«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

В мае 2019-го капитан «Оренбурга» Дмитрий Андреев завершил девятилетнюю карьеру в клубе. После него в РПЛ мелькали уроженцы Калмыкии (например, Алексей Померко в «Сочи»), но игроков с калмыцкими корнями не было.

В прошлом туре «Урал» увез ничью у наглецов из Воронежа, а на правой бровке засветился шевелюристый защитник Мингиян Бевеев, вышедший в старте впервые после отставки Шалимова. Год назад он чудом оказался в ФНЛ, весной вместе с «Енисеем» хлопнул «Локо» и «Рубин» в Кубке, а в июне вернулся в «Урал».

Когда мы договаривались об интервью, Бевеев спросил: «Думаете, будет интересно? Карьера у меня не особо впечатляющая». А потом выдал множество сочных историй: про девяностые в Калмыкии, армейские сухпайки в ПФЛ, штрафы за неправильную игру в ФНЛ и шутки про азиатскую внешность.

– Накладывал отпечаток отголосок 90-х. Девяностые ушли из Калмыкии примерно в конце нулевых. В нашем поселке были люди, бандиты местного уровня, которые имели авторитет в Элисте.

Когда учился в школе, [старшие] собирали деньги, как говорится, на общие нужды. Потом они передавали их по цепочке еще кому-то. Система работала. Это был самый быстрый и легкий путь наверх.

– Я так не говорил. Повторюсь: каждый зарабатывал как мог. Никого не осуждаю.

– В 7 лет мы с тремя одноклассниками разбили стекло и через форточку залезли в дом. Думали, он ничей – оказалось, хозяева просто уехали в город. Пришли соседи, поймали нас на месте преступления. В панике думал разбить другое окно, чтобы поскорее удрать, но что-то меня остановило.

Мои родители работали учителями физкультуры. Через полгода пришлось переехать в Элисту, чтобы избежать косых взглядов: «Если сын учителей залез в чужой дом, какой это пример для остальных?».

– Нет. Был педсовет, на котором нас отчитали. Потом еще дома получил от родителей. Думаю, большинство понимало, что мы не хотели ничего вынести из дома, просто залезли из интереса.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Лет в 14-15 праздновали в сауне день рождения. Видел, как пьют водку в кино: наливают граненый стакан и залпом его опрокидывают. Выпил два таких стакана – убойную дозу для подростка – и выпал из жизни на несколько часов.

Пришел домой – в зале мама, хотя родителей не должно было быть дома. Она как обычно предложила чай, но я отказался: «Тренер советует после сауны ложиться спать». Пошел к себе в комнату, но допустил грубейшую ошибку: закрыл дверь и окно.

Утром мама застала меня в жутком перегаре, пожаловалась двоюродному брату. Он сказал, что, если еще раз такое повторится – сломает ноги мне и тренеру. После этого не пил лет пять.

– Когда давали несколько выходных, могли с ребятами пойти в бар. Были команды, где люди не просыхали. Думаю, игроки теряли мотивацию и получали удовольствие от такой жизни. Некоторые точно могут [часто] пить и хорошо играть.

В «МИТОСе» через дорогу от квартиры был пивзавод. Заходишь домой – кто-то сидит с литрушечкой свежего пива.

– «Уралан» играл в Премьер-лиге, отец по выходным включал футбол, а я всегда хотел посмотреть мультики. Папа дважды водил меня на стадион, но я даже не помню, с кем играли. Мне тогда не особо нравилось: куча народа, все орут.

Когда привели на футбол, не было особого желания им заниматься: мне 10, в команде все тренировались уже несколько лет. Могли вести мяч, обыгрывать фишки, отдавать передачи. Помню, после нескольких тренировок тренер сказал брату: «У вас в семье все дураки, что ли?».

В 2006-м «Элиста» играла во Второй лиге (клуб снялся после 18 туров – Sports.ru). Половина состава – местные футболисты. Уровень игроков казался мифическим. По тем временам платили очень хорошо: зарплата 80, премиальные 40 тысяч. Сейчас такие условия может позволить себе только команда под задачу. Футбол развивался, сейчас он в плачевном состоянии.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Калмыкия – одна из самых бедных республик страны, находится на 80-м месте по уровню жизни (79-м из 85 по данным за 2021 год – Sports.ru). Нет спонсоров, нет заинтересованности. Нет нормальной работы, чтобы люди жили в достатке. О каком спорте может идти речь, если власти не справляются с главной задачей?

– До этого я полгода провел в «Волгаре» у Юрия Фарзуновича [Газзаева]. Меня привлекали к тренировкам, но не заявляли. По уровню мастерства там была мифическая команда: Сутормин, Жиров, Терехов, Алхазов, Болов, Букия, Бранимир Петрович. Была настолько высокая конкуренция, что в одном из туров Алхазов забил два мяча, а в следующем не попал в заявку.

Терехов был очень сильным футболистом с фантастическим дриблингом. Делал разницу. В официальных играх мог прокинуть хава между, протащить мяч метров 15-20. Если встречал нападающий, он убирал его на ложном замахе и находил партнера разрезающим пасом.

Сутор – работяга. Пришел из Второй лиги, ничем не выделялся. Был средним игроком. Всегда отрабатывал на тренировках. За счет этого сильно нравился тренеру, тот его ставил. Быстро адаптировался в Первой лиге, стал незаменимым игроком «Волгаря».

Тренер «МИТОСа» Артем Куликов хорошо общался с Юрием Фарзуновичем. Тот посоветовал меня – приехал сразу на контракт.

В Новочеркасске жили в двух больших квартирах по 9 человек. Кормили отвратительно. Чей-то друг принес нам из воинской части гору сухпайков. Сначала они стояли, но потом приговорили и их. Ездили на старом ПАЗике. Тренировались и играли на ужасном [искусственном] поле. Летом ноги просто горели. Несмотря на спартанские условия, Артем Анатольевич ставил нам комбинационную игру.

В «МИТОСе» получил первую красную. Играли в Новокубанске, судил друг из Элисты. Пробил после свистка (видимо, в голове обезьяна стучала тарелками) – получил вторую желтую. Тренер отчитал меня при всех, оштрафовал. Больше таких глупых удалений у меня не было.

– После матча поехал с ним в Элисту. Мы выиграли, дали два выходных. Было хорошее настроение, поэтому ничего ему не сказал.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– В детстве часто играл против кавказских команд. Осетины всегда были самыми задиристыми, доходило до драк. За «МИТОС» запомнился выезд в Ингушетию. Дети кидались камнями, обзывались, когда мы выходили из автобуса. Детям простительно.

– Зимой у владельца появились проблемы в бизнесе. Ушел тренерский штаб, многие футболисты. Остались только бойцы и местные игроки. Одним из них был Илья Калашников, поигравший в Премьер-лиге. Объяснял, подсказывал многие вещи.

Нас приютил Никонов (Леонид Александрович, генеральный директор Академии футбола имени Виктора Понедельника – Sports.ru) в своей академии. Очень крутой мужик. Построил сумасшедшие условия по тем временам: два корпуса, где жили, ели и тренировались несколько возрастов. Мы выполняли мелкие строительные работы на территории в обмен на проживание и питание.

– После зимнего перерыва заплатили только раз за полгода, максимум два. У меня была неплохая зарплата по тем временам – 35 тысяч. На бутсы хватало, и то хорошо, ха-ха. Тогда Вторая лига для меня была пределом мечтаний. Я не думал о деньгах. Понимал: нужно себя зарекомендовать.

Родители выручали. Передавали мясо – повар готовил. В Элисте самый вкусный барашек. Все натуральное: степь, водичка соленая.

– У «Краснодара-2» тогда была очень обученная команда. За них играл [Даниил] Фомин и другие классные футболисты: Марков, Ланин. Больше всех выделялся Батютин: раздавал «конфеты». В конце чемпионата Комличенко забил нам 5, но нужно пояснить: у нас была тяжелая финансовая ситуация, на игру едва находили 12-15 человек.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– После года в «Урале» появился вариант с «Тюменью». Мы были на Кипре на Кубке ФНЛ. Жил с «Уралом», тренировался с «Тюменью», которая жила в получасе езды. Смотрелся неплохо. Даже выделялся.

После тренировки звонит главный «Тюмени» [серб Горан Алексич]: «Вечером жду на теории. Будем разбирать прошлый матч». Говорю: «Так я ж не играл». Ответил: «Ты нужен». Окей, приехал. Теория заняла больше двух часов.

На следующий день игра. Меня нет в стартовом составе. В перерыве футболисты идут разминаться, я – нет. Середина второго тайма – то же самое. В итоге просто просидел весь матч под палящим солнцем.

Я был очень зол, спросил у тренера на эмоциях: «Зачем вы так делаете?». Сказал: «Я просматриваю тех, кто будет играть в сезоне. Зачем ты мне?». Говорю: «Зачем вы тогда меня на просмотр вызвали?». Ответил: «Ну, я вот так решил».

Потом играл за «Урал-2» против «Тюмени», которая была явным фаворитом, и сравнял счет в концовке – 3:3. Надо отдать ему должное: подошел после матча, нормально пообщались. Сейчас Горан Алексич вышел с махачкалинским «Динамо» в ФНЛ.

– Слишком хотел играть. Хорошо проводил сборы, но не получал даже шансика. Из-за этого начинал копаться в себе. Нужно было терпеть, работать, абстрагироваться от всего. Зимой уехал в аренду в «Носту», но перед этим месяц жил и тренировался во Франции.

– В декабре 2015-го поехал в гости к другу брата. В 90-х он вместе с родителями перебрался из Элисты в деревню под Страсбургом. Его сын играет за «Хоффенхайм-2».

Друг договорился, чтобы я потренировался за «Линц» из немецкого Райнау – города через реку от Страсбурга. Команда пятой лиги занималась три раза в неделю. Я застал две тренировки в декабре и шесть в феврале. Они были типичными: разминка, серия упражнений, двусторонка. Единственный нюанс: во время двусторонки угловой подавали дважды. Видимо, чтобы отработать комбинации.

Жаль, не попал на товарищеские матчи. Хотел сыграть, потому что в официальных встречах я не мог приниматься участие, а заявить человека не из Евросоюза непросто.

Перед игрой был командный ужин, где игроки, тренерский штаб и руководство вместе пили пиво: бокал-два, не больше. Я поначалу не пил, тренер шутил: «Он только водку пьет». Такой предматчевый тимбилдинг.

Был футболист, который несколько сезонов подряд забивал больше 35 мячей. Спросил, почему не переходит в команду дивизионом выше. Ответил, что у него есть любимая работа, а футбол это хобби. Так было у всех: будние – на работе, выходные – на футболе.

Думал остаться. Был вариант работать продавцом в магазине за 800, еще 500 платил бы клуб. На 1300 евро в Европе не разгуляешься. Были бы условия получше, хотя бы 2-3 тысячи, точно бы попробовал. Предлагали оформить политическое убежище, но тогда я бы, возможно, никогда не увидел родителей.

– В Европе получают удовольствие от футбола.

Видел, как играет 13-летний сын друга. Поразило, что тренер разрешал им ошибаться. Вратарь мог отдать передачу опорнику, разыгрывать мяч в своей штрафной и выходить из-под прессинга через пас. Один раз они так привезли гол – тренер ничего не сказал, хотя это был матч юношеского чемпионата Франции. В России такое невозможно представить.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

В плане жизни – очень комфортно. Чисто, красиво, убрано. Транспорт, дороги. Когда впервые ехал по автобану под 200, для меня это был какой-то космос. И так везде, не только в больших городах.

Мне так понравилось, что через полгода в «Урале» накопил денег и поехал с девушкой в тур по Европе: Будапешт – Прага – Париж – Берлин – Дюссельдорф – Дортмунд. Был на матче «Боруссии» с «Гладбахом». Восемьдесят тысяч, никаких очередей. Фанаты после гола поливали друг друга пивом. Билет купил в кассе перед матчем за 53 евро. Не по центру, высоко, но оно того стоило.

– Первые полгода в Новотроицке получились скомканными: слишком много нервничал. Летом вышел на гендиректора «Волгаря» через калмыцкие связи из своего поселка. Люди попросили – меня отпустили бесплатно.

– Атмосфера и тренерский штаб, который ставит интересный футбол: низом, через короткие передачи. В «Носте» был сумасшедший коллектив. Вместе смотрели футбол, ездили на шашлыки, отмечали дни рождения. 

За микроклимат спасибо Денису Бояринцеву. Он очень любит подводную охоту. Постоянно привозил рыбу, готовили на базе. Рассказывал, как в Томске повесил сушиться гидрокостюм на люстру. Ушел есть – слышит жуткие вопли. Поднимается на этаж, крик: «Денис повесился!». Горничная подумала, что это он на люстре болтается.

Клуб создал условия: база, стадион, раздевалки – все на уровне. Поле только не всегда было хорошее. Когда все живут на базе, складывается отличный коллектив. Причем так можно сказать не только про футболистов, а вообще про всех: поваров, докторов, администраторов, руководство. Как одна семья.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Не-а. Своеобразный город, но жить можно. Когда ветерок дул – травка могла пожелтеть. Мало развлечений, поэтому некоторые наносили себе больший вред алкоголем, чем выбросы с комбината.

Кстати, нас водили на завод [«Уральская Сталь»]. Чувак брал какую-то здоровую железную штуку, в нее лилась лава (почему она не плавилась?). Думал, сейчас что-то разобьется – мы все погибнем. Офигел, когда узнал, что за такой тяжелый труд платят копейки. Мы получали 35-40 тысяч за то, что ничего не делали – тупо играли в футбол. Работяги примерно столько же.

В Красноярске труднее дышалось, особенно в ветреную погоду. Правда, непонятно: это были выбросы или смог от горящих лесов. Мы как-то не закрыли окно, и наш белый кот, посидев на подоконнике, стал черным, ха-ха.

– Тренер [Вадим Гаранин] сказал: «Приходи – не пожалеешь». Не в обиду КАМАЗу, но в «Енисее» все было на топовом уровне: перелет, питание, проживание. В Красноярске у нас даже была гостиница, куда можно прийти покушать в любое время.

Для меня было открытием, что все тренировки снимали с квадрокоптера и загружали в приложение, где каждый мог потом посмотреть на себя со стороны. Тренер просил, чтобы игроки задавали вопросы, если кому-то было непонятно.

Поначалу было тяжело. На сборах выиграли только 3 игры из 11, мы не понимали, как играть. Ребята не особо верили в Гаранина, относились к нему скептически. Саша Зотов убеждал нас, что нужно продолжать работать.

На каждой позиции была конкуренция. Очень часто свежие игроки делали результат, забивали. В Волгограде мы горели 0:1, тренер поблагодарил замененных за игру, сказал: «Играйте раскрепощеннее. Нам нечего терять». Посидели, помолчали, вышли и выиграли.

После Красноярска я понял, что от тренировок и игр можно получать удовольствие.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Конкретика была от «Ахмата», «Урала» и «Рубина»: я лично контактировал с руководством и тренерским штабом. Точно знаю, был в шорт-листе «Нижнего» и, по слухам, «Сочи».

Выбрал Екатеринбург, потому что здесь все знакомо: город, персонал, тренерский штаб, игроки. Из Калмыкии сейчас не так много профессиональных футболистов. Хочу запомниться в РПЛ.

Год назад я не думал, что у меня будет столько предложений из Премьер-лиги. Просто хотел купить квартиру, сделать ремонт, чтобы можно было где-то жить. Обеспечивать семью и кота. Он тот еще иждивенец: корми, развлекай.

– «Рубин» по условиям может конкурировать с РПЛ. Это факт. Пишут, Фамейе насыпали 4 миллиона рублей в месяц. Мне таких денег, естественно, никто не предлагал. Если бы мне было 23 (в ноябре Бевееву исполнится 27 – Sports.ru), я бы сто процентов поехал в «Рубин», чтобы окрепнуть перед Премьер-лигой.

В прошлом году встретил в Казани Олега Шатова. Помню его в «Зените», Лиге чемпионов. Попросил сфотографироваться, он не отказал. Когда был в ПФЛ, Сутормин передавал его бутсы, а сейчас мы в одной команде. Забавно.

– Перед сезоном я был на сто процентов уверен, что они катком пройдутся по чемпионату, как «Динамо» или «Крылья».

В «Рубине» много классных футболистов: кто-то выходил в РПЛ, кто-то там долго играл. У них лучшие условия: чартеры, гостиницы. Плюс две команды из Татарстана, Хабаровск часть сезона будет играть в Казани, рядом Ульяновск и Уфа.

Чемпионат только начался. Две-три победы – и ты на первом месте. Смотрел несколько игр, ожидал другую картинку. [Матч 3-го тура Первой лиги] «Рубин» – «Уфа» вообще уникальный: столько людей с опытом пинают мяч друг другу. Бей-беги. Непонятно, как они хотели выиграть.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Плюс, что не будет «тройников» (три матча подряд за 8-9 дней – Sports.ru). Если у всех 18 команд будет стабильное финансирование, то вообще здорово.

– Никак не буду это комментировать. Лично я деньги не собирал и не давал. Подтвердить не могу.

– С первыми тремя вопросов не было: ни когда я играл за КАМАЗ, ни за «Енисей». В Хабаровске было тяжело: каждый фол – свисток. Больше ничего на ум не приходит.

– Не с этого нужно начинать его менять. Лучше больше внимания уделять детским тренерам, чтобы они не были зациклены на результате.

– Был не готов. Скачок из ПФЛ в РПЛ дался тяжело.

Было предложение от «Оренбурга» (в сезоне 2018/2019 выступал в ФНЛ – Sports.ru), но президент «Носты» решил, что мне лучше поехать в «Урал», где правым защитником был Денис Кулаков. Очень сильный футболист с сумасшедшим объемом работы. Сейчас понимаю: чтобы заиграть, я должен был показать выдающуюся игру, если бы он пропускал матч.

Тренер [Дмитрий Парфенов] был сконцентрирован на результате и не думал о молодежи. Когда тебя отправляют играть за дубль или вторую команду, это ломает психологически. Перебирал в голове, как стать лучше.

В «Урале-2» тоже получилось не сразу. Первые полгода были сомнительными. Вырвал зуб, из-за длинного корня открылся канал изо рта в нос. Тренер [Юрий Матвеев] напихал: таким нужно заниматься в отпуске.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Ездил на просмотр в «Тюмень» и «Текстильщик», где меня не взял бывший тренер Денис Бояринцев. Точнее не он, а руководство, которое само занималось комплектованием. Зимой 2020-го договорился с КАМАЗом. Они заплатили «Уралу» символическую сумму, около 800 тысяч рублей.

Первые полгода в Челнах дались не сладко. Приходил к тренеру, с которым работал в «Носте», но он спрашивал с меня в два раза больше, чем с остальных. Внутри коллектива было не все гладко: тренер всегда находил виновных. Однажды меня, Тесленко и Абазова оштрафовали на 50-60 тысяч из-за того, что мы неправильно сыграли. После смены тренера чудом заняли первое место в последнем туре. Мы понимали: нужно выйти в ФНЛ, чтобы поднять свой уровень жизни.

Перед последним туром подошел к тренеру. Сказал, что хочу в следующем сезоне попробовать себя в ФНЛ. Он начал звонить в команды, где у него были знакомства. Везде отказали со словами: «У нас уже есть сильные футболисты». Даже на 100 тысяч не захотели брать.

Через полгода все эти клубы – «Енисей», «Волгарь», «Велес», «Ротор» – были готовы подписать меня на 300+ тысяч. Плюс легендарный липецкий «Металлург», но там была мутная схема с зарплатой. Они предлагали космические условия, хотя постоянно задерживали зарплату.

– Могу винить только себя, что не заиграл в первый приход. Нужно было больше работать. Откровенно говоря, я не был готов. Сейчас понимаю: на месте тренера тоже не дал бы мне шанс. В прошлом сезоне показал, что у меня есть качества, чтобы играть в РПЛ. Благодаря Гаранину поверил в себя. Он постоянно говорил, что я могу играть на этом уровне.

Через полгода станет ясно, сделал ли я правильный выбор.

– Матч за «Урал-2», у нас игра не клеилась. Он кричал с трибуны: «Давай, калмык, бегай! Я тебе верблюда подарю!». Потом отправились на выезд, он подарил мягкую игрушку верблюда: «Я же обещал».

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Я что-то читал про это, но это было до моего прихода, поэтому не могу ничего сказать. В клубе про это, думаю, уже все забыли.

– Эрик Бикфалви до сих пор так называет. Партнерам повезло, что я не негативлю из-за этого, как все афроамериканцы, ха-ха. Нормально отношусь к шуткам. Недавно читал на спортсе, что Вернблум отправлял Наира Тикнизяна работать в «Ашан». Вот это обидненько, конечно.

– Обзывали «китайцем», «узкоглазым». Частенько на Кавказе, но там были обоюдные оскорбления на расовой почве.

Еще был случай. Играли против КАМАЗа за первое место. Судья поставил выдуманный пенальти в концовке. Пошел разбираться. В порыве гнева хотел наступить ему на ногу, но вовремя передумал. Арбитр все равно завелся и удалил. Потом думал: дадут длительную дисквалификацию скажу, что он назвал меня «узкоглазым», ха-ха.

– Мяч быстрее ходит. Игроки индивидуально сильнее. Если коротко, в ФНЛ играют душой, а в РПЛ – головой.

Стадионы сумасшедшие. Атмосфера в Воронеже – лучшая, что я видел в России. Правда, вязкое поле, мяч застревал. В Оренбурге новый стадион стал гораздо комфортнее. Раньше там горячей воды не было. Раздевалка была 20 «квадратов», сейчас вдвое больше.

– Это уже не избежать. Мы оформили всей командой. Проблем не было, у каждого заняло десять минут. Как и зрители, заходим на стадион с помощью Fan ID. Если не загружается QR-код, стоим до последнего, несмотря на то, что служба безопасности знает всех в лицо.

Обидно, что в Воронеже нет Fan ID, а у нас есть. В Екатеринбурге люди с удовольствием ходят на футбол. Особенно летом.

– Понимаю фанатский сектор: могут отстранить от футбола за файер или кричалку. Для обычных болельщиков проблем нет.

«Офигел, что работяги получают как футболисты». Защитник «Урала», который чуть не уехал из ФНЛ в пятую лигу Германии

– Боялись играть в футбол. Первые туры действовали от обороны. Была установка от тренера: главное не пропустить, в атаке что-нибудь придумаем. Наверное, на таком уровне так не работает.

После матча с ЦСКА был сделан акцент на индивидуальных ошибках – на каждого начала довлеть ответственность: старались сыграть поосторожнее.

– Ничего. Думаю, он не обидится.

– В команде ее даже не обсуждали. После игры со «Спартаком» Григорий Викторович сказал, что в понедельник что-то может поменяться. И все. Больше Шалимова мы не видели.

«Урал», «Енисей», КАМАЗ, «Волгарь», «Носта», личный архив Мингияна Бевеева.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 − четыре =