Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Психология – одна из главных тем 2021 года в российском футболе. Из-за нее сборная проигрывает Хорватии, а клубы РПЛ неуверенно проводят решающие матчи еврокубков. 

При этом в наших командах почти нет психологов, а два тренера сборной (Черчесов, Карпин) отвергают возможность приглашения профессионального специалиста. «‎Локомотив» – одно из исключений, в апреле 2021-го клуб нанял Евгения Фомина. Ранее Фомин работал психиатром в Центральной клинической больнице Управделами президента РФ.

Илья Коваль записал монолог Фомина об особенностях работы в «Локо» и роли психологии в нашем футболе.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника
 

Популярные причины проблем: чувство вины из-за плохой игры, травмы, страх стать запасным. В «Локо» было много работы – но с приходом Рангника все изменилось

В России нет качественного образования по спортивной психологии. Я не планировал становиться спортивным психологом. Когда заканчивал институт, думал, что стану психиатром, потом стал работать психотерапевтом. Но так сложилось, что ко мне начали обращаться спортсмены. 

Популярные причины проблем: чувство вины из-за плохой игры, травмы, страх стать запасным. В «Локо» было много работы – но с приходом Рангника все изменилось

Сначала не было прямых контактов со спортивным миром – меня находили через знакомых, через социальные сети. Топовые спортсмены из абсолютно разных видов спорта. Я заинтересовался, увидел потенциал.

В «‎Локомотиве» я внештатный психолог, хотя у меня есть контракт с клубом. Наверное, это можно назвать аутсорсом, потому что я не сижу в штабе медицинского блока, а работаю по потребности, когда врачи понимают, что футболисту нужна психологическая помощь.

Врачи из медштаба «‎Локо» дают мой номер игроку, тот мне пишет или звонит: «‎Мне рекомендовали, что есть такой специалист, давайте встретимся и обсудим проблему». 

Обычно ко мне обращаются с персональными трудностями. Например, при плохой игре игрок испытывает сожаление или даже чувство вины. При большом количестве травм тоже возникает подозрение, что дело в психологии. После повреждений у игрока появляется страх новой травмы, поэтому он может не на сто процентов использовать физические возможности. Смежная проблема – страх попадания на скамейку из-за этого.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Чаще всего проводим с игроками один-два сеанса. 

Не могу сказать, что после консультации футболист заметно улучшает игру. Работа над психологией не дает быстрого результата, это длительный процесс. Положительный момент – игроки рассказывают о появлении чувства комфорта.

Человек должен получать удовлетворение от занятия. В нашем спорте чаще всего акцент делается на результат, а не на производительность (как игрок чувствует себя в команде). Конечно, на общий результат влияет открытость игрока, уровень его мотивации, сплоченность всей команды.

Когда мы начинали сотрудничество с «‎Локо», ко мне обращались достаточно часто, но после смены курса ситуация изменилась, последний контакт был осенью. 

Наверняка вы знаете, что в этом году медицинский штаб «‎Локо» сильно изменился. Получилось так: я заключил контракт, а буквально через месяц пошли перемены. Врачи, ценившие психологию и понимавшие ее влияние на результат, к сожалению, ушли. 

Теперь у «Локомотива» – новые врачи, у них другая концепция. Не хочу говорить, что это плохо или хорошо. 

Часто – сейчас говорю не про «Локомотив‎», а вообще про спорт – это еще проблема тренеров, которые не хотят, чтобы на спортсменов влиял кто-то, кроме них. В российском спорте к психологии относятся пренебрежительно, недооценивают. Хотя все знают, насколько востребована спортивная психология на Западе.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Сложно сказать, почему после прихода команды Ральфа Рангника в «‎Локо» европейский подход не был распространен в том числе на психотерапию и психологию. Ни с кем из команды Рангника и Ларса Корнетки я не знаком, в том числе с  Хорхе Рентерией (директор по развитию игроков, медицине и инновациям – Sports.ru). Может быть, они считают, что в России нет психологии. Может быть, у них какие-то свои предпочтения в этом вопросе.

Мой контракт с «‎Локомотивом» рассчитан на год, до конца апреля 2022-го. Считаю, что его нет смысла продлевать при нынешнем уровне взаимодействия. Нет заинтересованности, нет адекватной оценки. 

Видимо, нынешние врачи «‎Локо» обращают внимание на физиотерапию, на какие-то исследования, которые настроены на то, чтобы, образно говоря, создавать машину. Но даже ‎машине, на мой взгляд, нужны настройки психики.

Часто к снижению результативности игрока подвели внешние события. Он интерпретировал их в худшую сторону, сказал себе: «‎У меня сейчас не получилось, значит, я неудачник, подвел команду». Внутри у каждого человека есть свои так называемые автоматические мысли – он их никому не озвучивает, даже себе. Они чаще всего не осознаны, но порождают череду тяжелых эмоций.

Задача психолога – разобрать эти мысли. Ты промахнулся, не забил – какое у тебя настроение? Что сейчас думаешь о себе, как себя оцениваешь? 

Как психолог я хочу вытащить те мысли, которыми он себя оценил, но которые не осознал. Он говорит: «‎Я неудачник», шаблон себе сразу приклеил. Дальше я сверяю его оценку с действительностью. Ты действительно неудачник? Ты играешь в топовой команде, прошел путь до этого этапа, был успешен. Ты был плох в конкретной игре, но это не распространяется на всю жизнь. Это повод разобрать конкретную ошибку и больше не повторять ее, не навешивая на себя ярлыки.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Конечно, всем людям сложно сразу раскрыться – не только футболистам. Тем более, спортсмены находятся в закрытой социальной среде, где не принято делиться информацией. Особенно это проявляется у тех, кого оторвали от семьи в 10-12 лет и забрали в другой город в спортивное общежитие.

Большинство людей могут себе позволить жить с тревожностью или страхами, обходить их в ущерб своему развитию, но не профессиональный спортсмен. Его профессиональная жизнь очень коротка, нерешенная проблема приводит к тому, что спортсмен становится аутсайдером. За этим идет череда тяжелых дисфункциональных эмоций: разочарование, депрессия, тревога.

Я сравнил бы профессиональных спортсменов с военными. Те тоже находятся в узкой социальной среде, есть люди, которые определяют их график, дисциплину, мотивацию.

Пару лет назад я выступал на форуме «‎Армия». Там анализировались цифры, как военнослужащие заканчивают после увольнения из армии. Наркомания, криминал, алкоголизм – они не могут адаптироваться к обычной жизни. В России около 500 тысяч человек сидят в тюрьме, из них 30% – бывшие военнослужащие. Это здоровые мужики, крепкие физически, некоторые – с высшим образованием и хорошими мозгами.

У спортсменов похожие фишки, потому что они не представляют, чем будут заниматься, когда спорт закончится. «‎Ну, возможно, буду детским тренером». Но это вообще край – там мало платят, там неинтересно, нет славы, нет возможности себя реализовать. Поэтому они находятся в таком перманентном страхе, приравнивая окончание карьеры к окончанию жизни.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Думаю, у российских футболистов есть сверхценное отношение к зарубежным командам. Будто там люди выше, сильнее, быстрее, лучше. Есть много видов спорта, где мы лучше, но в футболе эта уверенность почему-то пропала. Может, так повлиял период перестройки, распад СССР.

Плюс влияние молодежных тренеров. Сколько я ни работал со спортсменами, первая жалоба – на тренера из молодежки. Очень высокая авторитарность, подавление личности, это ведет к отсутствию инициативы – она наказуема. А когда человек свободен? Когда он творит и может проявлять инициативу, не опасаясь того, что это приведет к каким-то катастрофическим последствиям. В итоге появляется эмоциональная зажатость.

Это туннельное зрение – надо только так, нельзя совершить ошибку – часто из молодежных команд все тянется, потому что там сидят тренеры старой формации. Они подавляют радость. Футбол – это же классно, все гоняют в детстве, пропускают школу. А потом ребята начинают заниматься, тренировки с 7 утра, потому что много команд на одно поле, еще и график – уже не в удовольствие все.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Подавление личности – это шлейф еще советского воспитания. Сейчас есть теория поколений – X, Y, Z (Х – 1961-1981, Y (миллениалы) – 1982-2004, Z (зумеры) – с 2005 года рождения – Sports.ru), современное поколение вообще не принимает авторитарный стиль. Нет такого, как в советское время было – поставил задачу, и можно не объяснять, просто послать матом. К новому поколению нужно искать подход, нужно разговаривать с ними, чтобы они понимали, зачем они что-то делают, понимали, что они не зажаты в узкие границы вариативности поведения. 

Когда человек находится в подростковом периоде, у него еще не так развит фильтр критики. Вот вратарю говорят: «‎У тебя руки из задницы растут, ты ничего не можешь». Как он будет дальше будет играть? Он будет соответствовать шаблону, который на него наложили. Все, он выбыл из спорта просто потому, что в себя больше не верит. По этой старой схеме происходит такой жесткий отсев, что, например, из десяти человек восемь уйдут. Среди этих восьми, может быть, какие-то гениальные спортсмены могли вырасти, но просто к ним не нашли правильного подхода.

Или бывает, что у спортсмена высокая травматичность. Я спрашиваю: «‎Насколько ты следишь за собой? Ходишь на массажи, еще какие-то процедуры?» Он отвечает: «‎Когда я был в молодежке, мне говорили, что я здоровый кабан, стыдно идти на массаж. Говорили: «‎На себя посмотри – ты молодой, здоровый, тебе вообще не надо к врачам обращаться». У него сложился шаблон, что к врачам или на физиотерапию ходят слабаки.

Оказывается, в «Локо» есть психолог. Он сравнивает спортсменов с военными и почти не работает с командой Рангника

Не готов сказать, что придет спортивный психолог в сборную России, и все сразу поменяется. Но я вижу потребность. 

И у спортсменов она есть, но они не решаются пойти, потому что, например, к этому может плохо отнестись тренер. Но я вижу в руководстве спортивных команд запрос на психологию. 

Гражданская психология развивалась снизу вверх – появлялись лидеры мнений, все больше люди стали обращать внимание на психологические концепции, постить цитаты современных психологов. На мой взгляд, развитие психологии в спорте будет идти наоборот – сверху вниз.

Решат, что в каждой команде должна быть стабильная ставка психолога. Начнется работа – думаю, в течение нескольких лет мы увидим результат.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

15 + 15 =