От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

«Ноттингем Форест» вернулся в АПЛ спустя 23 года, чем мог порадовать тех, кто знает историю английского футбола. Эмоции можно понять: возрождение из пепла некогда больших клубов – хороший сюжет. С возвращением «Форест» АПЛ получит не только интересный коллектив с многообещающим молодым тренером Стивом Купером (выходец из академии «Ливерпуля», выигрывал чемпионат мира со сборной Англии до 17 лет) и молодым лидером атак Бреннаном Джонсоном, но и колоритного владельца и творца успехов клуба Эвангелоса Маринакиса. Греческий бизнесмен купил английский клуб в 2017 году и пообещал болельщикам через пять лет вернуть его в еврокубки.

Пока до этого далеко, но фанаты счастливы и выходу в АПЛ. А самого Маринакиса ждет процедура проверки на соответствие стандартам «добросовестности» и «прозрачности капитала» в Премьер-лиге. После скандалов с Романом Абрамовичем и новыми саудовскими хозяевами «Ньюкасла» руководители лиги обещают жестче проверять претендентов на проникновение в футбольную бизнес-элиту Британии. 

Сложно представить, что Маринакис завалит этот тест – все-таки он уже инвестировал в «Ноттингем» серьезные деньги и, в отличие от Абрамовича, не связан с руководством России. Однако вопросы к нему могут возникнуть – ведь вся карьера Маринакиса в футболе (а ему принадлежит еще и греческий «Олимпиакос») – череда бесконечных скандалов и обвинений в коррупции.

«Ноттингем Форест» можно с полным основанием назвать большим клубом за две победы в Кубке европейских чемпионов. Чаще главный европейский футбольный трофей завоевывали лишь две английские команды – «Ливерпуль» (6 раз) и «Манчестер Юнайтед» (3 раза). Еще две победы в ЛЧ у «Челси». Правда, история величия клуба из Ноттингема укладывается в очень короткий временной промежуток – от конца 70-х и до 80-х годов, когда были завоеваны главные трофеи – два уже упоминавшихся Кубка Европейских чемпионов, единственный титул чемпиона Англии, четыре Кубка лиги. Та легендарная команда под руководством Брайана Клафа постоянно играла в еврокубках.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

До начала 1960-х «Ноттингем Форест» даже не считался ведущим клубом в своем родном городе. За внимание болельщиков  приходилось конкурировать с «Ноттс Каунти». Причем деление по территориальному признаку, как это принято в английских городах, где больше одного клуба, не работало. Стадионы «Мидоу Лэйн» («Ноттс Каунти») и «Сити Граунд» («Ноттингем Форест») находятся на разных берегах реки Трент и их разделяют всего 200 метров по прямой.

Яркая эпоха завершилась, когда Брайан Клаф, руководивший «Ноттингем Форест» 18 сезонов, покинул клуб в 1993 году – команда превратилась в лифт. Трижды покидала элитную лигу и дважды возвращалась назад спустя сезон. Однако вылет в сезоне-1998/99 стал практически фатальным: отягощенный долгами клуб скатывался все ниже и в 2005 году вылетел в третий дивизион, установив тем самым сомнительное достижение – никогда победители Кубка Европейских чемпионов и ЛЧ не опускались в домашних лигах столь низко. 

Покинуть футбольное подземелье «Ноттингему» удалось достаточно быстро, однако возвращение в Премьер-лигу затянулось: команда два раза выходила в плей-офф Чемпионшипа, но преодолеть его не удавалось ни разу. А в 2011-м надежды на повышение и вовсе испарились: президент клуба, местный инвестор Найджел Доти, вложивший в «Форест» более 100 миллионов фунтов, заявил об уходе и предупредил о непростых временах из-за финансового фэйр-плей. Спустя три месяца Доти обнаружили мертвым в спортзале – у 54-летнего бизнесмена внезапно остановилось сердце вследствие синдрома внезапной аритмической смерти (SADS) – редкой и малоизученной болезни, которая чаще встречается среди детей и подростков.

Но вслед за этой ужасной новостью в Ноттингем пришла и обнадеживающая – наследники Доти объявили о продаже клуба кувейтской семье Аль-Хасави. К тому времени деньги из стран Персидского залива уже дошли в Европу и преобразили скромный «Манчестер Сити» и превратили «ПСЖ» в гиганта. В отличие от известных владельцев из ОАЭ и Катара, у семьи Аль-Хасави нет королевских корней. Они сделали деньги на производстве холодильного оборудования и кондиционеров – востребованного товара у себя на родине. До покупки футбольного клуба представители семьи скупали элитные дома в Лондоне и предметы искусства на престижных аукционах. Идея инвестировать в футбол принадлежала Фавазу Аль-Хасави – в Кувейте он сделал чемпионом страны клуб «Кадсия» и надеялся повторить успех в АПЛ.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

«Вообще-то Фаваз Аль-Хасави был неплохим человеком и искренне хотел добра клубу – так описывал владельца «Форест» отвечающий за этот клуб автор The Athletic Пол Тэйлор. – Но его проблема заключалась в том, что у него не было никакого плана, он был как ребенок в лавке со сладостями – не знал ни в чем меры и готов был разбрасываться деньгами без всякой необходимости».

На первой пресс-конференции Аль-Хасави произвел на болельщиков и местную прессу благоприятное впечатление – обещал инвестиции, говорил об уважении к клубной истории и традициям, выглядел в целом скромным и адекватным человеком. Однако период надежд и очарования новым владельцем в Ноттингеме закончился довольно быстро. Аль-Хасави оказался весьма своеобразным собственником, чьи решения вначале вызывали недоумение, которое скоро сменилось общим раздражением.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Первым решением нового босса стало увольнение популярного в городе тренера Стива Коттерилла, который смог вытащить «Форест» из зоны вылета в предыдущем сезоне, несмотря на неопределенность после внезапной смерти Доти.

«Фаваз вызвал меня в свой офис в Лондоне, – вспоминал Коттерилл. – Мы много говорили о наших планах, я представил ему список потенциальных новичков и их примерную стоимость. Ему все понравилось. А на следующее утро мне позвонили из клуба и сообщили, что я уволен. Но при этом попросили прислать сделанные наработки по новичкам, о которых я рассказывал при встрече, чтобы Фаваз мог блеснуть погруженностью в тему, общаясь с прессой».

Причина отставки Коттерилла – желание пригласить на его место Стива Коппелла, звезду сборной Англии и «Манчестер Юнайтед» конца 1970-х годов. Дело в том, что в юности Аль-Хасави был фанатом «МЮ», восхищался Коппеллом и теперь хотел видеть его в своем клубе. На тот момент Коппелл работал спортивным директором в «Кроули Таун» – новичке Лиги один (третий английский дивизион). Владелец «Ноттингема» не сомневался, что тот примет предложение от более статусного клуба. Организовать переговоры попросили Шона О’Дрисколла, который был ассистентом Коттерилла в «Ноттингем Форесте», а перед новым сезоном возглавил «Кроули».

Однако Коппелл отказался, сославшись на то, что ведет переговоры с богатым китайским клубом. Тогда Аль-Хасави предложил вакантное место переговорщику О’Дрисколлу, раз уж тот оказался у него под рукой.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Начал О’Дрисколл неплохо – команда, укрепившая состав 14 (!) новыми игроками, шла в группе лидеров Чемпионшипа. По воспоминаниям тренера, проблемой для него стала излишняя расточительность владельца и его желание участвовать в трансферах. «Вокруг Фаваза всегда крутилось много агентов, которые предлагали ему игроков по максимальной цене, – рассказывал О’Дрисколл спустя несколько лет. – Помню, каких трудов мне стоило уговорить подписать ключевого защитника в том сезоне Саймона Джиллетта. Проблема была в том, что он был бесплатным, а Фаваз про такого игрока никогда не слышал».

А еще Аль-Хасави мечтал о трех игроках из кувейтского чемпионата в «Ноттингеме». «Аль-Хасави настоял, чтобы я в разгар межсезонья лично отправился в Кувейт, посмотрел несколько игр турнира и отобрал трех лучших игроков, – вспоминал тренер. – Мы привезли этих ребят в Ноттингем, и они тренировались с основным составом. Это были неплохие футболисты, но уровень Чемпионшипа явно не тянули. К тому же был священный месяц Рамадан, они соблюдали строгий пост и явно чувствовали себя неуютно в чужой стране вдали от родных».

К счастью для тренера, кувейтцы не получили разрешение на работу в Великобритании. Но настойчивый Аль-Хасави отправился в суд и все же выбил трудовую визу для голкипера Халеду Аль-Рашди. Но вся английская карьера вратаря уложилась в один февральский матч, который он провел на скамейке запасных. В остальных он даже не попадал в заявку.

Кстати, кувейтского вратаря включал в запас уже не О’Дрисколл. «Форест» пробуксовывал и к боксинг-дэй шел на седьмом месте в нескольких очках от зоны плэй-офф Чемпионшипа. В своем последнем матче О’Дрисколл победил «Лидс» 4:2, но это ни на что не влияло – решение о его увольнении Аль-Хасави подписал за день до матча, но объявление об отставке отложили по просьбе менеджеров клуба – чтобы не омрачать Рождество.

Аль-Хасави уволил О’Дрисколла, потому что был убежден: без звездного и опытного тренера в АПЛ не прорваться. Так в «Ноттингеме» оказался Алекс Маклиш – шотландский специалист делал требл с «Глазго Рейнджерс», выходил с ним в плэй-офф ЛЧ, выигрывал Кубок лиги с «Бирмингемом» и тренировал сборную Шотландии. Звездный Маклиш продержался в «Ноттингеме» полтора месяца – одна победа и четыре поражения в семи матчах.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Спасать сезон призвали Билли Дэвиса, работавшего в «Ноттингем Форест» за несколько лет до этого. И у него почти получилось – команда выдала серию из 10 матчей без поражений и могла пробиться в плэй-офф. Однако неудачный финиш оставил «Ноттингем» лишь на 7-м месте. Но с Дэвисом по окончании сезона подписали долгосрочный контракт. В реальности он продержался на посту тренера чуть более года, но и это стало рекордом эпохи Аль-Хасави: за 5 лет при кувейтском владельце тренеры в «Форест» менялись десять раз.

Не добавили популярности Аль-Хасави и его поступки, которые просочились в прессу. Вскоре после покупки клуба в офис завезли коробки, в которых лежали дорого изданные книги «Фаваз Мубарак аль-Хасави, крестный отец кувейтского спорта», посвященная уникальным управленческим талантам владельца «Ноттингема». Книгу в обязательном порядке дарили всем гостям клубного офиса. Среди болельщиков такой сувенир вызвал насмешки.

Еще большее удивление вызвал публичный конфликт Фаваза с собственным братом – Омаром Аль-Хасави. Формально клубом владели трое братьев Аль-Хасави. Но старший (Абдельазиз) футбольными делами не интересовался, а вот младший (Омар) занимал должность президента. О причинах ссоры братьев никто так и не узнал, но после конфликта из клубного офиса исчезли все фотографии братьев с футболистами, менеджерами и бывшими игроками «Форест», обильно развешенные на стенах. Через пару дней все фотографии вернулись на места, однако на них уже не было Омара – его изображения удалили в фотошопе, как будто его никогда и не было в истории клуба. Такой подход, вероятно, вполне органичен в Кувейте, но в Англии вызвал удивление.

В довершение ко всему Аль-Хасави поссорился с клубными легендами – игроками, которые добывали для «Форест» два Кубка чемпионов. В 2015-м в Ноттингеме прошли праздничные мероприятия в честь 150-летия клуба. Пригласили звезд прошлого, сняли фильм «Я верю в чудеса» про эпоху Брайана Клафа в клубе. Однако центральной фигурой празднеств оказался Фаваз Аль-Хасави, раздававший интервью, в которых он изображал себя человеком, который вернет клуб на прежние высоты, во что уже мало кто верил.

Все это очень раздражало ветеранов, и когда Фаваз пристроился в центре группового фото золотого состава «Ноттингем Форест», брутальный центральный защитник Кенни Бернс громко поинтересовался у кувейтца: «Эй, парень, а напомни-ка, на какой позиции ты у нас играл?». Фаваз обиделся и ответил, как ему казалось, тонко – распорядился выделять ветеранам бесплатные билеты рядом с сектором гостей. Итог – те слышали постоянные оскорбления от приезжих во время матчей и в конечном счете отказались от этих билетов.   

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Дальше было только хуже – Аль-Хасави испортил отношение с прессой, запретив тренерам и игрокам общаться с журналистами, кроме обязательных по ТВ-контракту предматчевых пресс-конференций и послематчевых флэш-интервью. Тренеры «Ноттингема» жаловались, что владелец клуба продает ведущих игроков, не посоветовавшись с ними. В раздевалке росло недовольство дисбалансом зарплат. К тому же начались задержки с выплатами. Они не были критичными – от пары дней до недели и, вероятно, причина техническая, а не финансовая.

Сам Аль-Хасави объяснял задержки разными обстоятельствами вроде государственного праздника в Кувейте, из-за которого были закрыты все банки. Но к серьезным последствиям привело не это, а расточительность владельца. В декабре 2015 года «Ноттингем Форест» запретили входящие трансферы из-за нарушений финансовых правил EFL (Английской футбольной лиги – управляет соревнованиями профессиональных клубов ниже АПЛ).

В 2015 году, спустя три года после появления нового владельца, болельщики всерьез потребовали продажу клуба. «Форест» увязал в долгах, и чтобы соблюсти нормы финансового фэйр-плей, Аль-Хасави продавал лидеров команды – например, Микаила Антонио в «Вест Хэм» за 7 млн фунтов. А в 2016-м, после продажи  в «РБ Лейпциг» многообещающего 19-летнего вингера Оливера Берка болельщики пришли в ярость. Каждый домашний матч превращался в акцию против кувейтского владельца, его «Мерседес» возле стадиона разбили местные подростки. Вскоре Аль-Хасави объявил о готовности продать клуб и даже извинился перед болельщиками за то, что не воплотил в жизнь их надежды.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Британские газеты писали, что Фаваз просит за 80% клуба 50 млн фунтов, оставив 20% у себя. По данным The Guardian, он даже прописал себе зарплату в 500 тысяч фунтов, которую должен выплачивать новый владелец. В случае выхода в АПЛ она повышалась до 1 млн фунтов. Однако этих денег Аль-Хасави не получил. Финансовое положение клуба было настолько плачевным, что условия сделки диктовал покупатель – по словам самого Аль-Хасави, греческий магнат Эвангелос Маринакис заплатил за «Ноттингем Форест» символический 1 фунт. При этом Аль-Хасави списал 60 млн фунтов клубного долга – деньги, которые он инвестировал в покупку игроков.

Фаваз Аль-Хасави вошел в историю «Ноттингем Форест» скорее как комичная фигура. Пять лет спустя, когда эмоции улеглись, его вспоминают как чудака и неудачника. В британских медиа даже появлялись сообщения, что по мотивам его президентства в Ноттингеме снимут комедийный сериал. Сам Аль-Хасави тоже не держит обиды – он даже прислал в клуб поздравительное письмо после того, как «Ноттингем» оформил возвращение в АПЛ. Но все лавры достались уже не ему, а новому владельцу – огромному греку по фамилии Маринакис.

Эвангелосу Маринакису к моменту появления в городе было 49 лет и начал он с того же, что и Аль-Хасави – обещания вернуть «Ноттингем Форест» былое величие. Правда, сразу оговорился, что этот процесс займет время, но у него есть долгосрочный план. Болельщики, еще не отошедшие от причуд прежнего владельца, встретили эти заявления настороженно. Однако Маринакис снизил цену на билеты и абонементы, плюс дал больше полномочий объединению болельщиков Nottingham Forest Supporters’ Trust в принятии решений на клубном уровне.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

В пользу Маринакиса говорил и его опыт – на родине он владел крупнейшим клубом – «Олимпиакосом». К моменту сделки клуб выиграл семь подряд чемпионатов – достижение весомее, чем победы «Кадсия» в чемпионате Кувейта. Но больше всего болельщиков и британских футбольных чиновников смущала неоднозначная репутация Маринакиса на родине. За ним тянулся бесконечный шлейф скандалов: подкупы судей, спонсирование неофашистских боевиков, торговля героином – вот неполный список того, в чем в разное время обвиняли Маринакиса в Греции. И хотя ему удалось выиграть все суды по всем эпизодам, сомнения оставались. Как говорят в Англии: where there’s smoke, there’s fire. Нет дыма без огня.

Маринакис сделал состояние на морских перевозках грузов. И это неудивительно: в списках богатейших жителей Греции более половины – судовладельцы (15 из 22 по списку Forbes).  

Исторически сложилось, что морские грузоперевозки для Греции – самый важный сектор экономики, обеспечивающий около 10% ВВП. По состоянию на 2019 год (более поздние данные отсутствуют) греческие судовладельцы контролируют 23,2% мировых судоходных мощностей и 54,28% мощностей в ЕС.

Греки занимают первое место в мире по количеству танкеров и второе по числу судов для перевозки сухих грузов, СПГ-танкеров (судов, которые перевозят сжиженный природный газ) и контейнеровозов. В общей сложности гражданам Греции принадлежит около 5 тысяч судов стоимостью более 100 млрд долларов.  

Еще с античных времен греки вынужденно развивали торговый флот – многие колонии находились на бесчисленных островах Эгейского моря, а не слишком плодородные почвы в большинстве районов страны не могли обеспечить население необходимым количеством продуктов, и это способствовало развитию международной торговли. Греческие купцы морем экспортировали оливковое масло, вино, изделия ремесленников, а обратно завозили зерно, лес, кожу и другие дефицитные товары.

Завоевание Греции Османской империей в XV веке (греки жили под турецким игом 400 лет) не воспрепятствовало развитию бизнеса. Потеряв суверенитет, греки не просто продолжили торговлю со всем миром, но и получили освобождение от уплаты большинства налоговых таможенных платежей. Подобные льготы гарантировал грекам так называемый «фирман Мухаммеда», охранная грамота, выданная мусульманским пророком греческому монастырю святой Екатерины на Синае. Документ, скрепленный отпечатком руки пророка (подлинник до сих пор хранится в Стамбуле), гарантировал христианам неприкосновенность и налоговые льготы. Появление грамоты объясняется благодарностью Мухаммеда монахам за оказанный прием в монастыре святой Екатерины в начале его проповеднического пути. По свидетельству историков, греки в Османской империи пользовались гораздо большими свободами, чем лютеране в католической Европе или шииты в той же Османской империи.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

После обретения независимости греки усилили могущество на морях. Пока другие морские державы совершенствовали военный флот, греческие судовладельцы наращивали мощь танкеров и сухогрузов. Плюс они всегда чувствовали рыночную конъюнктуру. Например, в конце XIX века первыми оценили перспективы организации перевозки зерна из Российской империи в Европу. Основной базой, откуда в Европу уходили суда с российским зерном, выбрали Одессу. Это был настолько выгодный бизнес, что многие греческие судовладельцы переселились в этот город – самые богатые особняки в центре Одессы в то время принадлежали им. Водоизмещение греческого торгового флота за полвека увеличилось в четыре раза – до 1 млн тонн к началу Первой мировой войны.

Второй прорыв греческих судовладельцев – открытие нефтяных месторождений в районе Персидского залива. Огромные природные запасы в Бахрейне обнаружили англичане еще в 1930-х годах, однако полномасштабная промышленная добыча нефти началась в регионе уже после окончания Второй мировой. Греческие бизнесмены воспользовались ситуацией – они понимали, что добытую нефть придется транспортировать в Европу и США и вложились в строительство танкерного флота. У США тоже были свои танкеры, и американцы пробовали отодвинуть греков от этого бизнеса. Однако на помощь грекам пришел Суэцкий кризис – война между Египтом и Израилем привела к блокировке Суэцкого канала, через который ближневосточная нефть шла потребителям. Оставался длинный путь в обход Африки, и американцы от безвыходности воспользовались новейшими супертанкерами Аристотеля Онассиса и Ставроса Ниархоса – греческих бизнесменов, ставших благодаря этому миллиардерами.

Последующие годы мощь греческого торгового флота только росла. Этому способствовали и местные законы – в 1960-х судовладельцев в Греции освободили от большинства налогов по зарубежным операциям. Сказалось и специфическое отношение к нормам права – в отличие от многих зарубежных конкурентов, греческие владельцы торговых судов не брезговали контрабандой, нарушали санкции, введенные против ЮАР, Ирана и Ирака, активно пользовались инсайдерской информацией, предоставляемой им греческим правительством.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Помог и распад СССР – многие советские торговые суда (а советский торговый флот был пятым по величине в мире) перешли греческим судовладельцам с помощью нехитрой схемы – сухогрузы вставали на ремонт (порой мнимый) в греческие доки, греки выставляли счет за ремонт. Советские пароходства ссылались на отсутствие денег и отказывались платить. Суда арестовывались и продавались греческим судовладельцам через аукцион за треть реальной стоимости. Вероятно, руководители пароходств тоже не оставались внакладе.

Нынешняя политическая ситуация вокруг России также на руку грекам. Крупнейшая российская судоходная компания «Совкомфлот» (до февраля 2022 года ей принадлежало 121 транспортное судно) оказалась под международными санкциями. От ее услуг отказались крупнейшие клиенты, в частности нефтяные компании Shell и Total. А тем временем у «Совкомфлота» подошло время расплачиваться по займам, которые он брал в западных банках на постройку суперсовременных танкеров. По данным старейшего британского издания о судоходстве Lloyd`s List (издается с XVIII века), долги российской компании достигают 2,1 млрд долларов. Для их погашения «Совкомфлот» вынужден распродавать флот. Британцы со ссылкой на свои источники говорят о трети всех судов – примерно 40. Компания подтверждает продажу только десяти. Часть сделок уже завершили в мае, известно, что как минимум четыре российских танкера проданы Capital Maritime Group владельца «Ноттингем Форест» и «Олимпиакоса» Эвангелоса Маринакиса.

Если почитать официальную биографию Эвангелоса Маринакиса, то может сложиться впечатление, что он – парень, сделавший бизнес чуть ли не с нуля – превратил маленькое семейное дело, состоявшее из нескольких суденышек, в огромный процветающий транспортный флот.

Это не вполне соответствует действительности. Эвангелос родился в богатой семье и получил образование в Лондоне. Его деду принадлежал крупнейший литейный завод на Крите, производивший колокола, которые покупали церкви и монастыри во многих странах Средиземноморья. Его отец Мильтиадис Маринакис перевез семью с Крита в Пирей – главный порт Греции, где открыл успешный судоремонтный док, а параллельно стал влиятельным греческим политиком и депутатом греческого парламента от праволиберальной партии «Новая Демократия».

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

От отца Эвангелос унаследовал и страсть к футболу. Мильтаидис был настоящим фанатом «Олимпиакоса». В 1979 году вместе с группой местных судовладельцев он выкупил клуб и с 1984 года работал в нем генеральным директором, совмещая эту работу с депутатской. При Маринакисе-старшем «Олимпиакос» выиграл несколько титулов в чемпионате, однако финансовое положение клуба сильно ухудшилось. 

Судовладельцы продали клуб, но следующие 20 лет для «Олимпиакоса» были неоднозначными – периоды без титулов сменялись затяжными победными сериями. Владельцами клуба тогда выступали люди с интересным бэкграундом – молодой банкир Коскотас оказался мошенником – он размещал в своем банке деньги греческих госкомпаний, а потом выводил их на частные счета. Разразившийся скандал привел к политическому кризису в Греции и отставке многолетнего лидера партии Андреа Папандреу. Коскотаса арестовали в США (он был американским гражданином) и дали 25 лет тюрьмы, из которых отсидел 12.

Следующий владелец «Олимпиакоса» Сократис Коккалис был гораздо успешнее – он закрыл клубные долги и вернул гегемонию в национальном первенстве: при нем «Олимпиакос» выдал серию из 12 чемпионств в 13 сезонах (1997 по 2009 гг). Для болельщиков Коккалис, чьим основным бизнесом были лотереи (в том числе и в России 1990-х), был настоящим героем. Их даже не смутили рассекреченные документов разведки ГДР, из которых следовало, что Коккалиса еще в 1960-х завербовала секретная служба «Штази». Как агент восточногерманских спецслужб он высылал отчеты, связанные с политикой и экономикой Греции, и взятками добился большого контракта государственной телекоммуникационной компании Греции на покупку оборудования из ГДР.

Именно Коккалис, которому уже исполнился 71 год, и передал «Олимпиакос» в руки Эвангелоса Маринакиса, которого представил как своего преемника и искреннего болельщика клуба из Пирея.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

До покупки «Олимпиакоса» Маринакиса не слишком знали даже в Греции. Представляли как сына старшего Маринакиса – депутата и бывшего гендиректора «Олимпиакоса». Да, фирма Эвангелоса Capital Maritime Group процветала. Но мало ли в Греции успешных судовладельцев. Тем более что Маринакис в списке самых богатых судовладельцев занимал лишь 8-е место с состоянием в 600 млн долларов.

Однако приобретение «Олимпиакоса» изменило все, в стране с огромным числом фанатичных болельщиков владелец самого популярного клуба – это особый статус. Практически одновременно с покупкой клуба Маринакис избрался главой греческой Суперлиги и вице-президентом Греческой федерации футбола. То есть в одночасье стал важнейшей фигурой в греческом футболе.

И сразу посыпались скандалы. Первый случился весной 2011-го. После афинского дерби форварда «Панатинаикоса» Джибриля Сиссе избили болельщики «Олимпиакоса». Во время игры темнокожего француза закидывали пластиковыми стаканами с пивом и бананами, а трибуны скандировали расистские оскорбления. После завершения матча Сиссе столкнулся в подтрибунке с Маринакисом, где высказал ему претензии. Тот ответил какой-то резкостью, которую Сиссе трактовал как угрозу. А спустя полчаса на Сиссе напали.

Адвокаты форварда настаивали, что фанаты действовали по приказу Маринакиса, которого оскорбила дерзость Сиссе. Защита президента «Олимпиакоса» все отрицала, и в итоге суд признал его невиновным. Это был первый из многочисленных случаев, когда Маринакису удавалось выходить сухим из воды благодаря благосклонности судей.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Эпизод с Сиссе может показаться незначительным, особенно учитывая, что футболист по большому счету отделался испугом и парой синяков. Следующий скандал оказался гораздо масштабнее.   

Спустя три месяца УЕФА опубликовал 130-страничный доклад, давший старт расследованию о коррупции в греческом футболе, вошедшем в историю как «Кариополис». В документе были свидетельства о 40 договорных матчах. В качестве доказательств к докладу приложили стенограммы прослушек телефонных разговоров с участием футбольных менеджеров, владельцев команд, представителей Суперлиги, федерации футбола и судей, в которых обсуждались исходы предстоящих матчей. В докладе содержались конкретные имена предположительных организаторов договорных матчей, и одной из ключевых фигур называли Эвангелоса Маринакиса.

За докладом последовало полицейское расследование. Полиция арестовала двух президентов клубов Суперлиги – Ахиллеаса Беоса из «Олимпиакоса» (Волос) и Ставроса Псомиадиса из «Кавалы», а также еще 8 футбольных функционеров. Несколько менеджеров объявили в розыск, 68 человек попали в число подозреваемых. Среди них оказались Маринакис, президент «Эгалео» Томас Митропулос, владелец «Левадиакоса» Иоаннис Компотис, владелец «Астероса Триполиса» Димитрис Бакос, четверо судей, работавших на матчах Суперлиги.  

На суде, начавшемся в 2013 году, вскрылись глубокие проблемы греческого футбола. По версии прокуратуры, речь шла не просто об отдельных матчах с фиксированными результатами, которые позволяли причастным заработать на ставках, а системной коррупции гигантских масштабов.

Участники сговора определяли, какие клубы вылетят из Суперлиги, какие поднимутся наверх, кто будет играть в еврокубках. Чемпионство не обсуждалось – бессменным чемпионом Греции с 2010 года был «Олимпиакос». Прокурор Стаматос Даскалопулос в суде заявил, что убежден, что всю систему выстроил владелец и президент «Олимпиакоса» Эвангелис Маринакис, которому он предъявил обвинения в лжесвидетельстве, мошенничестве, взяточничестве, организации договорных игр и создании преступной группировки.  

В качестве основных доказательств прокуратура приводила распечатки телефонных прослушек разговоров Маринакиса со своими подчиненными, которые он вел, используя сим-карты рабочих-мигрантов из Китая и Пакистана. Подробности этих переговоров активно сливались в греческие медиа. Особо резонансный эпизод – взрыв пекарни судьи Петроса Константинеаса в 2012 году. За месяц до этого он отказался от обеспечения нужного результата в игре «Олимпиакос» – «Ксанти», и гособвинение считало, что между этими фактами есть прямая связь.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Казалось, футбольной карьере Маринакиса конец. В 2015 году он был временно отстранен от футбольной деятельности, формально сложил полномочия президента «Олимпиакоса» до завершения суда. Ему даже пришлось заплатить залог в 200 тысяч евро, чтобы не дожидаться суда под арестом.

Но и в этот раз Маринакис избежал наказания. Он отрицал все обвинения и объяснял возникший скандал заговором. В частности, потребовал замены прокурора Аристидиса Кореаса на основании того, что тот якобы болеет за «Панатинаикос» и придерживается левых политических взглядов (сам Маринакис не скрывает правых убеждений). По мнению Маринакиса, это противоречило принципам беспристрастности во время суда. И этот довод сработал – незадолго до начала слушаний прокурора заменили.

Новый гособвинитель Панайотис Пулиос отказался от обвинений в адрес Маринакиса, и коллегия судей в июле 2015 года вынесла оправдательный приговор по всем пунктам. Два апелляционных суда подтвердили это решение, оправдав не только Маринакиса, но и всех 28 обвиняемых, проходивших по делу. «Кариополис», начинавшийся как масштабное расследование коррупции в греческом футболе, закончился ничем.

Параллельно с «Кариополисом» Маринакис оказался фигурантом еще одного громкого расследования в Греции, которое уже не имело отношения к футболу. 10 июня 2014 года информатор греческой полиции сообщил, что за четыре дня до этого в небольшой порт рядом с Афинами прибыл нефтяной танкер Noor One с двумя тоннами героина на борту. По словам информатора, наркотик еще находится на территории Греции: организаторы поставки должны были вывезти его из порта, разбавить пятью тоннами заранее купленной мраморной пыли, упаковать мешки с маркировкой «пакистанский белый сахар», после чего переправить в Италию. Оттуда героин должны были перевезти в Бельгию и Голландию, а дальше – распространить по Европе.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Полиция оперативно конфисковала 2,1 тонны наркотика в четырех местах, арестовала всех членов экипажа Noor One, а также несколько человек на складах, где хранился героин. Довольно быстро сложилась картина: поставку организовали несколько лидеров банд курдской мафии. На рейде Персидского залива они перегрузили мешки с наркотиками на борт греческого танкера, вышедшего из Дубаи. Члены этих банд, прибывшие из Бельгии, занимались и разгрузкой наркотиков уже в Греции.

Главарей курдской мафии задержать не удалось – только рядовых бойцов. Зато под арестом оказался владелец Noor One Эфтимиос Яннусакис – мелкий нефтяной трейдер, зарабатывавший на незаконном вывозе и продаже подсанкционной иранской нефти. По словам Яннусакиса, его партнерами в этом незаконном бизнесе были курдские бандиты, которые и предложили хорошо заработать на поставке крупной партии героина в Европу.

Учитывая масштаб арестованной партии героина, дело привлекло большое внимание медиа. Самостоятельные расследования начали несколько известных греческих журналистов. Интерес к делу подогревали и события в соседней Турции, а также в ОАЭ и Голландии, где скрывались причастные к поставке курды. Это было похоже на фильм Тарантино: на закупку партии наркотика скидывались несколько банд, и теперь, потеряв деньги, они начали искать «крысу». В результате – 17 трупов наиболее авторитетных и разыскиваемых курдских криминальных авторитетов. Из тех, кого греческая полиция называла организаторами поставки, в живых остался лишь Наджи Зиндашти, имевший несколько судимостей за торговлю наркотиками. При этом он сам выжил при нескольких покушениях, но потерял дочь и племянника – их расстрелял неизвестный.

Казалось, дело, несмотря на весь масштаб, очевидное. Однако следователи и журналисты увидели несостыковки. Основные подозреваемые выглядели слишком мелкими для партии такого масштаба. И чтобы понять, кто мог стоять за операцией, решили пристальнее изучить связи судовладельца Яннусакиса. И тут же всплыла фигура владельца «Олимпиакоса».

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Следствие установило, что Маринакис переводил крупные суммы Яннусакису на непонятные цели и помог приобрести ему Noor One – тот самый танкер, перевозивший героин. Журналисты еще раз изучили огромные стенограммы прослушек телефона Маринакиса со времен расследования коррупции в футболе и нашли несколько фрагментов, которые могли иметь отношение к транзиту героина.

В 2012 году, когда Яннусакис приобрел Noor One, Маринакис обсуждал со своим доверенным лицом в Дубае некий «большой проект». Тот отвечал, что «лодка готова» и они «ждут зеленый свет, чтобы начать дело». Незадолго до отплытия Noor One из Дубая в разговорах фигурировала некая «иранская рыбацкая лодка» и неназванный груз, который надо доставить любым способом в плохую погоду.

Но все это были косвенные доказательства, которые сам Маринакис называл домыслами и бредом. Настоящая сенсация произошла в 2018 году, когда Яннусакис, уже приговоренный к пожизненному заключению, дал интервью, в котором рассказал, что на Noor One было не две, а три тонны героина. По его словам, еще одну тонну он разгрузил на небольшое судно возле Крита еще по пути в конечную точку следования. Этот героин через Черногорию и Сербию сразу же был переправлен в Западную Европу, и весь этот наркотик принадлежал лично Эвангелису Маринакису, который и был организатором и крупнейшим инвестором всей операции.

К тому времени Маринакис уже владел «Ноттингем Форрест», и сенсация из Греции шокировала англичан. Клубная пресс-служба выпустила открытое письмо к болельщикам, в котором выразила полную поддержку Маринакису, отметив, что против него не выдвинуто никаких официальных обвинений. Через несколько месяцев Яннусакис отказался от слов – заявил, что оговорил Маринакиса. После этого апелляционный суд заменил ему пожизненный срок 18-летним заключением. В 2021 году Яннусакис вышел на свободу по УДО, отбыв за решеткой 6 лет.

В то же время в Греции при различных обстоятельствах (самоубийства, автокатастрофы и т.д.) стали погибать люди, которые могли бы выступить свидетелями по делу, в частности моряки с Noor Onе – большинство из них оправдал суд, посчитав, что они не знали о контрабанде.

Журналист-расследователь американского журнала The New Republic Александр Клапп в 2020 году утверждал, что связался через электронную почту с Наджи Зиндашти, последним выжившим курдским авторитетом, участвовавшим в организации поставки героина. Тот подтвердил, что на одной из встреч в Дубае, где обсуждались детали предстоящей операции, вместе с Яннусакисом был очень толстый грек, который не назвал свое имя, поэтому они между собой называли «Шишман» (толстяк в переводе с турецкого).

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Клапп отправил Зиндашти десяток портретов греков соответствующего телосложения, и тот отметил фотографию Маринакиса, заявив, что на встрече был именно он.

Однако в 2021-м году отдел по борьбе с коррупцией Пирея заявил, что закрывает расследование о причастности Маринакиса к поставке героина на Noor One в связи с отсутствием улик. Следователи пришли к выводу, что единственная установленная связь, которая могла бы указывать на причастность Маринакиса – переводы денег Яннусакису, но они не имеют отношения к контрабанде наркотиков, а являются оплатой за услуги владельца Noor One по перевозкам нефти.

Маринакис как обычно обвинил в клевете политических оппонентов из левой партии СИРИЗА, находившейся у власти в Греции до 2019 года. Сам Эвангелис, в отличие от своего отца, не стремился к карьере в политике. Ограничился членством в городском совета своего родного города Пирея, но при этом в выборах участвовал как независимый кандидат.

Выше уже отмечалось, что Маринакис не скрывает правых взглядов, как и большинство его конкурентов-судовладельцев. Именно их называли важнейшими спонсорами греческой ультраправой партии «Золотая заря», лидеры которой обещали возвращение Греции диктаторского режима «черных полковников». Годы правления военной хунты (1967-74) были отличным временем для торгового флота: военные освободили судовладельцев от большинства налогов, запретили деятельность профсоюзов и коммунистических организаций, которые склонны организовывать забастовки по любому поводу и требовать постоянного повышения зарплаты рабочим.       

Партия «Золотая заря» родилась на основе одноименного журнала, который издавал греческий ультраправый политик Николаос Михалолиакос. Он призывал возродить великую Элладу, называл греков настоящими арийцами и обещал в случае прихода к власти вернуть в родную гавань исконно греческие земли, под которыми подразумевал Константинополь (ныне Стамбул) и большую часть турецкого побережья Средиземного моря.

В 1993 году он зарегистрировал «Золотую зарю» как политическую партию. Первое десятилетие ее сторонников воспринимали как маргиналов, однако во время экономического и политического кризиса к «Золотой заре» пришел успех – она получила 7% на национальных выборах в 2012 году и впервые пробилась в парламент.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Успех обеспечила критика политики Евросоюза, обещание остановить поток мигрантов в страну и навести жесткий порядок на улицах. С подобными программами в те годы выступали многие правые евроскептики, набиравшие популярность в странах старой Европы. Но даже на фоне идеологических союзников типа «Национального фронта» Мари Ле Пен «Золотая заря» выглядела чересчур радикально. Ее сторонники в черной военной униформе устраивали факельные шествия под флагом с символом, напоминающим свастику, организовывали ночные рейды с избиениями мигрантов и левых активистов.

По данным социологических опросов, электоральную базу «Новой зари» составляли сотрудники полиции (около 50% полицейских голосовали за партию на выборах в середине 2010-х) и футбольные фанаты, среди которых особо выделялись члены группировок «Олимпиакоса», что рождало слухи о финансовой поддержке Маринакиса.

В 2014 году «Золотая заря» поддержала присоединение Крыма к России и создание народных республик на Донбассе. Майдан в Киеве руководители партии назвали следствием «сионистского заговора». Это прибавило партии голосов на выборах в Европарламент – в 2014 году «Золотая заря» получила 9%. Однако имидж был настолько одиозным, что российский МИД поспешил откреститься от таких сторонников, причислив партию к списку организаций, исповедующих идеи неонацизма, расовой и национальной исключительности.

Это произошло уже после ареста лидеров «Золотой зари» Михалолиакоса и еще шести депутатов греческого парламента. Это случилось после того, как член «Золотой зари» Йоргос Рупакиас зарезал на улице популярного рэпера Павлоса Фиссаса, известного своими антифашистскими взглядами. Следствие установило, что убийца музыканта обсуждал нападение с товарищами по партии.

Судебное разбирательство продолжалось семь лет. В 2020-м суд признал «Золотую зарю» преступной организацией, действующей под прикрытием политической партии. Лидер партии Михалолиакос получил 13 лет тюрьмы. Еще до окончания процесса Эвангелос Маринакис открестился от любых ассоциаций с «Золотой зарей» и выступил с публичным осуждением актов правого террора на улицах греческих городов.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Первые четыре года Маринакиса в Ноттингеме казались продолжением эры Аль-Хасави. Новый владелец легко увольнял тренеров – за пять лет через команду прошли шесть специалистов, а инсайдеры сообщали о токсичной атмосфере в раздевалке и клубе. Даже клубная легенда Мартин О`Нил, дважды бравший с «Ноттингем Форест» Кубок европейских чемпионов и добивавшийся успехов в качестве тренера с «Лестером» и «Селтиком», продержался в клубе всего полгода.

Перед началом прошлого сезона фанаты «Форест» уже не ждали ничего хорошего. Руководство, обещавшее в 2017-м возвращение в еврокубки через пять лет, объявило о новой стратегии – ввели потолок зарплат не более 18 тысяч фунтов в неделю и перестроили трансферную политику. Теперь отдавали приоритет молодым игрокам, которых можно выгодно продать.

Звучало неплохо, но за этим могла скрываться тотальная экономия и отказ от высоких задач, к тому же «Ноттингем» выдал ужасный старт, взяв одно очко в семи первых матчах. Было ясно, что команду ждет борьба за выживание в Чемпионшипе, но тут случилось чудо в лице нового тренера Стива Купера. Он выдал серию из 16 игр всего с одним поражением. Дальнейшее известно – клуб гарантировал участие в плэй-офф, а затем вернулся в АПЛ спустя 23 года, впервые за долгое время превратив печальный «Сити Граунд» в счастливое место.

Купер уже приступил к поиску новичков под Премьер-лигу, а Маринакиса ждет тест на соответствие критериям АПЛ для владельцев.

Эту процедуру ввели в английских лигах и Шотландии в 2004 году, спустя год после покупки Романом Абрамовичем «Челси». Цель – оградить британский футбол от недобросовестных собственников. Причем понятие недобросовестности трактуется достаточно широко.

Претенденты на покупку клуба не должны иметь непогашенных судимостей, связей с договорняками, запретов на въезд в Великобританию или отстранений от футбольной деятельности в любой стране. Одновременное владение двумя английскими клубами запрещено.

От богача-карикатуры из Кувейта до огромного грека, которого обвиняли в наркотрафике: большая история «Ноттингем Форест»

Потенциальный владелец обязан предоставить АПЛ любую информацию, которую лига посчитает важной. При этом лига вправе не квалифицировать претендента, если что-то из запрошенной информации покажется ей ложной или вводящей в заблуждение.

После шума из-за приобретения «Ньюкасла» членами Саудовской королевской семьи АПЛ пообещала включить в число критериев отсутствие претензий в нарушении прав человека.

За всю историю существования теста было три случая, когда АПЛ отказывала потенциальным собственникам. 

• В 2009 году бизнесмен Стив Воган был вынужден продать клуб «Честер Сити», которым владел с 2001 года, после запрета на ведение любой бизнес-деятельности в спорте из-за вскрывшегося мошенничества с НДС на посту руководителя регбийного клуба «Викингс».

• В 2014 году участник бойз-бэнда One Direction Луис Томлинсон не прошел тест при попытке купить свой любимый клуб «Донкастер Роверс» – на его счетах оказалось недостаточно средств для его финансирования.

• Но самая известная история – запрет шотландскому бизнесмену Крейгу Уайту на владение «Глазго Рейнджерс». Весной 2011-го он приобрел испытывавший финансовые проблемы клуб с обещанием найти средства, чтобы спасти «Рейнджерс» от банкротства. Осенью на BBC вышло расследование, что Уайт получил запрет на управление бизнесом из-за участия в деле о преднамеренном банкротстве коммерческой компанией за семь лет до этого. Он скрыл эту информацию от шотландской Премьер-лиги. Пока шел скандал, «Рейнджерс» обанкротились и опустились в четвертый шотландский дивизион.

Эвангелос Маринакис уже проходил тест на соответствие, когда покупал «Ноттингем Форест» в 2017 году. Но теперь его будет проверять АПЛ, а не Английская футбольная лига, одобрившая сделку на фоне свежих скандалов с договорными матчами в Греции и подозрений в причастности к наркотрафику. Формально к Маринакису не может быть претензий – его ни разу ни за что не осудили.

Но АПЛ после дел Абрамовича и саудовцев из «Ньюкасла» обещала проверки построже. Что скрывается за этим обещанием?

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9 − 8 =