну да. И за это я им очень благодарен, ведь они пожертвовали всем ради меня: оставили работу, друзей. Первое время в Барнауле жили в съёмной квартире, пока продавался дом в Рубцовске. Вообще я ездил в пару команд на просмотр, но там папе не понравился уровень, да и вообще мы хотели только в «Динамо». Папа очень верил в меня и надеялся, что у меня всё получится.

— Твой главный тренер по жизни это папа?

— Конечно. И как тренер, и как скаут (смеётся). В последние годы, когда у меня уже не было агента, папа договаривался о просмотрах, общался с тренерами. Для меня он главный критик, аналитик, после матчей мы разбираем мою игру. Поэтому папа для меня главный во всём.

— Во сколько лет ты уехал уже из Барнаула от родителей?

— В восьмом классе меня пригласили в Тольятти, в «Академию имени Коноплёва». Меня там хотели оставить, причём, даже готовы были платить деньги. Мама сказала, что если сдам экзамены в школе, то поеду. Я старался, учился. Очень хотелось там играть! Ведь это возможность ездить на крупные турниры за границу и попробовать свои силы на более высоком уровне. В итоге после 9 класса я сдал экзамены в школе и уехал в Тольятти.

— В твоей карьере была ещё Казань, где ты играл за «Рубин-2». Почему там не получилось закрепиться и побороться за место в главной команде?

— Ну там я вообще мало играл. Там был костяк 30 человек. Была сквозная заявка основной команды, второй команды и молодёжки. Я изначально подписывался в «Рубин-2», но играл в основном за молодёжный состав. Потом

«Рубина-2» не стало, а многие, в том числе и я, переросли молодёжную команду. Ренат Билялетдинов (старший тренер «Рубина в 2014 г. и главный тренер «Рубина» в 2015 г.) сказал, что на сборы я должен полететь. Ко мне был интерес, даже директор подходил и спрашивал про меня, говорили что рассматривают меня в основную команду. Агент сказал что нужно ехать в ФНЛ, набираться опыта. Наверное, если бы не было агента, то я бы остался. Постарался бы доказать, что достоин места в команде, и закрепился в команде.

«Лучший из лучших»: Никита Ворона. Интервью с человеком, который мог заменить Данни в «Зените»!

— Тебе сейчас 26 лет. Как считаешь, твоя карьера на профессиональном уровне ещё не закончена? Например поиграть в ФНЛ-2?

— В последние годы я понял, что не важно, профессиональный футболист ты или нет. Главное усердно тренироваться и получать удовольствие от футбола. Хотя, честно признаюсь, ещё не так давно коробили мысли по поводу того, что я не играю даже во второй лиге. Сейчас за статусом профессионального футболиста не гонюсь.

— В какой команде тебе игралось комфортнее всего?

— Наверное, в Тольятти в «Академии им. Коноплёва» со своим 1995 годом. Хотя приехал туда и мало кого знал, но там был Влад Камилов (ныне игрок ФК «Уфа»), который помог мне адаптироваться. У нас сложился очень хороший коллектив, со многими ребятами до сих пор общаюсь. Некоторые, кстати, до сих пор играют на хорошем уровне.

— Вообще ты левша, а левоногие футболисты в футболе ценятся даже больше чем правши. Ты всегда выделяешься на поле, но всё-таки почему ты не смог реализовать свой потенциал на более высоком уровне?

— Из «Академии Коноплёва» меня позвали в петербургский «Зенит». Мой уровень оценивали в игре с ребятами, которые были на 2 года старше меня. В «Зените» мной реально интересовались, а главный скаут селекционной службы говорил, что через пару лет я должен заменить Мигеля Данни. Не сложилось с «Зенитом» из-за того, что мой агент запросил за меня у клуба большую комиссию. «Зенит» брать меня за такие деньги не согласился. Мой агент в то время работал с московским «Динамо», и я поехал туда. Но там получил серьёзную травму крестообразных связок, а потом тяжело реабилитировался, было сложно вернуться на свой пиковый уровень.

— Коль агент так много решил в твоей футбольной судьбе, то сам собой напрашивается вопрос: футбольный агент это зло, или всё-таки хорошо, что они есть?

— Сложно сказать. Когда на меня был спрос, то от агентов постоянно поступали звонки. Без преувеличения, телефон разрывался. К нам на базу в Тольятти агентов вообще не пускали, но они всё равно как-то прорывались: то под предлогом бутсы подарить, то ещё что-то. А в итоге подписывали контракты с игроками. Но тогда не думали, что они могут принести вред. Даже сейчас, тем, у кого нет агента, приходится тяжело с трудоустройством в какой то клуб. Но все преследуют свои интересы. Многие агенты просто пользуются игроками. Мой пример с «Зенитом» тому подтверждение. Не знаю, как бы сложилось с «Зенитом», если бы агента у меня тогда не было. А вообще наш футбол уже трудно без них представить. Лично я постоянно взаимодействовал с агентом с 16 до 23 лет. У нас даже во второй лиге есть клубы, куда без агента ты не попадёшь.

— Ты можешь назвать эти клубы?

— В «Академии Коноплёва» я работал с Игорем Витальевичем Осинькиным, он сейчас главный тренер «Крыльев Советов». Он меня забрал с собой в дубль краснодарской «Кубани», и нас там было 8 человек одного агента. Тех, кто приехал с Тольятти, 3 человека, и остальные с «Чертаново». Футболистов, которые там играли до нас, убрали из команды, и неизвестно по каким причинам, по игровым или нет.

«Лучший из лучших»: Никита Ворона. Интервью с человеком, который мог заменить Данни в «Зените»!

— Ок. Давай представим такую ситуацию. К тебе подходит парень, которому 18 лет, он играет с тобой в «Темпе» и спрашивает твоё мнение по поводу перехода. Ему предлагают перейти допустим в молодёжный состав красноярского «Енисея», но без агента. То есть его нашли скауты команды. Но в то же время на него выходит агент и предлагает подписать с ним контракт. После подписания он гарантирует зачисление, например, в молодёжный состав московского «Локомотива». Куда ты посоветуешь ему перейти?

— Молодёжка «Енисея» мне очень понравилась в этом сезоне. Будь я помоложе, то сам попробовал бы туда съездить на просмотр. У них очень хорошие условия. За Москвой я сам лично никогда не гнался. А у «Енисея» основная команда играет в ФНЛ, «Енисей-2» выступает в ФНЛ-2, молодёжный состав играет на КФК. По таким ступенькам можно подниматься, начиная с молодёжной команды, поэтому я бы однозначно посоветовал ехать в Красноярск.

— Тебе после этого сезона поступали предложения от профессиональных футбольных клубов?

— Нет. В моём возрасте надо или показывать космический уровень игры, или иметь серьезные связи в клубах. До 20 лет можно уехать, а в моём возрасте уже нет.

«Лучший из лучших»: Никита Ворона. Интервью с человеком, который мог заменить Данни в «Зените»!

— После того, как закончится твоя футбольная карьера, ты планируешь дальше связывать свою жизнь с футболом? Например стать тренером, скаутом, агентом.

— Честно говоря, хочется играть как можно дольше. Вот смотрю на Андрея Маркова и понимаю, что даже в таком возрасте ещё можно играть на хорошем уровне. Я не представляю свою жизнь без футбола. В дальнейшем хотел бы тренировать индивидуально, как когда-то папа возился со мной. Тренировать какие-то технические элементы, мотивировать, вдохновлять. Вот это мне очень нравится. Можно было бы попробовать и тренером по физической подготовке. Поживём — увидим!

«Лучший из лучших»: Никита Ворона. Интервью с человеком, который мог заменить Данни в «Зените»!
ФК «Темп» обладатель Кубка Сибири 2021

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

11 − 11 =