Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Легендарная австрийская Вундертим и Италия Витторио Поццо (30 матчей без поражений) расцвели почти в одно время – в 30-х. В 1934-м они встретились в полуфинале второго чемпионата мира, где итальянцы, уже изучавшие оборонительные принципы, засушили игру чудо-команды. 

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

С этого начался закат великой сборной Австрии – через четыре года страну аннексировала нацистская Германия, а игроков забрали в сборную. Но лучший футболист в истории Австрии Маттиас Синделар отказался – и через год его нашли мертвым (по официальной версии – отравился угарным газом).

Так Австрия потеряла лучшую сборную в своей истории – и дальше пробивалась только вспышками раз в 20-30 лет. Италия же и дальше всегда была в топе. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

А ведь у этих стран намного больше общего в историческом и географическом планах, чем может показаться на первый взгляд.

Тренером Вундертим был Хуго Майсль, который в Первой мировой воевал еще за Австро-Венгерскую империю. Причем воевал на итальянском фронте – после того как Итальянское королевство выскочило из Тройственного союза прямо в компанию Антанты с желанием взять себе кусочек разваливающейся империи. 

Дело в том, что граница стран шла по Альпам, за исключением Южного Тироля (часть его называется Трентино) – района, который вдавался на территорию Италии через горы, но принадлежал Австрии. Именно на этот кусок итальянцы и претендовали.

Исторически в XVIII-XIX веках этот район переходил от одной стороны к другой – Наполеон забирал его у Габсбургов и отдавал вассальной Италии, затем Южный Тироль снова возвращался к австрийскому государству – но по итогам Первой мировой страны заключили Сен-Жерменский договор – и немецкоговорящий регион стал итальянским.

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

Территория перешла итальянцам с согласия Антанты, и потом президент США Вудро Вильсон сожалел, что согласился на требования Италии: по его словам, на переговорах ему показали карту, на которой вообще не отразили присутствие немецкоговорящего населения. Поэтому он так легко согласился.

Сейчас немного географии. Все очень запутано, поэтому попробуем объяснить максимально коротко и понятно.

Существует исторический регион Тироль (бывшее герцогство) – он разделен Альпами на южную и северную части. В начале XX века весь Тироль принадлежал австрийскому государству, однако после Первой мировой то, что южнее гор, отошло Италии.

Северная часть Тироля – федеральная земля Австрии, которая называется просто Тироль. Южная часть, которая отошла Италии, называется Трентино-Альто-Адидже на итальянском и Зюдтироль (Южный Тироль) на немецком. Итальянское название – калька с названия этой территории, которое ей дали французы, когда забрали у Габсбургов и передали вассальному Итальянскому королевству – О-Адидже (Высокий Адидже). Французы сделали это специально, чтобы максимально дистанцироваться от исторических названий и исключить ревизионизм. Не помогло.

Когда Южный Тироль вошел в состав Италии, предполагалось, что у немецкоговорящего населения, которое неожиданно для себя стало меньшинством в чужой стране (а родным немецкий в Тироле считали 90% населения), все будет нормально – и правительство во главе с королем Виктором Эммануилом III (так он известен в русской историографии) гарантировало немцам и другим меньшинствам (например, истрийским славянам) те же права, что и итальянцам.

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

Но спустя три года после подписания Сен-Жерменского договора в Италии к власти пришел Бенито Муссолини – диктатор и руководитель Национальной фашистской партии. Еще во время избирательной кампании он резко критиковал политику правительства по отношению к меньшинствам. Он был сторонником идеи ирредентизма, согласно которой местное население – всего лишь германизированные потомки римлян. И их нужно вернуть в родную гавань.

Поэтому Муссолини, как только пришел к власти в 1922-м, начал резкую итальянизацию Южного Тироля:

•‎ Слово «Тироль» вообще запретили употреблять в отношении региона – только Альто-Адидже. Все немецкоязычные топонимы переименовали на итальянский манер, аналогичные меры коснулись дорожных знаков, объявлений и прочего.

•‎ Запретили немецкоязычные газеты – их либо закрыли, либо переименовали и стали полностью выпускать на итальянском. Чуть позже, правда, фашистские власти запустили свою газету на немецком и разрешили работать другим – правда, со строжайшей цензурой.

•‎ Немецкий язык полностью убрали из делопроизводства – оставили только итальянский. Открыли многочисленные итальянские школы и прочие объекты образования, а вот немецкие закрыли. Разумеется, дело было не только в языке, но и в преподавании предметов – история в глазах Италии категорически отличалась от прежних трактовок.

К 1928 году обучение велось только на итальянском. Это привело к появлению подпольных школ, где образование велось на немецком языке (так называемые Катакомбные школы). Учебники переправляли через границу контрабандой.

•‎ Тем, кто не успел за три года получить итальянское гражданство или вид на жительство, предложили уехать в Австрию. Тем немцам и австрийцам, кто уже обосновался в Италии, итальянизировали имена и фамилии.

•‎ Предоставили льготы итальянцам при переселении в Южный Тироль (простите, Альто-Адидже). 

•‎ Разумеется, всех местных полицейских разогнали и развели по разным регионам страны, это же коснулось и чиновников. А на их место пришли итальянцы со всей Италии.

Когда в Германии к власти пришли нацисты во главе с Адольфом Гитлером, началось сближение двух диктаторов. А после того как Третий рейх аннексировал Австрию и границы стран стали соприкасаться, Муссолини немного занервничал, что коллега может его не так понять. Поэтому диктаторы заключили соглашение по Южному Тиролю (правда, для Италии это оставалось соглашением по Альто-Адидже). 

 

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

Согласно этому договору ориентировочно 1939 года, коренному населению Южного Тироля и нескольких районов по соседству порекомендовали переехать в нацистскую Германию. Пропаганда активно помогала принимать решение: говорили про немецкое единство и распространяли слухи, что тех, кто не уедет самостоятельно, итальянское правительство просто депортирует.

К 1943 году уехали около 75 тысяч южнотирольцев. 25 тысяч из них вернулись в родные места после Второй мировой войны. В 1943-м, когда Италия перешла на сторону союзников, Третий рейх аннексировал и Южный Тироль, прервав итальянизацию региона.

Впрочем, уже в 1945-м Тироль снова вернулся Италии. Во время послевоенных обсуждений переустройства мира на него пытались претендовать австрийцы, однако их не поддержал Советский Союз, один из ключевых участников переговоров (США не уделили этому вопросу много внимания).

Все закончилось соглашением Грубера-Де Гаспери (по фамилиям премьер-министров Австрии и Италии): после войны Южный Тироль (или Альто-Адидже, как его называют на итальянском и по сей день) стал одним из итальянских регионов, но с автономией. По крайней мере, так предполагали австрийцы: в соглашении были пункты об уравнении в правах немецкоговорящих граждан с итальянцами, разрешение занимать им государственные посты, а также признание немецкого вторым официальным языком автономии.

На деле возвращение выдалось довольно тяжелым. От всех немецкоговорящих жителей Тироля итальянцы потребовали свидетельство о рождении итальянского образца, в противном случае им отказывали в переезде. Значительную часть политики итальянизации, которую проводил Муссолини, свернули, однако, например, названия немецкого происхождения, которые были до фашизма, вернуть не разрешили – но, по крайней мере, разрешили дублировать их на дорожных знаках по-немецки.

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

Италия, впрочем, поступила довольно хитро. К территории Южного Тироля во время создания конституции 1948 года подключили еще одну область – Трентино. Там доминировали итальянцы, и населена она была достаточно, поэтому простой административный шаг фактически размазал число немцев относительно населения всей провинции.

Впрочем, тирольцев такая автономия не устраивала, как и Австрию. В 50-х в регионе активизировался Комитет за свободу Южного Тироля (он существовал еще с 20-х, но тогда находился в подполье, а теперь стал действовать открыто). Эта организация по методам вполне сравнима с баскской ЭТА.

Южнотирольцы стали уничтожать памятники времен Муссолини (первым взорвали именно памятник дуче на коне – его там вообще ненавидят) и заниматься локальным терроризмом – взрывали линии электропередач, рушили опоры. Один особенно яркий акт вошел в историю как Огненная ночь, когда без электричества осталась вся провинция.

Итальянцы не торопились давать более широкие права автономии, и это возмущало Австрию. Сначала австрийский министр иностранных дел Бруно Крайский внес вопрос о несоблюдении Италией договора по автономии на генассамблею ООН. «Только создание автономной области Южный Тироль может привести к подлинному выполнению Парижского договора 1946 года», – говорил он во время выступления в 1961-м.

Через год, когда появилась перспектива создания Евросоюза, стало понятно, что странам с территориальными претензиями нужно договориться как можно скорее. Австрийцы выбили более широкие права для региона, и провинцию Трентино-Альто-Адидже признали автономной. 

Но непосредственно Южный Тироль автономии не получил, хотя Италия разрешила немецкое название – Зюдтироль. Правда, она продолжала жестко вести себя по отношению к Комитету освобождения Южного Тироля: политические сроки, пытки и отсутствие наказания для тех, кто применял силу к активистам. 

На севере Италии есть провинция, где говорят по-немецки. Ее забрали у Австрии и отдали итальянцам после Первой мировой

Австрия отозвала жалобу из ООН только в 1992-м, а Италия признала ее право следить за ситуацией в Альто-Адидже. Непосредственно Южный Тироль получил автономию только в 2001 году, когда бывшую австрийскую территорию в составе области Трентино-Альто-Адидже выделили в автономную область Больцано-Больцен (до этого она была неавтономной). Пожалуй, только с этого периода немецкоязычное население (которого и сейчас там более 70%) стало чувствовать себя спокойнее.

Но возникла другая проблема – правые популистские партии. Например, австрийская «Партия свободы», которая формирует коалицию в парламенте, явно показывает, что считает Тироль своим. Так, жителям Южного Тироля предлагают выдавать паспорта Австрии (и это делает целый вице-канцлер Кристиан Штрахе, он приезжал в провинцию с агитацией). Итальянские националисты (а там у власти тоже правая партия) – резко против. 

Не всем нравится идея (гражданство хотят давать только тем, кто говорит на немецком), а в самой Австрии запрещено двойное гражданство. «Австрия как правило не признает двойное гражданство, поэтому либо этот закон должен быть изменен полностью, либо ей придется всякий раз искать разумное оправдание тому, что для жителей Южного Тироля сделали исключение», – говорил BBC профессор Франческо Палермо, эксперт в области сравнительного законодательства.

Среди жителей Южного Тироля есть разные мнения. Кто-то за Италию, кто-то – за Австрию, кто-то – за независимость Тироля. Агрессивные действия сторон поутихли, все перетекло в мягкую силу. 

80% населения, согласно опросам 2014 года, идентифицируют себя не с Австрией и Италией, а с Южным Тиролем – и считают себя южнотирольцами. А губернатор Арно Компатшер считает это место идеальным примером сожительствования разных культур. 

«Весь мир смотрит на нас, потому что в других местах так не получилось, – говорил он BBC. – Нам удалось с этим справиться, создать среду, где вместе живут несколько этно-лингвистических групп там, где до этого была только война и этнические конфликты. Сегодня нам удается жить вместе, не теряя при этом яркой самобытности. У нас есть спагетти и кнедели. Мы стараемся брать лучшее от каждой культуры и не боимся за национальную идентичность».

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемнадцать − четырнадцать =