В конце восьмидесятых Харин считался самым талантливым молодым вратарем СССР.

– Он занял мое место после того, как я подвернул голеностоп, но и так был талантливее меня, так что дело не в моей травме, – говорил мне конкурент Дмитрия в «Торпедо» Валерий Сарычев. – Я видел, как Харин прогрессировал, и считал, что он вырастет в одного из лучших вратарей Европы, но, как мне кажется, после ухода из «Торпедо» он перестал расти.

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

– Не в этом дело. До этого Димка ошибся в Киеве, где отбил мяч на ногу Яремчуку и мы упустили победу. В Тбилиси тоже выронил мяч из рук, добивание – гол, и мы опять без очков. 

На последний тур Иванов поставил меня, мы обыграли «Гурию» 3:0, вышли в еврокубок, зимой полетели в Марокко и узнали, что Харин ушел в московское «Динамо». 

Я был в шоке, ведь на Димку очень рассчитывали, дали ему, пацану, однокомнатную квартиру в Москве, а он ушел. И в «Динамо» проиграл конкуренцию Сашке Уварову. 

В 1988-м Харин стал олимпийским чемпионом Сеула, где футбольная сборная жила на теплоходе «Михаил Шолохов». 

«Тренировались там же – на корабле, – сообщил мне дублер Харина в Сеуле Алексей Прудников. – Вешали сетку и рубцевались. А мы с Димкой Хариным дополнительно играли по бразильской системе. Один становился рядом со стеклом, а второй бил. Нужно было обязательно ловить. Ни одного стекла не побили.

Чествование было там же. После полуфинала собрали деньги в рюкзак Валерке Сюткину и отправили его собирать банкет».

Вскоре после гола Савичева на 103-й минуте французский судья Биге свистнул. Защитник Гела Кеташвили закричал от счастья и бросился обнимать партнеров: «Почему вы не радуетесь? Все! Победа!» – «С ума сошел? Еще второй тайм играть». 

Еще жестче на Кеташвили – во время игры – орал Харин. Это тоже попало в трансляцию, и в «Динамо» пришло письмо от учительницы из глубинки. Она напомнила Харину, что футбол смотрят дети. Дмитрия хотели лишить звания заслуженного мастера спорта, но все же простили.

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

В 1990-м Дмитрий порвал кресты, пропустил полгода, а после возвращения заменил погибшего вратаря Михаила Еремина в ЦСКА Садырина. 

«Основа тогда уехала на товарищеские матчи, а Дима набирал форму во второй команде, – вспоминал помощник Мурашко Анатолий Коробочка. – Как же он вкалывал! Просил ребят после тренировки: «Останьтесь! Побейте мне» – «Не, мы в душ». Но Дима требовал: «Оставьте мне троих!»

Я звал его на обед, а он: «Идите без меня. Я не голоден. Лучше поработаю». Так и восстановился». 

С приходом Харина ЦСКА не проигрывал до конца октября-1991 и стал чемпионом, а через год не пустил «Барсу» – действующего обладателя Кубка чемпионов – в групповой раунд. 

Тогда же Харин подписал контракт с «Челси». За ним давно следил тренер вратарей «синих» – валлиец с украинскими корнями Эдди Недветски.

«Харина продали в «Челси» за восемьсот тысяч фунтов, – говорил мне селекционер ЦСКА Степан Крисевич. – Диму я, кстати, спас. В «Динамо» он получил травму и валялся никому не нужный. Я отвез его в Германию, заплатил пять тысяч долларов за операцию и реабилитацию, после чего забрал в ЦСКА».

О съемках рекламы «Сникерса» Харин рассказывал: «Снимали в Англии, работать пришлось на ужасно грязном поле, хотя рядом была поляна с отличным газоном. Спрашиваю организаторов: «Почему бы нам не перебраться на соседнее поле?» – «Натуральность нужна. Мы снимаем для России, а у вас все газоны низкого качества»

В группе ЛЧ Харин сыграл за ЦСКА только один тайм. 

«Диму в Брюгге я сам снял с игры, – рассказал мне тренер ЦСКА-92/93 Геннадий Костылев. – Он выбил палец в первом тайме и прибежал в раздевалку: «А-а-а, караул! У меня же контракт с «Челси»!» 

Я подошел к нему: «Не позорься. Ты ж у меня с детства играл и всегда был примером. Олимпиаду смотрел? Женщины в волейбол с перебитыми пальцами играют. Женщины!» – «Но у меня контракт». – «Тогда раздевайся и езжай в свою Англию». 

Выпустил второго вратаря Гутеева, а он так растерялся, что выбежал на поле в тапках. Пришлось переобуваться – второй тайм задержался на три минуты, и из-за этого нас оштрафовали на несколько тысяч». 

Перед медосмотром в «Челси» Харин затейпировал палец, но – зря волновался: «Проверяли голеностопы, колени, тазобедренные кости, – вспоминал Дмитрий. – Пальцы почему-то не исследовали, а я не настаивал – мне-то играть как можно быстрее хотелось. 

Поначалу работал через боль, после тренировок палец опухал. Но я привык, когда надо, и с вывихнутыми пальцами играть, и со сломанными. Ничего страшного. И постепенно прошло».

Харин приехал в «Челси», который всего три года как вернулся из Второго Дивизиона. 

Владелец клуба Кен Бейтс для списания долгов тихо ликвидировал Chelsea Football and Athletic Club и перевел все активы (включая игроков) в новую компанию – Chelsea Village. 

А после 11-го места в сезоне-90/91 нанял тренером Иана Потрерфилда, который, по словам хавбека Денниса Уайза, сначала был слишком добр с игроками и выпивал с ними в баре, а незадолго до приезда Харина публично обвинил вратаря Бизанта в голах от «Норвича» и потерял доверие команды.  

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

Но Харин не сразу заменил Бизанта: два месяца ждал оформления рабочей визы, жалел, что так рано свинтил из ЦСКА, и играл за резервистов «Челси» – да и там случилась заминка. Точнее – ураган.

«Приехали на игру, по-моему, с «Уотфордом», вышли на разминку, и судья минут за 45 до начала матч отменил, – говорил Харин Игорю Рабинеру. – Мяч просто висел в воздухе. А я должен был первый раз выйти в составе.

К этому я отнесся спокойно. Ситуация с рабочей визой волновала больше. Правила-то были драконовскими. На какой бы срок ты ни заключил контракт, если за год сыграл меньше 70 % матчей за клуб – до свидания, рабочую визу не продлят, а контракт расторгнут. Поэтому первые 3-4 года в Англии я не обращал внимание ни на какие сломанные пальцы». 

Были и приятные сюрпризы. О Харине в Лондоне заботились не только руководители клуба (устроили ребенка в детсад, предоставили дом, а когда его обчистили – компенсировали украденное), но и воспитанник клуба Фрэнк Синклейр – ухаживал за бутсами и формой. 

Другой юниор – Джон Терри – помогал Деннису Уайзу, но и с Дмитрием был близок. Осенью 1998-го Терри дебютировал в «Челси» как раз с Хариным в воротах, но еще раньше получил от него много ценных советов во второй команде. 

«Он молодой парень, 17 лет, – говорил Харин. – Играет перед тобой последнего защитника. Идет длинная передача, кричу: «Take your time!» To есть соперников вокруг нет, играй спокойно. А он как долбанет мяч головой метров на 50! 

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

После игры подхожу: «Джон, зачем я стою за тобой? Не только чтобы мячи отбивать, а еще чтобы тебе подсказывать. Что ты должен сделать, когда я тебе кричу: «Один»? Терри думает-думает: «Наверное, принять мяч на грудь». – «Правильно. Прими на грудь, положи на землю». 

Другая ситуация. Идет прострельная передача. Объясняю ему после игры: «Джон, защитник хорош умением не только разрядить ситуацию, но и сохранить мяч, начать атаку. Вот ты прервал прострел. Что дальше?»

Он: «Выбью его». Говорю: «Выносить на 40-50 метров – это в крайнем случае. Ведь это то же самое, что отдать мяч сопернику. Ищи полузащитника! Отдал мяч – пошла игра».

Если Терри застал позднего Харина, то его партнер по сборной нулевых Питер Крауч видел Дмитрия на пике – финалистом Кубка Англии-1994 и лучшим игроком «Челси»-93/94 по версии болельщиков. 

«В детстве я подавал мячи на «Стэмфорд Бридж» и был большим поклонником Дмитрия Харина, а также его шевелюры и спортивных штанов, – сообщил Питер Крауч в книге «Каково быть футболистом», – После суровых русских зим он решил, что шорт вратарю недостаточно».

Харин играл в штанах и на американском ЧМ-1994, где все изнемогали от жары. Накануне матча с Бразилией Дмитрий внезапно увидел на трибуне стадиона Стэнфордского университета владельца «Челси» Кена Бейтса. 

«Идет Бэйтс с нарядной женой по трибунам, помахивает конвертом и кричит на весь пустой стадион: «Рашки!» Так он меня называл, – вспоминал Харин. – Кричу ему: «Кен, ты мне чек принес?» И слышу: «Нет, рабочую визу. Чтобы в Россию обратно не уехал».

Харин остался в «Челси» и хорошо начал сезон – с отраженного пенальти в игре Кубка Кубков с чешской «Викторией». 

А через полгода к Дмитрию обратился индийский организатор договорняков Уилсон Перумал. В автобиографии он рассказал: 

«После тренировки мы дождались Харина на парковке:

— Привет. Можно сфотографироваться? Не подвезете нас?

— Залезайте, подвезу.

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

В машине мы перешли к делу:

— Мы заплатим 60 тысяч долларов, если вы проиграете следующий матч, — сказал я и показал деньги.

Харин сохранял спокойствие.

— У меня была долгая карьера в «Челси». Не думаю, что сделка пойдет мне на пользу. Во время чемпионата мира в США многие предлагали мне сдать матч, но я хочу сосредоточиться на остатке карьеры.

Он высадил нас. Мы быстро скрылись» 

Харин был основным вратарем «Челси» до осени 1996-го. Здорово начал сезон-96/97 (три игры на ноль в четырех турах), но в первом тайме матча с «Шеффилд Уэнсдей» снова порвал кресты. 

«Было очень больно, – жаловался Харин. – Колено так опухло, что я две недели ждал артроскопии. Зато после новой операции чувствовал себя лучше, чем после первой, когда повредил то же колено. Теперь я могу сгибать ногу, ходить, делать упражнения. А в прошлый раз три месяца ничего не делал». 

Осенью 1996-го «Челси» взял норвежского вратаря Грудоса, а летом 1997-го – голландца Де Гуя. Харин же пропустил 14 месяцев. 

«У меня еще тогда [осенью 1996-го] мелькнула мысль: «Что-то у меня все быстро заживает, шовчик после операции совсем маленький – как бы реабилитация не затянулась», – говорил Харин в августе 1998-го. – Врачи говорили: «6-7 месяцев, и выйдешь на поле». Но после 6-7 месяцев я начал только нормально ходить.

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

Каждый день приезжал на базу «Челси» и в то время, как все выходили на поле и работали с мячами, сидел на тренажерах, делал разгибания, крутил велосипед.

Иногда после этих бесконечных тренажеров возвращаешься домой и думаешь: «Пропади все оно пропадом». Но потом вспоминаешь, что должен кормить семью, что нужно помогать родителям, которые живут в Москве, и снова берешь себя в руки. 

Моя жена Лиля была как раз тем человеком, с которым я мог поделиться проблемами. Даже не представляю, как бы я вынес эти 14 месяцев, будь я один в Англии».

Задело Харина и то, что тренер «Челси» Руд Гуллит только раз за 14 месяцев спросил: «Как колено?» А в конце 1997-го предложил сыграть за резервистов и, услышав жалобу на боль при прыжке, недовольно сказал: «Ну и что? У всех болит».    

Сменивший Гуллита Виалли выпускал Харина во второй половине сезона-97/98, но победные финалы Кубка Англии и Кубка Кубков Дмитрий смотрел с трибуны. 

Летом 1998-го он регулярно выходил в товарищеских матчах, но за пару дней до первого тура Виалли огорошил: основной Де Гуй, второй – Хичкок. А Харин слишком силен для резервиста, поэтому будет играть за вторую команду. 

«Я провел на глазах у Виалли всю предсезонку, и претензий ко мне не было, – вспоминал Дмитрий. – К сожалению, кто из нас основной вратарь, решилось не на футбольном поле. 

В прошлом сезоне у нас с Де Гуем произошел конфликт. В одной из игр, когда Хичкок получил травму, я был дублером голландца. На тот момент посчитал это успехом, поскольку не играл полтора сезона. Появилась надежда, что я вернулся в команду. 

Первый русский в «Челси»: отказался сдавать матч за 60 тысяч $ и учил Терри начинать атаки. Крауч фанател от его прически и штанов

Каково же было мое удивление, когда в следующем матче против «Уимблдона» я не увидел себя в протоколе. Позже узнал, что после игры с «Шеффилд Уэнсдей» Де Гуй разговаривал с тренерами и обвинил меня в том, что я плохо разминал его перед матчем. По этой причине он хотел видеть за своей спиной Хичкока».

После этого интервью Алексею Матвееву Харин остался в «Челси» на год – в последнем туре сезона-98/99 Виалли благородно дал ему 90 минут, но ранее выпускал только в Кубке Лиги и первой игре Кубка Кубков. 

Дальше Харин ушел в «Селтик» и снова порвал кресты, а после возвращения поссорился с тренером Мартином О’Нилом из-за упреков в лени. Наигравшись, Дмитрий устроился в «Лутон», где работал его партнер по «Челси»-92/93 Мик Харфорд, и с тех пор тренирует вратарей в маленьких английских клубах. С 2019-го – в «Хемел Хемпстед Таун» из шестой лиги. 

После разговора с «Советским спортом» в 2013-м Харин не дает интервью, но в Англии его все равно часто вспоминают: Дмитрий – один из лучших в истории АПЛ по проценту (45,5) отраженных пенальти – взял 5 из 11. 

: РИА Новости/Сергей Величкин, Владимир Родионов, Игорь Уткин; twitter.com/ChelseaFC; Gettyimages.ru/John G/Allsport/Getty Images/Hulton Archive, Shaun Botterill/Allsport, Pete Norton

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 + 19 =