В английской Премьер-лиге неожиданный тренд: собственниками клубов становятся бизнесмены из не самых богатых стран Восточной Европы. В ноябре 27% «Вест Хэма» (с перспективой полного контроля к 2023 году) купил чех Даниел Кршетинский. А в начале 2022 года стало известно, что 80% «Саутгемптона» приобрел зарегистрированный в Лондоне консорциум Sport Republic. В него входят бывший спортивный директор «Брентфорда» Расмус Анкерсен и британский инвестбанкир  Хенрик Крафт. Но у денег – 100 миллионов фунтов – сербское происхождение. Главное лицо сделки – загадочный медиамагнат из Сербии Драган Шолак. 

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

До этого деньги из Восточной Европы в АПЛ были исключительно из России – Роман Абрамович в «Челси», Алишер Усманов в «Арсенале» (а через своего партнера Фархада Мошири и в «Эвертоне»), Максим Демин в «Борнмуте», Антон Зингаревич в «Рединге» способствовали формированию представления о супербогатых русских в Великобритании.

Однако последняя футбольная сделка с участием русских случилась почти 10 лет назад (если не считать покупку в 2016 году «Эвертона» Мошири на деньги с продажи доли в «Арсенале»). И, учитывая политическую и экономическую ситуацию вокруг России, новых покупок вряд ли стоит ждать в ближайшее время.

Отсутствие новых людей из России неожиданно заполняют инвесторы из Восточной Европы. Их мотивация – как у Абрамовича в 2003 году: покупка клуба АПЛ для них не столько бизнес-инвестиция, сколько пропуск в круги британской бизнес-элиты, а также политического и культурного истеблишмента. Без клубов они для Британии ноунеймы, а крупные состояния, заработанные в странах с не самой прозрачной системой ведения бизнеса, вызывают вопросы о природе этих денег и чистоте их происхождения.

Впрочем, каждая история индивидуальна. Новый совладелец «Вест Хэма» Кршетинский перед покупкой клуба засветился, вкладываясь в солидные активы в Европе – от французской газеты Le Monde до национального почтового сервиса Великобритании Royal Mail. Да и происхождение его состояния достаточно прозрачно – удачные инвестиции в европейские энергоактивы на деньги стратегических партнеров с последующим выкупом всего бизнеса.

В случае с новым собственником «Саутгемптона» Шолаком все гораздо менее очевидно, а его биография полна странных и неоднозначных эпизодов, уже привлекавших внимание журналистов-расследователей.

Но сначала пролистаем новейшую историю «Саутгемптона», чтобы зафиксировать цепочку событий, которая привела в клуб с юга Англии этого сербского инвестора.

Весной 2009 года руководство «Саутгемптона» официально заявило, что у клуба нет средств для обслуживания долгов, поэтому банкротство и ликвидация – весьма вероятные сценарии. Если, конечно, не случится чудо и не появится инвестор, который возьмет на себя долги и станет спасителем.

Чудо случилось: 61-летний швейцарский бизнесмен Маркус Либхерр потратил 15 миллионов фунтов на выкуп долгов «Саутгемптона». Либхерр – член семьи владельцев огромной корпорации Liebherr, производителя самых разных товаров, от экскаваторов и башенных кранов до промышленных холодильников.

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

Клуб был спасен, но первый сезон при новом владельце (2009/10) начал в третьем дивизионе со штрафом в 10 очков. Это стало поворотной точкой в современной истории «Саутгемптона». С новым тренером Аланом Пардью «Саутгемптон» начал путь к возвращению в футбольную элиту. Впрочем, Либхерр этого не застал – спустя год после покупки клуба он умер от сердечного приступа, а «Саутгемптон» унаследовала его дочь Катарина.

Катарина Либхерр редко появлялась на трибуне стадиона «Сент-Мэрис» и давала понять, что не намерена инвестировать в клуб дополнительные средства. Однако ее отец перед смертью позаботился о будущем проекта, сделав руководителем «Саутгемптона» своего делового партнера – швейцарского банкира Никола Кортезе. И тот оказался эффективным менеджером.

При Кортезе клуб сделал ставку на развитие собственных молодых звезд. Академия «Саутгемптона» всегда была в числе лучших в стране, однако самые талантливые проспекты уходили в топ-клубы в юном возрасте за не самые большие деньги. Так было с Аланом Ширером (ушел в 21 год за 4,5 млн фунтов), c Тео Уолкоттом (ушел в 16 лет за 10,5 млн фунтов), с Гаретом Бэйлом (продан в 17 лет за 14,7 млн фунтов). При Кортезе суммы трансферов доморощенных игроков клуба резко выросли. Люка Шоу продали за 37,5 млн евро в «МЮ», Адама Лаллану – за 31 млн евро в «Ливерпуль», Кэлума Чемберса – за 20,2 млн евро в «Арсенал». Также клуб покупал перспективных игроков с звездным потенциалом, на которых тоже немало заработал (Деян Ловрен, Вирджил ван Дейк, Садьо Мане, Морган Шнайдерлин).

Возвращение в АПЛ состоялось в сезоне-2012/13, а тренировать талантливую молодежь из «Саутгемптона» Кортезе поручил подающему надежды аргентинскому тренеру Маурисио Почеттино, не испугавшись уволить в середине сезона кумира болельщиков Найджела Эдкинса, поднявшего клуб из Чемпионшипа.  

В 2014-м Кортезе устал от скупости владелицы и покинул клуб. На его место к шоку британских медиа был назначен немецкий тренер клуба НХЛ «Эдмонтон Ойлерс» Ральф Крюгер. Практически сюжет «Теда Лассо» за 6 лет до выхода сериала! 

Крюгер продолжил линию Кортезе, однако инерции избранного пути развития хватило еще на два сезона. Клубу дважды повезло с тренером: после Почеттино, которого оперативно схантил «Тоттенхэм», клуб на два успешных сезона возглавил Рональд Куман, с которым «Саутгемптон» дважды играл в Лиги Европы. Однако затем результаты пошли на спад. На место проданных звезд типа Ван Дейка и Мане приходили не столь качественные футболисты, да и академия перестала штамповать новых Люков Шоу.

«Саутгемптон» сосредоточился на борьбе за сохранение места в АПЛ, а Катарина Либхерр не скрывала, что подыскивает стратегического инвестора, который бы вдохнул в клуб новую жизнь. И в 2017 году инвестор нашелся – китайский бизнесмен Гао Чжишен заплатил за 80% «Саутгемптона» 210 миллионов фунтов. Оставшиеся 20% Катарина Либхерр оставила у себя.

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

В середине 2010-х Китай претендовал на то, чтобы стать новой силой на глобальном футбольном рынке: китайские бизнесмены скупали футбольные клубы в Англии, Испании, Италии, а клубы китайской лиги – ярчайших звезд мирового футбола. Однако Гао Чжишен заскочил в последний вагон. Начиная с 2019 года политика руководства Китая начала меняться – власти выражали недовольство тем, что миллиарды юаней уходят на футбол. Как следствие, число китайских владельцев европейских клубов стало сокращаться, а китайские клубы сокращали бюджеты (многие просто закрывались), и статусные легионеры потянулись обратно.

Не стал исключением и китайский владелец «Саутгемптона»: с 2019 года британские медиа писали, что клуб ищет нового покупателя. Сделку усложняла ситуация с ковидом – из-за карантинов и ограничений «Саутгемптон» два года подряд заканчивал в финансовом минусе, и продать актив за сопоставимые с суммой покупки деньги у Гао шансов не было. В итоге 80% клуба продали Драгану Шолаку за 100 миллионов фунтов – вдвое дешевле, чем китаец заплатил в 2017 году.

Имя нового владельца «Саутгемптона» Драгана Шолака до 2016 года было практически неизвестно даже в Сербии. Его бизнес-история всплыла после того, как словенская газета Delo при содействии международного консорциума журналистов-расследователей OCCRP опубликовала текст, посвященный истории и запутанной структуре собственности крупнейшего в странах бывшей Югославии медиахолдинга United Group, в которой Шолак считался просто генеральным директором. Но все оказалось несколько сложнее.

Шолак начал бизнес-карьеру в 1990-х. Хорватия и Босния были охвачены войной, а в родной для молодого бизнесмена Сербии режим президента Слободана Милошевича проводил жесткую информационную политику – на телевидении и в прессе царила госпропаганда. В этих условиях востребованными оказались видеосалоны и независимые кабельные тв-сети, где можно было посмотреть свежие голливудские фильмы и узнать новости, отличавшиеся от тех, что транслировались по государственным каналам. По данным сербских медиа, в 1990-х доступ к кабельным каналам имели до 70% домохозяйств в Сербии, тогда как в соседней Хорватии их охват не превышал 30%.

Шолак скупал на нелегальной бирже в Будапеште пиратские копии киноновинок и продавал их кабельным сетям и видеосалонам на родине. В 2000-м, через несколько месяцев после завершения бомбардировок Югославии силами НАТО, он организовал и собственный кабельный телеканал KDS в Крагуеваце – его родном городе с населением 200 тысяч человек.

Это был совсем небольшой локальный бизнес, однако через пару лет после запуска ничем не примечательная компания Шолака начала получать финансовые вливания от американских и европейских финансовых институтов. В 2002 году KDS, переименованная к тому времени в Serbia Broadband (SBB) получила 10 миллионов долларов от Southeastern Europe Equity Fund (SEEF) – фонда под управлением американского миллиардера Джорджа Сороса. А спустя еще два года 15 миллионов пришли в виде инвестиций от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), созданного для продвижения рыночной экономики и демократии в странах Восточной Европы во время переходного периода.

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

25 миллионов долларов для послевоенной Сербии были солидными деньгами, достаточными для того, чтобы SBB Шолака начала скупать медиа, а затем и телекомы в странах бывшей Югославии. При этом, как отмечают журналисты Delo, роль Шолака в процессе воспринималась как техническая – он числился генеральным директором компании, а владельцем долгое время считался ЕБРР, что, как выяснилось потом, было не совсем так.

До 2013 года никто не представлял масштабов созданной Шолаком империи: его холдинг имел крайне разветвленную и запутанную структуру из более сотни компаний, зарегистрированных в большом числе юрисдикций – Нидерландах, Мальте, Люксембурге, Кипре, Каймановых островах, Британских Виргинских островах, острове Мэн. Покупки новых активов совершали разные структуры холдинга, который никто в то время не воспринимал как единое целое.

Относительная ясность наступила, когда медиа-активами на Балканах заинтересовался один из крупнейших и самых влиятельных инвестфондов США KKR (Kohlberg Kravis Roberts), известный агрессивной стратегией при поглощении активов. Под эту сделку разрозненные на первый взгляд компании были структурированы как United Group. В нее вошли собственно SBB – к тому времени крупнейший оператор кабельного телевидения и интернет-провайдер в Сербии, Telemach – лидер аналогичного рынка в Словении, Северной Македонии и Боснии, Total TV – сеть спутникового телевидения, вещающая на все страны экс-Югославии, United Media – сеть тематических каналов, в том числе и спортивных, а также CAS Media – крупнейшее агентство по продаже рекламных площадей на кабельных и спутниковых каналах.

Сумма сделки составила по разным источникам от 1 до 1,5 миллиарда евро. При этом фигура продавца, получившего деньги, по-прежнему не была понятна. Однако вскоре после заключения сделки местные медиа начали писать о крупных покупках, которые совершал сохранивший место председателя совета директоров холдинга Шолак. За год он приобрел роскошную виллу в Швейцарии, три бизнес-джета и гольф-курорт на словенском озере Блед, принадлежавший ранее югославской королевской семье.

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

Эти публикации и спровоцировали расследование OCCRP и Delo, которые выяснили, что Шолак не просто топ-менеджер – после завершения сделки с американцами ему через запутанную сеть фирм-прокладок принадлежит 21,34% United Group. Последующие расследования, например, в хорватской газете Jutarnji list, добавили красок личности Шолака. Медиа рассказали, как при помощи сложной системы зарегистрированных в разных странах компаний бизнесмен уходит от уплаты подоходного налога на родине.

На Балканах это стало сенсацией. А еще одним поводом для разговоров была личность ближайшего партнера Шолака и истинные мотивы его миллиардных инвестиций.

Американская инвесткомпания KKR, купившая United Group, известна на рынке как одна из самых жестких и прагматичных групп циничных инвесторов, никогда не кидающих деньги на ветер. Однако инвестиции и их размеры на Балканах вызывают вопросы. С момента покупки в 2014 году United Group ни разу не показывала прибыли, однако американцы продолжали инвестировать: был создан новостной канал N1, ставший крупнейшим независимым новостным телеканалом в республиках бывшей Югославии и имеющий статус официального партнера американского CNN.

Действующие власти Сербии неоднократно выражали недовольство информационной политикой N1. В частности, канал обвиняли в поддержке оппозиции пророссийски настроенному (но и с этим не все так однозначно) президенту Сербии Александру Вучичу и организации массовых акций протеста в Белграде и других сербских городах.

По распространенной в проправительственных медиа версии, целью внушительных инвестиций KKR в балканский медиарынок было не желание заработать, а усиление влияния на политическую ситуацию в регионе. В пользу этой версии приводится имя Дэвида Петреуса – главы KKR Global Institute, который лично вел сделку с United Group и до сих пор определяет стратегию медиа-группы.

До прихода в бизнес Петреус сделал блестящую карьеру в американской армии, где дослужился до генерала. Он был руководителем Многонациональных сил во время операций НАТО в Афганистане и Ираке. Балканы тоже для него не чужие: в 2001-2002 годах он был замначальника штаба американских сил в Боснии.

Одно время Петреуса рассматривали в качестве перспективного кандидата в президенты США от республиканской партии, однако генерал выбрал другой карьерный путь, приняв в 2011 году предложение Барака Обамы возглавить ЦРУ.

Через полтора года после назначения Петреус оказался в центре грандиозного скандала. Сначала все выглядело как любовная интрижка. Знакомая Петреуса пожаловалась в ФБР, что получает письма с угрозами от неизвестной женщины, которая требует от нее прекратить отношения с директором ЦРУ. При этом обратившаяся с заявлением утверждала, что ее с Петреусом связывают исключительно дружеские отношения.

Следователи быстро выяснили, что письма с угрозами писала 40-летняя Пола Бродвелл, которая занималась подготовкой книги о боевом генерале. Также стало понятно, что она была любовницей Петреуса – их связь продолжалась не менее полугода.

Новый экономический детектив на Sports.ru: рассказываем о мутном сербском магнате, который купил «Саутгемптон»

Уже одного этого достаточно для увольнения директора ЦРУ – официальные правила запрещают главе разведки иметь внебрачные связи, которые могут быть использованы потенциальным противником как инструмент для манипуляции. Однако скандал усугубился, когда стало известно, что Петреус дал любовнице пароль доступа к служебному компьютеру, содержавшему гигабайты суперсекретной информации, касающейся вопросов национальной безопасности. Влюбленный генерал решил, что лучшим способом связи будет оставлять записки для возлюбленной в черновиках собственной рабочей почты, и дал ей пароль от нее.

Петреусу грозили большие неприятности, однако суд дал ему два года условно и приговорил к штрафу в 100 тысяч долларов. Вскоре после скандала экс-глава ЦРУ оказался в KKR и возглавил балканское направление, где и встретился с Драганом Шолаком.

***

Представители Шолака утверждают, что деньги, потраченные на покупку «Саутгемптона» – личные средства бизнесмена. И этому можно поверить – после сделки с KKR сербские медиа называют Шолака долларовым миллиардером и одним из богатейших людей Сербии. Покупки самолетов, вилл и полей для гольфа наглядно дают понять, что находившийся полтора десятка лет в тени бизнесмен готов обрести публичность и наслаждаться жизнью со всеми присущими миллиардерам атрибутами. Клуб АПЛ – это как раз такой атрибут, особенно если ты родился и заработал деньги в Восточной Европе.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шесть + 4 =