Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

Поражение в Лиге Европы, трансферный хаос, скрин-войны, нестабильность в топ-менеджменте (со скандалом ушел спортивный директор Попов, замены ему пока нет) не дают остановиться знаменитому циклу боли болельщиков «Спартака». И все чаще звучит вопрос «А когда Федун уже продаст «Спартак»?».

Мы вряд ли ответим на него или спрогнозируем мысли владельца, но давайте разберемся: а мог ли Леонид Федун раньше избавиться от клуба и каким видел проект «Спартака» раньше?

Похоже, серьезным претендентом на «Спартак» еще до прихода «Лукойла» Вагита Алекперова и Леонида Федуна был вице-президент «Альфа-Банка» Петр Авен. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

«Дважды тема возникала, – рассказывал Авен «Советскому спорту» в 2012-м. – Но я не единственный акционер банка. И не мог самостоятельно принять такое решение. Это происходило еще при Романцеве. Он был хозяином клуба. Мы встречались, пытались его уговорить. Не получилось. Поначалу он говорил, что продавать ничего не будет. У него ведь возникли сложности с оформлением прав собственности. История была мутная, непрозрачная. Клуб нанял нас как банк. Мы помогли все очистить, привели дела в порядок. После чего Романцев стал легальным владельцем «Спартака». Действовали мы честно, не выдвигали предварительных условий: мол, поможем, если потом нам продадите. Не захотел – его право. Мне он твердо заявлял, что «Спартак» не продается. А потом возник Червиченко…».

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

Но и после прихода Червиченко Авен не терял надежды на покупку «Спартака». 

«Когда Червиченко решил уйти из клуба, мы снова делали подходы. Но «Спартак» быстро оказался в руках «Лукойла» и Федуна, что, в общем-то, логично. Червиченко работал в «Лукойле», был плотно связан с компанией».

Авен не терял интерес к клубу, позитивно отзывался о Леониде Федуне, отмечая его финансовый вклад в «Спартак», но еще в 2012-м говорил о неэффективности системы управления и потенциале выхода клуба на биржу. Сам Авен в тот момент покупать клуб не собирался.

«В последние годы, когда я мог бы позволить себе такую сделку, не прибегая к помощи партнеров, тема продажи «Спартака» не поднималась, – говорил Авен. –  По-моему, пока это не входит в планы Федуна».

 В 2014-м, после окончания строительства стадиона, Авен снова попробовал купить долю в «Спартаке».

«У меня было два партнера, мы были очень близки к тому, чтобы купить половину клуба, – рассказывал Авен в программе «Инсайдеры». – Причин было много, почему не получилось.

Мы с Леонидом Арнольдовичем обо всем мирно договорились, о правилах управления договорились. У нас были две большие проблемы. Первая – я не увидел модели снижения затрат. Мы хотели, чтобы «Спартак» был великим клубом, но это требует порядка 100 млн долларов в год, эта цифра практически не снижается. Никаких моделей исправления ситуации мы не увидели, я считал, что браться за это безответственно.

Вторая фундаментальная причина: один из нас, троих партнеров, попал под американские санкции. Стало невозможно его участие в этой истории, а этот партнер в нашей структуре отвечал за взаимоотношения с болельщиками».

Похоже, одним из партнеров в той несостоявшейся сделке был инвестор Леонид Богуславский, друг Петра Авена и аспирант его отца Олега Авена.

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

«У нас с другом были мысли насчет «Спартака», – говорил Богуславский «Спорт-Экспрессу». – Несколько лет назад мы даже делали подход к весу. С разрешения владельца заказали финансовый аудит клуба. Но потом оказалось, что, во-первых, владелец не собирается никого туда пускать. Даже на какую-то миноритарную долю на начальном этапе с нашим участием в совете директоров — чтобы мы участвовали в принятии решений и могли обеспечивать их прозрачность для партнеров, как это обычно бывает в компаниях.

Во-вторых, мы поняли на конкретных цифрах: футбольная экономика в России не работает для инвестора. У клубов нет доходов от ТВ-трансляций. Вкладываться в футбол у нас — это и не про бизнес-проект, и не про благотворительность, и даже не про страсть, а про эго. Но такой потребности у нас нет».

На связь Авена и Богуславского намекают и упоминания аудита клуба: отсутствие действительно больших источников доходов не позволило бизнесменам поверить в окупаемость проекта.

Чуть более детально описывает ситуацию анонимный источник «Матч ТВ», связанный с консалтинговой компанией PricewaterhouseCoopers и занимавшийся оценкой стоимости «Спартака».

«Федун хотел продать «Спартак» вместе со стадионом сразу после строительства, – рассказал источник. – Авен хотел покупать (один или с кем-то), но у стадиона была балансовая стоимость, а с клубом все не так однозначно. Федун просил – условно – десять рублей за стадион и десять – за клуб. Авен отвечал: десять за стадион – ок. Но за клуб – рубль. Была такая пропасть, что изначально стало понятно: они никогда не сойдутся. Федун оценивал команду в астрономическую сумму, и Авен нанял Pricewaterhouse, чтобы убедиться в неадекватности оценки. Мы показали, что она неадекватная, и на этом все закончилось».

В 2019-м брат владельца «Спартака» Андрей Федун заявил, что стоимость клуба со стадионом превышает миллиард евро. Примерно о такой сумме говорил в 2013-м и сам Леонид Федун, анонсируя выход «Спартака» на биржу в районе 2018 года.

«Ну, если посчитать набор тех активов, которые будут, их стоимость будет превышать миллиард долларов, – говорил Федун «Ведомостям». – Насколько будет больше миллиарда, не знаю, может, в два, может, в полтора раза, а может, в три. Посмотрим».

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

У Петра Авена совсем другая оценка стоимости «Спартака».

«Миллиард евро? Это все анекдот. Это все смешно, – говорил он Нобелю Арустамяну. – Клуб теряет деньги. Вы каждый год вкладываете в него 100 миллионов долларов. Сколько он вообще должен стоить? Старая поговорка: «Советская медицина бесплатна, но большего она не стоит». Вот тут то же самое. Команда существует не для того, чтобы удовлетворять тщеславие своего хозяина. Не встречал людей, которые готовы заплатить за свое тщеславие миллиард».

Но Леонид Федун назвал совсем другую причину срыва сделки.

«Любовь не продается», – сказал он в 2015-м на вопрос о покупке «Спартака» Петром Авеном.

Не совсем. Но сумма все равно внушительная.

Клуб убыточен. 2019 год, согласно официальным данным ФНС (сознательно не берем ковидный 2020-й, когда были пустые или почти пустые трибуны и клуб был тотально ограничен в заработке), «Спартак» закончил с убытком в 800 миллионов рублей (дефицит бюджета – 10%). 

• Официальный бюджет клуба на сезон – 8,6 миллиарда рублей, но сам он заработал только 6 (сюда включены: матчдей, спонсорские контракты, различные продажи и телеправа).

• Большую часть доходов приносят коммерческие соглашения (3,7 млрд), и многие из них плотно связаны с «Лукойлом» Федуна. Клуб рекламирует моторное масло Genesis, топливо «Экто-100», предприятие Лукойл-Интер-Кард (реализация нефтепродуктов и обслуживание корпоративных клиентов), НФПРиР («Нефтяной фонд промышленной реконструкции и развития»), АО «Ситтек», входящее в группу компаний «ИФД КапиталЪ» (председатель совета директоров – Федун), АО «Частные Активы», АО «Альтернатива Инвест», АО «ПРК-Инвест», АО «Горизонты будущего», принадлежащие Вагиту Алекперову и Леониду Федуну через несколько юрлиц, АО «Рост.С», учредитель АО «НФПРиР», СДК «Гарант», номинальный держатель акций «Лукойла»,  «проект «Тушино-2018» и апарт-комплекс «Движение. Тушино», которые финансируются из личных средств владельца клуба, Holland Park компании «ПИК» (часть проекта «Тушино-2018») и банк «Открытие» (миноритарный пакет которого принадлежал Федуну до 2017-го).

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

• Согласно официальным данным ФНС, в 2019-м оставшуюся часть бюджета – 2,6 миллиарда рублей – покрыли акционеры (такой денежный вклад пришлось делать и в 2018-м). Два миллиарда пошли на содержание команды (900 миллионов – напрямую, 1,2 миллиарда – через погашение краткосрочного кредита), еще 500 миллионов остались на счетах.

Возможно, Леонид Федун хотел вывести клуб на биржу и продать болельщикам. Он говорил об этом еще с 2013-го.

«Мы рассчитываем где-то, может, в преддверии чемпионата мира по футболу в России провести или IPO, или private placement, продать часть команды. Конечно, большую часть акций будут фанаты «Спартака» покупать, но это будет понятная структура, которая не будет требовать капитала и будет находиться на самофинансировании.

Давайте не торопиться. Будет оценка, будет набор активов, будет понятна стоимость «Спартака». Захотите часть этой стоимости брать – ради бога. В том числе через IPO. Что может быть лучше для определения стоимости команды, чем IPO? Тот же Петр Олегович Авен может спокойно в нем участвовать. Можно продать и 51%, был бы спрос. Для меня все-таки это вопрос оценки, вопрос создания будущего команды. Я должен быть убежден в том, что команда будет развиваться, двигаться вперед, иметь мощный финансовый базис, стремиться стать одной из сильнейших в Европе, особенно с учетом финансового фэйр-плей».

В 2019-м в интервью «Чемпионату» Федун продолжил мысль:

«В 2023 году, когда мы завершим все инфраструктурные перестройки и, надеюсь, поищем новые источники для реального самофинансирования «Спартака», которые не будут зависеть от акционеров, клуб окажется готов к самостоятельному плаванию», – говорил Федун.

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

Еще одна причина – владелец «Спартака», похоже, не верит, что хоть один бизнесмен подпишется на многомиллиардные ежегодные расходы на клуб.

«Спартаком» должны владеть его болельщики, – говорил Федун. – Не Петр Авен, который ходил, смотрел, но так ничего и не потратил. Не все остальные, которые занимаются фантазиями. Никто из них на «Спартак» ни копейки не даст, это нужно понимать. Кроме меня. Поэтому просто так бросить свое детище, свою любовь я не могу».

Такой же точки зрения придерживается и агент Тимур Гурцкая.

«Купить «Спартак» за адекватные деньги сегодня никто не захочет,  потому что ты покупаешь билет на расходы, – сказал он в интервью телеграм-каналу «Футбольный Биги», – Госструктура только может захотеть, если получит указание. Предложите ему такие деньги, чтобы он продал «Спартак», и он продаст «Спартак». Все в этой жизни покупается и продается. Это же бизнес».

Но, возможно, причина вообще не в деньгах. Вот рассказ бывшего генерального директора «Спартака» Юрия Первака:

«Пришел к Алекперову, который меня позвал в «Спартак», и сказал, что Федун хочет сам управлять, а я не привык так работать, – рассказывал Первак об уходе из клуба. – «Потерпи, он наиграется». Если бы я тогда Вагита Юсуфовича послушал, то терпел бы уже 16 лет»

Мог ли Федун продать «Спартак»? Почему не получилось?

Возможно, владелец «Спартака» просто чувствует себя спасителем.

«Для себя я знаю, что сделал для «Спартака» столько, сколько ни один человек в мире не сделал бы. Откровенно! – уверял Федун. – Повторю, в стране только два человека, которые искренне любят футбол и тратят существенную часть средств из семейного бюджета на то, чтобы содержать и формировать клуб. Я и Галицкий».

Кажется, так говорить неправильно. Единственное серьезное предложение – Авена-Богуславского – после аудита клуба в 2014-м он отверг, а переплачивать за убыточный клуб никто не хочет.

«Спартак» убыточен и требует нескольких миллиардов рублей вложений ежегодно, а сокращение расходов на команду приведет к падению результатов и, соответственно, падению даже нынешних доходов. Вряд ли кто-то сейчас готов рассматривать клуб как инвестицию. Да и сам Федун не верит, что кто-то готов вкладывать в «Спартак» столько же, сколько он.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать + два =