Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Юрий Шишкин – бывший вратарь ЦСКА, а сейчас тренер вратарей. Работал в «Вентспилсе», «Сатурне», донецком «Металлурге» и «Крыльях».

«На тренировке спросили: «Вы в курсе, что в России революция?» Монолог единственного русского в чемпионате Бразилии

В начале 90-х Шишкин попал в большое приключение: вместе с ЦСКА он вернулся в высшую лигу чемпионата СССР, но после неудачного дерби со «Спартаком» присел на скамейку. Тогда к нему прилетело невероятное предложение – рвануть в Бразилию и поиграть в вышке штата Сан-Паулу. 

Шишкин не колебался и сразу согласился. Так он стал первым и пока последний русским, игравшим в чемпионате Бразилии. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Дальше про тот год в тепле и за океаном Юрий расскажет сам. 

В 1990-м дерби ЦСКА со «Спартаком» поставили на второй тур. Мы играли в манеже в «Олимпийском» и обидно проиграли – 4:5. Наверное, помните, тот знаменитый матч. Мы уступали 1:3, но переломили и повели 4:3. Дальше включился Карпин, который, по-моему, тогда дебютировал. Сначала с его прострела Фокин срезал в свои, а потом с его подачи Родионов забил победный. 

После этого матча я потерял место в составе, вместо меня поставили Мишку Еремина. У него гладко пошло, менять его резона никакого не было. Мне сидеть в запасе не хотелось, поэтому легко и согласился на предложение из Бразилии.

На меня вышел российский журналист по имени Алексей, со спортом он никак не был связан. Он работал в Бразилии, делал репортажи на какие-то общечеловеческие темы, хорошо знал язык. У него были самые разные связи в стране, а один из друзей – владелец футбольного клуба «Рио-Бранка». Это в городе Американа, штат Сан-Паулу. Команде был нужен вратарь, Алексей связался со мной и выступил как агент. Предложили тысячу долларов в месяц – раза в три больше, чем было в ЦСКА. 

Я даже не колебался. А чего бояться? Зовут делать то, что умею. Зовут в Мекку футбольную! Это же очень интересно. За год до этого, кстати, звали в США. Мы ездили с ЦСКА в турне по всей Америке, представителю какой-то футбольной федерации понравилась моя игра. Он говорил: «Оставайся, Юрий!» Понятно, что просто так взять и остаться в Америке не мог. Сами понимаете, какие времена. Плюс мы еще люди военные – был капитаном запаса. 

На отъезд в Бразилию повлиял еще интимный семейный момент. У меня тогда родился второй сын, он был чуть ли не при смерти при рождении. Из-за ошибки врачей в роддоме у него не срослась пуповина, зашивали изнутри. А через месяц случился заворот кишок. Надо было делать двойную операцию, нам даже сказали, что ребенок не выживет. Обошлось – сын выдержал, я ему кровь свою переливал, а хирург его просто с того света вытащил.

И когда тот же хирург узнал, что есть вариант пожить в Бразилии, очень рекомендовал туда ехать. И климат теплый, и еды полно, фрукты, овощи, все дела. В 90-е же в наших магазинах было шаром покати. Деньги есть, а купить нечего. В Бразилии – совсем по-другому. Время там в итоге положительно сказалось – сын поправился. 

«На тренировке спросили: «Вы в курсе, что в России революция?» Монолог единственного русского в чемпионате Бразилии

К моменту предложения из Бразилии границы еще до конца не открылись, но уже постепенно приоткрывались. Я уволился из армии, Алексей все организовал, сначала я поехал один. Летели прямым рейсом в Сан-Паулу, но в Атланте делали дозаправку. Прилетел и обалдел: меня прямо с самолета на стадион, а там народу – полные трибуны, десятки журналистов. Мне говорят: «Давай переодевайся, вставай в ворота, будем тебя презентовать». Игроки уже ставят мячи на линию штрафной. Я спрашиваю: «Размяться-то хоть дадите?» Быстро потянулся, начали бить. Потом даже посчитали, сколько ударов нанесли, сколько поймал, сколько отбил. Уже цифры не помню, но вроде бы понравился им. 

После тренировки подходит ко мне Алексей: «Я по делам». И уехал куда-то на месяц. Я более-менее знал английский, поэтому с общением проблем не было. Почти сразу начал учить португальский. Что еще делать? Времени свободного много – потренировался и сиди изучай. Португальский на базе английского давался мне легко. Когда Алексей вернулся через месяц, то очень удивился. 

У меня свой метод изучения языка. Я считаю, нужно знать как можно больше слов. Слова – это кирпичики, из которых строится целое знание. Я брал лист бумаги и просто выписывал слова. Сначала футбольные и самые простые. «Трабаляр» – работать, «Трейнар» – тренироваться. Вперед, назад, право, лево – так набрался слов. 

«Я начать говорить португальский язык, меня прекрасно понимать». 

Понятно, что сейчас я сказал по-русски очень неграмотно, но вы же все поняли, верно? 

Я и говорил без грамматики, но понимал людей, а люди понимали меня. Со временем подтянул и правильное построение предложений, и всю другую грамматику. Английский точно так же изучал. Сейчас же в школах начинают с грамматики, а дети не знают слов. В итоге правильно строят предложения, а строить не из чего.

Португальский до сих пор не забыл. И в «Сатурне», и в «Крыльях» с бразильцами общался, они всегда удивлялись, откуда знаю язык. Говорил им: «Falo Português muito bom, porque jogava no Brasil» («Хорошо говорю по-португальски, потому что играл в Бразилии» – Sports.ru).

«На тренировке спросили: «Вы в курсе, что в России революция?» Монолог единственного русского в чемпионате Бразилии

В Бразилии в каждом штате свой чемпионат, наша «Рио-Бранка» в 1991-м играла в Премьер-лиге своего штата. Лучшие команды штатов потом играли в каком-то уже суперчемпионате. Мы в том сезоне шли где-то в серединке Премьер-лиги. В общем, уровень хороший. 

Удивляло, что в команде столько тренеров. И тренер по физподготовке, и по тактике, и по вратарям – у нас в 90-х ничего такого и близко не было. Много времени уделяли восстановлению. После тренировок всей командой шли к доктору и прикладывали лед не только к местам каких-то свежих ушибов и болячек, но и к старым. Обязательные бочки со льдом – это все совершенно новое.

Еще мячи были немного другие, легче обычных. Их такими специально делали, чтобы забивалось больше голов. В итоге мячи летели совершенно непредсказуемо, завихрении прямо перед тобой случались, ныряли они в последний момент. Это осложняло и игру на выходах. Если у нас мяч зависал, а ты мог спокойно рассчитать траекторию, то здесь он менял направление в воздухе, непросто было сыграть. 

Больше мячей напрягала разве что жара. Я кожу с лица просто снимал, было невозможно жарко. Спасались так: отыграли тайм, шли к тазику с ледяной водой и садились в него. Трусы снимаешь и тем самым местом туда опускаешься – очень освежало и бодрило. Еще запомнилось, что игровое поле очень берегли, особенно вратарскую. На тренировках ее застилали брезентом, мы на него падали.

Я провел в Бразилии полноценный сезон – около 30 матчей. Там больше индивидуальных действий, люди вообще не заморачивались и всегда шли в обводку. Мне привычнее было, что команда играет за счет командных действий, а здесь постоянные финты, нестандартные действия. Во многом за счет этого и создавались опасные моменты.

Поразило, как там народ любит футбол. Полные трибуны всегда были. На игру и с игры спокойно не пройдешь: тебя любят, благодарят, зовут, обнимают. В автобусе команды тоже сплошной позитив. Игроки доставали барабаны, гитары, включали музыку – и давай различные ритмы создавать. По пути пели и плясали, даже если проигрывали. Понятно, что после побед было шумнее, но из поражений трагедии не делали – все равно веселились. Это заложено в бразильцах, они так живут. После побед всей командой всегда собирались в доме у кого-нибудь из игроков – там шашлычки, пиво, все как надо.

«На тренировке спросили: «Вы в курсе, что в России революция?» Монолог единственного русского в чемпионате Бразилии

Еще был забавный случай, когда меня в первый раз повели в мясной ресторан. В Бразилии культ мяса, мы были в месте, где его нарезали просто бесконечно. Мне оно очень понравилось, часто подходил, много съел. На следующий день в газете написали: «Юре так понравилось это мясо, что он съел 2 килограмма». После одной из игр мне подарили рыбину огромную – килограммов 20. А еще как-то как-то наградили бесплатной стрижкой в знаменитой парикмахерской. 

Конечно, были и опасные истории. В фавелы мне сразу сказали не соваться, но и без них удалось увидеть преступников и оружие. В первые дни гуляли по Сан-Паулу, поворачиваю в какой-то переулок и упираюсь в человека, который стоит лицом к стене. А рядом полицейский с дробовиком его обыскивает. Я прямо опешил – никогда не видел такого своими глазами. Но это Сан-Паулу. В моем городе, в Американе, все было по-европейски. Спокойно, никакого криминала, милейшая жизнь.

Про Россию в Бразилии думали очень стереотипно – холод, медведи, водка. Меня однажды спросили: «У вас действительно так холодно, что плюнешь, а на землю падает уже кусочек льда?» Я говорю: «Да, только так. Иногда даже не долетает, а прямо в воздухе замерзает. Помню, где-то на юге Бразилии был мороз минус два, там очень много людей померзло. Когда объяснял им, что у нас минус двадцать особо вопросов не вызывает, они отвечали, что невозможно себя представить в такой температуре, просто неприемлемо.

Меня как первого русского хотели даже познакомить с Пеле, но встреча почему-то сорвалась. А еще Алексей меня возил меня в одно удивительное место в Сан-Паулу. Там есть район, где живут русские эмигранты и их потомки, кто бежал из нашей страны после Революции и во времена Великой отечественной. У них особый русский говор, интересовались у меня, как там в Советском союзе, что со страной. Я как воспитанник советской культуры говорил, что все хорошо, все нормально. 

Правда, СССР тогда и развалился. Помню, выхожу как-то на тренировку, журналистов полно. Меня спрашивают: «Вы в курсе, что у вас там в России революция?» К счастью, семья уже находилась со мной, но, конечно, было волнительно. Все-таки моя страна, в Москве полно близких людей.

Мыслей остаться в Бразилии навсегда никогда не было. Как там в песне ДДТ поется: «Еду я на родину, пусть кричат – уродина». Воспитан так, что мой дом здесь. Относился к бразильскому этапу как к командировке, как к приключению, но не более того. Я не из той породы людей, которые мечтают уехать. Многие мои знакомые ребята уезжали и оставались за границей, отлично живут. Пожалуйста, я не против. Только мое жизненное кредо – жить надо там, где ты родился. 

«На тренировке спросили: «Вы в курсе, что в России революция?» Монолог единственного русского в чемпионате Бразилии

Да и особо вариантов остаться у меня не было – я приезжал к одному тренеру, а потом его поменяли, новому не особо понравился. Год закончился, контракт закончился – уехал. В моменте грустно было уезжать – и понравилось там, и климат классный, и люди замечательные. Бразильцы – те же русские, только повеселее и позагорелее. Душевные люди, которые всегда рады помочь.

Ну и очень они жизнерадостные. Вроде бы уровень жизни не самый высокий, но невзгоды они переносят веселее. Меня Бразилия этому и научила. Чтобы ни случилось в жизни, нет смысла горевать и скулить. Всегда надо находить моменты для радости.

Я эту установку себе дал еще там в 1991-м, так и сохранил. И никогда не теряю этот жизнерадостный бразильский настрой.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девять + 5 =