Чуть меньше недели назад Лука Каттани объявил об уходе, а Леонид Федун проводил его теплой фразой: «Это лучший спортивный директор в моей истории «Спартака». 

Зарема тоже прощалась комплиментарно: «Что мы можем предложить сейчас, кроме шарфика с ромбиком? Мы не имеем права подрезать крылья сотрудникам и заставлять жертвовать карьерой. Мы очень благодарны за проделанную работу, за долгожданный трофей».

Объективно оценить результаты и способности Каттани вряд ли возможно: и из-за короткого срока, и из-за условий работы после 24 февраля. Его можно критиковать за непоследовательность при выборе тренеров и неочевидные трансферы, а можно хвалить за идею многоходовки с переходом Жиго в «Марсель», но полную картину о его профессиональных качествах мы точно не составим.

Зато легко составим о человеческих. Те, кто хоть раз пересекался с Каттани лично, всегда отмечали его открытость и даже чрезмерную страсть к общению.

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

Глеб Чернявский поговорил с теми, кто все эти месяцы был с Лукой на связи.

О трудоголизме Каттани первым рассказал Артем Ребров: «Ежедневно Лука с кем-то общался с 10:00 до 22:00. Иногда к вечеру он отпускал меня и переводчика, а сам со стороной игрока ехал в ресторан еще что-то дообсудить». 

На первые переговоры в России Каттани поехал из аэропорта прямо с вещами.

«Когда Лука прилетел в Москву, он даже не распаковывал чемодан и не принимал душ, – вспоминает агент Станислав Станиславский. – Прямо из самолета он сразу поехал в офис, провел со мной переговоры по одному футболисту. И только после этого заселился в отель». 

Для Каттани такой подход – обычное дело. Как отмечают все собеседники Sports.ru, он живет работой. «Лука сидел в офисе даже по выходным, когда кроме него там никого не было. Он живет отдельно от семьи, у него только девушка, поэтому может себе позволить», – примерно такой его собирательный образ.

Вторая страсть Каттани после работы – сигареты! Лука курил по две пачки в день, а в его кабинете стояла практически дымовая завеса. Это его никак не смущало: наоборот, он предлагал некурящим коллегам и партнерам начинать курить: «Покажите ваш характер, покажите персоналити», – то ли в шутку, то ли всерьез говорил Каттани.

«Я таких курильщиков никогда не видел, – говорит Sports.ru пресс-атташе «Спартака» Дмитрий Зеленов. – Помню, в Эмиратах он меня позвал: «Слушай, очень важное задание. Вы же на машине тут ездите? Не могли бы купить мне блок сигарет? Иначе вся работа в «Спартаке» встанет». 

«За время переговоров Каттани скурил целую пачку, – говорит Станиславский. – После этого из пачки сигарет он слепил рубашку! Я говорю: «Лука, распишись, что ли». Каттани ответил: «Нет-нет, я не звезда футбола. Звезда – Артем Ребров. И Ребров расписался».

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

Потом в обмен на эту футболку я ему привез футболку со сленговыми словами. На ней написано «Горишь» и другие термины. По этой футболке Каттани учил русский.

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

«О Каттани в целом остались хорошие воспоминания, – говорит Станиславский. – Хотя, по идее, я должен быть зол на Луку, потому что он убрал из «Спартака» трех моих футболистов – Акмурзина, Маркова и Гапонова. Но я понимаю, что это сделано объективно, в интересах клуба, никакого умысла здесь не было». 

Кабинет Каттани был центром притяжения сотрудников «Спартака». Туда постоянно заходили люди из самых разных отделов – медиа, юристы, безопасники, да и вообще все. Но помимо стремления к общению и объединению людей, Каттани обожал пранки. Держите серию историй от Дмитрия Зеленова.

. «Однажды он пригласил меня в кабинет. Говорит: «Не могу настроить трансляцию «Спартака-2». Я думаю: «Почему он ко мне обратился?». Поднимаюсь к Луке, а он говорит, что уже разобрался. И приглашает посмотреть футбол.

Мы сели, Каттани попросил секретаршу сделать нам кофе. На столе – тарелка с печеньем Oreo. Лука говорит мне: «Бери печенье». Я отвечаю: «Спасибо, но я просто кофе попью». Он такой: «Нет-нет, печенье супер, бери обязательно». Я уточняю: «Оно из Италии, что ли? Какое-то особенное? Лука кивает: «Да-да, я привез из Италии, особенное Oreo». 

Я кусаю и чувствую, что вкус какой-то странный. Лука спрашивает: «Ду ю лайк ит?» Я отвечаю: «Э бит спайси». Лука начал смеяться просто до слез. Оказывается, он вытащил начинку из Oreo и засунул вместо нее зубную пасту. То есть он заморочился, снял с каждой шоколадный слой и засунул туда пасту.

После меня он целый день приглашал всех подряд к себе в кабинет, угощал этим печеньем и смотрел на реакцию».

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

. «Помню, Лука захотел присоединиться к нашему рабочему медиа-чату. И начал присылать туда контент – свои селфи, фотки с сммщиком Русланом, какие-то виды из окна. Просто фоткал все, что видел. И требовал все это срочно выкладывать в клубные соцсети. Где-то через час он, конечно, удалился».

. «Как-то он подговорил сотрудника пресс-службы Филиппа Папенкова подложить сммщику Руслану под дверь номера болвана – ну вот эту надувную фигуру, которую на тренировках используют. Каттани реально затащил манекен в жилое помещение Тарасовки, а там по узким коридорам вместе с Филиппом доставил его до номера Руслана. С утра работники Тарасовки не могли понять, что вообще происходит и откуда взялся манекен».

. «Еще такой был случай. Мы пошли обедать, а Лука спрашивает: «А чего Руслан в офис не ходит?» Я говорю: «Он на удаленке, ему не надо». Каттани говорит: «Я требую, чтобы завтра в 9 утра был в офисе». 

Пишу Руслану: «Тебя спортивный директор завтра к 9 утра в офис вызывает». Руслан испугался: «Чего, серьезно?» В итоге приехал, а Каттани ему говорит: «Садись за мой компьютер, час работаешь как спортивный директор, а я готов вести инстаграм». 

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

«Понятно, что Каттани не всегда так угорал, а розыгрыши были не каждый день, – уточняет Зеленов. – Просто он иногда классно разряжал обстановку, да и вообще создавал душевную атмосферу внутри клуба».

Каттани в «Спартаке» успел поработать даже поваром. Как-то на сборах в Эмиратах был наполовину выходной, какие-то игроки были на месте, какие-то – нет. Оставшиеся несколько человек обедали в ресторане, как вдруг забежал Каттани, который до этого безвылазно работал в номере два дня. И говорит: «Я сейчас вам приготовлю пасту!» 

Несмотря на все ковидные ограничения, Каттани договорился с персоналом, проник на кухню и сам приготовил игрокам пасту. Всем очень понравилось. 

По теме пасты у Каттани был забавный эпизод с Гапоновым. Защитник ел спагетти и для удобства разрезал их ножом. Лука был в шоке: «Илья, ты что делаешь? Это преступление, тебя в Италии бы за такое казнили!»

Еще Каттани всегда смеялся, когда кто-то заказывал капучино в неположенное время. Агент Станиславский подтверждает: «Думаю, вы знаете, в Италии после 11 утра не принято пить капучино. Это считается дурным тоном и чуть ли не варварством. Американо итальянцы вообще не пьют – у них это считается грязной водой.

Каттани чтит все эти традиции. Я специально заказал эспрессо – Лука это отметил и высоко оценил. После меня он встречался с другим агентом, а тот заказал капучино. Так я сразу понял, что у них переговоры не заладятся. Ладно, я шучу, конечно».

В русской кухне Каттани больше всего не понимал супы. Удивлялся, как мы их едим летом, потому что для него суп – исключительно зимнее блюдо. Однажды Каттани предложили окрошку на квасе, но он отказался со словами: «Я не самоубийца». 

Обаятельное безумие Каттани: обожал слово «мудак», подсовывал коллегам печенье с зубной пастой, сам готовил команде на сборах

Каттани особенно не учил русский, но мат и другие неприличные слова освоил быстро. Возможно, вы помните, как он употребил слово «мудак» в «Коммент.шоу». 

«Я должен говорить за себя и за игроков. Мы не можем постоянно ссылаться на судейство. Нет, игру проиграл «Спартак». Была какая-то проблема – директор был мудак или еще что-то. Игроки должны играть лучше».

Слово «мудак» вообще очень веселило Каттани. Тем, у кого с ним были близкие отношения, он мог внезапно сказать: «Иди ## ###, мудак». А однажды пожелал Реброву доброго утра так: «Бон джорно, мудак!».

«Каттани создавал ощущение, что здесь важен каждый, – резюмирует Зеленов. – Он был не каким-то там спортивным директором, который где-то в небесах. Лука был рядом со всеми. Особенно он любил общаться с простыми сотрудниками.

Людей, которые обычно незаметны, он знал по именам, всегда интересовался, как они и что они. Но эта его сверхпогруженность во все процессы – и рабочие и околорабочие – возможно, и сыграла с ним злую шутку. В какой-то момент он выгорел. О чем честно и сказал».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

7 − два =