«Марсель» Хорхе Сампаоли – один из самых интересных проектов этого европейского сезона. Матч с «Локомотивом» за попадание в Лигу конференций – повод поговорить не только о тактике французской команды, но и самом аргентинском тренере. В следующих 50 тысячах знаков – много красивых идей, безумных историй, глубокое погружение в тактику и драматичная история, возможно, самого необычного тренера современности. Да, и если дочитаете до конца, узнаете, что общего у Сампаоли и Ницше.

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

«Марсель» Сампаоли: разные схемы с мячом/без мяча и большое количество переключений

«Иногда друзья в Турции спрашивают – по какой расстановке мы играем с Сампаоли? Я просто отвечаю им, чтобы они оставили меня в покое. Говорю «забудьте» и меняю тему», – рассказывал Дженгиз Ундер для Canal Football Club.

Футбол Сампаоли действительно сложносочиненный: сначала он тяготел к Бьелсе, затем к Гвардиоле и, наконец, пришел к выводу, что надо их смешивать. Пока выглядит сыро и временами чересчур эмоционально. Аргентинец вряд ли хотел бы показывать половину работы, но футбол не лаборатория или конструкторское бюро, тут нужна оценка в процессе. 

«Я не думаю, что Хорхе мой ученик, – расставил акценты Марсело Бьелса. – Во-первых, потому что мне неприятно само это слово, а во-вторых, потому что я заметил, что он лучше меня. И я говорю это не из ложной скромности. Одно из лучших достоинств тренера – гибкость, не влюбляться в собственные идеи. Я не отступаю от своих идей, и это не достоинство, а недостаток. Сампаоли идет на компромисс, потому что у него есть способность адаптироваться, в отличие от меня. Это определенно делает его лучше меня».

За Сампаоли страшно интересно наблюдать с нейтральных позиций, однако «Велодром» наверняка седеет целыми рядами: получается пока далеко не все. Поделим макромодель микропринципов «Марселя» на три основных составляющих – тактические моменты, особенности состава и текущие недостатки.

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Разберем основные черты подробнее и на конкретных примерах ниже.

Начнем с одной из многих расстановок Сампаоли, из первого матча чемпионата против «Монпелье»:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

При игре с мячом создается структура 3-2-5: в основании тройка ЦЗ, плавность перехода обеспечивает опорная пара Гуйе-Камара, латерали подняты максимально (причем это левша справа и правша слева). Пайет в роли ложной девятки и два полуфланговых по обе руки от него (формально атакующие полузащитники, каждый в своем коридоре, условно их амплуа можно обозначить как «8,5»).

Однако при переходе мяча схема трансформируется в 4-1-4-1: тройка ЦЗ смещается левее, в пространство правого защитника опускается опорник (Камара), латерали становятся фланговыми полузащитниками, Пайет поднимается (выше на вставке).

Плюс такого решения – не надо каждый раз гонять важнейших игроков (латерали Конрад и Ундер) глубоко к тройке ЦЗ, чтобы создавать пятерку, оставляя им силы на творчество и прессинг. Минус – непрофильный правый защитник с повышенной беговой нагрузкой (Камара), а Гуйе остается один в опорной и вынужден покрывать огромное пространство. Но лучше так, чем заставлять обороняться Ундера и Конрада, вингеров по призванию.     

Другой очень атакующий вариант, с Товеном и Лиролой в качестве латералей:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Узкий ромб в подобном построении (3-ромб-3) позволяет создать хорошую структуру для продвижения, занять максимум высот и коридоров поля.

Даже традиционные тактические расстановки вроде 4-3-3 в позиционной атаке команда Сампаоли способна искорежить до неузнаваемости сменой позиций (дополнительно – статистика пасовой игры «Марселя»):

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Такое ощущение, что атакующей группой сыграли в боулинг, настолько хаотично она разбросана по чужой половине поля (при этом искомые 3-2-5 создать не забыли). Правый защитник Лирола здесь в качестве шарнира, создающего дополнительный коридор по ширине (особенно заметно на контрасте с левым защитником Луаном, расположенным асимметрично). Обычно внутрь, в полуфланг, идет вингер, а крайний защитник создает ширину на бровке. Однако задача Лиролы диктуется особенностями Ундера: тот любит стартовать на бровке, его нужно изолировать против соперников, уводить от него оппонентов, а не уплотнять фланговую зону. Занята вся ширина.

Потеря и через 20 секунд, как по щелчку, идеально выстроенная и компактная схема 4-3-3:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

От тактического искажения не осталось и следа: Лирола – правый защитник в четверке, Гендузи – левая восьмерка, Дьенг на своем фланге, Харит – форвард.

А это уже привычная атакующая структура 3-2-5, но еще чуть более расщепленная – с двумя 3+2, раздвоение личности внутри одной команды:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Тут приходим к одной из главных проблем «Марселя» – как склеить два сегмента в складную позиционную структуру. Это можно измерить по расстоянию между Камара и Пайетом и количеству стяжек Димитри глубже, чтобы забрать мяч у первой пятерки в ручном режиме. Если это расстояние велико, а объем связывающей работы от Пайета зашкаливает, это явные индикаторы – вы все делаете правильно.

В системе Сампаоли есть понятие «тактического лидера». В «Марселе» это Пайет. Еще один момент – замены аргентинца, когда выходящий на поле игрок, получив указания от штаба, начинает активно двигать партнеров голосом и жестами. Это «игрок-джойстик» Сампаоли, им может быть любой, кто выходит со скамейки.    

Кроме того, на картинке выше показан ряд типичных перестроений внутри схемы (постоянных и временных): Камара, который может садиться в оборонительную четверку пятым, чтобы уплотнить разрывы в линии, шарнир Ронжье с мячом/без мяча (правый в тройке атаки/правый защитник).

Такая универсальность игроков – обязательное условие, без нее никакие гибридные перестроения аргентинца не работали бы. Выписал некоторые примеры из просмотренных матчей и объединил их в схему:   

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Получается своеобразная игра в пятнашки. Пабло Сарабия в «Севилье» Сампаоли сыграл на шести позициях за сезон. В «Марселе» Лирола может начать матч слева в атаке, продолжить справа в атаке и закончить правым защитником. Товен начинал левым латералем и перемещался на правую восьмерку (обе позиции для него не родные).

Классический пример одновременного перестроения непосредственно на поле:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Очередное изобретение (3-4-1-2) с Ронжье между полузащитой и атакой. Когда Сампаоли понимает, что это работает плохо, начинаются тактические миграции: Ундер из пары форвардов перемещается на привычную позицию правого латераля, Лирола меняет фланг с правого на левый, вытесняя Луана Переса в тройку центральных защитников, Чалета-Цар идет на скамейку. Замена одна, смен позиций и корректировок функционала – три.     

Зачастую между двумя частями схемы образуется слишком большое расстояние, которое периодически пытается компенсировать Пайет движением в глубину. Как здесь, где в опорную зону соперника воткнута стрела, но ее древко слишком длинное:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Когда схема распадается подобным образом, нужен человек, умеющий собирать осколки в функциональную расстановку, латать эти дыры индивидуальной работой.   

Вот структура с перебором в первой линии: стандартная 3-2-5 преобразована в радикальную 3-1-6, с шестью коридорами по ширине:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

К двум латералям и чисто атакующим игрокам добавляются гибридное расположение Лиролы и поднявшийся из полузащиты Гендузи. Доставка до первой линии обрушивается на плечи одинокого Гуйе, атака засыпает, сваливаясь к стерильной перепасовке опорника с центральными защитниками.

Пайет ждет, всплескивает руками, не выдерживает и идет в глубину помогать с продвижением. Нехватка Гендузи рядом с Гуйе не позволяет атаке расти постепенно, этаж за этажом. Через полторы минуты в оборонительной фазе все это трансформируется в базовую схему без мяча, с Лиролой и Гендузи в родных позициях: 4-2-3-1.   

Ключевая ставка Сампаоли – организация атаки через структуру и численные преимущества в отдельных зонах

«Марсель» стремится разыгрывать коротко, при этом центр обороны в стадии начала атаки не всегда играет чисто, и этими помарками можно пользоваться. Только не стоит прессинговать разбалансированно, как это делает «ПСЖ» в моменте ниже:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

6 игроков парижан против Камара и Пайета в небольшой зоне, но нет давления внутрь нее. Ленивый прессинг не сработал, Камара легко находит выход и отсекает от четверки защитников всю эту часть парижской схемы – 2+3+1. История скорее про разбалансированность «ПСЖ», но в контексте «Марселя» важно понять принцип: принимая на себя как можно больше прессинга, он старается выиграть пространство и динамику в дальнейшем. Работает не всегда, но вещь принципиальная.

Также бросается в глаза статистика владения: самый медленный во Франции темп продвижения мяча в метрах в секунду (европейский аналог – «Манчестер Сити») и множество затяжных владений. Другой вопрос, что указанные затяжные владения (в 10+ передач) лидер лиги «ПСЖ» за счет класса отдельных игроков лучше конвертирует в удар или в касание в штрафной соперника (примерно каждую пятую атаку такого типа, «Марсель» – лишь каждую седьмую, доля стерильности все-таки выше).    

То есть базовый принцип владения такой: короткий старт в своей трети, вторая треть – для контроля и аккуратного построения треугольников, третья – для небольшого ускорения, просветлений Пайета и индивидуальной игры.

Владение команды Сампаоли может принимать совсем причудливые формы:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Фланговые защитники заходят внутрь поля, а их места занимают расширяющиеся восьмерки. Туда не боится идти не только номинальный полузащитник Ронжье, но и Луан Перес, принимающий пас за первой линией обороны «Локомотива». Только Камара внутри четырехугольника сохраняет привычную стабильную позицию.

Атакующие моменты, которых хотелось бы видеть больше, касаются игры на третьего и быстрых вертикальных передач от центра полузащиты:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Минимум касаний, смена направлений паса, игра на третьего/следующего в цепочке, оригинальные решения Пайета на вставке (через 4 минуты, пропустил-ускорился в ожидании ответа в касание). Зигзаг-атака с целью нарушить герметичность чужой опорной зоны. Плюс обратите внимание на связку латералей (желтая пара – Луис Энрике и Лирола), которая выше центрфорварда Милика и вообще всей остальной команды. На основном изображении Лирола еще и забивает.

Позиционная игра не единственный способ создавать моменты. Здесь «Монако» копирует оборонительный подход самого «Марселя», поднимая линию и становясь уязвимым к забросам на пространство, Дьенг забивает:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Скорость Дьенга и Ундера в переходных фазах, ложная девятка, как ей и положено, любит оказываться ниже флангов, пытается купить им пространство.

Другой классический прием Сампаоли – использование фланговых защитников в качестве шарниров:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

В первой игре с «Локомотивом» таким шарниром был Ронжье. Без мяча – защитник в четверке, с мячом занимал свой коридор и по ситуации оказывался даже на позиции центрального нападающего. Следствие этой манипуляции с позициями Ронжье: за матч в крайнем правом коридоре он отдал даже меньше передач, чем в центральном, а максимум (40%) – из полуфланга. Опять же, Ундеру не нужно, чтобы кто-то приводил к нему игроков (он за кадром шире). Вообще фланги у Сампаоли не близнецы, у них разная природа угрозы.

Плюс для ситуации – «Марсель» получал дополнительного игрока в середине, который хорош на мяче (природная позиция Валентена – центр полузащиты). Минус – при обороне справа оборонялся номинальный полузащитник. Отдельно на изображении отмечено расстояние, которое Ронжье вынужден преодолевать при потере. Возможная фигура страховки для него – Гендузи. Но именно в моменты таких обрезов, как от Камара выше, нужно использовать фазу подвисания гибрида Сампаоли. Ронжье исполнителен, но телепортироваться все-таки не способен.  

Так это выглядит всего через 40 секунд: 

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Ронжье на месте центрфорварда, Ундер в изоляции 1-в-1, есть опции поддержки за спину (Харит), дальнего фланга (Дьенг), есть и вариант отдать по диагонали назад. Отдельный момент, что почти каждую длительную паузу весь штаб использует для внесения корректив, причем активнее работает помощник Сампаоли Хорхе Десио, объясняя буквально на пальцах.

Вжиматься глубоко против «Марселя» опасно еще и потому, что как только это случается, команда Сампаоли начинает подтягивать резервы из глубины. Через 3 минуты вновь 5 человек заполняют штрафную площадь, на Ундере сдваиваются, но правый центральный защитник Салиба готов забежать за него:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Шарнир Ронжье довел его до зоны подбора, обе восьмерки добавились в штрафную, дальний вингер Дьенг опять запрашивает смену направления. Дополнительный акцент на статистике Ундера, который наряду с Гендузи чаще всех в «Марселе» действует через рывки с мячом, от ведения.

Такое расположение хорошо готовит и позиции для контрпрессинга, ведь вся команда находится в пределах компактного прямоугольника, из которого удобно схлопнуться на игроке с мячом:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Защитники понемногу начинают оттягиваться назад, кто-то готовится встречать (Камара), кто-то давит непосредственно на игрока с мячом, кто-то начинает спринтовать, чтобы восстановить позиции. В любом случае, когда вся команда сосредоточилась на таком небольшом участке – за спиной у нее 70 метров, побочная слабость проявленной смелости.

Прессинг – один из ключевых элементов тренировок Хорхе (наследие Бьелсы). В «Севилье» выполнение прессинг-упражнений контролировала еще одна команда (11 сотрудников штаба). По интенсивности прессинга «Севилья» уступила только «Барселоне», причем с крохотным отрывом. Готовилось это примерно так:

К этому Сампаоли старается присоединить влияние Гвардиолы, на примере Чили:

Схемы Сампаоли очень динамичны – это четко просматривается через фланговые роли

Читать расстановки аргентинца удобнее всего от высоты латералей, как на примере ниже:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

В текущем состоянии – это очень типичная для Сампаоли 3-3-3-1: высокие латерали, которых страхуют центральные полузащитники. Но стоит опустить латералей на 12-15 метров ниже, и расстановка будет записана как 3-5-2 в среднем блоке, опустим еще на 15 метров – получим 5-3-2 в низком блоке.

Латерали в иерархии ценностей Сампаоли – это подожженные фитили, вот как они умеют работать в паре:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Командная работа: левша справа Ундер идет в центр, сосредотачивая на себе внимание. Пайет и Жерсон расчищают пространство сдвоенным рывком. Турок разворачивает атаку в свободную зону, где правше слева удобно завершать с сильнейшей ноги в дальний угол, подводит точность.  

Ну и естественный путь создания момента, когда линия обороны соперника сосредоточена на одном фланге и теряет латераля на другом, Ундер забивает с передачи Де Ла Фуэнте:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Следующий интересный эксперимент – использовать в качестве латералей номинальных центральных полузащитников, которые при обороне примыкают к тройке ЦЗ, а при владении, как дворники у автомобиля, схлопываются внутрь, становясь важными элементами контроля и продвижения:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Работает не так, как хотелось бы? Сампаоли в перерыве выпускает на эти позиции профильных латералей – Конрада налево и Лиролу направо.  

Цифровой портрет «Марселя» (через выборку из 98 команд 5 ведущих европейских чемпионатов)

Отдельные черты с мини-пояснениями:

• 7-й из 98 по проценту владения;

• 9-й по пропущенным голам/90 и проценту сухих матчей (в чемпионате «Марселю» везет куда больше, чем в Лиге Европы + отдельные недостатки обороны перекрывает своей игрой Пау Лопес);

• 9-й с конца по числу длинных передач/90, 4-й по самой короткой передаче голкипера (короче играют лишь вратари «ПСЖ», «Ливерпуля» и «Манчестер Сити»), 8-й по минимальной длине паса от ворот – стремление к контролю ситуаций, поэтапному построению комбинаций;

• 7-й по передачам в финальную треть/90, но лишь 38-й по точным передачам в штрафную соперника/90, нотки стерильности, владения ради владения;

• 15-й по проникающим передачам/90 и моментам через дриблинг/90 – есть исполнители и чтобы разрезать оборону (Пайет), и чтобы придумать момент через игру 1-в-1 (Ундер, Харит). Плюс лучшая в Европе доля успешности дриблинга по команде в целом (около 62%);

• 2-й по высоким передачам/90: реже остальных поднимают мяч с газона, опять же – стремление к тотальному контролю;

• 12-й по передачам под прессингом/90, 5-й по принятому на команду числа давлений/90. При этом средний процент успешности давлений соперников против «Марселя» минимален (6-е место), качественный показатель здесь в приоритете. Проще говоря, только 4 команды из 98 принимают на себя больше прессинга и только 5 команд в ведущих чемпионатах успешнее с ним справляются в процентном выражении.

Cостав «Марселя» оценивается 5-м во Франции по версии Transfermarkt и лишь на 7-м месте в лиге в рейтинге CIES (со значительным отставанием от первой шестерки и в 4,4 раза меньше, чем у «ПСЖ»).  

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Первые итоги работы с Сампаоли подвел Маттео Гендузи в интервью Onze Mondial: «Тренер сказал мне: «Ты очень хороший игрок, но со мной будешь прогрессировать, учиться новому». Это то, что я и делал с момента своего приезда сюда. Я развиваюсь на другой позиции, нахожусь немного выше на поле. Он создает что-то новое. Никогда не видел подобного прежде. Нужно просто посмотреть на расстановку, в которой мы играем. Мы часто играем по схеме 3-3-3-1. Я никогда не пробовал такого раньше. Когда я приехал, увидел это, то сказал: «Что это за схема? Такой не существует!»

Зависимость от Пайета, важность правильного подбора вратаря и другие внутренние резервы

Начнем с прекрасного примера из комментов:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Лучше не скажешь, с отрывом лучшая цитата текста. Пайет – это «вдруг» этой системы, главный элемент спонтанности, порой ему приходится вылезать из этого красивого тактического автомобиля и буквально заводить его с толкача.

Отличный эпизод с участием Пайета, который только подчеркивает суть (с 44:58):

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Два действия экстра-класса в одной голевой атаке: сначала пас-откидка пяткой, затем пропуск мяча на набегающего из глубины Камара. Димитри – лидер лиги по созданным шансам (на 90 минут вообще и в пересчете на каждые 100 передач среди полузащитников).

Пайет принимает участие почти в половине всей остроты в те моменты, когда находится на поле (48,3%) на той или иной стадии атак (в построении, передачей под удар или ударом). Этот показатель берется у каждого игрока относительно своей команды, так лучше проследить именно зависимость команды от игрока (его значимость). Это чуть меньше влияния Мбаппе или Неймара на атаку «ПСЖ» и больше прекрасно проводящего сезон за «Лион» Лукаса Пакета. Второе и третье место по влиянию на атаку «Марселя» занимают Гендузи и Ундер.     

Очевидно, что зависимость от Пайета высока. Настолько, что иногда «Марселю» нужно лишь дотянуть мяч до Димитри в более или менее приличной атаке, а он доведет дело до логического завершения. Как в этой вертикальной атаке:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Показатели атаки «Марселя» в Лиге 1 нельзя назвать выдающимися (в отличие, например, от параметров владения), однако без Пайета она бы глохла гораздо чаще и с большим недобором очков.

Пайет рассказал немало интересного про тренировочный процесс Сампаоли для L’Équipe: «Поначалу тренировки были немного повторяющимися, потому что нужно было впитывать все, что он хотел. В начале нового сезона нам пришлось делать все это заново, ведь мы поменяли практически весь состав.

Игра Сампаоли отличается от игры Бьелсы. При Бьелсе нужно было по-другому проводить упражнения, тренировки. С Сампаоли больше диалога, с Бьелсой вы не могли спорить. Хорхе ближе к игрокам и иногда даже шутит с нами. Если опытные игроки считают, что нужно что-то исправить, он умеет слушать. Сампаоли кричит, когда не удается воспроизвести то, что он хочет увидеть. Бьелса же больше сидел и ходил». 

Другой пример, но уже универсальности, самоотдачи и усвоения новых принципов – полузащитник Валентен Ронжье. У Сампаоли он и фланговый защитник-шарнир, и центральный полузащитник, и полуфланговая фигура в 3-4-2-1, и десятка в 3-4-1-2. Сейчас его позиция более или менее устоялась, Ронжье – тумблер переключения расстановок с мячом/без мяча. Для этого ему нужно быть хорошо готовым физически, чтобы бегать множество челноков, менять свою широту. Отчасти и его можно назвать олицетворением футбола аргентинского тренера: губка, а не звезда.

Классный пример самоотдачи от француза:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Сначала на максимальной скорости бежит вперед, чтобы поддержать Ундера открыванием. Пробегает мимо турка, но тот совершает обрез и выключается. Ронжье понимает, что нужно возвращаться и совершает рывок в обратном направлении. Опять проносится мимо Ундера, идет самая концовка первого тайма, когда определенный запас сил уже потрачен. Отдаленно напомнило мультик «Том и Джерри», когда один герой пробегает мимо другого на огромной скорости, туда и обратно.

При этом по своей сути шарнир Ронжье – это вовсе не сизифов труд и суетливая беготня, а стремление развязать руки остальным, создать гибкую систему и структуру для продвижения, своеобразное фэн-шуй нападение. Сампаоли почти всегда стремится вынести какую-то фигуру за скобки расстановки, очень часто этой жертвой пешки становится именно роль Ронжье.

Вот его рецензия на рискованную игру «Марселя» для La Provence: «Я думаю, что эта система не дает покоя тем, кто наблюдает за нами, и командам, против которых мы играем. Мы можем адаптироваться и менять нашу систему в зависимости от соперника. Иногда мы оставляем себя слишком незащищенными, но таков наш стиль игры. Нужны умственные и физические усилия. Это система, которая требует большого внимания, и если мы на долю секунды ошибемся с позиционированием или чтением игры, это может дорого нам обойтись».   

Чтобы лучше понимать его роль, еще раз зафиксируем: в момент атаки он чаще всего занимает позицию рядом с Камара или Гуйе и играет как классический центральный полузащитник, а при обороне каждый раз делает несколько десятков дополнительных метров и становится правым защитником:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

«Когда теряешь мяч в атаке, приходится отходить назад на правую бровку, поэтому приходится преодолевать больше пространства. В тактическом плане я должен был приспосабливаться, потому что быть защитником – это настоящая работа. Я всегда играл и тренировался как полузащитник, так что я знаю оборонительные перестроения только как шестой номер, но не как защитник», – так француз объяснял роль RMC. Его амплуа во Франции так и называют – гибридный полузащитник.

Третья фигура – голкипер Пау Лопес, который в начале розыгрыша может не только выйти из собственной штрафной, но и оказаться выше кого-то из центральных защитников. В этом плане он подходит «Марселю» Сампаоли больше, чем Манданда, а еще и лидирует в лиге по предотвращенным голам. В чемпионате Франции навыки Пау Лопеса позволяют маскировать множество недостатков высокой линии обороны «Марселя» и лучше разыгрывать мяч под прессингом.

Точка зрения Пау на изменения в стиле игры голкиперов «Марселя»: «Хорхе Сампаоли хочет, чтобы мы разыгрывали мяч очень глубоко, даже под давлением, и защищались высоко, когда мяч не у нас. Игроки должны адаптироваться. Возможно, через некоторое время придет другой тренер и попросит нас сразу выносить мяч далеко вперед, когда мы находимся под прессингом. Очевидно, что игрок, который сумеет адаптироваться к указаниям тренера, будет обладать лучшими шансами играть.

Сампаоли считает, что лучший способ победить – пытаясь завлечь другую команду на свою территорию. Конечно, он не желает, чтобы мы делали 25 передач в своей штрафной площади в начале атаки, но он хочет вытянуть соперника, а затем ворваться на его половину и тогда против нас будет меньше защитников. Игры, в которых мы испытывали наибольшие трудности – те, где блок из 11 соперников не оставлял нам пространства. Иногда, конечно, могут возникать пограничные ситуации, мы можем допускать ошибки при коротком розыгрыше мяча, но в теории это не так уж сложно. Не так драматично, как может показаться с трибун».

Текущие проблемы: молодость состава в сочетании с высокой линией обороны и индивидуальными ошибками

История Сампаоли в «Марселе» не только про тактику и цифры, но и про уровень доверия к молодым игрокам: поиск лучшего варианта их размещения, умение изобретать что-то конкретно под них и искренне гореть за все это на бровке. 

Молодость состава и нехватка опыта/компетенций на простых примерах ниже:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Первый момент – дезорганизация на стандарте, когда Камара еще до подачи создал глубину, а Лирола потерял своего человека в потоке, прямо за спиной. На линии подачи 8 человек, но эпизод сводится к проигранному единоборству один на один.

Второй момент – раннее выключение из эпизода, голосование вместо того, чтобы доигрывать ситуацию. Сразу 6 тянущих руки в голевой ситуации – это перебор даже для столь молодого состава.  

Минимальное количество минут ветеранов (11,1%, в основном от Пайета, Манданда и Альваро Гонсалеса), 8-й средний возраст в топ-5 европейских чемпионатах и четвертый во Франции (около 25 лет) не может не влиять на количество ошибок. Однако молодость состава – это как минус, так и плюс, необходимое условие безумных экспериментов.

В текущем сезоне Сампаоли чаще использует даже не высокий прессинг (его интенсивность просела), а средний блок:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Две пятерки: одна держит ширину, вторая – компактность перед соперником с мячом. Первая должна контролировать забросы за спину, вторая пытается выжать из соперника максимально простой вариант доставки вперед – длинный перевод на фланг.

Работа высокой линии вызывает вопросы, особенно при подобных разворотах от бровки внутрь на скоростных форвардов:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Линия расположена уступами, два ближних защитника перенесли вес на правую ногу, пытаясь оставить в офсайде нападающего. У Салиба вес на левой ноге, он уже перешел из режима ловли в режим преследования. Выход один на один отражает Пау Лопес, а затем еще и справляется с опасным добиванием. Счет в этот момент равный. Пропусти – игра пойдет совсем по-другому, но вратарь выручил, «Марсель» побеждает 4:1.

Набор защитников у Сампаоли не без коротких замыканий, им не всегда хватает опыта, чтобы ориентироваться в потоках на гектаре пространства. Именно надежная пара защитников в этом составе просматривается с трудом. Может быть, от этого идут и схемы с тремя ЦЗ, и гибриды при номинальной четверке.   

Ключевой оборонительный показатель «Марселя» – среднее качество момента соперника. Только «Ренн» в чемпионате Франции допускает более опасный средний момент у своих ворот, чем команда Сампаоли. Это следствие высокой обороны, обилия забросов на пространство и контратак, открытости в момент переходных фаз. Их может быть не так много, но они всегда несут больше явной угрозы (выше качеством).

Играть в таком стиле против «ПСЖ» с реактивным Мбаппе на острие – самоубийство. Но Сампаоли и нормальность – это антонимы:  

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Сначала пространство страхует вратарь Пау Лопес, вынося мяч на трибуны. Затем Вильям Салиба достает убегающего Мбаппе (сам удивился) в отчаянном подкате. Минимальная ошибка тут смертельна, но линия обороны «Марселя» при Сампаоли – настоящие канатоходцы, хотя зачастую и в сантиметрах от клоунов.  

Другой пример того, как можно вскрывать пространство против «Марселя»:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Тройка центральных защитников смещена к флангу, пара латералей или единственный шарнир еще не успели примкнуть к схеме. Бурак Йылмаз на буксире тащит за собой Чалету-Цара, которому в тыл идет передача на набегающего из глубины Иконе на перекрестном маршруте. Того прекрасно видит Жерсон, но реагирует с неохотой (вообще к дорогостоящему бразильцу пока много претензий именно в плане интенсивности и передержкам мяча).     

Эпизод, который прекрасно иллюстрирует главный недостаток высокой игры латералей:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Товен ошибается в переводе, отсекая от эпизода всю атакующую группу (в основной позиционной структуре Сампаоли 3-2-5 это верхняя пятерка). В итоге: обрезал себя и еще четверых, точка на горизонте слева – это Луис Энрике (левый латераль), опорная пара не успела сфолить тактически в районе центрального круга, три центральных защитника на огромном пространстве лицом к своим воротам, гол. 

Подобные эпизоды обнажают неспособность быстро организоваться в переходных фазах. Уже через 3 минуты после гола обрезает не Товен, а молодой Гуйе, не длинным переводом, а глупой обводкой в толпу:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Оставил сразу 7 одноклубников за линией мяча (включая поднявшихся латералей), а 5 соперников готовы устремиться в широкий разрыв между крайними центральными защитниками «Марселя». На этот раз повезло с плохим решением соперника в контратаке.

Наказывать «Марсель» можно и через серию вертикальных передач в моменты несогласованного прессинга:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Дополняют список недостатков люди, которые передерживают мяч – Гендузи, Жерсон, Ундер. На реализацию одного только Милика полагаться небезопасно, а многочисленные опции ложной девятки не всегда дают нужный объем голов. Есть и отдельные неудачные решения Сампаоли (Лирола теряет в эффективности слева, например).

Кроме того, «Марсель» крайне неустойчив в плане контроля эмоций, этому способствует антураж «Велодрома», который иногда может зарядить свою команду сверх меры. Захлебнуться эмоциями – любимое дело. Также команда Сампаоли порой забывает про ворота на отрезки матчей, стерильно огибая монолитный оборонительный блок передачами.

Что до матча с «Локомотивом», то здесь главенствует неизвестная вводная – насколько обоим клубам нужно участие в Лиге конференций, уровень мотивации и, следовательно, выбор составов.Кроме того, по последней информации от L’Équipe, участие Пайета в игре под вопросом. У него мышечное перенапряжение в бедре после игры с «Брестом» и, вероятно, Сампаоли побережет лидера для следующих матчей. Если все подтвердится, то это огромный удар по эффективности «Марселя» и дополнительный шанс для москвичей.

В вакууме же можно обобщить тезисы.

• Выиграть дуэль переходных фаз (+ стандарты), понимать варианты выхода в контратаки через скоростных исполнителей из глубины. Нужен именно четкий контратакующий план, ориентированный на конкретных людей и методы, стараться каждый высокий обрез доводить до удара. При этом быстро формировать компактный блок, чтобы перевести как можно больше владения французов в статус стерильного;

• Использовать карманы за латералями/гибридной позицией справа в четверке;

• Высокая линия обороны – краеугольная уязвимость «Марселя»;

• Играть смело, не пытаться окопаться по периметру и терпеть (биться-бороться), давать обороне подышать хотя бы на отрезках. Вжимаешься в штрафную – «Марсель» подтягивает дополнительные силы выше, еще сильнее перегружая первую линию.    

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Мини-вывод: «Марсель» есть за что наказывать в обороне, расстраивает лишь текущая форма «Локомотива». В целом градус безумия вокруг «Марселя» слегка напоминает «Спартак» – здесь меряют не сезонами, а циклами тренеров, которых болельщики и местные журналисты/эксперты либо принимают, либо пытаются свергнуть (иногда на одной и той же неделе).

Удушающее давление славной истории, микрореволюции как обыденность, уровень управления до недавнего времени – примерно как у «Спартака». Клуб активно гнется под весом из фанатов/разбазаренных ресурсов/медиа-шумихи.

В плане прогресса «Марселя» как организации надежды больше на молодого президента Пабло Лонгорию, чем на Хорхе Сампаоли. Таким клубам лучше прописывать грамотное руководство принудительно, а не заниматься самолечением, тасуя тренеров. Внешняя оболочка здесь важнее: если в клубных кабинетах порядок, то и на поле может получаться. Сампаоли же – сам по себе хаос, упорядочивать нужно скорее его. Но может хоть тут хаос на хаос даст порядок.

Испанцу Пабло Лонгории 35 лет, и он стал самым молодым президентом «Марселя» с 1909 года, ранее работал в скаутских подразделениях «Аталанты», «Сассуоло» и «Ювентуса», был практически лабораторным ботаником в плане поиска игроков. Приглашение Сампаоли – его шаг и риск. Он говорит, что больше разговаривает со своим тренером, чем с женой, ему становится плохо, если он не посмотрит несколько матчей в день (часто по 6-7) и может назвать стартовый состав «Альбасете».

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

В скаутской карьере он всегда использовал огромное количество данных, а на более бюрократических должностях спортивного директора в «Валенсии» и «Марселе» ему помогало знание 6 языков. Трансферное лето Лонгория и Сампаоли провели засучив рукава: отпустили несколько ветеранов и приобретали молодых исполнителей. Результат: средний возраст команды упал на 2,5 года, а доля минут в категории U21 выросла более чем в три раза.  

Второй вопрос, который интересует: не закончит ли Сампаоли в «Марселе» как Бьелса, команда которого лидировала в 2014 году к Рождеству, а затем задохнулась от взятой интенсивности, и отношения тренера с руководством испортились (оба даже стартовали во Франции одинаково, набрав 16 очков в первых 7 матчах). Такой футбол требует затрат физики и отчаянной веры в идеи от футболистов – как укол адреналина, действие которого рано или поздно схлынет и останется вопрос: «А дальше-то что?» Их общая с Марсело беда, как говорят в Аргентине, в том, что Сампаоли, как и Бьелса, пытается спланировать и упорядочить очень случайный по своей сути вид спорта, полный множества переменных.

Сампаоли всегда был таким? Несколько историй и цитат, чтобы лучше понять его суть

«Сампаоли – футбольный наркоман», – Хермес Десио для ABC Sevilla.

Аргентинец не похож на моральный компас, но в нем живет настоящая страсть к футболу и ему повезло попасть на, пожалуй, самый южноамериканский стадион в Европе по атмосфере – «Велодром». Поверхностным взглядом выглядит примерно так: внутри доменной печи (город Марсель) стоит огромный котел («Велодром»), внутрь которого помещен кипятильник (Сампаоли и его штаб в технической зоне).

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Бьелса более 90 минут говорил с Сампаоли о том, стоит ли Хорхе подписывать контракт с «Марселем», и Сампаоли покинул разговор, чувствуя себя более убежденным в необходимости этого шага. Кстати, он мог возглавить «Марсель» сразу же после Бьелсы, но в 2015 году у него была внушительная сумма отступных с федерацией футбола Чили, 11 миллионов евро (чилийцы только что выиграли исторический для себя Кубок Америки).

«Нам нужно, чтобы каждый игрок чувствовал, что ему повезло носить эту футболку. Мы собираемся заставить игроков придерживаться этой философии. Кто-то адаптируется быстро, кто-то медленнее, кто-то вообще не адаптируется», – таким было послание нового тренера на первой пресс-конференции.

Сразу после назначения Сампаоли нажал на кнопку Reset, выступил своеобразным дефибриллятором сезона «Марселя».

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Перед началом нового сезона аргентинец еще раз перекроил состав и постарался заложить приличный фундамент на предсезонке. Вот как описал этот сложный этап подготовки перешедший из системы «Барселоны» молодой Конрад Де Ла Фуэнте: «Я заметил большую разницу в тренировках по сравнению с «Барсой», особенно в предсезонке. Мы начали проводить двойные тренировки, нам нужно было приходить в 8 утра, я просыпался в 7. Тренировки длились два с половиной часа плюс еще час в спортзале. После тренировки были длинные матчи. Это повторялось во второй половине дня. Никаких дней отдыха в течение недели. Было трудно».

Корни фанатизма Сампаоли нужно искать в Аргентине и Южной Америке (он изрядно поколесил по ней). История первой фотографии:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Сентябрь 1995 года, Сампаоли 35 лет, он тренирует небольшую команду в региональном турнире в Санта-Фе. Он кричит, уходит, оборачивается и снова кричит. Судья непреклонен и показывает тренеру на выход. Сыграно всего 15 минут, так много можно исправить, подкорректировать. Проходит еще несколько минут до того момента, как он замолкает и направляется к выходу. Выйдя за пределы поля, он вертит головой, ищет решение и находит его: дерево рядом с полем, на которое можно взобраться.

Солнцезащитные очки, выкрики с дерева удаленного тренера – образ мгновенно вызывает любопытство окружающих, среди которых оказался и фотограф издания La Capital de Rosario Серхио Ториджино. Он щелкает затвором несколько раз, чтобы ничего не упустить. Фотография посреди ветвей дерева изменила жизнь тренера, проследовав по маршруту редакция – типография вместе с ее автором.

Как и каждое утро, один из экземпляров La Capital прибывает в президентский офис «Ньюэллса». Там Эдуардо Лопес, президент клуба, завтракает, листая газету. Когда он находит спортивное приложение, влюбляется в фотографию. Человек на дереве. Тренер. Сампаоли. Решение принято: он наймет этого персонажа. О том, что по-настоящему все началось именно с той фотографии, признавался этому же изданию и сам Хорхе. Лопес дает ему небольшую команду, но большой шанс – «Аргентино де Росарио», находящуюся под патронатом «Ньюэллс Олд Бойз».

Если вы думаете, что с годами он остепенился, то ошибаетесь. Бразилия, висит на ограждении, всего год назад:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Только посмотрите на опустошенный взгляд Сампаоли после того, как его «Севилья» пропустила от «Ювентуса» в Лиге чемпионов. Он вновь был удален (продержался до 57-й минуты), но, обороняясь от Марка Клаттенбурга как лев, отступает лишь на трибуну за скамейкой «Севильи», спрятавшись в засаде за рекламным щитом и на корточках руководя своей командой, выкрикивая указания.     

А еще Хорхе – фанат татуировок, рок-групп и тренажерного зала. Внешне он больше похож на главаря группировки марсельских ультрас, чем на тренера. Одна из его татуировок-цитат говорит о том, что все, что запрещено, – сильное искушение, нужно никого не слушать и не сворачивать с пути: «Когда я был в Касильде, все говорили мне продолжать работать в банковской сфере, не бросать ее ради футбола. Я никого не слушал и продолжал делать то, что хотел. В конце концов у меня всегда была четкая цель: добиться успеха в футболе».

Работал Хорхе банковским кассиром (около 15 лет) и регистрировал акты гражданского состояния, после чего садился в машину и проезжал 60 километров до Росарио, на тренировки своих команд низшего дивизиона. Также он часто отлынивал от работы, чтобы поговорить о футболе в местном баре. Однажды взял трехдневный отгул, чтобы получше подготовить команду к игре.

«Тогда я был готов пожертвовать чем угодно, но только не футболом», – признался он в интервью So Foot. В 1998 году он решил прогулять работу уже по-крупному: взял своего друга Хорхе Десио и отправился в Испанию, где играл брат его вечного ассистента, чтобы наблюдать за играми местного чемпионата и посетить тренировки нескольких команд.

Отношения Сампаоли с технической зоной весьма специфические. Как и в своих идеях, он старается максимально использовать ширину, нарушая все мыслимые нормативы, отдаляясь в каждую из сторон на 10-12 метров в течение одного матча:

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Будь он в клубной футболке, низкий оборонительный блок «Марселя» можно было бы записать не 4-4-2, а 5-4-2 или 4-5-2. По справедливости надо бы замерять все параметры Сампаоли, как у игроков: процент нахождения за пределами технической зоны, пробег, интенсивность рывков и так далее.

На одной из пресс-конференций Сампаоли объяснил: «Считаю, что думать нужно во время ходьбы. Я лучше анализирую вещи в движении, чем когда неподвижен. Я думаю, Ницше тоже думал во время ходьбы. Сейчас я более уравновешен, это более спокойная версия того, кем я был раньше. Но это моя личная неспособность – я не могу думать, стоя на месте. И в моем возрасте я не буду это исправлять».

Список нарушителей французской Лиги 1 на отрезке 8 месяцев, что Сампаоли возглавляет «Марсель»: Бенжамен Андре, Александр Джику – по 8 карточек, Хорхе Сампаоли – 7 (6 желтых и 1 красная). Если что, Андре и Джику – опорники, входящие в 12 самых нарушающих правила игроков лиги. Если взять ассистентов Хорхе, то Фернандеса уже дисквалифицировали до конца сезона, Панчо Абардонадо также удаляли со скамейки. Пабло Паван, биограф Сампаоли, однажды заметил: «Со временем Хорхе стал более уравновешенным. У него больше нет тех ранних дисквалификаций, которые длились до 40 дней. Лазанье по деревьям и ссылки на трибуну – часть истории».

Главный ассистент Сампаоли, Хорхе Десио, считается  заверенной и диаметрально противоположной по характеру копией босса (тезки очень похожи внешне, но Десио без татуировок и в очках в модной оправе). Десио прекрасно знает его вулканический характер и признается, что давно смирился с тем, чтобы ходить вместо Сампаоли на пресс-конференции и управлять игрой, когда Сампаоли лезет на очередное дерево или решетку.

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

«Мы просто пытаемся сказать ему, чтобы он не выходил за линию технической зоны, чтобы избежать предупреждений», – описывает самую провальную часть своей работы Десио, работающий с Сампаоли с 1994 года. Один из бывших помощников Сампаоли Адриан Прадолини так охарактеризовал для So Foot давно сложившийся штаб тренера: «В этом штабе Десио – мир, Фернандес – война, а Сампаоли – революционер. Хорхе нравится эта смесь. Вот почему это работает».  

И еще несколько дополнений к портрету, которые помогут лучше понять сложную природу взаимоотношений Сампаоли с футболом:

• В «Ньюэллс Олд Бойз» он получил серьезную травму, которая завершила его игровую карьеру в возрасте 19 лет (тяжелый двойной перелом). Был левым вингером, скорее волевым, чем талантливым, со средними перспективами;

• У Сампаоли репутация сумасшедшего ученого на родине, где у него практически не осталось сторонников после фиаско в национальной сборной. Главная ошибка Хорхе на чемпионате мира – он полностью потерял звездную раздевалку;

• В Чили он был на работе с половины восьмого утра до девяти вечера, а затем шел смотреть видео. В Перу Хорхе мог начать готовиться к конкретному сопернику за два месяца до игры, требовал не только записи матчей и обычных стандартов, но и аутов, получал 2 тысячи долларов и ночевал в пожарной части города Кальяо;

• Сампаоли – давний болельщик «Ривер Плейт»: он не пропускал трансляций матчей и мог устроить 400-километровое путешествие, чтобы попасть на матч любимой команды. Когда денег на поезд не было – ехал зайцем; 

• Еще в Перу от Сампаоли ушла жена и мать двоих его детей, с которой тренер прожил 20 лет. Причину называть?

Не покидает ощущение, что аргентинец с успехом тренировал бы команду роботов с заложенными в них программами. Хотя даже тут он попытался. Сампаоли изобрел что-то наподобие игровой консоли для игроков сборной Чили, связав воедино футбол, технологии и видеоигры. Аргентинец привлек к разработке группу чилийских программистов.

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Идея такова: создается что-то вроде футбольного симулятора, в который загружаются реальные тактические данные, собранные командой аналитиков сборной. То есть в виртуальную среду загружается реальная тактика соперника, наблюдения аналитиков, как и кто должен прессинговать в разных расстановках. Реальная тактика в оболочке видеоигры! Можно было рассылать какие-то игровые концепции игрокам заранее (особенно учитывая то, что Видаль мог освободиться только за 2 дня до турнира). «Запатентуй эту штуку!» – посоветовал Гвардиола при встрече с аргентинцем.        

Еще одно доказательство того, что Сампаоли всегда был таким – он произвел настоящую революцию в Liga Casildense (пятый дивизион): его клуб перешел с двух тренировок в неделю на семь, что заставило остальные клубы, чертыхаясь, последовать его примеру. Он ходил на местное телевидение, выпрашивая редкие тогда записи матчей соперников, хотя качество записей было отвратительным. Тогда он начал решать этот вопрос другими методами.

История второй фотографии. Как думаете, кто этот человек?

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Турист? Болельщик сборной Испании? Рюкзак, кепка, испанская футболка, ручка, мобильный телефон, который он использовал как фотоаппарат. Его зовут Франсиско Варела, и он работал шпионом Хорхе Сампаоли во время чемпионата мира в Бразилии. Возможно, кто-то из испанских звезд дал ему автограф в то самое время, как он находился на задании Сампаоли.

Некоторые принимали его за журналиста или, по крайней мере, за аккредитованного для наблюдения за тренировками человека. Хорхе полагается на очень специфических помощников, готовых на все ради получения малейшей информации. По некоторым слухам, он даже доплачивал им из собственного кармана.

Варела – один из самых опытных шпионов, работал с Бьелсой и самим Сампаоли в «Универсидаде». Уже через несколько дней после назначения Сампаоли в сборную Чили он был принят в штат. Варела побывал на каждой тренировке действующих на тот момент чемпионов мира в Бразилии, с которых принес своему боссу множество интересных тактических наблюдений. Он прочесал все матчи испанцев за определенный период (дважды!), отсматривал кандидатов в сборную (чужую!), вылетал в Мадрид и на тренировочную базу испанцев в Лас Росасе, ездил в Севилью на матч с боливийцами и в Вашингтон на игру против Сальвадора, закончив свое турне в бразильской Куритибе.

Он отметил слабости Пике в обороне и типичные комбинации с участием Иньесты и записал их в отчет. Каждая такая деталь отправлялась в Хуан Пинто Дуран (тренировочный центр сборной Чили), где материал был проанализирован и обобщен, после чего передан непосредственно Сампаоли. Чилийцы одержали историческую победу на «Маракане». Какова судьба Варелы? В итоге его раскрыли, об увольнении сообщил лично Сампаоли через месяц после чемпионата мира, обнаружив его на том самом фото выше, в газете La Tercera. Семь недель вне семьи и, как итог, полученная компенсация за труды.

Шпионы Сампаоли действуют по-разному: кто-то притворяется болельщиком, другие лезут на дерево, крышу или соседнее здание с биноклем. Чаще всего используется персонаж «журналист». Матиас Манна незаметно посещал пресс-конференцию боливийцев перед Копа Америка, Кристиан Лейва смешивался с перуанскими «коллегами» (высмотрел проблему с травмой у защитника Луиса Адвинкулы). Лейва втирался в доверие к местным журналистам, узнал у них, что тренер перуанцев Гарека сомневается в кандидатуре на левый фланг, спросил будет ли играть Фарфан. Он присутствовал на тренировке все отведенные 20 минут, просто слушал и не делал никаких заметок. Работающего под прикрытием Лейву также раскрыло местное издание.   

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Сампаоли – враг утечек, он понимал, что подобные публикации разоблачают одно из его любимых орудий шпионажа. Одна из деталей, о которой Хорхе больше всего беспокоится во время собственных тренировок – это присутствие посторонних. Он по природе подозрителен и опасается любого потенциального обнаружения его секретов на установках или деталей упражнений на тренировках. Даже официальным лицам Чилийской федерации футбола не было разрешено присутствовать на них, за исключением директора национальных команд.

Для такой замкнутости есть причина: Сампаоли не доверяет другим, потому что знает, на что способен сам.

Цитаты

О клубе и городе Марсель: «В мире есть спокойные места и страстные места: последние – это те, которые мне нужны, поэтому я и согласился без колебаний. У этого клуба есть душа: вот почему мы здесь».

Умение соединять: «Вначале мне очень нравился Бьелса. Я работал в банке и при любой возможности смотрел тренировки и игры Марсело. Я говорю о раннем Марсело, когда он тренировал в третьем и четвертом дивизионах. Потом я взял некоторые вещи у Гвардиолы. Мне нравится смешивать и то, и другое, чтобы не быть настолько категоричным. Когда существует десять религий, а вы видите только одну, то упускаете еще девять. Так я понял, что к вертикальности нужно добавить владение мячом».

Хорхе Вальдано: «Однажды мой брат спросил, могу ли я встретиться с одним человеком из соседнего города, который очень хотел со мной связаться. Этот человек, наконец, приехал, вошел в мой дом и в течение семи часов задавал мне вопросы о футболе. Несколько лет спустя, когда кто-то показал мне фотографию, я сразу же узнал Сампаоли в том человеке, который запер меня в собственном доме».

Висенте Дель Боске: «Чили Сампаоли – это 11 камикадзе».

Одна из татуировок Сампаоли (цитата Эрнесто Че Гевары): «Жить нужно не празднуя победы, а преодолевая поражения».

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

Маттео Гендузи: «И да, я могу подтвердить, что Сампаоли мошенник (улыбается). Я никогда не видел такого жулика, как он. Мой совет: ни-ког-да не играйте с ним в теннис-бол. Да и вообще, если хочешь сыграть с ним в любую игру – ты заранее проиграл, несомненно. Вы можете поставить пять арбитров, и все будут видеть одно, а он другое. Обязательно что-нибудь придумает. С ним невозможно играть».

Итог

Ровно 10 лет назад известный журналист Габриэле Маркотти написал в The Times про чилийский этап карьеры аргентинского тренера: «Если Хорхе Сампаоли сможет повторить свою работу в других местах – а ему будут подражать в дальнейшем, – то, возможно, мы стоим на пороге следующей большой тактической эволюции в игре. Если же не сможет, что ж, давайте наслаждаться, пока это длится».  

С тех самых пор у Сампаоли многое не получается, но его футбол интересно покрутить в руках, ничего не понять и положить под микроскоп, чтобы рассмотреть поближе. В нем много чисто гвардиоловского «горя от ума»: он активно редактирует тактику матча в процессе и выбирает из картотеки схем.

По характеру нынешняя версия «Марселя» – это команда-экстраверт, такой собирательный Гендузи: молодой, дерзкий, универсальный, но легко теряющий людей в защите, нестабильный, постоянно находящийся в поиске, мало где пока прижившийся, чувствующий связь с местными ультрас и от этого весьма неустойчивый эмоционально. С карьерой, которая много обещает, но пока не столь много дает, как могла бы.

«Марсель» – новый безумный проект Сампаоли. Разобрали каждую деталь – от динамичных схем до зависимости от Пайета

«Марсель» может вспыхнуть на ровном месте, у него конфликтная и кипящая натура. Каждый матч – как русская рулетка: никогда не знаешь, чем начнется и чем закончится. До такой степени, что хочется запретить ставки на матчи с его участием на законодательном уровне. Наблюдать за постоянными трансформациями действительно интересно, но только для определенного типа болельщиков: при каждой смене формации ты снова распутываешь этот клубок взаимосвязей и смотришь, что изменилось. Его надо смотреть, уткнувшись в монитор, а не откинувшись на спинку кресла. Это детектив, а не легкая комедия.  

Важно в итоге другое – куда качнется маятник результатов. Тогда и станет понятно, что это: оранжерея безумного новатора или квазиреволюция под предводительством «продавца дыма», как уничижительно нарекли Сампаоли на родине после провала со звездной сборной Аргентины.

Не покидает ощущение, что все описанное работает только в определенных условиях, с составом «ПСЖ» или в режиме сборной Аргентины уже нельзя предложить все эти идеи – на это нет времени/авторитета. В расшитом золотом составе нужен не просто тренер-тактик, а блюститель звездных интересов, это абсолютно другая профессия, в которую также нужно уметь (как умеет, например, Зидан). Думается, что сейчас у Почеттино природа и интенсивность головной боли выше, чем у Сампаоли, которому еще только предстоит лучше выучить и саму Лигу 1.     

В данный момент от Сампаоли ждут не квантового скачка, а монотонной эволюции, плавного роста всей игровой экосистемы. Долгосрочные параметры реализации проекта Лонгория-Сампаоли нам неизвестны. Понятно лишь одно: со звездным составом построить подобное в разы сложнее, а с молодежью быстро вылезают наружу все побочные эффекты. Тем интереснее.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9 − 8 =