«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

В 2010-х Александр Бубнов стал суперзвездой: он приходил во все главные программы на телике и радио, считал ТТД, ставил двойки, обаятельно (не всегда) ругался и очень громко смеялся. Кто-то обожал его за прямолинейность, кто-то считал безумцем, но, когда после чемпионата мира-2018 Бубнов неожиданно пропал из публичного поля, заскучали все. Он уже четыре года не появляется в кадре, но по-прежнему остается одним из главных явлений нашего футбола. Тем интереснее разобрать этот феномен вместе с людьми, которые его создали и помогли развиться.

Это объемный текст, и если вам прежде всего хочется узнать, как Бубнов себя чувствует, чем занимается и насколько погружен в футбол, переходите ко второй главе. Но потом обязательно вернитесь к первой. 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Шапочно мы с Бубновым были знакомы с начала 90-х, когда в Москву приезжала сборная ветеранов Франции во главе с Мишелем Платини. В «Лужниках» прошел матч в рамках акции по борьбе против наркотиков, там и удалось впервые с ним пообщаться. Он бойко говорил на ломаном французском, знал игроков, благо провел пару лет в клубе «Ред Стар». Более близкое знакомство состоялось на юбилее известного журналиста Павла Алешина в 1998-м. Я работал над проектом создания еженедельника «Спорт-Экспресс Футбол», думал, кого пригласить в качестве экспертов. Материалы Бубнова читал в еженедельнике «Футбол» – нравился его свежий взгляд, непредвзятость суждений. Он уже тогда много говорил о ТТД, правда, слабо понимал, как сделать их понятными обычным любителям футбола. Договорились, что он будет сотрудничать с «СЭФ», но внятную и логичную форму его анализ через ТТД принял только в «Совспорт Футболе» в 2004 году (еженедельник был запущен накануне Евро-2004 в Португалии). 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Бубнов приносил в редакцию огромные простыни склеенных между собой листов А3, на которых напротив фамилий игроков стояли ряды цифр. Разобраться без помощи самого автора было невозможно, опубликовать – тоже. Помог опыт моего французского коллеги Мишеля Эбе, который долго работал аналитиком во France Football, помогал Филиппу Труссье, когда тот был главным тренером сборной Японии (обыграла 1:0 сборную России на ЧМ-2002 – Sports.ru), а затем создал фирму, обсчитывающую ТТД по заказам СМИ и клубов. У Эбе был комп с двойной клавиатурой – 30 кнопок для одной команды и 30 – для другой. Он обсчитывал базовые показатели и выдавал результат с погрешностью примерно 10% через 15 минут после окончания матча. Для лучшего понимания добавлял свои профессиональные комментарии – у Эбе был тренерский диплом категории В.

Мы с Бубновым пошли тем же путем – для болельщиков базовых показателей было более чем достаточно. И это сработало. Бубнов брал записи матчей и ночами покадрово их просматривал. Он фиксировал ТТД не тупо автоматически, а после анализа. Например, защитник выбивает мяч головой после подачи углового. Если просто вынос мяча – одна оценка. Если команда после этого начинает атаку – другая. 

Позже на «Спортбоксе» и на канале «Спорт» Бубнов сопровождал свои таблицы фирменными эмоциональными комментариями, чего никто до него не делал. И вновь это сработало. Для него не было авторитетов. Говорил жестко, если игроки допускали ошибки. Хвалил, когда действовали хорошо. Тогдашний гендир «Спорта» Василий Кикнадзе понял, что публика ждет именно этого. Работало как на телеаудиторию, так и на пользователей интернета. На «Спортбоксе» разборы АВБ смотрело порой более 100 тысяч человек.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Работать с Бубновым было и легко, и тяжело одновременно. В те годы у него была феноменальная работоспособность, но порой он увлекался и не умел систематизировать информацию. Но с ним всегда можно было договориться, редакторов он слушал. Фраза «Саша! Давай возьмем себя в руки» приводила его в чувство. Злиться на него было невозможно. В споре он мог перейти на крик, но быстро успокаивался.

Деньги вообще его мало интересовали. Возможно, потому, что он всегда вел довольно аскетический образ жизни. Правда, любил и любит хорошие машины, водит уверенно и всегда по правилам. Никогда не употреблял алкоголь, даже на собственной свадьбе.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Его увлечение – семья. Жена Зоя, дети Саша и Лена – самые дорогие для него люди. Когда Бубнов сидел без работы, он строил дачу и занимался обустройством участка. По его границе течет ручей, на берегу растет ива, и под этой ивой мы с ним и с Зоей не раз сидели, работая над книгой «Спартак»: 7 лет строгого режима».

Мы сразу договорились, что Бубнов рассказывает все, как было на самом деле. На его взгляд, конечно. У него феноменальная память, поэтому всплывало столько подробностей, что все невозможно было уместить в книгу. В итоге в нее не попали эпизоды, связанные с личной жизнью некоторых партнеров по «Спартаку». Да и цель книги была рассказать о советском футболе 80-х. Договорились, что Бубнов рассказывает только о том, чему был свидетелем.

Любопытно, что издатели сначала предполагали тираж не более 5 тысяч экземпляров, хотя я убеждал их, что и 30 тысяч будет мало. Но когда пошли первые заказы – более 20 тысяч, – в ЭКСМО быстро допечатали нужное количество. В первый год официально продали более 40 тысяч.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Успех книги не заразил его звездной болезнью. После ее выхода было много встреч с читателями (в Дом книги на Арбате пришло более 400 человек), и всегда Бубнов общался с ними так, будто это его близкие люди. Он вообще легко идет на контакт.

Из забавных историй. В Ростове-на-Дону на встрече с читателями Бубнова перепутали с доктором Бубновским (автор книг «Здоровье через стопы», «Истоки мужского сексуального здоровья» и других – Sports.ru). Люди возмутились, но Бубнов быстро всех успокоил – и никто из зала не вышел, хотя, как мне показалось, поклонники Бубновского в футболе разбирались слабо.

В 2014 году в России начал работать французский благотворительный фонд «Футболка дарит жизнь». Бубнова пригласили на прием во французское посольство. Через калитку вместе с нами проходил миллиардер Михаил Прохоров. Он поздоровался с Бубновым, которого узнал, и заодно со мной. Я спросил Прохорова, против которого не раз играл в футбол за команду журналистов, выходит ли он по-прежнему на поле. Тот ответил, что уже нет, что болят колени. Прохорова забрал кто-то из организаторов, а Бубнов спросил у меня: «Это кто был?».

Когда я пришел на «Спортбокс», Бубнов там уже работал. Только зарождалась его легендарная рубрика «Аналитика», с ним ее пытались вести разные сотрудники, но, как я понимаю, была немного не та отдача. Мне же удалось с ним быстро сконнектиться.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

C первого эфира у нас появилась какая-то химия. А когда мы уже раскрутились, задача заключалась только в одном – слегка его провоцировать. Александр Викторович сам выбирал важные эпизоды, знал, что и про кого сказать. Надо было просто не мешать и немножко подталкивать в нужное русло. Я прекрасно знал все слабые места Бубнова, знал, что делать, чтобы он ярко отреагировал. Где-то даже включал дурачка, было много комментариев: «Что Боярский здесь забыл? Он же в футболе ничего не понимает». Но это была роль: делать вид, будто не понимаешь, чтобы Бубнов выдал что-то огненное.

Бубнов – очень ответственный. Мне казалось, что часа за два-три до эфира он уже был в редакции, что-то дописывал, считал, выводил цифры. Я приезжал минут за 30-40 – особо не готовился, знал, что Викторыч вытянет.

Мы с Бубновым сразу стали чуть ли не лучшими друзьями. Он меня называл Сашей, я его – Викторычем. Перешли на ты. Придумывали какие-то новые фишки, рисовали линии, делали стоп-кадры. Ладить с Бубновым совсем не тяжело. В жизни он такой же человек, как в эфире. Искренний, реально считал, что всегда прав. Конечно, были эпизоды, когда он уходил из эфира – например, дважды на «Спорт ФМ», – но там его выводили из себя. И это были люди, которые не так часто с ним общались, он их видел второй раз в жизни.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Не помню, чтобы мы с ним по-настоящему ругались. Мне даже было приятно, когда он орал на меня, потому что я понимал, что это достигнуто специально. В жизни Бубнов никогда не обидит человека.

С Бубновым у меня ассоциируется такая картина: он разлегся где-нибудь в кресле, вытянул ноги, улыбается, травит истории, над кем-то подшучивает.

Мне довелось буквально три раза в жизни считать с ним ТТД. Как это делалось: Бубнов или его жена Зоя записывали матч на видеомагнитофон, он клал перед собой два листа формата A3, разлиновывал их, писал фамилии, все данные для ТТД: пас вперед, пас назад, выигранное единоборство. Этих показателей было штук 15. И один тайм он смотрел в районе четырех часов минимум. 

Самое смешное, что ему абсолютно все вокруг говорили: «Викторыч, ты же понимаешь, есть прогресс». Уже в то время появлялись программы, которые считали количество передач, ударов и так далее. Когда над ним смеялись и говорили, что ТТД уже есть в интернете, он немножко обижался. Говорил, что самая ясная картина будет, если делать это руками. Бубнов повторял, что это самые точные данные, хотя какие могут быть точные данные, если показывают крупный план футболиста или зрителей, а игра в это время идет. Но это был адский и нудный труд – только за это его можно уважать.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Раз в два месяца или по итогам какого-то большого события у нас выходила рубрика, где Бубнов отвечал на вопросы. И это был ад для меня. Мы давали анонс на «Спортбоксе», и за пару дней люди присылали больше тысячи вопросов. Я это все отбирал, разбивал на темы. Естественно, убирал всякий трэш, но оставлял вопросы, где Бубнова жестко критиковали. Помню, однажды было несколько вопросов подряд про ТТД, нелюбовь к Слуцкому и Широкову. И Викторыч действительно сильно завелся, кричал и удивлялся, почему всех это интересует. Пришлось остужать в эфире, но его было не остановить.

Бубнова вообще очень тяжело останавливать, потому что его всегда заносило в воспоминания о Бескове, Лобановском, «Спартаке» и «Динамо» Киев. Для него это время было святым. Он был готов рассказывать по тысячному разу одни и те же истории, но надо было давать ему это делать, чтобы он всегда был в хорошем расположении духа. 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

А пару листочков с ТТД я даже себе урвал. Сохранились где-то на даче.

Когда Александр Викторович был в топе, мы завели ему аккаунт в твиттере. Я вел свой твиттер и решил дополнительно раскручивать твиттер Бубнова, писать туда яркие фразы – из эфиров, просто его реакцию на какие-то вещи. Но были моменты, когда что-то случалось, а Александр Викторович не выходил на связь – и я писал в его твиттер, не спрашивая. Какие-то шутки и фразы заходили, собирали кучу репостов. Он и сам сказал: «Пиши, никаких проблем. Я знаю, что ты меня понимаешь, мы одинаково в футболе мыслим». И я этим пользовался, но, конечно, без перебора и уничтожений. Но мог пошутить над кем-то от его лица. 

Та же схема была, когда он не выходил на связь после каких-то важных событий – например, матчей наших команд в Лиге чемпионов или матчей сборной России. А мы договорились обязательно делать оперативный комментарий с Бубновым, матч заканчивается – сразу ему звонок и расшифровка. Он часто смотрел футбол на даче, но там возникали проблемы с сетью – чтобы ее поймать, надо было чуть ли не на крышу залезть. Иногда дозвониться до него не удавалось – ждешь 5-7-10 минут, и, если он недоступен, пишешь за него, понимая, как бы он отреагировал. 

Разумеется, сам он никогда ничего не писал. Только надиктовывал. Но не подумайте, что вообще все писали за него. Только единичные комментарии, когда на даче не ловила сеть.

– Мы с Бубновым несколько раз совместно комментировали в барах, первый наш матч – когда ЦСКА проиграл «Баварии» в Мюнхене 0:3 (в декабре 2014-го – Sports.ru). В баре на Шабаловке на Бубнова набивался полный зал, приходили не только болельщики команды, которая играла, но и ее соперников. На игре ЦСКА собирались и динамовцы, и спартаковцы – просто посмотреть на Бубнова.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Никогда не забуду одну историю. Александр Викторович, скажем так, умел выбивать себе условия. Ресторан закрывал наш счет, я стеснялся заказывать много, а Бубнов как-то заказал чуть ли не самое дорогое блюдо от шеф-повара – стейк, приготовленный на камнях. Мы уже прокомментировали матч, сидим, и тут выезжает огромная тележка: камни, сковородки, огонь горит, и повар прямо при Бубнове начинает готовить. Я потом посмотрел в меню и подумал: «Ну ничего себе Александр Викторович!» Сказали, что ресторан закроет счет – чего отказывать?

Это тоже был его звездный час. Он приносил туда книги, никогда не отказывал в автографах. Было видно, что ему приятно пребывать в лучах славы. Ему реально не давали прохода: помню, пришло 250-270 человек, максимум от вместимости. Люди стояли между столами.

В душе он оставался скромным, но цену себе знал. Помню, обновил автомобиль – взял кроссовер. И в автосалоне ему дали кучу допов, чуть ли не максимальную комплектацию, сделали приличную скидку. Как Бубнову, конечно. И он с огромным наслаждением рассказывал об этой машине. 

Помню, как мы на одном из первых корпоративов «Спортбокса» выехали на природу. Многие стали разливать алкоголь, а Александр Викторович ходил между всеми и помогал – то фрукты нарежет, то еще что-то. Легенда о том, что Бубнов не пьет, – чистая правда. Я никогда не видел его выпившим, хотя у нас были и новогодние корпоративы, и дни рождения. Александр Викторович всегда с удовольствием приходил, но ни разу не поднял рюмку или бокал.

Я его познакомил и с женой, и с родителями. Он со всеми тепло общался.  

Мы прекратили общение, когда я ушел из «Спортбокса» в 2018 году. Тогда же я ушел и со «Спорт ФМ», которое закрылось после чемпионата мира. Вел стримы на своем ютуб-канале, и, когда Бубнов подпропал и ни с кем не общался, я захотел сделать с ним интервью. Это была осень 2019-го, я набрал ему, а он предложил встретиться на мероприятии в автосалоне, куда его пригласили. Я обрадовался, начал готовить камеры, а потом неожиданно пришла смс: «Интервью со мной про личную жизнь будет стоить столько». Я даже сначала не понял, проверил, от него ли сообщение. Очень удивился. Естественно, никуда не поехал. Это была подъемная сумма – от 30 до 50 тысяч, но я счел это не очень правильным для нашей ситуации. Важно: никаких обид. 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Мне кажется, это был ненастоящий Бубнов. Или им кто-то занялся, или кто-то посоветовал так сделать. На этом мы и расстались. Раньше он никогда так не делал, даже речи об интервью за деньги не было. Он никому не отказывал, ему звонили все и всегда. 

И был еще один случай чуть позже. Я стримил и решил без предупреждения ему позвонить. Тогда пошли слухи о проблемах со здоровьем, хотелось узнать, что происходит. Позвонил, голос действительно был очень-очень изменившимся. Голос серьезно больного человека. Он сказал, что все нормально, что он поправляется. Поговорили буквально минуту-полторы. Для меня это был шок. Я не ожидал, что будет именно так, и не хотел, чтобы это куда-то попало. Но так получилось. 

Потом я общался с его сыном Сан Санычем, он сказал, что отец поправился. Но, думаю, если бы у Бубнова сейчас все было нормально, он бы с кем-то поговорил, что-то рассказал. Но он ни с кем не общается. Даже с теми, с кем был достаточно близок – не только со мной, но и с тем же Нобелем, например. А его сын больше на мои сообщения не отвечает.

Поэтому я уже больше двух с лишним лет не знаю, что происходит с Александром Викторовичем. 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Скучаю? Конечно, скучаю. Очень.

Меня очень радует и даже смущает, когда люди спустя 10 лет говорят: «Представляешь, мы каждый понедельник и пятницу ждали вашу программу. Специально вставали в пробку или искали более долгий путь домой, чтобы вас послушать». В такие моменты я могу растрогаться. Честно скажу: сам иногда пересматриваю. Вбиваю в ютубе «Нобель и Бубнов», получаю удовольствие.  

Как все получилось. Для меня Бубнов был очень интересной фигурой, и появилась мысль, что было бы круто позвать его на «Спорт ФМ». Я ходил к руководству радиостанции, объяснял, что есть идея интересной программы. Я понимал, что Бубнов – очень яркий оратор с оригинальным голосом и экспрессивной подачей. А когда еще есть видеотрансляция – это совсем великолепно.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Не буду скрывать, я осознавал, что моя роль в эфирах – где-то провоцировать его, вызывать эмоцию. Разумеется, в рамках дозволенного. И он разные вещи про меня говорил: что я лишь болельщик, агентура, дилетант, левый инсайдер – это вообще превратилось в мем. Еще на «Радио Спорт» мы делились, кто за какой клуб отвечает, и мне выпали ЦСКА и «Локомотив». Я вел программу о ЦСКА, приглашал гостей оттуда: Гинера, Акинфеева, Слуцкого. И Бубнов все время на это давил. Был очень импульсивен, иногда казалось, что переходил линию, мои друзья даже возмущались: «Что он себе позволяет?»

Но я на него никогда не злился. Понимал, что это шоу, которое должно делать вечер слушателей интересным. И понимал, что в этом шоу есть роли и издержки. 

Я не замечал, чтобы Бубнов был очень требовательным. Радио – это не место, где зарабатывают большие деньги. Бубнов это понимал, правда, просил повышенный гонорар. С каждым успешным эфиром, месяцем, рейтингом он говорил мне: «Надо повысить гонорар». Я ходил к руководству, не всегда гонорар увеличивали, но он рос.

Вне эфира мы с ним очень друг друга уважали. Он мне казался безумно влюбленным в футбол. В жизни он рассуждал о нем так же громко, как и в эфире: размахивал руками, заводился – даже, например, когда мы ехали в машине. И это поражало.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Во-первых, у него был очень запоминающийся голос, подача. Он был народным человеком, очень простонародно говорил. Без заумных фраз, прямо и четко. Мог очень жестко сказать про любого, не боялся авторитетов: Мутко, Федуна, Гинера. Без сомнений фигачил и фигачил. Прав, не прав – неважно. А народу нравится, когда критикуют, когда говорят, что руководство все делает неправильно. 

И он не говорил банальности. Только вещи, которые вызывали эмоцию. Наверное, поэтому у него вообще не было союзников среди тренеров. 

И, конечно, отдельный пункт популярности – его смех.

Он может быть ярким и на телевидении, и на ютубе. Это сто процентов. Я вообще очень переживаю и разочарован из-за того, что Александр Викторович пропал с радаров. Искренне надеюсь, что все поправимо, и очень хочу, чтобы он все свои проблемы преодолел. Хочу, чтобы он по возможности вернулся в медиа. Для меня эфиры с Бубновым – очень памятная и важная история.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

К сожалению, я точно не знаю, что с ним. Предпринимал попытки выйти на связь, общаться, но мне дали понять, что эта тема для очень узкого круга людей, для самых близких, для семьи. И я считаю правильным больше не лезть, не быть назойливым. 

Но я хочу, чтобы Александр Викторович знал: я всегда готов помочь.

«Удар головой», мягко говоря, отличался от того, что производила «Россия 2». Во всех смыслах, но в первую очередь – интонационно. В эти годы был высший момент славы и известности Бубнова, которого я воспринимал как атмосферное явление. С ним бесконечно выходили какие-то интервью, где он сидел в компании человека, как правило, очень смиренного и кроткого. С точки зрения интертеймента все выглядело жутковато – такая хтонь, очень эзотерическое зрелище. Единственное: сами по себе интонации и лексика Бубнова в некотором смысле были занимательны. Но его выступления совершенно не упаковывали как жанр.

Никому из нашей группы даже в голову не приходило пригласить Бубнова. Но в конце концов пришло. У программы уже складывался стиль, и хотелось попробовать нечто совершенно чужеродное нашей среде. Некий вирус запустить, чтобы создать реакцию. 

И мы это реализовали. Бубнов какое-то время кочевряжился, естественно, говорил про деньги. У нас был небольшой гонорарный фонд, чтобы люди работали на площадке, а не сидели на стуле и отбывали номер. Не платили только, например, Андрею Червиченко. И когда Бубнов пришел, это странным образом стало складываться. Среда оттеняла его. Мы звали Бубнова не для того, чтобы над ним издеваться, скорее использовали другой прием – такой принцип американской политкорректности. Когда в компании людей находится человек с особенностью. И вот мы хотели как ни в чем не бывало с Бубновым говорить. Он оказывался в совершенно чужой среде, среди людей, у которых была общая конвенция. А Бубнов из нее выпадал. И зрителям это нравилось.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Мы не старались его провоцировать. Наоборот, вели себя как ни в чем не бывало. Намеренно не воспринимали его как человека, который требует какого-то трепетного отношения. Модератором был Юра Дудь (признан Минюстом иноагентом), и мы с ним договорились не превращать программу в бенефисы Бубнова. Не для этого ее смотрели. Люди, которые с ним вели эфиры на «Спортбоксе», присутствовали там в качестве санитаров. Молчаливо, снисходительно и кротко терпели все, что он вытворял. Такой установки у нас тоже не было. Мы воспринимали его как полноценного участника, понимая, насколько он другой.

Единственный случай был, когда мы проводили что-то типа «Оскара», вручали разные премии. Все вырядились в смокинги – кроме Бубнова, разумеется. И мы вызвали на сцену пранкера Вована, тогда еще начинающую звезду, а сейчас, насколько я понимаю, он уже исполняет поручения государственного масштаба. В начале пути он почему-то звонил людям из футбола и больше всех разыгрывал как раз Бубнова. Когда Бубнов увидел пранкера, он не смог этого вынести и ушел с церемонии, бросив какие-то слова и мне лично, думая, что я пытаюсь его спровоцировать, над ним посмеяться. Хотя в принципе смех для этой программы был совершенно обычным инструментом. Мы иронизировали и смеялись над всеми, в том числе над собой. 

Смех – это то, что совершенно недоступно Александру. И мы это понимали. Он ушел, а запись выпуска продолжалась. Больше Бубнов в программу не приходил.

Мы считали, что форма сделана. Это был короткий роман. Не помню, сколько раз он участвовал в программе – кажется, пять-семь. Получилось замечательно, дозированно и дольше длиться не могло.

Странность, непостижимость и дикость. Если бы с ним в принципе можно было как-то работать, из него можно было бы сделать звезду ютуба. Но с ним невозможно работать, и это является доказательством того, насколько он подлинный. Потому что он все равно нарушит все правила игры. Это то, что не поддается разуму. Люди испытывали восторг от встречи с чем-то, что они не могли объяснить.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Конечно, дело не в популярности его подсчетов ТТД. Я и тогда считал, что это не имеет никакого отношения к тому, что называется аналитикой. В скором времени это абсолютно подтвердилось, когда появился Вадим Лукомский, а за ним – целая плеяда людей амплуа, которого вообще не существовало в спортивной журналистике. Никто не говорил о футболе в таких терминах, не было такого вокабуляра. 

А Бубнов выступал в качестве протоаналитика. Или псевдоаналитика. Это речь до появления речи. Вот есть люди, которые создали письменность. А до нее существовала квазиписьменность, набор каких-то символов, которые оставляли на деревьях. В этом смысле Бубнов дает нам понять, как развивалась цивилизация.

Это могла бы быть аналитика с жесткими эмоциональными акцентами. Все же смеялись, когда он выводил цифры в тетради и говорил: «Кержаков – дуойка». Его образ смыкался с образом комических актеров советского кино. Думаю, люди в нем видели такого комика, который не сыграл ни одной роли. При этом он все время был рядом с «Кавказской пленницей», «Приключениями Шурика». Проходил рядом с кастингом, но его почему-то не брали. Хотя понятно почему: потому что он вообще не умеет договариваться. Для него договориться с кем-то – означает проиграть. Поэтому со всеми нужно не договариваться и скандалить – тогда ты останешься самим собой.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Я знаю Бубнова очень давно. Во второй половине 90-х он приходил в еженедельник «Футбол» со своими статьями. В какой-то момент главный редактор Олег Кучеренко заказал ему обзор тура, такие обзоры писали и журналисты, и ветераны футбола. В основном тренеры – Малофеев, Бышовец и так далее. Номер выходил во вторник, это был такой глубокомысленный большой материал, который автор готовил всю неделю. Выяснилось, что обзор Бубнова получился интересным. Но поскольку обзоры делали почти всегда разные люди, Бубнов стал еще и автором заметок. Его тексты были на злободневные темы, писал он жестко, неплохо формулировал.

В итоге он стал часто ходить в редакцию, и мы позвали его играть за команду газеты на разных журналистских турнирах. Он сказал: «А можно? Тогда почему бы и не сыграть». Стал нашим играющим тренером, а параллельно пытался стать тренером профессиональной команды. Он очень любил и уважал Бескова и вообще всех тренеров, которые ковали славу нашего футбола, и, видимо, сам хотел тренировать в похожем стиле. Но никак не получалось. Думаю, из-за характера. Он начинал где-то работать, но сразу конфликтовал – у него на все было свое мнение, поэтому он тяжело уживался в коллективе. А наша команда давала ему иллюзию и надежду, что, если он справляется с нами, то справится и с профессионалами.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Конечно, потом он изменился. Приобрел первую славу. Не скажу, что скандальную, но славу такого правдоруба и правдолюба. Человека, который говорит громко и, не стесняясь, ведет любую полемику. Причем даже заочно: кто-то про него что-то сказал, а он позже в эфире или в газете отвечает. Это желание всегда оставаться в центре. Если он высказался, значит, должен настаивать на своем.

Он жестко высказывался, многие на него обижались, но публике это нравилось. Потому что в нашем футболе сложилась порочная практика не критиковать или даже облизывать футболистов, тренеров, владельцев и так далее. Как бы чего не вышло – вдруг завтра мне аккредитацию не дадут. А Бубнов это разрушал ценой своей репутации. Но такой человек, безусловно, был нужен нашей профессии.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

В жизни он был чуть менее экспрессивен. Серьезно заводился, только когда мы играли в футбол. А когда просто разговаривали, он веселился, смеялся. Он вообще был довольно позитивный. Его «двойка» была не желанием научить играть футболистов, а таким слегка сатанистским хохотом.

«Ты на кого попер?! Шмурнов думает, что он на меня попер, а он на Бескова с Лобановским попер!» – до сих пор помню это выступление.

Разумеется, это был спектакль. В том смысле, что там не были прописаны роли, но Бубнов играл Бубнова, а Шмурнов – Шмурнова. И режиссеры нам говорили: вы, пожалуйста, не уступайте, любой конфликт – это здорово. И Бубнов ради публики продолжал делать Бубнова. Там было зеро настоящего конфликта, но получилось весело, все запомнили – значит, классно сработали. При этом актером Бубнова можно назвать только очень условно: наигранности в этом не было. Он просто не стеснялся играть себя. 

Да, он на меня кричал, но я был моложе, и мне всегда было что ответить. Настоящих конфликтов у меня с ним никогда не было.

Мы созвонились, я спросил: «Саша, ты придешь?» Он сказал: «Я вообще не хочу, но приду». Не помню, чтобы в этом эфире было что-то сверхъестественное. Он был очень спокойный. Уже тогда, кажется, у него было что-то со здоровьем. Показалось, что он слегка охладел к своему обычному тону, манере.

Это был уже не тот настоящий Бубнов, который, в отличие от своих коллег-ветеранов, все смотрел и жестко высказывался. Наверное, тогда у него уже не осталось запала.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Последний раз я общался с ним года два-два с половиной назад. Мы вместе с продюсером «Футбольного столетия» звонили ему, чтобы получить комментарий. Сначала договорились, но потом все почему-то сорвалось.

Потому что он выделялся и был не таким, как все. Потому что говорил по делу, а остальные сидели и пытались не перепутать сено с соломой. Какие-то детали его характера и методы полемики могли мне не нравиться, но, когда человек говорит что-то резонное, я вслушиваюсь в то, что он говорит, а не как. 

Я согласен, что бумажки с ТТД сегодня выглядели бы архаично. Но я уверен, что Бубнов и не стал бы их использовать. Свежий и молодой Бубнов, узнав, что есть инструмент, заменивший ТТД, изучил бы его и на его основании сделал свои яркие выводы. 

Просто тогда компьютерный подсчет еще был в зародыше, и Бубнов не хотел ему доверять. Тем не менее даже сейчас L’Equipe, который лежит у меня на столе, продолжает ставить оценки за матч. Потому что в эту оценку входит не только ТТД, но еще и некое впечатление, вдохновение, самоотдача.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Достаточно того, что Бубнов умел объяснять цифры так, как никто другой. А это всегда будет востребовано.

Все мое общение с Бубновым – это исключительно наблюдательный опыт. Только однажды на «Футболе России» он был гостем у меня в студии, а все остальное время в рамках программы выходила рубрика, где он выставлял оценки игрокам центрального матча тура и смеялся так, как умел смеяться только он. По большому счету, я с ним разговаривал единожды. Он рассказывал, что его не любят, потому что он рубит правду-матку. И что поэтому он не востребован в футболе, а меняться не собирается. 

Был еще очень эмоциональный всплеск Бубнова, вызванный репликой Слуцкого. Он был гостем программы «Футбол России», и мы смотрели оценки Бубнова, которые он выставил ЦСКА за какой-то матч. Бубнов Слуцкого и так не очень любил, а после этой программы стал если не ненавидеть, то хейтить при каждом удобном случае. Когда Бубнов выставил оценки, я спросил у Слуцкого, важны ли они для него. Слуцкий пожал плечами и демонстративно сказал, что оценки ему безразличны, потому что так в футболе уже давно никто не считает и это дедовский метод. А дальше процитировал киноклассику: «Когда вы говорите, возникает ощущение, что вы бредите».

Когда через какое-то время Бубнов увидел меня на Шаболовке, он подошел и кипел, что никто не считает его подсчеты дедовским методом, грозился подать на Слуцкого в суд. Сказал, что я молодец – спровоцировал Слуцкого на такой жесткий ответ про него. И уточнил, что это не дедовский метод, а бесковский. После чего самоликвидировался.

Бубнов – все-таки игрок одного жанра. И когда на ВГТРК выходил «Футбол России», я не то чтобы боролся, но время от времени задавал руководству вопрос: «Зачем Бубнов именно в этой программе?» Он должен был быть в программе авторской. А здесь он все-таки диссонировал. Многие обижались и не хотели приходить из-за него. Приходилось объяснять, что это как чертик из табакерки, который выскакивает. И эту табакерку на комод ставлю не я. И не хочу ставить.

Я его видел мало. Он, как мне кажется, всегда находился в состоянии возбужденного напряжения. Всегда как будто ждал либо вопроса, либо подвоха. Было видно, что он все время с кем-то сражается. Или думает, что сражаются с ним. Это было, мягко говоря, не здорово. 

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Смотреть Бубнова было увлекательнее, чем разговаривать с ним, потому что в разговоре он вел себя необычно эмоционально в обычных ситуациях. Можно было спросить, какая погода, и услышать смех. Это ни в коем случае не было безумием. Какая-то экзальтированная возбудимость. Ну вот как в эфирах Нобеля – могла возникнуть из ниоткуда.

– Думаю, здесь не было любви, а была востребованность. Любили Севидова. Читать Бубнова было не так любопытно, а его необычная манера поведения, конечно, создавала какую-то странную притягательность для зрителя. Плюс у нас же традиционно хватает людей, для которых человек из того времени, – свидетельство неотъемлемой истины. Что бы он ни говорил. И они воспринимали Бубнова таким мегагуру.

Думаю, одна из причин шага к забвению – ситуация вокруг книги про «Спартак». Он вроде бы писал интересно и в своей манере, но эта книга окончательно захлопнула для него двери в футбольное сообщество. Потому что даже ветераны других команд, которые с Бубновым пересекались, говорили, что нельзя так писать про людей, которые для нашего футбола сделали очень многое. Условно говоря, есть люди, которых интересует, что выпивал Александр Сергеевич Пушкин и сколько у него было в донжуанском списке. Но все-таки Пушкина в первую очередь надо оценивать как поэта. И вот у Бубнова было очень много такого: все они говно, а я в белом плаще.

Он работал актером одной формы, одного жанра, и это начало приедаться. Потому что ничего иного не было. Все ждали его знаменитой «Дуйоки» и этого хохота в ночи. Как будто у актера какого-то провинциального дореволюционного театра.

– Мне кажется, сегодня Бубнов мог быть интересен, если бы смог придумать что-то новое или стать кем-то другим. Но, думаю, он по-прежнему живет в системе, где Бесков – это идеал. И где система Бескова – единственно возможная.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Он как будто старовер. Наверное, свою аудиторию он мог бы очаровать, как Геннадий Малахов, народный целитель, который советует носить на голове арбуз, освободившийся от красной мякоти, чтобы не было солнечного удара. Конечно, наверняка арбуз может спасти от солнечного удара, но я уверен, что есть и другие способы защититься от жары.

Меня позвали вести стримы «Матч ТВ» и сразу сказали, что там будет Бубнов. На протяжении месяца мы стримили матчи сборной России и других сборных.

В какой-то момент мой редактор на ухе периодически требовал от меня тупить и задавать дилетантские вопросы, чтобы Бубнов мог включать режим Бубнова. Я не считаю, что у нас получилось суперздорово, но мы не сильно свалились в кринж, который мог бы получиться, учитывая, что у Бубнова был статус фрика для зрителей. Мы реально обсуждали футбик. И когда уже моменты для интересной аналитики заканчивались, можно было покуролесить. Бубнов был не против, редакторы радовались, а зрители ждали.

После эфиров Бубнов сразу успокаивался, никогда на меня не злился. Не было такого, чтобы он говорил: «Ты чего такое меня спрашиваешь?», не пожал руку или продолжил дискутировать. Он понимал правила игры и с удовольствием в ней участвовал.

В перерывах или до стримов мы, сидя на пуфиках, смотрели матчи. Бубнов был с женой, она постоянно приезжала с ним. Привозила с собой домашние котлетки, периодически его кормила. Поправляла ему рубашку, что-то подсказывала. Могла и меня о чем-то попросить: «Сегодня лучше с ним поспокойнее». Она не то чтобы руководила, а просто переживала.

Как бы парадоксально ни звучало, но первое, что мне приходит в голову про Бубнова вне эфира, – он спокойный. Нет такого, что он влетает: «Я суперзвезда, встречайте». Скромно ждал начала, всегда был готов что-то добавить, если надо. На протяжении месяца он прямо работал, такой американский подход: есть рабочее время, которому он полностью предоставлен. Как только включается камера, он дает аналитику и эмоцию. Выключается – спокойно ждет следующего мотора.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

– Мне кажется, он прикольно привнес систему ТТД. По сути, футбольная аналитика началась с него: если раньше были оценки «Спорт-Экспресса» без особых объяснений, то Бубнов подсчитывал передачи, потери. И все это передавал с эмоцией, где-то утрируя.

Мне кажется, он немножко опередил время. Выступал на телевидении, но вел себя в кадре как блогер. Камера – очень коварная штука: если ты чувствуешь себя веселым на записи, то потом на экране видишь, каким же был унылым. Чтобы быть веселым в кадре, нужно все эмоции делать х3. Для Бубнова это было несложно: фигачил х3, х6 – сколько нужно. Раскрывал все чакры.

Бубнов – человек нынешнего инфополя. Не затерялся бы ни в медиафутболе, ни в блогерстве.

Рассказывает Константин Клещев:

Бубнов долго жил и работал на пределе. В какой-то момент здоровье стало подводить, пришлось пройти серьезное обследование, после которого врачи рекомендовали сбавить нагрузки. Сегодня Бубнов по-прежнему в футболе, все время что-то смотрит дома на большом экране, дает прогнозы на «Спортбоксе», разбирает матчи. Правда, уже без прежнего эмоционального накала. 

Его не хватает и на то, чтобы заняться второй книгой – о девяти годах в «Динамо». Она вообще должна была выйти до «Спартака», но в издательстве ЭКСМО решили, что «Спартак» – более выигрышный вариант. Книгу о динамовском периоде карьеры было бы здорово выпустить к 100-летию клуба, но не получится. Бубнов говорит, что не готов вновь погрузиться в воспоминания, не хватает эмоций и психологического заряда, чтобы вновь переосмыслить то, что произошло 50 лет назад. Но, может быть, он еще передумает.

В декабре 2021-го в «Спорт-Экспрессе» вышло интервью журналиста Сергея Шмитько, где в том числе обсуждали Бубнова. По словам Шмитько, эксперт рассказал ему, что пережил депрессию.

Я позвонил Шмитько, чтобы узнать детали разговора. Почему ему можно доверять: он приятельствует с семьей Бубнова почти 50 лет (в январе Шмитько исполнилось 87), делал с Александром несколько интервью (в том числе на легендарной даче) и написал предисловие для его книги, хотя Бубнов просил стать соавтором.

– Я поблагодарил его, но сказал, что начну там все редактировать, – говорит Шмитько. – И тогда мы с ним поругаемся, не сойдемся.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Я знаю Бубнова с его 18 лет. Познакомился, когда его взяли играть за юношескую сборную СССР, и мы с журналистом Олегом Кучеренко (тогда работал в «Советском спорте», а в 1990-м на 14 лет стал главным редактором еженедельника «Футбол» – Sports.ru) ездили на турнир в Ташкент. Это был примерно 1974-й, и Бубнова как раз позвали в «Динамо». В Москве я обратился к нему: «Будем делать с тобой интервью, приходи в редакцию». И вот приходит 18-летний огромный мальчик, бедра – как бревна, обтянутые джинсами. Он сел и понес то, что несет сейчас. Говорил, что не хочет жить по законам стаи, пятое, десятое… Мы так статью и назвали: «Александр Бубнов – не хочу жить по законам стаи».

Я ему тогда в шутку сказал: «Саша, если будешь так говорить, ты просто не доиграешь. Тебе не дадут. Выгонят из команды». А он усмехнулся, постучал по огромным ногам, даже эхо стука раздалось, и сказал: «Вот пока они меня держат, я могу говорить все что угодно». Он был убежденнейшим членом партии. Когда у него спрашивали, откуда он такой взялся, он отвечал: «Я из партии Ленина. А ты кто такой?»

Его не понимают. Вот Кавазашвили говорил, что Бубнов сошел с ума. Да Бубнову с 18 лет говорили, что он сошел с ума. А он не сошел с ума – это его характер. И когда Дудь (признан Минюстом иноагентом) и другие на него набрасывались и пытались сделать из него клоуна, своеобразного Жириновского, он в ответ их уничтожал не со зла. Он вот такой и есть. Искренний, не стесняется себя.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Последний раз я с ним общался года полтора назад. Но сначала с Зоей, она говорила: «Что-то с ним случилось. Он впал в депрессию». Рассказала, что в какой-то момент начал извиняться перед ней и детьми, что он их подставляет: «Простите меня, я сейчас сяду в инвалидную коляску».

Потом я ему звонил, хотел сделать интервью, но он ответил: «Извини, пожалуйста, я сейчас в такой депрессии. Просто не могу. Давай попозже». Я перезвонил позже, спрашиваю: «Готов?» – «Не могу. Понимаешь, просто не могу. Извини». Что случилось – не объяснил.

Честно говоря, я уже просто боюсь ему позвонить, боюсь вникать в эти вещи. Но если вам надо, давайте я сейчас попробую.

: Шмитько несколько раз позвонил Бубнову на мобильный, но тот не поднял трубку.

Единственное место, где сейчас можно найти комментарии Бубнова – Sportbox.ru. На сайте есть целый раздел «Экспертиза Бубнова», правда, содержательно тексты совсем не ассоциируются с тем Бубновым, которого мы знали в 2010-е. Там нет данных ТТД, минимум экспрессии, в основном – общие безобидные фразы, которые произносят все ветераны футбола.

Как рассказал Sports.ru главный редактор «Спортбокса» Евгений Слюсаренко, Бубнов – официальный сотрудник сайта. «Любые его материалы входят в число лидирующих в футбольном разделе, и мы вполне довольны цифрами. Ну и он придает проекту добавочную стоимость, которую не всегда можно измерить цифрами», – отметил Слюсаренко.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Подробнее мы поговорили с редактором сайта Алексеем Адамовым, который общается с Бубновым по работе.

– У нас есть автор, с которым он общается. Раньше этих авторов было двое, но в ноябре концепция сайта изменилась, и остался один автор. Плюс я. Сначала они с автором договариваются, после какого матча созвонятся. Дальше Бубнов отвечает на вопросы, дает комментарий, и автор расшифровывает его. Бубнов смотрит все матчи чемпионата России и все главные матчи еврокубков.

– В зависимости от темы. Если это комментарий по матчу, то минут 15. Если более общие моменты или несколько матчей, то до получаса.

– Он доверяет нам, но иногда может попросить посмотреть текст – в этом нет ничего такого. Он общается с авторами, которым доверяет, и смотрит тексты уже после публикации. Практически не бывает случаев, когда он просит что-то поменять, потому что мы достаточно бережно относимся к материалу, который он наговаривает.

– Ему по-прежнему интересен футбол. Он абсолютно в курсе повестки. Знает все имена, даже игроков и тренеров, которые только появляются в информационном поле. Идеально разбирается в тактике, в современных веяниях. Такое ощущение, что нет ни одной новости, с которой он не был бы знаком. И он все это учитывает при своем анализе. На мой взгляд, он в отличной экспертной форме.

По поводу эмоций – у меня не было удовольствия общаться с ним в самые звездные годы, при этом он по-прежнему живет футболом, и, конечно, это сказывается на эмоциональности его комментариев. Может быть, он сейчас иногда более аккуратен в высказываниях, более корректен по отношению к футболистам. Не всегда есть тот огонь, за который его когда-то полюбили, при этом он достаточно эмоционален, когда речь заходит о том, что его волнует. Аккуратность скорее касается формулировок, но к категоричности оценок и экспертизе вопросов нет.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

– Не могу ответить на этот вопрос. Людям свойственно меняться – и в профессиональном плане тоже.

– Не знаю. На сайте этой рубрики нет. У нас есть рубрика «Бубнов против Sportbox», где он перед каждым туром РПЛ дает прогнозы на все матчи, и с ним соревнуется один из сотрудников. И есть межсезонные рубрики, где он выделяет лучших и худших футболистов и тренеров, подводит итоги.

Конкретных цифр ТТД он не приводит. Но он по-прежнему очень внимательно следит за матчами и оперирует выводами из статистических показателей. Но на чем именно они строятся – не могу сказать.

– Во-первых, Бубнов – одно из главных лиц портала. И достаточно мощный способ удерживать ядерную аудиторию. «Спортбоксу» исполнилось 15 лет, и Бубнов работает почти с самого основания. Соответственно, люди реагируют, знают, ассоциируют его с сайтом. Поэтому материалы по-прежнему востребованы, и это выражается не только в цифрах. Хотя топовые материалы собирают хороший трафик. Бубнов – это островок стабильности для ядерной аудитории, которая всегда знает, что у нас можно почитать его высококвалифицированное мнение, поспорить с ним, не согласиться.

Понятно, что чем меньше ярких цитат в заголовке, тем меньше жарких дискуссий. Но и понятно, что уровень экспертизы такой, что хватает смысла сказанного.

– Да, он сам читает. И следит за новостями не только на «Спортбоксе», а вообще везде.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

– В плане работы никаких препятствий и проблем нет. Здоровье мы не обсуждаем. Он полноценно выполняет все свои обязанности в качестве нашего сотрудника.

– Я на сайте с ноября 2021 года. При мне никаких моментов, которые осложняли его работу, не было. Все, что я могу сказать.

Что касается отсутствия видео – просто в какой-то момент в медиа меняются форматы, это нормально.

– Нет, у нас нет секретного номера. Он сотрудник «Спортбокса», это его решение общаться с нами. Он внимательно следит за всем, что выходит под его именем, и, насколько я понимаю, были инциденты, когда неправильно интерпретировали его слова. Ему не нравилось, что выходило под его именем. И некоторые люди подорвали доверие. В этом плане он стал достаточно избирательным. Если ему звонит не тот сотрудник сайта, с которым они уже знакомы и привыкли общаться, Александра Викторовича надо к этому подготовить. 

В пятницу вечером я позвонил Бубнову на мобильный – больше 30 секунд шли гудки, но ответа не было. Затем перезвонил на домашний, и почти сразу прозвучал женский голос. Это была Зоя Юрьевна, его жена.

Вот наш полный диалог:

– Алло.

– Здравствуйте. Я сейчас спрошу, захочет ли он с вами поговорить.

(На фоне: «Саш! Сашааа! Из редакции…»)

– Как вы сказали?

(«Из редакции Sports.ru звонят, хотят с тобой поговорить. Будешь?»)

– Он не хочет говорить. Извините.

Я растерялся, попрощался и положил трубку. Но спустя 10 минут перезвонил и попросил Зою Юрьевну ответить на несколько вопросов. Она согласилась – даже показалось, что ей хотелось выговориться.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

Вот что она рассказала:

«У нас все хорошо, Александр Викторович здоров. На травлю, которая шла, мы смотрели со стороны – и ничего не понимали… Пишут, что он чуть ли не умер. А он работает, отвечает на вопросы «Спортбокса». Живет той жизнью, которой живут все люди. 

Просто человек устал от всеобщего внимания. Может быть, со временем он снова придет к публичности, мы думаем об этом. Но пока не хочет. Очень многие люди подло себя повели. Вот вы говорите, что все переживают, Боярский переживает. Вы знаете, при всем при этом Боярский нам ни разу не позвонил. Мне, например. Не спросил, что случилось. И многие так переживают, что ни разу не позвонили. Вот вы же позвонили, и я вам сразу ответила. А они говорят одно, а делают другое. Вообще удивительно, как некоторые люди проявились: с удовольствием гадости писали, травили его.

Я знаю, что многие звонят Саше по мобильному, но он не отвечает, потому что не должен ни с кем общаться по контракту со «Спортбоксом». Поэтому без обид, понимаете. Недавно он разволновался: ответил на какие-то вопросы своему другу, а он взял и передал кому-то. Позвонили из «Спортбокса» и спросили, почему он дал комментарий другому изданию. А мы даже и не подозревали.

Все наши соседи возмущены тем, что пишут про Сашу. Спрашивают у нас: «А как такое пишут? Что это?» Люди-то нас видят, знают, как все по-настоящему, но удивляются. А мы хорошо живем: гуляем, ходим в бассейн, у нас внучка родилась. Ездим к ним, они к нам приезжают. Дел полно сейчас. Саша с удовольствием смотрит футбол – и наш, и международный. Читает книги, поднимает свой духовный уровень, ха-ха. Читает Библию. Очень интересно все.

«Он не боялся авторитетов, фигачил всех: Мутко, Федуна, Гинера». Как Бубнов стал звездой, почему пропал и что с ним сейчас

А то, что люди по нам скучают, мы знаем. И знаем, что есть люди, которые искренне за нас переживают. Нам очень приятно, мы благодарны, спасибо большое.

У нас правда все хорошо. Переживать не стоит».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × три =