«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

ОТ АВТОРА

Личные впечатления связаны с тремя эпизодами «миланской» части карьеры героя этой главы. Первый эпизод: драматичный финал Лиги чемпионов-1995 и появление форварда в необычных, фантастически оригинальных для того времени, бутсах ;второй: хет-трик на стадионе заснеженной Норвегии, когда был разбит «Русенборг» на групповом этапе главного турнира Европы; третий: блестящий удар со штрафного по воротам «Ювентуса» на переполненном «Сан-Сиро» осенью 95-ого и голевой пас на Джорджа Оппонга Веа в том же сражении грандов кальчо.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Надеюсь, уважаемые друзья, представленный лонгрид из сокращённой версии авторского проекта "Солдаты кальчо" не утомит вас и , возможно, вы узнаете что-то новое о карьере бывшего форварда чемпионского "Милана" и его успехах во французской лиге.

ПОЕЗДКИ НА "МЕАЦЦА", "КОМО" И ВЫБОР В ПОЛЬЗУ КРАСНО-ЧЁРНЫХ ЦВЕТОВ

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
Кастелланца (провинция Варезе) – малая родина Марко Симоне.

Тяжело завоевать твёрдое место в основном составе чемпионской команды, где есть такие футбольные феномены как Ван Бастен, Рууд Гуллит, Папен. Даже более опытному Даниэле Массаро не всегда хватало времени на поле! Когда Арриго Сакки предложил форварду вариант с краткосрочной арендой в Болонью, Марко заявил: "Мистер, я останусь и буду ждать своего шанса. Поверь в меня." И он дождался своего звёздного часа, доказав скептикам, что обладает волевым характером, необходимым мастерством и харизмой победителя. По-настоящему Марко Симоне раскрылся в роли лидера на «Сан-Сиро» после отъезда выше перечисленных легенд кальчо, спустя четыре года после знакового разговора с Сакки. Его самые успешные три сезона славы в «Милане» запоминающиеся. А долгая история о том, как запасной форвард спустя сезоны стал главным бомбардиром Дьявола, а затем покорил французскую лигу и Париж, в очередной раз подтверждает догму о высочайшей конкуренции в сильнейшем клубе мира конца 80-х — начала 90-х.

Любовь к футболу ему привил отец. Он, работавший парикмахером в провинциальной Кастелланце, частенько брал с собой сына посмотреть игры миланского «Интера» и «Комо», от дома было не так далеко, и эти короткие путешествия по Ломбардии не отнимали много времени, так как крохотный родной городок находится в том же регионе.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
"Сан-Сиро". 1 мая 1983 года. Милан-Комо 2:0. Матч Серии Б, где тогда играли сразу несколько команд из Ломбардии.

Но бывало и так, что воскресные дни отец проводил за работой в салоне и Марко отправлялся в Милан со своими дядями. Вкусы и пристрастия к футболу разнились, так мальчишка постепенно прикипел к другому клубу и стал поклонником красно-чёрных. Пацану совместные походы на стадион нравились, они запали в сердце, как и герои спортивных арен тех лет. Эти знакомые многим детские впечатления повлияли на судьбу.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
Мальчугана из "Леньяно" (82/83) легко узнать. Он самый маленький и ,конечно, с мячом.

Сперва была детская школа «Леньяно», где, несмотря на довольно хрупкое телосложение, юнец выделялся упорством и не по годам зрелым пониманием игры. Марко быстро привлёк к себе внимание – наблюдатели и первые наставники отмечали отличную технику, подросток укрощал и контролировал мяч, как юный чародей, но тогда он только учился футбольной магии. Заметим, история с "Леньяно" продолжится в 2000-х.

Тот самый клуб, на стадион которого ребёнком ходил с папой, привлёк в свои ряды, и в  четырнадцатилетнем возрасте пацан присоединился к хорошо знакомому «Комо». Судьба предоставляла шанс – в 17 лет, но ранее были и разочарования. "Интер" на просмотрах четырежды отказывал парню из Кастелланцы, так Марко раз и навсегда разделил для себя клубные предпочтения. Как река Олона разделяет своим течением родной городок, так и кастелланцезец отрезал половину от чёрно-синего, став затем "россонеро".

Чемпионат Серии А 1986/87 знаковый для карьеры – состоялся дебют восемнадцатилетнего Марко в главной лиге Италии – 11 января, против «Эмполи» на домашнем "Стадио Кастеллани". За «Комо» тренера Эмилиано Мондонико сыграны первые два матча стартовавшего в лиге чемпионского пути. Стоит отметить, что за главную команду Симоне впервые сыграл в кубковой игре с "Ареццо" (сентябрь 1986 года). Попробовав силы воспитанника в элитном эшелоне, клуб направляет нападающего на годовую стажировку в Бергамо, в «Вирешит Боккалеоне» к Лучано Маджистрелли. Набрать необходимые кондиции и получить серьёзное игровое время — цель аренды.

Возвращение из третьей лиги прошло успешно – в "Вирешите" форвард забил 15 мячей за сезон и только в плей-офф клуб не смог пробиться в Серию Б. Симоне завоёвывает место в составе, забивает важные голы в паре с бразильцем Милтоном и даже выводит на матчи товарищей в ранге капитана. Вызовы в национальную молодёжную сборную и результативные действия за «Комо» обратили на себя внимание сенсационного тренера Арриго Сакки, сделавшего совсем недавно «Милан» чемпионом Европы.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

За команду Италии U-21 руководимую Чезаре Мальдини парень, представляющий Кастелланцу, отличился семью мячами. Его партнёрами были Фабрицио Раванелли, Диего Фузер, вратарь Перуцци, Ди Канио, Лентини, Костакурта и Риццителли. Впервые в команде Мистера Чезаре Симоне сыграл ещё в декабре 88-ого и сразу забил соседям итальянцев из Мальты. Забегая вперёд, отмечу: с Мальдини-старшим у Марко отношения не сложились.

В сезоне 1988-89 нападающий провёл сорок два матча, записав на счёт семь голов, но эти мячи не спасли "Комо", как и смена тренера на дистанции чемпионата, – команда заняла последнюю строчку в Серии А, пусть и отбирала очки у "Милана" и "Ювентуса", а с "Наполи" сражалась отчаянно. Марко забивал: "Фиорентине" дважды в сезоне, "Аталанте", "Пизе" и "Наполи", а в Кубке победный "Брешии".

Когда летом отец представил копии идентичных по гонорару контрактов от "Ювентуса" и "Милана", Симоне сразу выбрал красно-чёрных. В тот период Марко считался одним из главных молодых талантов лиги, спрос на форварда был большой. К слову, по уверениям самого Симоне, туринцы сразу же после отказа подписали Пьерлуиджи Казираги из "Монцы" – карьера итальянца драматично сломалась в Англии после тяжёлой травмы и череды неудачных операций.

СИМОНЕ В "МИЛАНЕ" ВРЕМЁН АРРИГО САККИ. ПРАВИЛА МИЛАНЕЛЛО И РУУД ГУЛЛИТ

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

В Милане первым, из тех кто оказал поддержку новичку, стал звёздный Рууд Гуллит. "Он очень помог мне в начале моей карьеры. Я был ещё тем пацаном из "Комо", которого нужно было опекать. Он подбадривал меня, говорил мне не сдаваться, верить в себя. Это успокаивало ," – вспоминал Симоне позже. Команда Сакки только-только покорила Европу, но тренер верил в парня, стоимость которого составила 6 миллиардов лир. Летом, помимо Марко, в Миланелло приехали Стефано Боргоново и Даниэле Массаро, вернувшийся из "Ромы". Конкуренция вышла необычайно острой, тем не менее Симоне записал в актив три мяча, причём один из них в ворота неуступчивого "Мёхелена" в четвертьфинале Кубка чемпионов.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
Гуллит против Стефано Пиоли. Милан-Верона.1987/88.

Год под крылом Сакки в Миланелло принёс титулы и внёс уверенность в собственных силах. Яркий гол в ворота Мишеля Прюдомма, когда нападающий растерзал оборону бельгийцев, подтвердил целеустремлённость к совершенствованию мастерства двадцатилетнего «миланиста». Рядом с ним тренировались удачливые товарищи с громадным опытом победителей: Анчелотти , Донадони, Барези, Тассотти, Эвани, Мальдини. Таким же становился и Марко.

Спустя годы на вопрос о худшем тренере в карьере Марко ,смеясь, вспоминал : "Лучший тренер у меня был Сакки. Он же и худший. Потому что он был маньяком, просто повёрнутым психом! Он сводил всех с ума с утра до ночи. В "Милане", когда мы по обыкновению пили кофе, боялись даже встретиться с ним взглядом. Потому что, если он начинал разговор о тактике, то заканчивалось это через несколько часов! На тренировках он "убивал". В Миланелло все и всегда пытались убежать от него подальше. После двух лет в клубе я по-прежнему играл очень мало. Затем Арриго Сакки предложил мне кредит в «Болонью». Я сказал ему: «Нет, тренер, я останусь и заработаю свое место, вот увидишь. И, наконец, через четыре года после моего прихода я стал важным членом команды. Мой путь немного напоминает мне путь Карима Бензема в «Реале». Как и мне, ему пришлось набраться терпения, чтобы добиться успеха."

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Через несколько лет, переехав во Францию, Симоне был очень удивлён и раздосадован – опоздания на тренировки считались обыденностью, футболисты "Пари Сен-Жермен" имели такую неприемлемую для Миланелло привычку. "Могу подтвердить: часто требуется время, чтобы нового игрока приняли в Миланелло. Не всегда, но часто. Вас оценивают не по вашим техническим характеристикам и достижениям — в "Милане" все должны быть хороши, — а по вашей способности влиться в команду, соблюдая правила. Уважение к распорядку – первое. Опоздать на тренировку было немыслимо! Я никогда не опаздывал. В идеале было даже приехать на час раньше, тогда… Каждая неудача в корпоративной жизни отдаляла тебя от группы. Это негласное соглашение дало мне необходимую основу профессионализма, чтобы стать хорошим игроком на поле и воспитанным человеком за его пределами."

За два первых года на "Сан-Сиро" Симоне забил девять мячей, среди них были и победные "Ювентусу", "Лечче" и "Бари".

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Арриго Сакки покинул пост главного летом 1991, отправившись в расположение национальной сборной Италии.

СИМОНЕ У КАПЕЛЛО (1991-97): ЧЕРЕДА ПОБЕД, ГОЛЕВОЙ СЕЗОН И ДРУЖБА С БУДУЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

С приходом Фабио Капелло многое изменилось в игре Симоне. После фантастического скудетто в 1992-ом [прим.- ни одного поражения] и тяжёлой травмы Марко Ван Бастена под конец того же года форвард стал выходить на первые роли в команде. Это при том, что Сильвио Берлускони призвал под красно-чёрные знамёна француза Папена и гениального черногорца Савичевича.

Однажды журналисты задали шутливый анкетный вопрос "Худшая причёска футболиста, из тех с кем ты играл. У Гуллита ?". Симоне ответил : "Жан-Пьер Папен , у него она странная. А Гуллит ?! Он наводил страх на противников в воздушных поединках, доставалось по лицу и глазам от его косичек. Кстати, и даже нам на тренировках."

За первых три сезона при Доне Фабио статистика выдаёт нам 23 гола Марко Симоне и восемь (!) командных наград, где есть победная поездка в США за Суперкубком Италии.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
1993 год. В Вашигтоне Марко забил единственный мяч в ворота "Торино".

Весной 1994-ого красно-чёрные провели выдающийся финал Лиги чемпионов против уникальной команды Йохана Кройффа, всевозможные тактические разборы той игры по сей день не дают покоя любителям стратегического жанра и представителям субкультуры спортивных технократов. "Милан" Фабио Капелло разбил "Барселону", а наш герой десятилетия спустя с грустью вспоминает: "Самый великий матч для клуба и самый печальный момент в миланской карьере для меня." Даже ведя после часа игры в четыре мяча, Капелло так и не выпустил на замену нападающего – вечер в Афинах был бенефисом Савичевича и Массаро.

Тот год клуб провёл впечатляюще, выиграв третий скудетто подряд, а непроходимая оборона и небывалый футбольный прагматизм вселили в умы обозревателей еретическую мысль, которую озвучил летом во время чемпионата мира Капелло: "Моя команда без проблем выиграла бы Кубок Мира". Марко Симоне не попал в число титуларов сборной Италии, которую довёли до американского финала Арриго Сакки и потрясающая самоотдача игроков, но в Америке были сразу семь красно-чёрных в заявке squadra azzurra.

Эпоха перемен не прошла мимо карьеры Марко, Серия А перешла на прогрессивную модель начисления очков за победу – три балла за выигрыш существенно повлияли на расклад сил в первый же год. Чемпионом Италии стал "Ювентус" – скудетто с семью поражениями в турнире! У миланцев, напомню, их было восемь [прим. – за предыдущие три сезона всего пять (!)], но два поражения от команды Марчелло Липпи и вялый старт сезона выбросили команду на итоговые "минус 13" от банды победителей. Казалось бы, атака красно-чёрных провалила год, но был третий кряду финал Лиги чемпионов и индивидуальные подвиги Симоне. 21 гол и восемь из них победные , о которых форвард говорит без особо энтузиазма: "Моя личная задача всегда была одной и той же: служить команде, в которой я играл, и своим товарищам по команде – выступать как можно лучше."

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Летом 1995-ого в клуб перебрался либерийский гений, дуэт Веа и Симоне стал бомбардировать вратарей соперников. Высокое взаимопонимание футболистов объяснялось и громадной дружбой вне поле, родившейся спонтанно, но сохранившейся на годы.

Впервые с "Пари Сен-Жермен" Марко столкнулся в полуфинале Лиги чемпионов 1994/95, тогда итальянцы дважды были сильнее, победив и в Париже, и на своём переполненном стадионе.

"Мы выиграли со счётом 1:0 благодаря голу Бобана на последних минутах. На "Сан-Сиро" мы победили со счётом 2:0. Иногда я говорю себе: «Мой выбор приехать в Париж — результат множества совпадений» . Например, через несколько месяцев после этих матчей в Милан приехал Джордж Веа. Он прожил у меня год. В то время я был один, и у меня было место, чтобы разместить его. Между нами сразу завязалась большая дружба, которая существует до сих пор."

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
5 апреля 1995 года. Марсель Десайи. Блестяще оборонявшийся "Милан" наказал парижан в концовке игры на "Парк де Пренс".«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
В финале "Аякс" остановил итальянцев, отсутствие Савичевича явно сыграло за талантливый коллектив Ван Гаала.

1995-ый красно-чёрные завершили четвёртыми, отправив в музей Суперкубки Италии и Европы [прим. – красно-чёрные обыграли лондонский "Арсенал" по сумме матчей – 0:0,2:0], но уступили и проиграли амстердамцам финал в венском Пратере.

* О битве за Межконтинетальный кубок- 1994 можно прочитать в материале блога "Враг из юности: Турок, который прощён (Часть 1)" и второй части статьи о герое токийского матча .

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Джордж Веа , незабвенно любящий родину, иногда по-доброму удивлял Марко. В очередной раз увидев у африканца в комнате гору бутс и футбольных форм разных размеров, итальянец , простодушно, поинтересовался о том, зачем товарищу столько экипировки. Нарвался Симоне на серьёзный и откровенный ответ о больших финансовых трудностях Либерийской Федерации Футбола, о войне в Монровии, о желании детей играть в мяч и быть счастливыми. С того дня Симоне и партнёры по «Милану» никогда не ходили в гости к Веа без новенькой спортивной формы и нескольких пар бутс от лучших производителей, а Оппонг продолжал за свой счёт фактически содержать национальную сборную и добился с ней небывалой высоты – участия в Кубке Африки.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
Тот самый матч с "Ювентусом": Симоне и Веа победили чемпионов и обозначили претензии на скудетто. «Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Джордж Веа о Симоне : "Мы видимся сейчас не так часто, но Марко мне как родной брат".

Весна 96-ого подарила миланским тифози очередной скудетто, следующий сезон должен был стать новым походом за Кубком Лиги чемпионов. Однако уход Капелло в "Реал" сыграл злую шутку с детищем Сильвио Берлускони. Веа и Симоне исправно клали голы, но игра постаревшей обороны и тренерская чехарда разрушили мощную команду. Год, начавшийся с Табаресом на тренерском посту, для «россонери» закончился катастрофически уже с Арриго Сакки, в спешном порядке возвратившимся на "Сан-Сиро" – 11 место в Серии А и сенсационный вылет из Лиги чемпионов в последний день группового этапа (Веа и Симоне забили шесть голов из 13 командных).

Взлёт популярности в Серии А Джорджа Веа невозможно представить без участия Симоне, Фабио Капелло и партнёров по команде, а в некоторый период карьеры либерийца взаимодействие в атаке с Симоне достигло абсолютного взаимопонимания.

Уважаемые читатели, "Джордж Веа. Как президент в Бразилии забивал" – статья о выступлении либерийца в Бразилии.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Интересное событие произошло с итальянцем в сезоне 1996/97. Марко, никогда не хваставшийся атлетизмом [прим. – рост 170 см], выходил на поле и тренировался со своим частым визави, в Миланелло приехал защитник, которого Симоне называл самым неудобным и опасным за всё своё время в Большом футболе, – Пьетро Верховод.

"Он был цепным псом, бешенный питбуль. Мраморное изваяние. Когда я бил локтями, то врезался в стену! Он не выпускал из своих объятий никого, тоже колотил всех и был довольно быстр. Как только вы освобождались от его опеки и переводили дух, он уже подключался в атаку на ваши ворота."

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
Верховод в действии. Роналдо легко мог бы подтвердить слова Симоне!

"Я подписал контракт, находясь на Бора-Бора, где был в отпуске. "Милан" и Мишель Денизо договорились и отправили мне вариант контракта по факсу. С миланцами мы подходили к концу 10-летнего цикла, за который выиграли всё. Несколько игроков остались. Я же получил два предложения, от "Баварии" и "Пари Сен-Жермен". Оба варианта давали мне возможность играть в Лиге чемпионов, и в финансовом плане всё было одинаково. Кухня, быт… Сказал себе, что итальянец лучше адаптируется во Франции, чем в Германии. ПСЖ становился всё более и более важным клубом в Европе. В Париже было всё, что меня привлекало, " – так рассказывал в интервью бомбардир.

ИТАЛЬЯНЕЦ В ПАРИЖЕ: ПОБЕДЫ НА "СТАД ДЕ ФРЕНС", ИСТОРИЯ С ЛЕТУЧЕЙ МЫШЬЮ, ВЗБЕСИВШАЯ ФАНАТОВ "МАРСЕЛЯ", И РАЗОЧАРОВАНИЕ ОТ ВЫБОРА ЧЕЗАРЕ МАЛЬДИНИ

Во Францию Марко Симоне привёз багаж весом в 14 побед национального и международного значения и активом равным 75 голам за сильнейший клуб первой половины 90-х. В Париже итальянец выбрал первую же квартиру, которую клуб предоставил на выбор и стал первым футболистом команды, расположившимся в столице.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

"В моё время жить в Париже клуб запрещал. Игроки должны были жить недалеко от тренировочного центра. В «Милане» жил в центре, как и многие мои товарищи по команде, потому не хотел менять свои привычки. Мишель Денизо был предупреждён – это было частью моего соглашения. Мишель Денизо беспокоился о городском движении, пробках, но мне было много легче, чем в Милане. В Милане мне требовалось 50 минут, чтобы добраться до Миланелло. В Париже это было быстрее! У меня уходило 15-20 минут. Разместился на Авеню Клебер, рядом с l’Etoile. Понравились же сразу 300 квадратных метров рядом с Триумфальной аркой. Не знаю, понравилось ли это Денизо, потому что за проживание платил клуб (смеясь, рассказывал Симоне в интервью). Сегодня, конечно, у меня больше нет этой квартиры. Я живу в Монако, но мне нравится возвращаться в Париж, чтобы провести там несколько дней. Париж — город, который я очень люблю. Каждое воскресное утро, очень рано, я ходил на блошиный рынок Puces Porte de Saint-Ouen – всегда был впечатлен им, каждый раз, когда посещал этот рынок.

Когда приехал в Париж, был поражён отсутствием у клуба жёсткого, стандартного расписания и отсутствие присущего большим командам профессионализма. Не было уважения к режиму, к этому важному атрибуту жизни. Спортивный график был намного более гибким. Кто-то опаздывал, звонил в раздевалке… В «Милане» я привык приходить разминаться перед матчами, работать над тактикой, никого не спрашивая, зная, что это норма. В ПСЖ такого не было. Мне было нелегко. Пришлось адаптироваться. Это беспокоило меня. Кроме того, затем ушли такие лидеры, как Герен, Ален Рош и Поль Ле Гуэн. У команды дела шли не очень хорошо, разве что в Кубках мы были силой."

Уже в первом матче за парижан итальянец отметился результативным пасом на Мориса, а затем забивал семь игр подряд. Первый сезон во Франции Симоне считает самым удачным и эмоционально ярким – 22 гола и два национальных трофея подтверждают слова экс-форварда красно-чёрных. Помимо двух побед на новеньком "Стад де Френс" кастелланезец всегда отмечает особенный поединок в квалификации Лиги чемпионов.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Из-за административной ошибки парижане получили технические 0:3 после выезда в Бухарест (2:3 – аннулированный счёт) – необходимо было побеждать с разницей в четыре мяча! Столичный клуб совершил потрясающий камбек, выиграв у румынского "Стяуа" "пять – ноль". Кстати, автор материал, всегда следящий за бывшими миланистами и ждавший перехода из ПСЖ бразильца Леонардо, услышав эту новость по радио 28 августа 1997 года, подумал, что ослышался – в первом тайме Раи, Симоне и Флориан Морис уже нашпиговали ворота крепкого соперника четырьмя голами!

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Только из-за разницы забитых и пропущенных в рейтинге вторых команд парижане не прошли в следующий этап Лиги чемпионов – "К сожалению, мы не смогли продолжить тот сказочный вечер в Лиге чемпионов !",- сокрушается и сейчас Симоне о результатах группового этапа.

По итогам сезона итальянец был назван лучшим игроком, но тут его подстерегало огромное разочарование. Прима французской лиги и футболист сезона остался вне списка Чезаре Мальдини на Кубок Мира. "Я должен быть искренним. Чемпионат мира 1998 года стал для меня большим разочарованием. Провёл отборочные матчи, провёл хороший сезон в Париже – надеялся попасть в этот список. Потому что это было во Франции. Я бы с удовольствием поучаствовал. Сказал себе тогда, что публика в Париже, на "Стад де Френс", могла бы немного поддержать Италию (улыбается)." Никто не понял причин, особенно удивились в Париже. Скучная сборная вылетела, проиграв хозяевам-французам и отправилась домой.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Симоне же летом взял Суперкубок с парижанами, затем выдал не менее яркий сезон, хотя командные результаты стали катастрофой, а смены руководства и три наставника за сезон повлияли на атмосферу внутри клуба отрицательно.

В отставке Алена Жиресса, например, обвиняли непосредственно итальянца – нереализованный пенальти в игре с "Лансом" будто бы стал катализатором увольнения тренера. "Всё ещё думаю, что мы могли бы добиться больших результатов с Аленом Жирессом. Клуб уволил его слишком рано. Сегодня мы снова видимся, между нами нет никаких проблем," – заявлял Марко журналистам.

Конфликт с новым президентом клуба стал достоянием общественности – устная договорённость о продлении контракта приказала долго жить и Шарль Биетри, новый президент парижан, подвергся мощной критике, приправленной обструкцией трибун "Парк де Пренс". "Знаете, я бы не поехала в Монако, если бы ПСЖ продлил меня. Моей идеей с того момента, как я покинул "Милан", было провести 5-7 лет с парижанами. Я всегда был верен своим клубам. После красно-чёрных я мог перейти в «Ювентус», но покинул Италию из-за верности "Милану". Мне не хотелось уезжать из Парижа. Тепло, которое подарили мне парижские болельщики, было действительно сильным. Я не хотел уходить из этого клуба. Я хотел завершить карьеру в ПСЖ".

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Помните знаменитый снимок Марко Симоне, сделанный в момент матча против "Марселя"? У него занятная история, вот как рассказывал её сам футболист в 2018 году.

"В то время победить "Марсель" было сложно. Это всегда были очень огненные матчи. Соперничество было сильным, да и болельщики по-разному воспринимали игру. Были эпизоды, которые будоражили игру, которые становились иногда неоднозначными – всё это делало уникальным противостояние команд. Мой гол — абсолютно игровой мяч. Это не самое красивое, не самое эффектное взятие ворот. Но по ощущениям он самый сильный для меня. В момент моей радости я прибежал показать своего "Бэтмена", который у меня на плече, болельщикам "Марселя". Это было инстинктивно. Сегодня игроки готовятся к празднованию своих голов. Для меня это было абсолютно инстинктивно. Эта татуировка была моим символом, с ней я как бы ассоциирую себя. Это был провокационный жест в адрес всех болельщиков "Марселя" – я такой! Я хотел, чтобы весь гостевой сектор это увидел. У меня была смесь радости, ярости. Потому что уже знал, что это будет мой последний "ПСЖ-ОМ", знал – еду в Монако."

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Хорошо, что не все поняли жеста Симоне или же от этого только было хуже? Но на прощальный матч Жан-Пьерра Папена в том же году на "Велодроме" организаторы выделили охрану для итальянца, состоящую из полицейских. А татуировку Симоне сделал давно, живя в Милане. Его квартира располагалась на 22 этаже, и однажды ночью в спальню пробралась летучая мышь – историю супергероя вы знаете, верно? В общем, Марко живность при охоте на неё тоже укусила, затем, естественно, была отпущена – вот такая байка от Симоне. Но всё-таки Марко сделал прививку от столбняка, а тёмный след от укуса заретушировал татуировкой.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

За "Пари Сен-Жермен" и "Монако" Марко Симоне провёл 176 матчей и забил 76 голов, выиграв кучу командных и индивидуальных трофеев. Играл с блестящими, харизматичными партнёрами, выступал под руководством классных специалистов, а молодые игроки клубов, таким был и Давид Трезеге, не скрывали, что приобретали футбольные знания, черпали крупицы мастерства, тренируясь с итальянцем.

Монегаски в красивом стиле взорвали Лигу 1, выиграв чемпионат 1999/00 с приездом бомбардира. Банда тренера Клода Пюэля пошумела и в Лиге чемпионов, а Трезеге и Симоне забили более пятидесяти мячей с мастерских пасов Людовика Жюли и аргентинца Марсело Гальярдо.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Марко Симоне возвращался на "Сан-Сиро", совсем немного поиграл у Карлетто Анчелотти в сезоне 2001/02 и напомнил кубковым голом о себе итальянским тифози. В Миланелло его очень хотел видеть Адриано Галлиани. Отказавшись от серьёзных предложений "Ювентуса" и "Пармы", он откликнулся на вызов Дьявола.

Новое возвращение в Монте-Карло не было успешным, а приезд в "Ниццу" зимой 2004 года стал неизбежным концом карьеры.

В 2005 году футболист помог "Леньяно", вложив собственные средства в тонущий клуб. Свои последние матчи он провёл в команде, давшей старт его карьеры, выведя в роли играющего тренера банду детства в Серию C.

Сейчас постоянным местом жительства для Симоне является Монако, там же живёт и его семья – с 2005 года Марко женат на бывшей танцовщице Карле Лиотто, у пары есть дочь. Тренерская карьера Симоне полна приключений: долго итальянец нигде не задерживается, зарекомендовал себя в странах Магриба, о чём свидетельствуют его прежние подопечные в интервью. Марко по-прежнему ждёт звонка из Милана и до сих пор обижен на прежних владельцев – китайцы "закопали" проект с филиалом в третьей лиге кальчо и разорвали готовый тренерский контракт с Симоне. Может быть мы скоро узнаем о звонке с Виа Альдо Росси и снова увидим Марко в Италии?

В 2015 году в эксклюзивном интервью Симоне признался о своём худшем дне в качестве действующего футболиста (с 2011 Марко занят тренерской работой) : "День, когда я понял, что с Большим футболом пора заканчивать. Это произошло в "Ницце" после нашего выезда к "Монако". О-о-очень тяжело осознавать такое."

Таким видится автору большая карьера итальянца, прозванного в Италии за свой миниатюрный рост Питером Пэном, но запомнившегося Парижу своими подвигами в роли супергероя.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»
«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Марко Симоне

7 января 1969 года. форвард. Комо, Вирешит, Милан, Пари Сен-Жермен, Монако, Ницца, Леньяно с 1986 по 2006 годы. Милан – 14, Пари Сен-Жермен – 2, Монако – 3.

«Он был маньяком, повёрнутым психом! В Миланелло все и всегда пытались сбежать от него! Мой худший и лучший тренер»

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

12 + 12 =