В субботу сборная России играет в Бишкеке с Кыргызстаном. Все последние дни оттуда тоже доносились тревожные новости – на границе с Таджикистаном вспыхнул самый масштабный и кровопролитный конфликт за всю историю непростых отношений между странами. 

Боестолкновения начались 14 сентября накануне саммита ШОС в Самарканде и продлились до 19 сентября. Самая горячая фаза случилась в первые два дня по всей линии границы – стороны обвиняют друг друга в использовании танков, минометов, реактивной артиллерии и боевых беспилотников.

Кыргызстан сообщил о 62 погибших кыргызстанцах, около 200 раненых и больше 140 тысячах эвакуированных, Таджикистан официально подтвердил гибель 41 таджикистанца. В понедельник в Кыргызстане объявили день национального траура. 

В тот же день Кыргызский футбольный союз заявил, что напряжение не скажется на товарищеском матче с Россией: «Угроз, если вы имеете в виду приграничное вторжение соседней республики, нет. Территориально это находится в другом уголке страны. Все идет по предварительному обсуждению с российской стороной. В планах есть проведение игры».

Сейчас сборная России в Бишкеке, матчу ничего не угрожает. Обстановка на границе тоже относительно спокойная. Рассказываем, что же там произошло. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

По версии погранслужбы Кыргызстана, конфликт начался после того, как таджикские пограничники заняли новые позиции в Баткенской области в нарушение ранее достигнутых договоренностей. В ответ на требования покинуть территорию – противник открыл огонь. 

Таджикистан, напротив, обвинил в провокации кыргызскую сторону. По их версии, кыргызы первыми обстреляли таджикскую погранзаставу. 

Руководство обеих стран обвинило друг друга в заранее спланированной вооруженной агрессии. Секретарь Совбеза Кыргызстана Марат Иманкулов не исключил, что для столкновений Таджикистан привлек представителей экстремистских и террористических организаций. По словам главы кыргызского ГКНБ Камчыбека Ташиева, участие лиц без опознавательных знаков отличает нынешний конфликт от предыдущих. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

Здесь стоит отметить, что из Таджикистана сложнее получать достоверную информацию, так как там довольно жесткий авторитарный режим. Президент Эмомали Рахмон руководит страной 28 лет и имеет официальный титул «Основатель мира и национального единства – Лидер нации». В отличие от коллеги из Кыргызстана, Рахмон ни разу не прокомментировал ситуацию, не выразил соболезнований семьям погибших, не говоря уже об объявлении национального траура. 

Таджикское медиапространство практически полностью под контролем государства. В индексе свободы прессы по версии организации «Репортеры без границ» Таджикистан занимает 152-е место из 180, тогда как традиционный лидер региона по свободе слова Кыргызстан – 72-й.

Конфликты на кыргызско-таджикской границе – частое явление. По данным властей Таджикистана, за последние 12 лет на границе произошло больше 230 инцидентов с применением оружия. 

Это вызвано тем, что делимитированы только около 600 километров из общей протяженности границы в 970 км. Остальные участки спорные: Таджикистан ссылается на советские карты 20-х и 30-х годов прошлого века, а Кыргызстан уверен в правильности карт 50-х годов. 

Ситуация осложняется тем, что на территории Кыргызстана существуют 2 анклава Таджикистана и 4 Узбекистана, которые появились еще в советское время. Все они расположены внутри Баткенской области на юге Кыргызстана, которая сама практически со всех сторон окружена соседями. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

Главное напряжение исходит от двух самых крупных анклавов – Сох (Узбекистан) и Ворух (Таджикистан). Ниже карта, на которой можно рассмотреть все анклавы (источник: BBC).

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

• Сох принадлежит Узбекистану, но 99% населения там составляют таджики. А это минимум 60 тысяч человек. Анклав пересекается главной магистралью из кыргызского Баткена в Ош.

Иногда после конфликтов Кыргызстан закрывает дорогу в узбекский город Риштан, что заставляет жителей ездить в два раза дольше в объезд. А так как границы четко не очерчены, то конфликты там вспыхивают регулярно. Чаще всего из-за доступа к источникам воды.

• Но самая горячая точка в регионе – Ворух. Именно вблизи него вспыхнули недавние боестолкновения. В Ворухе проживает порядка 35-40 тысяч человек, 95% из которых таджики. Жители анклава и прилегающих территорий обвиняют друг друга в заселении спорных территорий. Кроме того, есть традиционный конфликт за воду и дороги. 

Например, обе стороны претендуют на водозабор Торткульского водохранилища. С его помощью можно контролировать реку, которая обеспечивает водой земледельцев обеих стран.

Однако главная сложность делимитации на этом участке – дорога, которая соединяет Ворух с Таджикистаном. По ранним советским картам она относилась к территории Таджикской ССР, а по более поздним – это территория Киргизской ССР. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

Сложность в том, что из-за непроходимых гор на юге этот участок дороги – единственный, по которому можно добраться из отдаленного Лейлекского района Кыргызстана в Баткенский. В случае если он будет передан Таджикистану, по сути в анклав превратится уже Лейлекский район, где отрезанными от Кыргызстана окажутся больше 100 тысяч его граждан.

«Проблема, конечно, очень серьезная. Раньше Ворух не был анклавом. Он действительно был частью таджикской территории, – отмечает эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. – Ну а потом, в 50-е годы кыргызские власти, между прочим, волевым решением его [Ворух] сделали анклавом, чтобы иметь возможность провести дорогу в свой Лейлекский район. 

Прямой дороги через свою территорию в этот район не имели, туда можно было попасть только через горные хребты. Понятно, что это невозможно. И это решение кыргызских властей не было согласовано в свое время с Таджикистаном. И Москва не приняла это решение. И оно так и осталось до 1991 года [распада Союза]. А сейчас это стало чудовищной проблемой».

Теперь градус напряжения настолько высок, что конфликты вспыхивают по любому поводу: из-за установки флагштока в неположенном месте, укладки асфальта на спорном участке или продажи газа на заправке не тем гражданам. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

• В Кыргызстане есть еще 4 небольших анклава – таджикский Кайрагач и узбекские Чон-Гара,  Джангаил и Шахимардан. Кыргызско-узбекские отношения тоже периодически накаляются – границы некоторых анклавов некоторое время даже были заминированы. Бедность, коррупция, межнациональные трения, куча погранпостов – то, что сопровождает эти территории уже много лет.

В Узбекистане два анклава – Барак (принадлежит Кыргызстану) и Сарвак (Таджикистан). Итого на пересечении границ трех государств расположено сразу 8 анклавов, 6 из которых в Кыргызстане. Все осложнено тем, что этот регион, Ферганская долина, – самый густонаселенный в Центральной Азии. Дефицит воды, земли и слабо очерченные границы провоцируют постоянные конфликты.

В первую очередь, из-за стратегического значения спорных участков, ведь кому они принадлежат – тот и управляет водными ресурсами, транспортными артериями и немногочисленными пастбищами.

В разгар последних столкновений президенты Кыргызстана и Таджикистана вместе находились на саммите ШОС в Самарканде. И даже после их договоренности прекратить огонь стороны еще несколько дней постреливали. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

Таджикский политолог Парвиз Муллоджанов считает, что при желании найти решение можно. Его слова передает «Коммерсант»: 

«Есть три кластера вопросов: принадлежность относительно небольших участков вокруг Воруха, дорога между Ворухом и Таджикистаном, а также отсутствие договоренностей и механизма по распределению водных ресурсов. Решение этих проблем требует долгого и последовательного переговорного процесса, но достижение договоренностей вполне возможно. 

Скажем, можно разработать механизм совместного экономического использования спорных участков. Механизм распределения воды был отработан еще в советское время – его следует лишь адаптировать к новым условиям. В международной практике можно найти примеры по решению транспортных проблем в трансграничных зонах, по особому статусу дорожной инфраструктуры и так далее».

Политолог Аркадий Дубнов предполагает, что хаос на границе выгоден местным авторитетам и контрабандистам. Если раньше конфликты начинались со стычек местного населения, то последний вспыхнул вообще без явных причин. 

Перед матчем с Россией в Кыргызстане неспокойно. Что там за конфликт с Таджикистаном?

«Возникает ощущение, что единственная цель этого мероприятия – поддержать достаточно высокий уровень хаоса, который нужен местным авторитетам для утверждения своего влияния, сохранения маршрутов наркотрафика, контрабанды и так далее. А цена человеческой жизни в регионе настолько ничтожна, что ею можно пренебречь», – передает РБК слова Дубнова. 

Сейчас Кыргызстан и Таджикистан пришли к худому миру, но последние события показывают, что градус напряжения только возрастает. В самом крупном прошлогоднем конфликте погибло 55 человек, в этом – уже как минимум 103.

Тем временем лидеры не намерены идти на уступки и говорят все более воинственно. Когда в прошлом году в Кыргызстане предложили Таджикистану зафиксировать Ворух в качестве анклава или обменять его на равнозначную территорию, президент Эмомали Рахмон приехал в Ворух и заверил жителей, что никакого обмена быть не может. 

А вот как президент Садыр Жапаров на днях отреагировал на вопрос о том, можно ли отдать спорные участки, чтобы решить конфликт: «Я не такой предатель, как прежние, чтобы отдать земли и решить вопрос границы. Мы должны бороться за каждый сантиметр земли до последней капли крови. Земля Кыргызстана – это не чья-то собственность. Наши предки не жалели за нее свои жизни, и мы не будем жалеть».

Эксперт по странам Центральной Азии Темур Умаров отмечает, что сейчас уже невозможно о чем-то договориться за закрытыми дверьми и поставить население перед фактом. Слишком чувствительный вопрос для обеих сторон: 

«В Киргизии это может привести к новому перевороту, а в Таджикистане – серьезно подорвать авторитет Рахмона как защитника таджиков всего мира, который он строил всю жизнь».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двенадцать − 9 =